− 
 − 

ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ АКТОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

LEGAL CONSEQUENCES OF ACTS OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE REPUBLIC OF BELARUS

ВАСИЛЕВИЧ Г.А.,

заведующий кафедрой конституционного права

Белорусского государственного университета,

доктор юридических наук, профессор

 

В статье анализируется законодательство Республики Беларусь, касающееся юридических последствий актов Конституционного Суда Республики Беларусь. Проводится сравнение юридической силы заключений и решений Конституционного Суда, обращается внимание на существующие коллизии в правовом регулировании, вносятся предложения по их устранению.

 

The article analyzes the legislation of the Republic of Belarus concerning the legal consequences of the Constitutional Court of the Republic of Belarus. It makes a comparison of conclusions and decisions of the Constitutional Court, draws attention to the existing conflicts in the legal regulation, and makes proposals for their elimination.

 

В литературе справедливо обращается внимание на актуальность научного поиска нормативной составляющей актов Конституционного Суда. Подчеркивается, что нормативный характер имеют акты Конституционного Суда, принимаемые в ходе конституционного судопроизводства, то есть речь идет о заключениях, принимаемых в порядке последующего конституционного контроля, и решениях, принимаемых в порядке обязательного предварительного контроля, а также решениях об устранении правовых пробелов, исключении коллизий и правовой неопределенности [1, с. 214]. Органы судебного конституционного контроля, к которым относится Конституционный Суд, для реализации своих полномочий наделяются правом вынесения решений и заключений. (В зарубежных странах акты указанных органов имеют свое название, они могут быть дифференцированы по своим последствиям).

В белорусском законодательстве с момента принятия в 1994 году Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» [2] стали называть основные акты Конституционного Суда как заключения и решения. Хотя, наряду с заключением, следовало бы использовать более приемлемый термин, например, определение, так как решение, на наш взгляд, более широкое понятие, охватывающее и заключение. Но при дальнейшем анализе законодательства и практики будем исходить из того, что в настоящее время предусмотрено в законодательстве.

Вначале отметим, когда Конституционный Суд по итогам рассмотрения дела (материалов) принимает заключение, а когда решение. Анализ Конституции, подконституционных актов, то есть всех актов, которые по юридической силе стоят ниже Конституции, показывает, что вердикт Конституционного Суда оформляется в виде заключения, когда предложение о проверке конституционности нормативного правового акта исходит от субъектов, указанных в части четвертой статьи 116 Конституции: Президента, палат Парламента, Правительства, Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда (после издания Президентом Декрета № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь» [3] он объединен с Верховным Судом). Заключение также выносится по итогам рассмотрения предложения относительно того, имеются ли факты систематического или грубого нарушения Конституции со стороны Парламента (палат). Надо также иметь в виду, что заключение является тем актом Конституционного Суда, который по юридической силе является окончательным, не подлежит обжалованию и опротестованию. Это положение прямо было зафиксировано в статье 128 Конституции в редакции, принятой Верховным Советом Республики Беларусь 15 марта 1994 года, а также в Законе «О Конституционном Суде Республики Беларусь». В последующем, в результате проведенного 24 ноября 1996 года республиканского референдума, эти конституционные положения были изъяты из Основного Закона. Также изменилась норма относительно последствий признания акта или его отдельных положений неконституционными: в статье 116 действующей редакции Конституции указано, что нормативные акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу в порядке, определяемом законом. В то же время в статье 7 Конституции предусмотрено, что правовые акты или их отдельные положения, признанные в установленном законом порядке противоречащими положениям Конституции, не имеют юридической силы. Таким образом, есть определенные коллизии между этими положениями. Иначе говоря, определяя в законе компетенцию Конституционного Суда, включая последствия его актов, следует ориентироваться на положения статьи 7 Конституции.

