РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

25 апреля 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению С. к войсковой части об отмене дисциплинарных взысканий, о восстановлении на службе и о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула,

 

установил:

 

В заявлении суду истец С. указал, что с 2003 года по 16 февраля 2016 г. являлся военнослужащим. Приказом командира войсковой части от 16 февраля 2016 г. был уволен в запас по подп. 211.2 п. 211 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 25 апреля 2005 г. № 186 (далее – Положение № 186), в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением условий контракта. Основанием для увольнения послужили три дисциплинарных взыскания. Кроме того, полагает, что увольнение является результатом предвзятого к нему отношения со стороны командира войсковой части. Считая взыскания, наложенные приказами командира войсковой части, незаконными, а увольнение – неправильным, просил суд восстановить его на службе в прежних должности и звании, а также взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула.

В судебном заседании истец С. и его представитель М. исковые требования уточнили и просили признать незаконными и отменить: 1) приказ командира войсковой части от 21 декабря 2015 г. о наложении взыскания в виде предупреждения о неполном служебном соответствии за нарушение порядка выезда за пределы гарнизона; 2) приказ командира войсковой части от 12 февраля 2016 г. в виде строгого выговора за личную недисциплинированность, нарушение правил несения караульной службы; 3) приказ командира войсковой части от 16 февраля 2016 г. в виде выговора за ненадлежащее знание Устава служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД Республики Беларусь от 28 мая 2015 г. № 46 (далее – УСБД). В частности, истец и его представитель указали причины, по которым данные приказы являются незаконными. Приказом командира войсковой части от 21 декабря 2015 г. истец был подвергнут взысканию за нарушение порядка выезда за пределы гарнизона, а именно за то, что, находясь в очередном отпуске, в июле 2014 года он пересек границу Республики Беларусь без соответствующего разрешения. Между тем рапорт о том, что он выезжает за пределы Республики Беларусь, истцом был подан, кроме того, сроки для привлечения к дисциплинарной ответственности за данный проступок в силу ст. 66 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26 июня 2001 г. № 355 (далее – Дисциплинарный устав, Указ № 355), истекли. Проступка, за который приказом командира войсковой части от 12 февраля 2016 г. на него наложено взыскание (использование мобильного телефона в период несения караульной службы в ноябре–декабре 2015 года), он не совершал, телефоном не пользовался, в связи с чем оснований для наложения на него взыскания не имелось. Приказ командира войсковой части от 16 февраля 2016 г. о наложении на истца взыскания за ненадлежащее знание УСБД является необоснованным, так как причины для наложения взыскания не имелось, данный приказ был объявлен устно командиром войсковой части в присутствии личного состава и на поставленный вопрос о перечислении правил УСБД он ответил правильно.

Представитель ответчика К. с исковыми требованиями не согласился, просил в иске отказать, указав, что истцом совершены проступки, которые нашли свое подтверждение в ходе проведенных служебных проверок и за которые последний был подвергнут взысканиям. Все приказы командира войсковой части являются законными, а увольнение истца обоснованным.

Выслушав заинтересованных в исходе дела лиц, свидетелей, исследовав имеющиеся доказательства по делу, суд находит, что заявленные требования являются необоснованными и не подлежат удовлетворению исходя из следующего.

Статьей 5 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК) установлено, что указанный Кодекс применяется к трудовым и связанным с ними отношениям отдельных категорий работников в случаях и пределах, предусмотренных специальными законодательными актами, определяющими их правовой статус.

Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 4 «О практике рассмотрения трудовых споров, связанных с контрактной формой найма работников» (в редакции от 25 марта 2009 г.) порядок заключения, продления, прекращения контракта с отдельными категориями работников может регулироваться специальными законодательными актами, определяющими их правовой статус.

Порядок прохождения воинской службы, основания и условия освобождения от воинской службы либо замена ее альтернативной определяются законом.

