− 
 − 

КОНСТИТУЦИЯ КАК ИСТОЧНИК ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЛУЖЕБНОЙ ТАЙНЫ

ЯХНОВИЧ О.И.,

главный инспектор Государственного таможенного

комитета Республики Беларусь

 

 

Материал подготовлен
с использованием нормативных
правовых актов по состоянию
на 22 мая 2019 г.

 

В настоящее время общественные процессы, протекающие в различных сферах человеческой деятельности, характеризуются, прежде всего, увеличением объемов информации. Очевидно, что отсутствие правил обращения с информацией приводит к неправомерным действиям с ней. Данная тенденция бросает вызов, в первую очередь, праву, т.к. именно оно призвано урегулировать отношения, возникающие при осуществлении таких процессов.

Получение, хранение и распространение информации затрагивает права и законные интересы граждан, в связи с чем возникает определенный риск их нарушения. Мероприятия, связанные с ограничением доступа к информации, предпринимаются или, по крайней мере, должны предприниматься именно с целью защиты прав и законных интересов, и никак с их ущемлением.

Необходимость правового регулирования служебной тайны, как одного из видов информации ограниченного доступа, обусловлена, прежде всего, реализацией одного из принципов правового государства – принципа правовой защищенности человека и гражданина. Аналогичную правовую гарантию предоставляет Конституция. Любому человеку в процессе социализации приходится, так или иначе, сталкиваться с различными общественными институтами (органами, организациями). Отношения по поводу информации, составляющей служебную тайну, возникают в результате функционирования (организации деятельности) органов государственной власти и местного самоуправления.

Еще философом И.Кантом [1] было отмечено, что «право есть ограничение свободы каждого условием согласия ее со свободой всех других…». Адаптируя данное утверждение в отношении служебной тайны, можно говорить о том, что принимая и используя те или иные меры правового регулирования и, в первую очередь, императивного регулирования, мы, ограничивая право других лиц на соответствующую информацию, тем самым обеспечиваем гражданскую свободу лицам – обладателям такой информации, сохраняя и возвышая таким способом человеческое достоинство. И к служебной тайне это имеет самое непосредственное отношение, т.к. одной из причин ее существования является, в том числе, необходимость правовой защиты достоинства и репутации отдельных лиц и недопущения неправомерного использования со стороны лиц, которым стала известна соответствующая информация, в силу обладания служебными полномочиями и осуществления ими своих служебных обязанностей.

Конституция, как фундаментальный и устанавливающий нормативный акт позитивного права, обладающий высшей юридической силой и, в наибольшей степени, содержащий именно морально-правовые нормы, должна, по нашему мнению, сыграть ключевую роль в окончательном становлении и оформлении такого правового феномена как «служебная тайна». Нормы, содержащиеся в Конституции, в связи с этим должны задавать тот необходимый вектор, который впоследствии позволит законодателю их развить уже в рамках отраслевого законодательства.

В системе иерархии источников позитивного права Конституция первостепенна в отношении иных нормативных актов. Такой аксиоматический статус обусловлен помимо прочего и тем фактом, что конституционно-правовые нормы представляют, в сущности, правовые идеи, определяющие сущность и назначение тех или иных правовых феноменов и явлений (в нашем случае, служебной тайны).

Анализируя содержание норм, зафиксированных, в частности, в Конституции Республики Беларусь [2], следует отметить, что отдельной статьи, или даже нормы, которая однозначно идентифицировала бы служебную тайну, нет. Тем не менее, исходя из того, что в основе служебной тайны лежит информация, образующаяся в результате деятельности должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, следует руководствоваться, в первую очередь, содержанием информационно-правовых норм рассматриваемого акта.

В частности, транспарентность деятельности органов государственной власти подчеркнута в ч. 4 ст. 7: «нормативные акты государственных органов публикуются или доводятся до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом».

Очень важной, с точки зрения правовой возможности легитимного существования служебной тайны и системы юридических тайн в целом, является норма ч. 1 ст. 23: «ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц». Как видим, ограничение прав и свобод личности, в том числе информационных, возможно исключительно посредством принятия закона, а не подзаконных актов.

Принцип неприкосновенности личности – один из главных информационно-правовых принципов в деятельности должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления – гарантирован в ч. 1 ст. 25: «государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности», а также нормой ст. 28: «каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь …».

Информационный характер деятельности органов государственной власти подчеркнут в ст. 34, текст которой условно можно разделить на три части:

· право граждан Республики Беларусь на информацию о деятельности органов государственной власти (ч. 1);

· юридическая обязанность органов государственной власти предоставлять гражданам Республики Беларусь информацию о своей деятельности (ч. 2);

· правовая возможность ограничения пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав (ч. 3).

При этом норма, зафиксированная в ч. 3 ст. 34, как и норма ч. 1 ст. 23 создает правовую возможность существования системы юридических тайн и служебной тайны, в частности.

Конституционно-правовые гарантии информационных отношений между органами государственной власти и гражданами положены в основу ст. 40 через соотношение «право-обязанность»:

· право граждан направлять личные или коллективные обращения в государственные органы;

· юридическая обязанность органов государственной власти рассмотреть обращение и дать на него ответ.

Норма ч. 2 ст. 59 обязывает органы государственной власти в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты информационных прав и свобод личности.

Таким образом, руководствуясь правовыми идеями, положенными в основу норм Конституции, законодателю предоставлено правомочие, с учетом свойств и признаков правового феномена, определять дальнейшие пути его развития. В отношении служебной тайны, в частности, при выборе метода правового регулирования соответствующих отношений, следует учитывать тот факт, что мы имеем дело здесь не только с информацией, касающейся деятельности должностных лиц органов государственной власти, но и с информацией, владельцем которой является физическое либо юридическое лицо, в отношении которого применение исключительно императивных норм неправомерно.

При этом, как верно отмечено Алексеевым С.С., одной из основных закономерностей развития правовой системы является требование соответствия правовых явлений фактическим общественным отношениям, включая в себя проблемы адекватности отражения общественных потребностей в нормах права, своевременного изменения законодательства, качества правового регулирования [3, с. 389]. Т.е., по сути, основываясь на правовой идее служебной тайны, законодатель должен впоследствии, при составлении норм, исходить из оценки правового состояния современного общества и тенденций его развития.

Резюмируя сказанное, Конституция, по нашему мнению, посредством своих норм, сформировала необходимые фундаментально-ценностные основы, заложила правовую идею служебной тайны, тем самым, дав необходимый импульс для ее последующего развития. Основной целью правового регулирования служебной тайны, по нашему мнению, должно являться установление правового порядка, означающее достижение состояния баланса прав и законных интересов, с одной стороны, граждан (иностранных граждан, лиц без гражданства) и лиц, обладающих служебными полномочиями и осуществляющих свои профессиональные обязанности, с другой. В этой связи, именно Конституция, как основополагающий нормативный акт государства, посредством своих норм должна привносить в соответствующий вид отношений те необходимые организованность и стабильность, которые позволят осуществить их эффективную эволюцию в будущем.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1. Кант, И. Сочинения в шести томах / И. Кант; под общ. ред. В. Ф. Асмуса, А. В. Гулыги, Т. И. Ойзермана. – М. : Мысль, 1963–1966. – Т. 4, ч. 2 : Метафизика нравов в двух частях. – С. 107–418.

2. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск : Амалфея, 2005. – 48 с.

3. Теория государства и права: учеб. для вузов по специальности «Юриспруденция» / С. С. Алексеев [и др.] ; отв. ред. В. Д. Перевалов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Норма, 2005. – 484 с.