Декретом Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь» [4] предусмотрено, что по предложению Президиума Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Конституционный Суд принимает решение о наличии фактов систематического или грубого нарушения местным Советом депутатов требований законодательства (подп. 1.4 п. 1). В свое время [5, с. 78] автором обосновывалась возможность и даже необходимость наделения Конституционного Суда таким правом, прежде чем Совет Республики примет решение о роспуске местного Совета в связи с указанными нарушениями. Декретом предусмотрено, что при рассмотрении такого предложения Конституционный Суд Республики Беларусь проверяет сведения о фактах систематического или грубого нарушения местным Советом депутатов требований законодательства, исследует доказательства, свидетельствующие о наличии либо об отсутствии этих фактов, и дает им оценку. Конституционный Суд Республики Беларусь вправе рассматривать только факты, указанные Президиумом Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь в его предложении. Как в отношении палат Парламента, так и в отношении местного Совета депутатов окончательное решение о роспуске остается за уполномоченным субъектом (Президентом или Советом Республики соответственно). Итог рассмотрения фактов нарушения Конституции в Конституционном Суде также аналогичен – есть нарушения или они отсутствуют. Поэтому полагаем, что и в Декрете можно было бы указать, что и в этом случае Конституционный Суд принимает заключение. Это более точно отражало бы суть принятого им акта и его последствия.

Выше в качестве субъекта обращения в Конституционный Суд с соответствующим предложением был указан Высший Хозяйственный Суд. О возможных путях гармонизации норм Конституции и текущего законодательства нами уже были высказаны соответствующие идеи [6]. В связи с тем, что изменения в Конституцию не были осуществлены путем референдума (что более предпочтительно), полагаем возможным пойти по следующему пути: коллегию Верховного Суда по экономическим делам назвать – Высший Хозяйственный Суд (ВХС), Председатель и судьи этой коллегии таким образом одновременно являются судьями ВХС. Особенностью этой коллегии будет то, что ВХС, то есть данная коллегия, сохраняет право внесения предложения в Конституционный Суд о проверке конституционности нормативного акта. Эти и иные положения, связанные с реализацией данного предложения, следует закрепить в Кодексе Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей [7].

Согласно статье 27 Закона «О конституционном судопроизводстве» (далее – Закон) [8] государственные органы, не являющиеся уполномоченными органами, иные организации, а также граждане, в том числе индивидуальные предприниматели, вправе направить инициативное обращение уполномоченным органам для внесения соответствующего предложения, рассмотрение которого подведомственно Конституционному Суду, в Конституционный Суд. В инициативных обращениях должны быть указаны вопросы для судебного разбирательства в Конституционном Суде, а также обоснование выводов и предложений. Инициативные обращения рассматриваются уполномоченными органами в порядке, установленном законодательными актами, закрепляющими правовой статус соответствующих уполномоченных органов, и принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами, регламентирующими деятельность этих органов, с учетом требований законодательства об обращениях граждан и юридических лиц.

Статьей 28 Закона предусмотрено, что по результатам рассмотрения инициативного обращения уполномоченный орган принимает решение о внесении соответствующего предложения в Конституционный Суд либо об отказе в его внесении. О принятом решении информируются государственные органы, иные организации или граждане, в том числе индивидуальные предприниматели, направившие инициативное обращение. С таким подходом в целом можно согласиться, если законодатель не был настроен расширять круг субъектов непосредственного обращения в Конституционный Суд. Возражения вызывает возможное ограничение права суда общей юрисдикции на запрос в Конституционный Суд в порядке реализации положений части второй статьи 112 Конституции. Ведь суд общей юрисдикции уже высказался относительно наличия противоречий между Конституцией и подлежащим применению в деле актом. Он уже опроверг закрепленный в Законе (статья 13) принцип презумпции конституционности акта: акт является конституционным, если иное не будет признано заключением, решением Конституционного Суда. Кстати, эта формулировка явно уступает той, что содержалась в статье 21 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь»: при рассмотрении вопросов о соответствии нормативных актов Конституции Республики Беларусь Конституционный Суд исходит из презумпции их конституционности. При всем нашем отрицательном отношении к данной формулировке во время ее включения в Закон «О Конституционном Суде Республики Беларусь» она более удачна и не порождает восприятия, что другие органы, должностные лица, граждане, прежде чем руководствоваться статьей 137 Конституции о ее приоритете по отношению к иным актам, должны заручиться решением, заключением Конституционного Суда. Последнее уместно для случаев, когда неочевидны расхождения в текстах Конституции и иных актов, однако были и есть примеры явных расхождений, когда субъект правового отношения самостоятельно принимает решение руководствоваться нормой Конституции, полагая, что иной акт ей противоречит. Конечно, в такой ситуации есть риск наступления отрицательных последствий, если не будет подтверждено противоречие между Основным Законом и подконституционным актом.

