ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

14 июля 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе С. на решение районного суда от 25.04.2016 по делу по иску С. к войсковой части об отмене дисциплинарных взысканий и восстановлении на службе, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи коллегии, объяснения кассатора С. и его представителя – адвоката М., поддержавших доводы кассационной жалобы, просивших решение суда отменить, возражения представителя ответчика войсковой части по доверенности Л., просившего решение суда оставить без изменения, мнение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

Истец С. в исковом заявлении и суду с учетом уточнений указал, что являлся военнослужащим с 2003 года. Приказом командира войсковой части от 16.02.2016 был уволен в запас по подп. 211.2 п. 211 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 25.04.2005 № 186 (в ред. от 23.02.2015) (далее – Положение о порядке прохождения военной службы), в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением условий контракта. Считает увольнение результатом предвзятого к нему отношения со стороны командира воинской части.

Основанием для увольнения послужили три дисциплинарных взыскания.

Приказом командира войсковой части от 21.12.2015 на него наложено взыскание в виде предупреждения о неполном служебном соответствии за нарушение порядка выезда за пределы гарнизона, а именно за то, что, находясь в очередном отпуске в июле 2014 года, он пересек границу Республики Беларусь без соответствующего разрешения. Между тем рапорт о том, что он выезжает за пределы Республики Беларусь, им был подан. Кроме того, считает, что истекли сроки для привлечения к дисциплинарной ответственности за данный проступок в силу п. 66 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26.06.2001 № 355 (в ред. от 04.09.2014) (далее – Дисциплинарный устав, Указ № 355).

Приказом командира войсковой части от 12.02.2016 ему объявлен строгий выговор за личную недисциплинированность, нарушение правил несения караульной службы.

Отрицает использование в ноябре–декабре 2015 года мобильного телефона в период несения караульной службы.

Приказом командира войсковой части от 16.02.2016 объявлен выговор за ненадлежащее знание Устава служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД Республики Беларусь (далее – УСБД). Данный приказ был объявлен устно командиром войсковой части в присутствии личного состава. На поставленный вопрос о перечислении правил УСБД он ответил правильно, причины для наложения взыскания не имелось.

Просил суд отменить дисциплинарные взыскания, восстановить его на службе в прежних должности и звании, а также взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула.

Решением районного суда от 25.04.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истец С. просит решение суда отменить как необоснованное, постановить новое решение, удовлетворив исковые требования. Ссылается на то, что судом не приняты во внимание его доводы о необоснованности примененных к нему дисциплинарных взысканий.

В письменных возражениях на жалобу ответчик просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, выслушав стороны, мнение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене ввиду нарушения порядка увольнения, судебная коллегия считает, что решение суда следует оставить без изменения.

Разрешая исковые требования, суд правильно руководствовался ст. 5 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК), подп. 211.2 п. 211 Положения о порядке прохождения военной службы, пп. 3, 15, 18, 21, 22, 35 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Устав внутренней службы), пп. 68, 69, 72, 77, 151, 153 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Устав гарнизонной и караульной служб) и пп. 44, 77 Дисциплинарного устава, утвержденных Указом № 355, ст. 1, 40 и 44 Закона Республики Беларусь от 05.11.1992 № 1914-XII «О воинской обязанности и воинской службе» (в ред. от 04.06.2015), Законом Республики Беларусь от 03.06.1993 № 2341-XII «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь» (в ред. от 15.07.2015).

Из материалов дела усматривается, что с С. был заключен контракт с 10.04.2014 сроком на три года о прохождении им военной службы во внутренних войсках МВД Республики Беларусь. Контролер взвода охраны 7-й стрелковой роты войсковой части С. уволен приказом от 16.02.2016 по подп. 211.2 п. 211 Положения о порядке прохождения военной службы в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением им условий контракта.

Исследовав и оценив представленные доказательства по существу спора, суд сделал правильный вывод о законности увольнения С. с военной службы во внутренних войсках. Нарушений вышеуказанных актов специального законодательства, применяемых к служебным отношениям военнослужащих, со стороны нанимателя не допущено.