Согласно ст. 1 Закона Республики Беларусь от 5 ноября 1992 г. № 1914-XII «О воинской обязанности и воинской службе» (с последующими изменениями и дополнениями) (далее – Закон № 1914-XII) воинская служба – это особый вид государственной службы, включающий прохождение военной службы или службы в резерве, военных или специальных сборов в период состояния в запасе Вооруженных Сил Республики Беларусь или других войск и воинских формирований Республики Беларусь.

В свою очередь, военная служба – основной вид воинской службы, заключающийся в непосредственном исполнении гражданами воинской обязанности (конституционного долга по защите Республики Беларусь) в составе Вооруженных Сил и других воинских формирований. Военная служба подразделяется на военную службу по призыву и военную службу по контракту. Военная служба по контракту – это военная служба граждан, которую они в целях исполнения конституционного долга по защите Республики Беларусь добровольно обязуются проходить в соответствии с законодательством Республики Беларусь на условиях заключенного контракта.

В ст. 40 Закона № 1914-XII определено, что граждане, соответствующие требованиям, установленным указанным Законом, могут добровольно поступать на военную службу по контракту.

Контракт о прохождении военной службы заключается гражданином с Министерством обороны Республики Беларусь или иным государственным органом, в котором предусмотрена военная служба.

Порядок заключения и условия контракта о прохождении военной службы, а также форма типовых контрактов о прохождении военной службы устанавливается нормативными правовыми актами Министерства обороны Республики Беларусь и иных государственных органов, в которых предусмотрена военная служба.

Иные отношения, связанные с контрактом о прохождении военной службы, в том числе основания прекращения его действия, расторжения, регулируются Законом № 1914-XII, Положением № 186 и другими актами законодательства Республики Беларусь, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих.

Статьей 44 Закона № 1914-XII предусмотрено, что порядок прохождения военной службы определяется указанным Законом, Положением № 186, общевоинскими уставами Вооруженных Сил, утверждаемыми Президентом Республики Беларусь (далее – общевоинские уставы), и другими актами законодательства Республики Беларусь.

Таким образом, правовое положение военнослужащих Республики Беларусь определяется Законом Республики Беларусь от 4 января 2010 г. № 100-З «О статусе военнослужащих», Законом № 1914-XII, Положением № 186 и другими нормативными правовыми актами.

Вышеуказанные акты специального законодательства устанавливают содержание и порядок прохождения военной службы, порядок увольнения с военной службы, воинские звания и должности, денежное и материальное обеспечение военнослужащих, должностные и специальные обязанности, ответственность за нарушение воинской дисциплины и другое. ТК и иные акты законодательства о труде применяются к служебным отношениям военнослужащих лишь в отдельных случаях и пределах, предусмотренных специальным законодательством.

В связи с этим суд считает, что применительно к рассматриваемому делу наложение дисциплинарных взысканий на С. и его последующее увольнение, а также определение правовых норм, подлежащих применению, должно рассматриваться в рамках актов специального законодательства, установленных для военнослужащих.

Виды дисциплинарных взысканий и порядок их применения определены Дисциплинарным уставом. В своей деятельности военнослужащие обязаны строго соблюдать Устав внутренней службы Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Устав внутренней службы), Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Устав гарнизонной и караульной служб), также утвержденные Указом № 355 (в редакции от 4 сентября 2014 г.).

В соответствии со ст. 2, 3, 8, 9 Дисциплинарного устава воинская дисциплина есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных в общевоинских уставах и иных актах законодательства. Воинская дисциплина основывается на осознании каждым военнослужащим воинского долга и личной ответственности за защиту Республики Беларусь.

Применять поощрения и налагать дисциплинарные взыскания могут прямые начальники, а также начальники, указанные в главе 12 Дисциплинарного устава.