Считаем, что Верховный Суд не вправе отказывать нижестоящему суду в направлении его запроса в Конституционный Суд, если он подготовлен в соответствии со всеми формально-юридическими требованиями, включая прилагаемые документы. Но даже если стать на позицию сторонников иного подхода, согласно которому Верховный Суд фильтрует такие запросы, то меньше возражений вызывает ситуация, когда на состоявшееся судебное постановление принесен протест уполномоченным субъектом. Дальнейшие действия должны зависеть от результатов рассмотрения протеста. Если же суд руководствовался правилом, закрепленным в статье 112 Конституции, и направил запрос в Конституционный Суд, обратившись для этого в высшую судебную инстанцию, которая бездействует, то это оцениваем негативно.

В соответствии с Законом (статья 29) предложение, основанное на инициативном обращении, вносится в Конституционный Суд уполномоченным органом в десятидневный срок со дня принятия им решения о внесении соответствующего предложения в Конституционный Суд. Предложение, основанное на инициативном обращении, должно отвечать требованиям, установленным Законом. В предложении, основанном на инициативном обращении, также должно быть указано, что оно вносится на основании инициативного обращения. К предложению, основанному на инициативном обращении, прилагается копия инициативного обращения. Анализ содержания статьи 29 позволяет сделать вывод, что уполномоченный субъект вправе выйти за пределы круга вопросов, поставленных в инициативном обращении. В этой статье речь идет о направлении в Конституционный Суд не только копии инициативного обращения, но и предложения, основанного на таком обращении.

В первоначальной редакции Конституции Республики Беларусь было закреплено право Конституционного Суда возбуждать производство по делам по своему усмотрению и выносить по итогам рассмотрения заключение. К сожалению, в этот период Конституционный Суд, пользуясь данным правом, действовал избирательно, что дало повод для упреков его в необъективности. В дальнейшем такого права он был лишен. Однако в настоящее время некоторую реабилитацию указанного права можно увидеть в статье 158 Закона. Так, основанием для возбуждения производства по делу об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности являются поступившие в Конституционный Суд обращения государственных органов, иных организаций, а также граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, содержащие информацию о наличии в нормативных правовых актах пробелов, коллизий и правовой неопределенности. Производство по делу об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности может быть также возбуждено Конституционным Судом по собственной инициативе. О возбуждении производства по делу об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности Конституционный Суд принимает в судебном заседании определение (статья 158). По результатам рассмотрения дела об устранении в нормативных правовых актах пробелов, исключении в них коллизий и правовой неопределенности Конституционный Суд принимает решение. В резолютивной части решения излагается вывод о наличии в нормативных правовых актах пробелов, коллизий, правовой неопределенности, а также формулируется предложение конкретному государственному органу, должностному лицу о необходимости устранения в этих актах в соответствии с их компетенцией пробелов, исключения в них коллизий и правовой неопределенности (статья 160).