Суд правильно указал, что нормы трудового законодательства в данном случае неприменимы. В этой связи доводы прокурора о нарушении порядка увольнения, поскольку отсутствовал проступок, который бы послужил поводом к увольнению за систематическое неисполнение трудовых обязанностей, противоречат специальному законодательству.

Пункт 44 Дисциплинарного устава не предусматривает в перечне дисциплинарных взысканий такой вид, как увольнение. В данном случае увольнение С. является следствием невыполнения условий контракта военнослужащего.

Судом проверен порядок и сроки применения каждого дисциплинарного взыскания, наложенного на С., правомочность должностных лиц по применению дисциплинарных взысканий и сделан правильный вывод о том, что порядок увольнения наниматель не нарушил.

В суде нашло свое подтверждение допущенное военнослужащим С. в июле 2014 года нарушение порядка выезда за пределы гарнизона. Данное нарушение подтверждается заключением служебного расследования от 16.12.2015, первоначальным объяснением С., в котором он подтверждает, что не планировал выезжать за пределы Республики Беларусь, поездка на отдых была внезапной.

Доводы кассатора С. о том, что он указывал в своем рапорте на отпуск о намерении выехать за пределы Республики Беларусь, опровергаются приказом от 07.07.2014 об отпуске без выезда, отсутствием отпускного билета с разрешением на выезд, а также показаниями свидетелей Ф. – командира стрелковой роты, а также супруги истца О., подтвердившей, что они не планировали поездку за границу, путевка была горящей.

Представленным доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Согласно ч. 1 п. 66 Дисциплинарного устава наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания проводится не позднее одного месяца со дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном проступке. Если по факту нарушения воинской дисциплины проводилось служебное расследование, вопрос о наложении на военнослужащего дисциплинарного взыскания решает командир (начальник) не позднее одного месяца с момента его завершения. При рассмотрении материалов в правоохранительных органах наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания проводится не позднее одного месяца со дня отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения.

16.12.2015 вынесено заключение в отношении С., в котором было принято решение о привлечении его к дисциплинарному взысканию в виде предупреждения о неполном служебном соответствии. Приказом от 21.12.2015 С. был предупрежден о неполном служебном соответствии.

Согласно акту от 23.12.2015 С. отказался от ознакомления с заключением служебного расследования и дисциплинарным взысканием, наложенным на него.

Таким образом, доводы кассатора о пропуске срока привлечения его к дисциплинарной ответственности не основаны на законе.

Суд дал надлежащую оценку доводом истца о том, что ни в должностных обязанностях, ни в его контракте, ни в нормативных актах не указано о необходимости извещать о выезде за пределы республики, признав их несостоятельными и противоречащими пп. 68, 69 Устава гарнизонной и караульной служб, согласно которым все военнослужащие во время нахождения в командировке или отпуске обязаны иметь при себе командировочное удостоверение или отпускной билет. Кроме того, приказом от 13.12.2013 об организации службы войск в 2014 году командиром войсковой части установлено, что выезд военнослужащих по контракту за пределы гарнизона осуществляется после уведомления командира части, а убытие в отпуск – на основании отпускного билета.

Согласно п. 2.2 контракта, заключенного с С. 10.04.2014, военнослужащий в период прохождения военной службы обязан соблюдать Конституцию, требования Военной присяги, воинских уставов, добросовестно выполнять все общие, должностные и специальные обязанности.

Нашел свое подтверждение и совершенный С. дисциплинарный проступок, выразившийся в нарушении им правил несения караульной службы по охране исправительного учреждения, заключающийся в использовании истцом мобильного телефона во время караула, за что последнему приказом от 12.02.2016 был объявлен выговор.

Заключением служебной проверки от 10.02.2016, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.02.2016, объяснениями С. в ходе уголовного расследования, графиками дежурств подтверждается, что в ноябре–декабре 2015 года С. в нарушение требований ст. 155 УСБД и п. 153 Устава гарнизонной и караульной служб, находясь на посту, использовал мобильный телефон и вел разговоры по нему.

