− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

28 июля 2015 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе исполняющей обязанности директора общества с ограниченной ответственностью «М» (далее – ООО «М») Б. на решение суда от 9 июня 2015 г. по делу по иску ООО «М» к В., финансовому отделу районного исполнительного комитета, Министерству финансов Республики Беларусь об освобождении имущества от ареста (исключении из описи).

Заслушав доклад судьи коллегии, судебная коллегия

 

установила:

 

В заявлении суду ООО «M» указало, что 29 апреля 2015 г. принадлежащее предприятию капитальное строение площадью 131 кв. м, расположенное по адресу: г. М., ул. П., судебным исполнителем ОПИ района было ошибочно включено в акт описи имущества, подлежащего конфискации на основании приговора районного суда от 30 августа 2012 г. в отношении бывшего учредителя предприятия – ответчика В. Ответчик отношения к указанному имуществу не имеет. ООО «М» как собственник помещения несло и несет бремя по его содержанию. Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил исключить капитальное строение из акта описи имущества, составленного судебным исполнителем.

Решением районного суда от 9 июня 2015 г. в удовлетворении исковых требований ООО «М» отказано. С истца в доход государства взыскана госпошлина в сумме 13 148 300 руб.

В кассационной жалобе исполняющая обязанности директора ООО «М» Б. просила решение суда отменить и вынести новое решение, удовлетворив требования предприятия в полном объеме.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы и дополнительные доказательства, судебная коллегия считает, что решение отмене не подлежит на основании следующего.

Разрешая спор по существу, суд, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 декабря 1993 г. № 12 «О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» (с изменениями и дополнениями), пришел к выводу, что требования истца являются необоснованными, поскольку право собственности на арестованное имущество истец документально не подтвердил, бремя содержания и использования арестованного имущества не является основанием для признания за ООО «М» права собственности на это имущество.

Выводы суда являются правильными, поскольку они основаны на законе и подтверждены добытыми по делу доказательствами.

Так, согласно ст. 480 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) всякое лицо, чье право затрагивается исполнением, может предъявить иск к взыскателю, должнику об освобождении имущества от ареста.

Из дела следует и судом установлено, что приговором районного суда от 30 августа 2012 г. В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 211, ч. 2 ст. 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), и с применением чч. 1, 2 ст. 72, п. 1 ч. 1 ст. 74 УК осужден к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительной, административно-хозяйственной деятельностью сроком на 4 года с отсрочкой основного наказания на три года.

Во исполнение наказания в виде конфискации имущества по приговору суда от 30 августа 2012 г. судебным исполнителем ОПИ района 29 апреля 2015 г. был составлен акт описи имущества – капитального строения площадью 131 кв. м, расположенного по адресу: г. М., ул. П., зарегистрированного с 22 мая 2007 г. на праве собственности за В.

Проверяя доводы ООО «М» о принадлежности этому предприятию вышеуказанного капитального строения, суд исследовал представленные письменные доказательства и дал им правильную оценку.

Как усматривается из выписки о государственной регистрации прав на капитальное строение, расположенное по адресу: г. М., ул. П., право собственности на этот объект недвижимости зарегистрировано за В., а ООО «М» является правообладателем указанного имущества на праве хозяйственного ведения.

В ходе судебного разбирательства также достоверно установлено, что капитальное строение, расположенное по адресу: г. М., ул. П., приобретено 15 декабря 2006 г. в период существования и действия ЧТУП «М».

Судом правильно указано в решении, что согласно пп. 1, 2 ст. 113 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество частного унитарного предприятия находится в частной собственности физического лица (совместной собственности супругов) либо юридического лица и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения.

Из дела следует, что в соответствии с подп. 1.1 Устава ЧТУП «М» от 12 июня 2003 г., действовавшего до Устава от 12 марта 2007 г., учредителем и собственником предприятия являлся В.

Согласно доверенности от 27 апреля 2007 г. ЧТУП «М» в лице директора П. уполномочило своего сотрудника произвести государственную регистрацию права собственности на имя учредителя В., а право хозяйственного ведения – на ЧТУП «М».

Подтверждение приобретения спорного капитального строения В. содержится и в исследованном судебной коллегией решении областного суда от 25 августа 2014 г. по иску П. к В., Минфину Республики Беларусь о признании права собственности на 1/3 долю в праве общей собственности на имущество, выделении доли в натуре, исключении имущества из акта описи (освобождении от ареста), по иску П. к В. о признании членом семьи.