На сержантов (а также касаемо старшины) могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: выговор; строгий выговор; лишение сержантов срочной военной службы права на увольнение из расположения воинской части на срок до одного месяца; уменьшение продолжительности отпуска за весь период военной службы сержантам, проходящим срочную военную службу в течение 18 месяцев, на срок до восьми суток, а сержантам, проходящим срочную военную службу в течение 12 месяцев, – на срок до пяти суток; арест с содержанием на гауптвахте на срок до десяти суток, а на сержантов, проходящих военную службу по контракту, – на срок до семи суток (курсантов военных учебных заведений – на срок до пяти суток); снижение в воинской должности; снижение в воинском звании; предупреждение сержантов, проходящих военную службу по контракту, о неполном служебном соответствии, за исключением курсантов военных учебных заведений (ст. 44 Дисциплинарного устава).

Командиры (начальники) имеют право налагать на подчиненных им солдат и сержантов (а также на старшину) следующие дисциплинарные взыскания:

командир взвода – выговор и строгий выговор;

командир батальона – выговор и строгий выговор;

командир полка и командир отдельного батальона – выговор и строгий выговор (ст. 46 Дисциплинарного устава).

Согласно ст. 66 Дисциплинарного устава наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания проводится не позднее одного месяца со дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном проступке. Если по факту нарушения воинской дисциплины проводилось служебное расследование, вопрос о наложении на военнослужащего дисциплинарного взыскания решает командир (начальник) не позднее одного месяца с момента его завершения. При рассмотрении материалов в правоохранительных органах наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания проводится не позднее одного месяца со дня отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения.

Наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания может быть проведено не позднее шести месяцев, а по результатам ревизии (проверки), проведенной силами компетентных государственных органов или организаций, – не позднее двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу, проведения служебного расследования.

Военнослужащий, считающий себя невиновным, имеет право подать жалобу в установленном законодательством порядке. При этом военнослужащий имеет право на обращение в суд по вопросу об обжаловании дисциплинарного взыскания в трехмесячный срок с того дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

Если в ходе расследования выяснится, что проступок содержит признаки преступления, командир воинской части обязан возбудить уголовное дело, уведомить прокурора, а также в соответствии с законодательством обеспечить выполнение неотложных следственных действий по делу и провести дознание.

В случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении дисциплинарное взыскание может быть наложено не позднее одного месяца со дня принятия такого решения (ст. 67 Дисциплинарного устава).

Как следует из ст. 74, 75, 77 Дисциплинарного устава, дисциплинарное взыскание приводится в исполнение, как правило, немедленно, а в исключительных случаях – не позднее одного месяца со дня его наложения. По истечении месячного срока данное дисциплинарное взыскание в исполнение не приводится, но заносится в служебную карточку.

Приведение в исполнение наложенного дисциплинарного взыскания при подаче жалобы не приостанавливается, пока не последует приказ о его отмене.

О наложенных дисциплинарных взысканиях объявляется: солдатам – лично или перед строем; сержантам – лично, на совещании или перед строем сержантов, офицеров и прапорщиков.

Всем военнослужащим дисциплинарные взыскания могут объявляться в приказе.

Дисциплинарное взыскание в виде предупреждения о неполном служебном соответствии применяется один раз за время пребывания военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в занимаемой воинской должности.

Если в течение шести месяцев после наложения данного дисциплинарного взыскания военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, не исправил своего поведения и дисциплинарное взыскание не сыграло своей воспитательной роли, то командир (начальник) организует проведение аттестации указанного военнослужащего для определения перспективы дальнейшего прохождения им военной службы.

Каждый военнослужащий имеет право подать жалобу о совершенных в отношении него незаконных действиях командиров (начальников) или других военнослужащих, нарушении установленных законодательством его прав, а также о неудовлетворении положенными видами довольствия.

Жалоба заявляется непосредственному начальнику того лица, действия которого обжалуются, а если военнослужащий, заявляющий жалобу, не знает, по чьей вине нарушены его права, жалоба подается по подчиненности (ст. 92 Дисциплинарного устава).

Рассмотрение предложений, заявлений и жалоб осуществляется в порядке, установленном законодательством об обращениях граждан и юридических лиц (ст. 95 Дисциплинарного устава).

В силу п. 35 Устава внутренней службы приказ – обязательное для выполнения, выраженное в строгом соответствии с законодательством устное или письменное повеление начальника.