Анализ этой статьи во взаимосвязи с иными статьями Закона позволяет усомниться в удачности ряда положений Закона. В нем есть нормы, позволяющие делать противоположные выводы. Например, в статьях 158–160 речь идет не только о пробелах (здесь меньше возражений), но и коллизиях между актами (можно предположить, что не только между одноуровневыми актами, но и разного уровня, например, между Конституцией и подконституционным актом), правовой неопределенности. В последнем случае она может быть обнаружена и в процессе рассмотрения дела судом общей юрисдикции, когда он действует в соответствии со статьей 112 Конституции. При этом Верховный Суд вправе (как это следует из Закона) этот запрос не перенаправлять в Конституционный Суд. Таким образом, не исключаем право организации или граждан (статья 158) инициировать рассмотрение дела Конституционным Судом либо возбуждение производства по делу Конституционным Судом по собственной инициативе относительно коллизии между актами или правовой неопределенности акта. На выходе – решение Конституционного Суда. Отметим, что нормативный правовой акт может быть признан неконституционным и по причине наличия в нем пробелов, коллизий и правовой неопределенности. Предложение, поступившее от субъекта, указанного в части четвертой статьи 116 Конституции, по данному поводу предполагает принятие заключения по данному вопросу.

Практика работы Конституционного Суда Республики Беларусь в период с 1997 по 2008 год свидетельствует, что ежегодно он несколько десятков своих актов облекал в форму решений. Он выносил решения относительно конституционности актов органов местного управления и самоуправления, руководствуясь положениями части четвертой статьи 122 Конституции Республики Беларусь. В ней предусмотрено, что решения местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов, ограничивающие или нарушающие права, свободы и законные интересы граждан, а также в иных предусмотренных законодательством случаях могут быть обжалованы в судебном порядке. В указанный период Конституционный Суд выносил свои решения на основании обращения граждан, хозяйствующих юридических лиц, общественных объединений. Абсолютное большинство таких решений безукоризненно исполнялось. Обязательность исполнения решений была обусловлена убедительными аргументами, которые содержались в решении Конституционного Суда. По существу, Конституционный Суд стремился обеспечить прямое (непосредственное) действие конституционных норм, их верховенство, что закреплено в статье 137 Конституции.

Как было отмечено, даже при отсутствии решения Конституционного Суда граждане, должностные лица, хозяйствующие субъекты, государственные органы, если они полагают, что есть противоречие между Конституцией и иным актом, обязаны руководствоваться нормами Основного Закона. Однако здесь следует действовать весьма осторожно, чтобы не ошибиться и не нарушить закон или иной акт, полагая, что они противоречат Конституции. Решения Конституционного Суда снимают какие-либо сомнения на этот счет.

Как же обстоит в настоящее время в законодательстве дело с определением юридической силы заключений и решений Конституционного Суда. Может быть юридическая сила решения иная, чем заключения, что задумывалось на этапе принятия в 1994 году Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» либо было в Кодексе Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей. Нет, анализ Закона вынуждает сделать иной вывод: оба вида актов Конституционного Суда обязательны для исполнения. Так, согласно статье 80 не только заключение, но и решение Конституционного Суда вступают в силу со дня их принятия, если в этих актах не установлен иной срок [8].

В статье 85 Закона определена юридическая сила заключения, решения Конституционного Суда. Согласно частям первой и второй указанной статьи заключение, решение Конституционного Суда являются окончательными, обжалованию и опротестованию не подлежат. Заключение, решение Конституционного Суда действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами. Что касается редакции иных частей статьи 85 Закона, то здесь имеются некоторые пожелания законодателю. Так, в части третьей предусмотрено, что нормативные правовые акты, признанные согласно заключениям Конституционного Суда не соответствующими Конституции Республики Беларусь, не имеют юридической силы (здесь нет возражений). Признание нормативных правовых актов не соответствующими Конституции Республики Беларусь является основанием для прекращения их действия, внесения в них соответствующих изменений и (или) дополнений либо принятия новых нормативных правовых актов с тем же предметом правового регулирования. До прекращения действия таких нормативных правовых актов, внесения в них изменений и (или) дополнений либо принятия новых нормативных правовых актов непосредственно применяется Конституция Республики Беларусь. Полагаем, что в Законе следовало указать, что признание нормативных правовых актов не соответствующими Конституции означает прекращение их действия, а не является основанием для прекращения их действия. Можно согласиться, что соответствующий акт Конституционного Суда является основанием для внесения изменений, дополнений, принятия новых нормативных правовых актов.