С учетом изложенного вывод суда о принадлежности спорного капитального строения именно учредителю предприятия В. является обоснованным.

В свою очередь, подп. 3.1 Устава 2003 года предусмотрено, что имущество предприятия находится в частной собственности учредителя предприятия и принадлежит предприятию на праве хозяйственного ведения. Владение, пользование и распоряжение этим имуществом предприятие осуществляет в пределах, установленных законодательством Республики Беларусь. Имущество предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям и паям), в том числе между работниками предприятия.

Настаивая на удовлетворении заявленных исковых требований, а затем и обжалуя постановленное по делу решение, сторона истца ссылалась на то обстоятельство, что 5 апреля 2011 г. собственником предприятия было принято решение о преобразовании ЧТУП «М» в ООО «М», которое является правопреемником всех прав и обязанностей предприятия в соответствии с передаточным актом, за исключением прав и обязанностей, которые не могут принадлежать обществу, в связи с чем с момента преобразования ЧТУП в ООО и подписания передаточного акта имущество предприятия перестало существовать как таковое, поскольку перестало существовать само предприятие. Учредителем (участником) ООО «М» В. не является.

Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 276 ГК юридические лица не вправе продавать принадлежащее им на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, залог, вносить в качестве вклада в уставный фонд хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника.

Остальным имуществом, принадлежащим юридическим лицам на праве хозяйственного ведения, они распоряжаются самостоятельно, за исключением случаев, установленных законодательством и собственником имущества.

Согласно ч. 1 ст. 31 Закона Республики Беларусь от 9 декабря 1992 г. «О хозяйственных обществах» (с изменениями и дополнениями) в собственности хозяйственного общества находятся:

имущество, переданное учредителями (участниками) хозяйственного общества в его уставный фонд в виде вкладов;

имущество, приобретенное хозяйственным обществом в процессе осуществления им предпринимательской деятельности;

поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), если иное не предусмотрено законодательством или договором об использовании этого имущества;

имущество унитарных предприятий, учрежденных хозяйственным обществом;

имущество, приобретенное хозяйственным обществом по другим основаниям, допускаемым законодательством.

Вместе с тем исходя из установленных по делу обстоятельств и применительно к данной норме права отсутствуют бесспорные основания утверждать, что арестованное судебным исполнителем капитальное строение является собственностью ООО «М».

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия полагает правильным вывод суда первой инстанции о несостоятельности доводов стороны истца, утверждавшей, что право собственности на объект недвижимости подтверждается тем, что ООО «М» как собственник недвижимости несло и несет бремя по его содержанию, оплачивает налоги, так как право собственности предприятия на спорное капитальное строение документально не подтверждено, а несение предприятием расходов по содержанию имущества не является законным основанием для признания права собственности на него.

Ссылка кассатора на необходимость применения по делу положений ч. 1 ст. 167 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь и обоснованность своей позиции согласно Инструкции о порядке учета, оценки и реализации арестованных, конфискованных или обращенных в доход государства иным способом акций юридических лиц, учета, оценки и реализации конфискованных или обращенных в доход государства иным способом долей в уставных фондах хозяйственных обществ и учета арестованных, конфискованных или обращенных в доход государства иным способом именных приватизационных чеков «Имущество», утвержденной постановлением Государственного комитета по имуществу Республики Беларусь от 5 апреля 2007 г. № 20, является несостоятельной, поскольку спорные отношения регулируются иными правовыми нормами, указанными выше.

Судом первой инстанции в соответствии с требованиями действующего законодательства был сделан правильный вывод о необходимости взыскания с ООО «М» госпошлины в сумме 13 148 300 руб. по фактически заявленному требованию о признании права собственности на арестованное капитальное строение, поскольку документы о таком праве у истца отсутствуют.

Все вышеизложенное свидетельствует о несостоятельности доводов кассатора, приведенных в поданной на решение суда жалобе.

Поскольку решение районного суда 9 июня 2015 г. постановлено в соответствии с установленными фактами и законом, существенных нарушений норм гражданского процессуального законодательства по делу не установлено, оснований к отмене этого решения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 425 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение суда от 9 июня 2015 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу исполняющей обязанности директора ООО «М» Б. – без удовлетворения.