Приказ может быть отдан письменно, устно или по техническим средствам связи одному военнослужащему или группе военнослужащих. Письменный приказ является основным распорядительным документом (правовым актом) военного управления, который издает на правах единоначалия командир воинской части (руководитель организации). Устные приказы отдают все командиры (начальники).

Как указано в пп. 68, 69 Устава гарнизонной и караульной служб, все военнослужащие во время нахождения в командировке или отпуске обязаны иметь при себе командировочное удостоверение или отпускной билет и предъявлять его по требованию начальников и старших. В случае перемены адреса, получения разрешения на продление срока командировки или отпуска, заболевания или по другим причинам, задерживающим своевременный выезд, военнослужащие должны немедленно сообщать об этом в военную комендатуру (военный комиссариат) или в те местные исполнительные и распорядительные органы, где они встали на учет.

Организация караульной службы военнослужащих регулируется главой 9 Устава гарнизонной и караульной служб.

В соответствии с пп. 72, 77, 151, 153 указанного Устава несение караульной службы является выполнением боевой задачи и требует от личного состава точного соблюдения всех положений данного Устава, высокой бдительности, непреклонной решимости и инициативы.

Виновные в нарушении требований караульной службы, изложенных в указанном Уставе, несут дисциплинарную или уголовную ответственность в порядке, установленном законодательством.

Для охраны и обороны объектов из состава караула выставляются часовые. Охрану объектов часовые осуществляют посредством ведения наблюдения с постовых вышек либо патрулирования между внешним и внутренним ограждением вокруг объекта или вдоль ограждения с внутренней стороны, если объект имеет одно ограждение. Отдельные объекты могут охранять неподвижные часовые.

Часовой в том числе обязан: бдительно охранять и стойко оборонять свой пост; нести службу бодро, ничем не отвлекаться, не выпускать из рук оружия и никому не отдавать его, включая лиц, которым он подчинен (п. 151 Устава гарнизонной и караульной служб).

Часовому запрещается спать, сидеть, прислоняться к чему-либо, писать, читать, петь, разговаривать, есть, пить, курить, отправлять естественные надобности или иным образом отвлекаться от исполнения своих обязанностей, заходить в зону действия технических средств охраны, принимать от кого бы то ни было и передавать кому бы то ни было какие-либо предметы, досылать без необходимости патрон в патронник (п. 153 Устава гарнизонной и караульной служб).

В соответствии с пп. 3, 15, 18, 21, 22, 35 Устава внутренней службы военнослужащие обязаны твердо знать, умело и добросовестно выполнять требования, определенные в указанном Уставе, а командиры (начальники) – обеспечивать строгий контроль за их выполнением.

Военнослужащие Вооруженных Сил в служебной деятельности руководствуются законодательством, в том числе общевоинскими уставами.

Военнослужащий обязан: соблюдать Конституцию Республики Беларусь (далее – Конституция) и иные законодательные акты, выполнять требования, изложенные в общевоинских уставах; выполнять приказы командиров (начальников) беспрекословно, точно и в срок; стойко переносить трудности военной службы; постоянно овладевать военными профессиональными знаниями, совершенствовать свои выучку и воинское мастерство; быть честным, дисциплинированным, храбрым, при исполнении воинского долга проявлять разумную инициативу.

По личным вопросам военнослужащий также должен обращаться к непосредственному начальнику, а в случае особой необходимости – к старшему начальнику.

При внесении предложения, заявления, подаче жалобы военнослужащий руководствуется положениями законодательства об обращениях граждан и юридических лиц, а также Дисциплинарного устава.

Должностные обязанности военнослужащих определяются в общевоинских уставах и других законодательных актах, а также положениях, инструкциях, наставлениях, боевых уставах, руководствах и приказах, изданных в соответствии с требованиями, изложенными в данном Уставе, иных законодательных актах.

Военнослужащие при несении службы на боевом дежурстве, в суточном и караульном нарядах и иных обстоятельствах исполняют специальные обязанности, установленные в соответствии с общевоинскими уставами и другими законодательными актами. Для исполнения специальных обязанностей военнослужащие могут наделяться дополнительными правами, установленными в иных законодательных актах.