Согласно части четвертой статьи 85 Закона нормативные правовые акты, признанные заключениями Конституционного Суда не соответствующими международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, считаются прекратившими действие в целом или в определенной их части со дня признания их утратившими силу (их отмены), внесения в них соответствующих изменений и (или) дополнений либо принятия новых нормативных правовых актов с тем же предметом правового регулирования, если иное не установлено Конституционным Судом. Полагаем, что редакция этой части должна быть аналогичной редакции части третьей с учетом наших предложений. В части пятой статьи 85 Закона указано, что признание нормативного правового акта согласно заключению Конституционного Суда не соответствующим Конституции Республики Беларусь, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь является основанием для прекращения (на наш взгляд, правильно было указать, что не является основанием для прекращения, а прекращает действие) действия положений иных нормативных правовых актов, основанных на таком нормативном правовом акте либо воспроизводящих его.

Согласно части шестой вышеназванной статьи нормативные правовые акты, признанные согласно заключениям Конституционного Суда не соответствующими Конституции Республики Беларусь, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, не могут применяться судами, другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами (следовало бы указать также граждан, юридических лиц, общественные объединения). Если иное не установлено Конституционным Судом, основанные на таких актах решения судов должны быть в установленном порядке пересмотрены, а принятые (изданные) другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами правовые акты прекратить свое действие.

Согласно части восьмой статьи 85 Закона в отношении акта межгосударственного образования, признанного согласно заключению Конституционного Суда не соответствующим актам, указанным в абзаце третьем части четвертой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, государственным органом, ответственным за реализацию акта межгосударственного образования, принимаются предусмотренные международным правом меры по прекращению обязательной силы такого акта в отношении Республики Беларусь, а в случае сохранения заинтересованности участия Республики Беларусь в таком акте межгосударственного образования – предусмотренные международным правом меры по внесению в него необходимых изменений и (или) дополнений. Полагаем, что, исходя из общепризнанного принципа добросовестного исполнения международных договоров, которыми может быть предусмотрено функционирование межгосударственного органа, необходимо принятие специального законодательного акта, которым бы, в частности, обязательным для исполнения актам Евразийской экономической комиссии была придана более высокая юридическая сила, чем национальные законодательные акты [9].

В соответствии с частью девятой статьи 85 Закона решение Конституционного Суда о несоответствии закона, принятого Парламентом Республики Беларусь, Конституции Республики Беларусь, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, принятое в порядке обязательного предварительного контроля, может являться основанием для возвращения Президентом Республики Беларусь закона с возражениями либо подписания закона Президентом Республики Беларусь с возражениями на его отдельные положения. (Гибкая и правильная формулировка, однако она не гармонирует с иными нормами Закона об обязательном исполнении решений Конституционного Суда и их окончательности).

Заключение Конституционного Суда о наличии фактов систематического или грубого нарушения палатами Национального собрания Республики Беларусь Конституции Республики Беларусь может являться основанием для досрочного прекращения полномочий Палаты представителей либо Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь. Решение Конституционного Суда о наличии фактов систематического или грубого нарушения местным Советом депутатов требований законодательства может являться основанием для роспуска местного Совета депутатов Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь. В законодательстве следовало бы оговорить, какие нарушения являются грубыми и что следует понимать под систематическим нарушением Конституции. Видимо, речь должна идти о более чем двух нарушениях (здесь мы бы не ограничивались вторым нарушением как в трудовом законодательстве при решении вопроса об увольнении, ведь там уже за первое наложено взыскание и работник уже предупрежден о возможных последствиях), эти нарушения допущены в течение года, не исключаем, что и в период всего срока полномочий. Если вести речь о систематических нарушениях, проявившихся в принятии неконституционных законов, что установлено заключением Конституционного Суда, то их нельзя, на наш взгляд, учитывать, если эти законы прошли предварительный конституционный контроль и подписаны Главой государства. Остается возможный вариант, когда Президентом на принятый закон было наложено вето и оно было преодолено Парламентом.

