− 
 − 

Конституционные основы развития и совершенствования гражданского законодательства в Республике Беларусь

В.А.Витушко,

профессор кафедры гражданского права и процесса ЧУО «БИП – Институт правоведения», доктор юридических наук, профессор

 

Конституционные основы развития и совершенствования законодательства в Республике Беларусь включают наличие самой Конституции как Основного Закона, системы конституционного правосудия, в первую очередь наличие собственно Конституционного Суда, а также соответствующих социально-экономических, правовых, культурологических и иных условий, определяющих соответствие конституционных предписаний уровню развития общества.

Конституция Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. с изменениями и дополнениями, внесенными на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г., отвечает международным стандартам. Ряд ее норм непосредственно закрепляет важнейшие гражданские права, обязанности и институты. Это прежде всего ст. 21 Конституции, гарантирующая гражданские права и свободы граждан, в дополнение к которой ст. 23 устанавливает пределы ограничения прав граждан, а ст. 53 возлагает на каждого обязанность уважать достоинства, права, свободы и законные интересы других лиц. В ст. 29 и 48 Конституции закрепляются права на жилище и неприкосновенность жилища, а также иного законного владения. Положения ст. 13 и 44 Конституции гарантируют право хозяйственной и иной, не запрещенной законом деятельности, другие экономические права граждан, провозглашают равенство государственной и частной формы собственности, неприкосновенность собственности. Нормы Конституции закрепляют и личные неимущественные права: ст. 24 и 45 – права на жизнь и здоровье, ст. 28 – право на личную жизнь, личные и профессиональные тайны, честь и достоинство, ст. 30 – право на выбор места жительства и передвижение в пределах республики, а также за ее пределами, ст. 46 – право на благоприятную окружающую среду, ст. 49 – право на образование. В Конституции закрепляются также личные неимущественные права граждан, связанные с имущественными правами, в том числе право на свободу художественного, научного, технического творчества, интеллектуальную собственность (ст. 51). В ст. 60 Конституции предусмотрено право на судебную защиту. Кроме того, нормы-принципы Конституции могут применяться для охраны таких гражданских прав, которые, хотя и не закреплены прямо в тексте Конституции, но не противоречат ей, другим законам и не нарушают определенные законами права и интересы других лиц.

Принятию Конституции Республики Беларусь предшествовал опыт социально-экономических и политических преобразований в процессе становления суверенного государства Республики Беларусь. После распада СССР первостепенную роль в этом сыграл Закон Белорусской ССР от 25 августа 1991 г. «О придании статуса конституционного закона Декларации Верховного Совета Белорусской ССР о государственном суверенитете Белорусской ССР». Важное значение имели и другие законы, принятые в период с конца 1990 г. до принятия Конституции в 1994 году. Так, нормами Закона от 11 декабря 1990 г. «О собственности в Республике Беларусь» закреплен режим священности и неприкосновенности права собственности, а нормами Закона от 28 мая 1991 г. «О предпринимательстве в Республике Беларусь» – принцип свободы предпринимательской и иной инициативной деятельности граждан, не запрещенной законом. В этих и других законах установлены правовые и экономические предпосылки для вовлечения трудоспособного населения страны в экономические преобразования на основе сочетания государственной монополии на основные средства производства и творческой инициативы граждан.

Таким образом, постепенно создавались юридические предпосылки для принятия ныне действующего конституционного акта. Однако в процессе конституционного законотворчества иногда целые правовые институты подвергались забвению. Например, Закон «О собственности в Республике Беларусь» и Закон от 14 декабря 1990 г. «О предприятиях» не предусматривали института производных вещных прав, в частности права хозяйственного ведения и права оперативного управления, на основе которых ныне работают государственные и частные унитарные, казенные предприятия и учреждения. Соответствующие дополнения в Гражданский кодекс Белорусской ССР 1964 года были внесены только в 1994 году.

Если согласно Закону СССР «О предприятиях» трудовым коллективам государственных предприятий предоставлялись широкие полномочия по участию в управлении и преумножении имущества предприятий, то в соответствии с упомянутым выше белорусским Законом (1990 г.) трудовые коллективы были лишены этих прав. В результате имущество всех государственных предприятий оказалось в единоличном управлении руководящего состава и стране пришлось пережить времена, получившие название «прихватизации». Следует отметить, что современное гражданское, хозяйственное и трудовое законодательство так и не смогло приблизиться к уровню законов СССР о предприятиях в части закрепления полномочий трудовых коллективов. Необходимо учитывать, что вопросы власти и собственности неразрывны, и пока трудовые коллективы отстранены от экономической власти, от права управления государственной собственностью в рамках государственных предприятий и учреждений, проблема укрепления экономики будет сохраняться, как и реализация ст. 37 Конституции о праве граждан принимать участие в решении государственных дел.

