− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

12 марта 2018 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе К. на решение районного суда от 12 января 2018 г. по иску К. к В., УВД облисполкома, управлению Следственного комитета Республики Беларусь об освобождении имущества от ареста.

Заслушав доклад судьи, объяснения кассатора К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора отдела прокуратуры области, возражавшего против кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Истец в заявлении суду указал, что приговором районного суда от 22 марта 2017 г. его отец В. был осужден по ч. 1 ст. 430 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в колонии в условиях строго режима с конфискацией имущества. В ходе предварительного следствия по уголовному делу в качестве мер по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества был наложен арест на имущество, которое является его (К.) собственностью.

С учетом дополненных требований истец просил исключить из акта описи, освободив от ареста, квартиру, расположенную по адресу: г. М., ул. П.; телевизор LG 37LE5300, микроволновую печь Horizont, телевизор LG UB 820 V, культиватор, мобильный телефон Sony.

Решением районного суда от 12 января 2018 г. освобождены от ареста и исключены из протокола описи арестованного имущества мобильный телефон Sony и микроволновая печь Horizont. В удовлетворении требований об освобождении от ареста и исключении из акта описи остального имущества отказано.

В кассационной жалобе К. просит об отмене решения суда по тем основаниям, что суд не принял во внимание представленные им доказательства, судом отказано в удовлетворении ходатайства о приглашении в судебное заседание органа опеки для защиты интересов детей, у него в собственности нет иного жилого помещения, в уголовном деле нет доказательств того, что телевизоры и культиватор приобретены его отцом.

Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, коллегия приходит к следующему.

В силу чч. 1 и 2 ст. 470 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, лицо, чье право затрагивается исполнением исполнительного документа, вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении имущества из акта описи имущества.

Иски об освобождении имущества от ареста или исключении имущества из акта описи имущества могут предъявляться как собственниками арестованного имущества, не принадлежащего должнику, так и лицами, которым такое имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Согласно п. 1 Перечня имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда (приложение к Уголовно-исполнительному кодексу Республики Беларусь), конфискации не подлежат следующие необходимые для осужденного и лиц, находящихся на его иждивении, виды имущества и предметы, принадлежащие ему на праве частной собственности или являющиеся его долей в общей собственности: жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают.

Из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного расследования по уголовному делу по обвинению В. межрайонным отделом Следственного комитета Республики Беларусь был наложен арест на имущество подозреваемого В., находящееся по адресу: г. М., пер. А., а именно: телевизор LG UB 820 V, культиватор; на имущество, находящееся по адресу: г. М., ул. П., а именно: телевизор LG 37LE5300, микроволновую печь Horizont; на имущество, изъятое у В. в ходе личного обыска, – мобильный телефон Sony, а также на принадлежащую В. квартиру, расположенную по адресу: г. М., ул. П.

Приговором районного суда от 22 марта 2017 г. В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 430 УК, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей сроком на пять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 20 июня 2017 г. приговор районного суда от 22 марта 2017 г. в отношении В. изменен. Исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание на фамилию И., и указано, что В. указанные действия по получению взятки совершил по заранее достигнутой договоренности с другим лицом. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Судом также установлено, что квартира, расположенная по адресу: г. М., ул. П., на праве собственности принадлежит ответчику В. Однако собственник спорной квартиры В. в данную квартиру никогда не вселялся, в ней не проживал и не был зарегистрирован. В. на праве собственности также принадлежит дом по адресу: г. М., пер. А. (площадью 176,5 кв. м), где он проживает постоянно с 1996 года.

Истцом К. и его супругой Е. в период брака 19 июня 2013 г. по договору купли-продажи был приобретен жилой дом, расположенный по адресу: г. М., ул. Д., площадью 167,4 кв. м, в котором 19 декабря 2013 г. были зарегистрированы по месту жительства супруга истца – Е. и его несовершеннолетняя дочь – А.

При этом несовершеннолетние дети истца: А., 2011 года рождения, В., 2014 года рождения, Е., 2016 года рождения, зарегистрированы в спорной квартире лишь 19 мая 2017 г.

При таких обстоятельствах суд пришел к верному выводу, что отсутствуют основания для освобождения квартиры от ареста.

Судом проверялись доводы истца о приобретении им телевизора LG 37LE5300, телевизора LG UB 820 V, культиватора, но не нашли своего подтверждения.

При этом было установлено, что К. приобрел мобильный телефон Sony 28 октября 2014 г. в УП «М», а микроволновую печь Horizont 17 мая 2010 г. в УП «Т».

Таким образом, оценив представленные доказательства, в т.ч. показания свидетелей, в отношении оспариваемого имущества, суд правильно освободил от ареста микроволновую печь Horizont и мобильный телефон Sony, а в отношении остального имущества отказал.

Доводы кассатора о том, что судом отказано в удовлетворении ходатайства о приглашении в судебное заседание органа опеки для защиты интересов детей, что у него в собственности нет иного жилого помещения, а также представленные им суду кассационной инстанции акты обследования условий жизни и воспитания несовершеннолетнего – не могут быть приняты во внимание, потому как обстоятельства, связанные с проживанием истца и его детей в спорном жилом помещении, не имеют существенного и правового значения для данного дела. Они не находятся на иждивении у осужденного.

Ссылки в жалобе К. на то, что суд не принял во внимание представленные им доказательства, и что в уголовном деле нет доказательств того, что телевизоры и культиватор приобретены его отцом, являются несостоятельными, поскольку в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10.12.1993 № 12 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» разъяснено, что при рассмотрении дела следует тщательно проверять, является ли истец собственником имущества, на которое наложен арест, либо владеет им в силу закона или договора, не признано ли это имущество по приговору суда приобретенным на средства, добытые преступным путем, а также насколько соответствуют действительности обстоятельства, на которые ссылается истец.

В данном случае судом дана правильная оценка обстоятельствам дела, в том числе на предмет их соответствия действительности. Оснований для отмены либо изменения решения суда не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение суда от 12 января 2018 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.