В судебном заседании установлено следующее.

С 12 ноября 2013 г. по 16 февраля 2016 г. С. служил в стрелковой роте войсковой части. Приказом от 16 февраля 2016 г. истец был уволен по подп. 211.2 Положения № 186 в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением им условий контракта.

Согласно п. 2.2 контракта, заключенного с С. 10 апреля 2014 г., военнослужащий в период прохождения военной службы обязан соблюдать Конституцию, требования Военной присяги, воинских уставов, добросовестно выполнять все общие, должностные и специальные обязанности.

В п. 6 контракта изложено, что он может быть досрочно расторгнут, в том числе в связи с систематическим невыполнением условий контракта.

Основанием для увольнения С. послужило совершение им трех проступков.

Факт выезда С. за пределы Республики Беларусь без соответствующего разрешения нашел свое подтверждение.

Так, в ходе служебного расследования, которое проводилось совместно с шестым управления по Гомельской области ГУСБ МВД Республики Беларусь, были проверены паспорта военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сверены с ИЦ «Пассажиропоток». По результатам данной проверки были установлены факты выездов за пределы Республики Беларусь в 2014 году без получения разрешения на выезд за пределы гарнизона военнослужащих войсковой части. В связи с этим 16 декабря 2015 г. было вынесено заключение, согласно которому в отношении 9 военнослужащих, в том числе и С., было принято решение о привлечении их к дисциплинарному взысканию в виде предупреждения о неполном служебном соответствии.

Приказом от 21 декабря 2015 г. С. был предупрежден о неполном служебном соответствии.

Вышеуказанный факт подтверждается заключением от 16 декабря 2015 г., копиями рапортов С. о предоставлении очередного отпуска на 30 суток от 27 мая 2014 г., копией объяснения и показаниями Ф. – командира стрелковой роты, копией обязательства С. о запрете выезда за границу, подписанного им в 2003 году, показаниями самого С., копией его объяснений, данных им в ходе проверки, показаниями допрошенной в судебном заседании его супруги О., из которых следует, что выезжать в 2014 году за пределы Республики Беларусь они с семьей не планировали, получилось это внезапно в первые дни отпуска С. (по горящей путевке они всей семьей выехали в Черногорию).

При этом показания командира стрелковой роты Ф. и супруги С. опровергают довод последнего о том, что им был подан рапорт о выезде за пределы Республики Беларусь.

Довод истца о том, что за данный проступок истекли сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, является ошибочным, так как согласно ст. 66 Дисциплинарного устава наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания проводится не позднее одного месяца со дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном проступке. Если по факту нарушения воинской дисциплины проводилось служебное расследование, вопрос о наложении на военнослужащего дисциплинарного взыскания решает командир (начальник) не позднее одного месяца с момента его завершения.

Служебное расследование по факту выезда С. за пределы Республики Беларусь было окончено 16 декабря 2015 г., а к дисциплинарной ответственности истец был привлечен 21 декабря 2015 г.

Довод истца о том, что ни в должностных обязанностях, ни в его контракте, ни в нормативных актах не указано на необходимость извещать о выезде за пределы республики, является несостоятельным, поскольку в силу пп. 68, 69 Устава гарнизонной и караульной служб все военнослужащие во время нахождения в командировке или отпуске обязаны иметь при себе командировочное удостоверение или отпускной билет.

Кроме того, приказом от 13 декабря 2013 г. командиром войсковой части установлено, что выезд военнослужащих за пределы гарнизона может быть после уведомления командира части, а для отдельно дислоцированных подразделений – после уведомления командира подразделения, убытие в отпуск производится на основании отпускного билета.

Анализ зафиксированных бесед, проводимых с С., а также пояснения свидетелей Ф. и А. свидетельствуют о том, что С. обязан был знать о необходимости предупреждения непосредственного руководства о выезде за границу.