Важным этапом конституционного развития и совершенствования белорусского гражданского права явилось принятие Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 года (далее – ГК). В данном Кодексе учтены международные интеграционные процессы правопонимания и правоформирования и заложены предпосылки для дальнейшего углубления интеграции между правопорядками различных стран и различными правовыми системами. В этом заключается его не только национальное, но и международное значение. В ГК заложены правовые основы для комплексного применения норм и институтов гражданского права. Его нормы закрепляют непрерывную и бесконечную (континуальную) взаимосвязь прав и правоотношений различных субъектов права, связь частных и публичных интересов. Это позволяет утверждать о формировании в Беларуси не только социального государства, но и социального права, пронизанного идеями гуманизма, заботы о благе всех, защиты гражданских прав и законных интересов каждого человека.

Включение принципов как норм прямого действия в систему гражданского права специальной ст. 2 ГК расширило возможности осуществления и защиты гражданских прав, повысило роль и авторитет судебной власти, предоставив судье право на основе судебной практики, собственного опыта, усмотрения и ответственности определять содержание данных принципов.

В ГК расширен перечень источников гражданского права: в эту сферу вовлечено судебное право (ст. 3), обычаи (ст. 222, 290 и др.). В соответствии с новой редакцией Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в перечень источников права включены корпоративные акты. Признание за корпорациями правотворческой роли в обществе легализует и реализует идею участия гражданского общества и частной власти в процессе организации и управления товарным производством.

Процесс совершенствования ГК и иного гражданского законодательства продолжается.

Положения ГК России, воспроизведенные в ст. 46 ГК Беларуси, о закрытом перечне коммерческих юридических лиц подвергались белорусскими учеными критике с точки зрения их конституционной легитимности. Закрытый перечень коммерческих юридических лиц противоречит конституционному принципу свободы граждан при осуществлении экономической и иной, не запрещенной законом деятельности, их праву самим определять организационные и правовые формы и виды такой деятельности. Изменения, внесенные в этой части в ГК Беларуси в последние годы, свидетельствуют об объективности процесса формирования многообразия юридических лиц и необходимости установить открытый перечень коммерческих юридических лиц. В настоящее время в ГК Беларуси закреплен новый вид юридических лиц, которые могут быть коммерческими, – государственные объединения (ст. 1231, 1234).

Кроме того, в ГК введен новый вид некоммерческих юридических лиц – республиканские государственно-общественные объединения (ст. 117). Это показатель признания такой формы собственности, которая не охватывается понятиями государственной или частной собственности, понятие общей собственности в данном случае также не применимо. В связи с этим целесообразно закрепить в ГК открытый перечень форм собственности, как в ГК России.

В то же время прослеживаются непоследовательность и неопределенность позиции законодателя в вопросе определения правового статуса лиц, осуществляющих коммерческую деятельность в аграрном секторе страны. Речь идет, в частности, о понятии крестьянского (фермерского) хозяйства. С принятием Закона Республики Беларусь от 18 февраля 1991 г. «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» сельскому населению разрешалось осуществлять предпринимательскую деятельность только в форме юридического лица. Законодатель пошел на такое ограничение предпринимательской инициативы сельского населения, поскольку над ним довлел советский стереотип мышления о том, что расчетные счета в банках для осуществления хозяйственных денежных расчетов можно открывать исключительно юридическим лицам, а не отдельным гражданам. Только спустя три месяца, после принятия Закона Республики Беларусь от 28 мая 1991 г. «О предпринимательстве в Республике Беларусь», депутаты признали право на открытие расчетных счетов в банках за физическими лицами – индивидуальными предпринимателями. Тем самым были созданы предпосылки для осуществления конституционного права на свободный выбор форм предпринимательской деятельности в аграрном секторе. Однако Закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» продолжал оказывать давление на юридическое мышление и ограничивал возможности индивидуальных предпринимателей на селе.

С принятием 7 декабря 1998 г. ГК в нем было предусмотрено, что крестьянское (фермерское) хозяйство может создаваться в форме частного унитарного предприятия, принадлежащего на праве собственности членам крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 113). Однако в соответствии с Законом от 19 июля 2005 г. правовой статус крестьянского (фермерского) хозяйства был вновь изменен: сейчас само хозяйство как юридическое лицо является собственником принадлежащего ему имущества, а члены такого хозяйства обладают только обязательственными правами на свой вклад в уставный фонд крестьянского (фермерского) хозяйства. Это свидетельствует о необходимости обеспечить для сельского населения реализацию конституционного права на свободный выбор форм предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 13 Конституции).

