− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

30 января 2015 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь по делу в отношении Б.

Постановлением районного суда от 27 февраля 2014 г. Б. на основании ст. 91 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким наказанием – ограничением свободы на срок 2 года 3 месяца и 28 дней с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

Постановлением президиума областного суда от 3 октября 2014 г. протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на отмену постановления районного суда от 27 февраля 2014 г. оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад председательствующего – судьи Верховного Суда Республики Беларусь, выступление прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору районного суда от 24 сентября 2009 г. Б. осужден по ч. 3 ст. 328 УК на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях усиленного режима с конфискацией имущества.

Постановлением районного суда от 27 февраля 2014 г. Б. на основании ст. 91 УК неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким наказанием – ограничением свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа на срок 2 года 3 месяца и 28 дней.

В протесте заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и передаче материалов на новое судебное разбирательство, поскольку выводы о том, что Б. твердо стал на путь исправления, не основаны на объективных данных. Выводы аттестационных комиссий противоречивы, а представление исправительной колонии № 19 о замене неотбытой части наказания более мягким объективно не отражает данных о поведении Б. во время отбывания наказания.

О необоснованности решения суда свидетельствует и поведение Б. при отбывании наказания в виде ограничения свободы. Он допустил нарушение, выразившееся в несвоевременном возвращении в исправительное учреждение.

Такое поведение осужденного в совокупности с другими данными опровергает выводы суда о достижении Б. указанной степени исправления.

При рассмотрении судом представления администрации исправительного учреждения допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

Рассмотрев дело и обсудив протест, судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии со ст. 91 УК лицам, осужденным к лишению свободы, неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким наказанием. Замена неотбытой части наказания более мягким наказанием может быть применена лишь к твердо вставшему на путь исправления осужденному после фактического отбытия им не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.

По приговору районного суда от 24 сентября 2009 г. срок отбывания наказания Б. исчислен с 26 июня 2009 г.

Поскольку по состоянию на 26 февраля 2014 г. Б. с учетом применения к нему положений законов об амнистии от 1 июля 2010 г. и 9 июля 2012 г. отбыл более двух третей срока наказания, назначенного ему по приговору, администрация исправительной колонии обратилась в суд с представлением о замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы на более мягкое наказание в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

Принимая решение о замене Б. неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким наказанием – ограничением свободы, суд в постановлении указал, что осужденный в период отбывания наказания имел одно дисциплинарное взыскание, которое снято в установленном законом порядке. В настоящий период времени характеризуется положительно, к работам по коллективному самообслуживанию относится добросовестно, мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, делает правильные выводы, в совершенном преступлении раскаивается.

Установленные судом обстоятельства позволили прийти к выводу о том, что Б. твердо стал на путь исправления. Поэтому доводы, изложенные в протесте, о том, что эти выводы суда не соответствуют фактическим данным, нельзя признать обоснованными.

Согласно ч. 3 ст. 116 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) ставшим на путь исправления может быть признан осужденный, если он принял письменное обязательство о правопослушном поведении, добросовестно относится к труду или учебе, выполнению работ по коллективному самообслуживанию, уборке и благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий и проявляет полезную инициативу в иной общественно полезной деятельности, а осужденный, не погасивший ущерб, причиненный преступлением, – если он также принял все зависящие от него меры по возмещению ущерба.

В соответствии с ч. 4 ст. 116 УИК твердо ставшим на путь исправления может быть признан осужденный, если его поведение соответствует критериям, указанным в ч. 3 ст. 116 УИК, и свидетельствует об устойчивом стремлении к правопослушному поведению.

Согласно ч. 1 ст. 116 УИК степень исправления осужденного к лишению свободы определяется администрацией исправительного учреждения по результатам аттестации осужденного на основании всестороннего изучения его личности и оценки поведения в период отбывания наказания в части соответствия осужденного критериям, предусмотренным чч. 3–5 данной статьи.

Из материалов дела следует, что вывод комиссии исправительной колонии о том, что Б. твердо стал на путь исправления, основан на всестороннем изучении его личности, оценке поведения в период отбывания наказания, соответствует критериям, предусмотренным ч. 4 ст. 116 УИК, и свидетельствует о том, что он доказал свое исправление и у него сформирована готовность вести правопослушный образ жизни.

За период отбывания наказания Б. 17 раз поощрялся администрацией исправительного учреждения за активное участие в общественной жизни и добросовестное отношение к труду.

Доводы протеста о том, что выводы аттестационных комиссий противоречивы, а представление о замене неотбытой части наказания более мягким объективно не отражает данных о поведении Б. во время отбывания наказания, не соответствуют фактическим данным.

Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 10 ноября 2010 г. № 353 утверждена Инструкция о порядке аттестации осужденных к наказаниям в виде ареста и лишения свободы, согласно которой комиссия исправительного учреждения по результатам аттестации может признать осужденного твердо ставшим на путь исправления или не признать его таковым с учетом требований ст. 116 УИК. При этом комиссия может установить срок повторной аттестации осужденного, но не ранее чем через один месяц и не позднее чем через двенадцать месяцев после ее проведения.

Как следует из материалов дела, в отношении Б. неоднократно проводились аттестации.

Комиссия исправительной колонии 26 февраля 2014 г. с учетом установленных законом критериев и степени исправления Б. обоснованно приняла решение о том, что осужденный твердо стал на путь исправления.

У суда не имелось оснований считать такое решение аттестационной комиссии неправильным.

Прокурор, принимавший участие в рассмотрении дела, дал заключение о возможности замены неотбытого Б. наказания в виде лишения свободы более мягким наказанием – ограничением свободы.

Осужденный Б. с 17 марта 2014 г. отбывает наказание в виде ограничения свободы. Администрацией исправительного учреждения открытого типа он характеризуется положительно, к дисциплинарной ответственности не привлекался.

Ссылка в протесте на то, что в период отбывания наказания в виде ограничения свободы Б. нарушил правила внутреннего распорядка, прибыв 17 августа 2014 г. в ИУОТ с опозданием, не опровергает вывод суда о достижении осужденным указанной степени исправления.

Как видно из материалов дела, осужденный заблаговременно уведомил администрацию исправительного учреждения о своем опоздании, в связи с чем к нему не применялись меры дисциплинарного воздействия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда считает, что по делу не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену состоявшихся судебных решений.

Осуждение Б. за особо тяжкое преступление не является основанием для отказа в замене неотбытого наказания в виде лишения свободы более мягким наказанием.

В судебном заседании заслушаны представитель исправительной колонии, осужденный Б., обозрены материалы дела, в которых содержатся сведения для принятия решения.

Из материалов дела следует, что от председателя наблюдательной комиссии администрации района г. Могилева поступило ходатайство о рассмотрении дела без его участия. С учетом мнения участников процесса судом было принято решение о разбирательстве дела в отсутствие представителя наблюдательной комиссии.

Отсутствие в постановлении суда указания о дате и месте рождения, гражданстве, месте жительства, занятии, образовании, семейном положении Б., а также указания на ст. 4022 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, которой определен процессуальный порядок разрешения судом вопроса о замене неотбытой части наказания более мягким, не является основанием для отмены постановления суда.

Данных о том, что постановление суда принималось не в совещательной комнате, материалы дела не содержат.

Таким образом, доводы, изложенные в протесте, не содержат оснований для отмены состоявшихся по делу судебных решений.

Руководствуясь ст. 412 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

 

определила:

 

Протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь оставить без удовлетворения.