Суд также учитывает, что изложенный С. довод противоречит его же показаниям о том, что им был подан рапорт о выезде в отпуске за пределы республики.

Нарушение С. правил несения караульной службы по охране исправительного учреждения, заключающееся в использовании истцом мобильного телефона во время караула, за что последний приказом от 12 февраля 2016 г. был привлечен ко взысканию, также нашло свое подтверждение.

В частности, данное обстоятельство подтверждается заключением служебной проверки от 10 февраля 2016 г., постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 10 февраля 2016 г., объяснениями, данными С. в ходе уголовного расследования, графиками дежурств, из которых следует, что в ноябре–декабре 2015 года С. в нарушение требований ст. 155 УСБД и п. 153 Устава гарнизонной и караульной служб, находясь на посту, использовал мобильный телефон и вел разговоры по нему.

Доводы стороны истца о том, что в указанное время разговаривать по телефону вместо истца могла его супруга, так как базовые станции находятся возле ИК, на участке дороги, где супруга С. могла проезжать на автомобиле и вести разговоры с абонентского номера, с которого получена детализация звонков, а также о том, что истец оговорил себя при даче объяснений по данному вопросу в ходе проведения в отношении него проверки, являются очевидно надуманными.

Кроме того, указанные доводы опровергаются материалами проверки по данному факту в рамках ДСП, с которыми суд был ознакомлен по правилам приложения к постановлению Совета Министров Республики Беларусь от 12 августа 2014 г. № 783 «О служебной информации ограниченного распространения».

Учитывая, что по данному обстоятельству имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 10 февраля 2016 г., то взыскание в виде строгого выговора от 12 февраля 2016 г. наложено в пределах сроков, установленных ст. 66 Дисциплинарного устава.

Поскольку данное взыскание было наложено в течение шести месяцев после наложения дисциплинарного взыскания в виде предупреждения о неполном служебном соответствии, то командиром (начальником) в силу ст. 77 Дисциплинарного устава было организовано проведение аттестации С. для определения перспективы дальнейшего прохождения им военной службы.

По результатам заседания аттестационной комиссии войсковой части было решено ходатайствовать перед руководителем об увольнении С. в запас (протокол № 4 заседания аттестационной комиссии от 12 февраля 2016 г.).

Порядок ознакомления С. с актами служебных расследований, а также с дисциплинарными взысканиями нарушен не был.

Указанное было подтверждено показаниями свидетелей Р., Г., Л., В. (членами аттестационной комиссии).

Факт ненадлежащего знания С. ст. 155 УСБД, за что устным приказом командира войсковой части от 16 февраля 2016 г. на истца было наложено взыскание в виде выговора, подтвержден показаниями Ф. и А., оснований не доверять которым у суда не имеется.

При этом изложенные в УСБД требования аналогичны п. 153 Устава гарнизонной и караульной служб, то есть нормативному акту, на который не распространяется ограничительный гриф «Для служебного пользования».

То, что на истца данное взыскание было наложено в устной форме, последним не оспаривалось.

Довод о том, что при опросе С. командиром части истец растерялся и мог не совсем громко ответить на поставленный командиром вопрос, также нельзя признать состоятельным, так как истец является военнослужащим с 2003 года и не мог не знать, что согласно военным уставам на поставленные перед военнослужащим вопросы тот должен отвечать четко и конкретно.

Кроме того, суд учитывает, что с момента наложения всех дисциплинарных взысканий С. никаких возражений ни по одному вопросу не имел, в установленном законом порядке взыскания не обжаловал, в ходе заседания аттестационной комиссии, а также при устной беседе с командиром части С. о каких-либо нарушениях не заявлял.

Таким образом, судом были проверены все доводы стороны истца, которые не нашли своего подтверждения, в связи с чем суд пришел к выводу о необоснованности заявленных требований.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 302–306 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

 

решил:

 

В удовлетворении исковых требований С. к войсковой части об отмене приказов о наложении дисциплинарных взысканий, о восстановлении на службе и о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в областной суд через районный суд в десятидневный срок со дня оглашения.