Важным явилось изменение в 2008 году редакции п. 4 ст. 1 ГК, который регулирует частные и публичные отношения, соотношение частного и публичного права. Таким образом устранена двусмысленность, которая была воспринята этой нормой из законодательства советского периода. В то время существовало предположение, что к имущественным отношениям, отраслевая принадлежность которых имеет неопределенный характер, следует применять нормы публичного законодательства. В настоящее время, согласно п. 4 ст. 1 ГК, публичное законодательство применяется к имущественным отношениям только тогда, когда это прямо отнесено к сфере ведения публичного законодательства. А в силу презумпции к спорным имущественным отношениям теперь должно применяться гражданское законодательство.

Вместе с тем практическая реализация норм Конституции в гражданских правоотношениях постоянно наталкивается на объективные и субъективные преграды, основной из которых является встречающаяся еще неспособность признавать нормы Конституции нормами прямого действия. Это обусловлено бременем советской правовой ментальности, которая исключала Конституцию из разряда актов прямого действия. Так, после принятия Конституции 1994 года и закрепления в ней права на возмещение морального вреда судами Республики Беларусь не сразу было воспринято, что норма части второй ст. 61 Конституции (ныне – часть вторая ст. 60) о праве на материальное возмещение морального вреда является нормой прямого действия. Судебная практика изменилась лишь после того, как в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г. № 10 «О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда» были предусмотрены положения о применении части второй ст. 61 Конституции. Важно отметить, что одновременно было постановлено, что указанная норма Конституции должна применяться к отношениям, возникшим с момента вступления Конституции в силу, то есть с 30 марта 1994 г.

На научно-практической конференции «Обеспечение непосредственного действия конституционных норм о правах и свободах граждан: опыт, проблемы, перспективы», проведенной 17 ноября 1998 г. Конституционным Судом Республики Беларусь совместно с Академией управления при Президенте Республики Беларусь и кафедрой конституционного права Белорусского государственного университета, профессор Головко А.А. подвел своеобразную черту под научной дискуссией по основному вопросу. Он отметил, что все нормы Конституции Республики Беларусь, обладая социальными и правовыми качествами, имеют прямое действие, к каким бы группам они не относились (отсылочным, конкретизирующим, интеграционным и др.), так как они являются исходными, первичными для всех отраслевых норм права, независимо от их видовой принадлежности. Однако практика продолжала опираться на прежние подходы, а именно на подконституционное законодательство.

Острой проблемой, связанной с вышеназванной, является забвение научных и профессиональных подходов к толкованию Конституции. В силу этого не реализуется ряд конституционных прав граждан, особенно не обеспечиваются гарантии священности и неприкосновенности права частной собственности на индивидуальные жилые помещения в городах. Интересы городской застройки, к сожалению, преобладают над интересами рядовых граждан, хотя приоритет общественных интересов не закреплен ни в одной норме Конституции. Наоборот, в ст. 2 Конституции установлено, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.

Обоснование сноса жилых домов строится на формальном использовании части пятой ст. 44 Конституции о том, что принудительное отчуждение имущества допускается лишь по мотивам общественной необходимости. В то же время общественные и государственные интересы в данной сфере состоят в том, чтобы создавать благоприятную демографическую обстановку в стране, содействовать укреплению здоровья граждан, как предписывает ст. 55 Конституции. В сравнении с многоэтажной и многоквартирной застройкой, как уже давно установлено естественными и общественными науками, частный жилой сектор более благоприятен для повышения рождаемости, укрепления общего и психического состояния здоровья населения. Таким образом, при направлении значительных финансовых и иных ресурсов на решение демографической и оздоровительной проблем государством в то же время допускается повсеместный снос частного сектора в городах.

Самостоятельное решение жилищной проблемы семьи путем реконструкции и модернизации частного жилого дома для граждан, живущих на заработную плату, крайне затруднено. Например, только проект перестройки дома стоит в среднем 4 тысячи долл. США, к тому же для получения разрешения на строительные работы необходимо преодолеть множество бюрократических преград.

Разрешение коллизий между частными и публичными интересами необходимо осуществить на законодательном уровне. Отечественной юридической наукой еще в 90-е годы ХХ в. выработан принцип баланса частных и общественных интересов. Требование обеспечения баланса индивидуальных, общественных и государственных интересов закреплено в Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь, одобренной Указом Президента Республики Беларусь от 10 апреля 2002 г. № 205. Этот же принцип выработан и практикой Конституционного Суда Республики Беларусь. Однако в ст. 2 ГК речь идет о принципе приоритета общественных интересов, который целесообразно заменить указанным принципом баланса частных и общественных интересов. При формулировании новой редакции данной нормы можно использовать понятия паритета, равновесия, гармоничного сочетания, единства интересов и др.

Существуют и другие проблемы, нуждающиеся в решении. Так, за последние годы снижены международные стандарты защиты прав граждан-потребителей. Из Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» исключены положения об общих гарантийных сроках на товары, работы и услуги, которые сейчас устанавливаются только по усмотрению производителя и продавца. Нарушается общегражданский и общеправовой принцип равенства, особенно в банковской сфере и в сфере медицинского обслуживания граждан.