Суд правильно признал надуманными доводы истца о том, что мобильным телефоном могла пользоваться его супруга, проезжая мимо ИК, что изначально в ходе проверки себя оговорил, подтвердив разговоры по телефону во время несения караульной службы с супругой.

Как пояснил судебной коллегии представитель, для связи с военнослужащим С. им же был указан номер мобильного телефона, по которому и велись разговоры во время караульной службы, в том числе и в ночное время.

Кроме того, указанные доводы опровергаются материалами проверки по данному факту в рамках ДСП, с которыми суд был ознакомлен по правилам приложения к постановлению Совета Министров Республики Беларусь от 12.08.2014 № 783 «О служебной информации ограниченного распространения».

Сроки наложения дисциплинарного взыскания также не нарушены.

Доводы кассатора о том, что все номера мобильной связи зарегистрированы на имя его супруги и у него нет постоянного номера, которым бы он пользовался, что каждый член семьи может воспользоваться абсолютно любым мобильным телефоном, судебная коллегия находит абсурдными.

Поскольку данное взыскание было наложено в течение шести месяцев после наложения дисциплинарного взыскания в виде предупреждения о неполном служебном соответствии, то в силу п. 77 Дисциплинарного устава командиром (начальником) было организовано проведение аттестации С. для определения перспективы дальнейшего прохождения им военной службы.

По результатам заседания аттестационной комиссии войсковой части было решено ходатайствовать перед руководителем об увольнении С. в запас (протокол заседания аттестационной комиссии от 12.02.2016).

Порядок ознакомления С. с актами служебных расследований, а также с дисциплинарными взысканиями нарушен не был, что также подтверждено показаниями свидетелей Р., Г., Л., В. (члены аттестационной комиссии).

В соответствии с должностными обязанностями контролера взвода охраны С. обязан знать и выполнять свои обязанности, установленные в общевойсковых уставах Вооруженных Сил Республики Беларусь, УСБД и других законодательных актах.

Факт ненадлежащего знания С. ст. 155 УСБД о том, что запрещается часовому, подтверждается показаниями Ф. и А., оснований не доверять которым у суда не имелось.

За неудовлетворительное знание УСБД 16.01.2016 командиром войсковой части С. было объявлено устно взыскание (выговор) и принято окончательное решение об увольнении в запас истца за систематическое невыполнение им условий контракта.

Доводы прокурора о том, что незнание УСБД не может служить основанием для привлечения военнослужащего к дисциплинарному взысканию, несостоятельны, поскольку незнание Устава является нарушением должностных обязанностей контролера взвода охраны.

Довод истца о том, что он растерялся и не совсем громко ответил на поставленный командиром вопрос, суд правильно признал несостоятельным, так как истец является военнослужащим с 2003 года. Согласно военным уставам на поставленные перед военнослужащим вопросы тот должен отвечать четко и конкретно.

Доводы кассатора о том, что суд не принял во внимание обстановку, в которой ему был задан вопрос, а именно присутствие всего личного состава, судебная коллегия также находит несостоятельными.

Пункт 6 контракта предусматривает его досрочное расторжение, в том числе в связи с систематическим невыполнением условий контракта.

Основанием для увольнения С. послужило совершение им трех проступков.

В соответствии с подп. 211.2 п. 211 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть уволен в запас до окончания срока контракта о прохождении военной службы в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением им условий контракта.

Судебная коллегия считает, что доводы сторон, как истца в обоснование исковых требований, так и ответчика в обоснование возражений на них, с учетом представленных доказательств исследованы и проверены судом полно и тщательно и им дана надлежащая оценка, в связи с чем для признания обоснованными доводов кассационной жалобы причин не имеется.

В связи с отказом в иске о восстановлении на работе суд обоснованно отказал и в удовлетворении иска о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Суд всесторонне и полно проверил доводы сторон, исследовал представленные ими доказательства, дал им правильную оценку. Нарушений материального или процессуального права судом не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что вынесенное по делу решение соответствует установленным фактам и закону, а доводы кассационной жалобы С. оснований к его отмене не содержат.

Руководствуясь ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 25.04.2016 оставить без изменения, а кассационную жалобу С. – без удовлетворения.