Согласно части пятнадцатой статьи 85 Закона официальное толкование декрета или указа Президента Республики Беларусь, касающихся конституционных прав, свобод и обязанностей граждан, данное Конституционным Судом, является обязательным для государственных органов, иных организаций, должностных лиц и других граждан. Наделение Конституционного Суда правом толкования декрета или указа Президента, на наш взгляд, является излишним, вызывает возражение также формулировка об обязательности такого толкования для государственных органов и должностных лиц без каких-либо изъятий, то есть обязательности и для Главы государства, который издал такой декрет или указ. В какой-то мере снижется градус возражений тем, что такое правомочие предусмотрено актом (декретом) Президента и он сам предлагает Конституционному Суду дать толкование. Если представить, что соответствующее положение было бы закреплено в законе, несмотря на вето Президента, а инициатива могла исходить от любого субъекта, указанного в статье 116 Конституции, то такой закон можно было признать как ограничивающий права Главы государства.

Законом (статья 86) установлены сроки исполнения государственными органами, иными организациями, должностными лицами заключений, решений Конституционного Суда. Так, в случае принятия заключений Конституционного Суда, предусмотренных частями третьей–пятой статьи 85 Закона, и если в заключении Конституционного Суда не указано иное, соответствующие государственные органы, должностные лица обязаны:

Совет Министров Республики Беларусь – не позднее трех месяцев после принятия заключения Конституционного Суда внести в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь проект закона о признании утратившим силу закона, признанного неконституционным, либо проект закона о внесении изменений и (или) дополнений в этот закон, либо проект нового закона с тем же предметом правового регулирования. Указанные проекты законов рассматриваются Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь на очередной сессии;

Президент Республики Беларусь, Совет Министров Республики Беларусь – не позднее двух месяцев после принятия заключения Конституционного Суда прекратить действие соответствующего нормативного правового акта Президента Республики Беларусь или Совета Министров Республики Беларусь, признанного неконституционным, либо внести изменения и (или) дополнения в этот нормативный правовой акт, либо принять (издать) новый нормативный правовой акт с тем же предметом правового регулирования;

другие государственные органы, должностные лица – не позднее двух месяцев после принятия заключения Конституционного Суда прекратить действие соответствующего нормативного правового акта, признанного неконституционным или основанного на таком акте (воспроизводящего его), либо внести изменения и (или) дополнения в этот нормативный правовой акт, либо принять (издать) новый нормативный правовой акт с тем же предметом правового регулирования.

В случае принятия заключений, решений Конституционного Суда, предусмотренных частями шестой–восьмой, десятой–двенадцатой статьи 85 Закона, и если в заключении, решении Конституционного Суда не указано иное, соответствующие государственные органы, иные организации, должностные лица не позднее шести месяцев после принятия соответствующих заключения, решения Конституционного Суда обязаны принять меры, указанные в частях шестой–восьмой, десятой–двенадцатой статьи 85 Закона. (Редакция части второй статьи 86 Закона не вполне удачна. Ведь, например, в части шестой статьи 85 Закона сказано следующее: нормативные правовые акты, признанные согласно заключениям Конституционного Суда не соответствующими Конституции Республики Беларусь, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, не могут применяться судами, другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами. Если иное не установлено Конституционным Судом, основанные на таких актах решения судов должны быть в установленном порядке пересмотрены, а принятые (изданные) другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами правовые акты – прекратить свое действие. Можно только предполагать, что речь идет не о принятии в течение шести месяцев после вынесения заключения, решения Конституционного Суда мер по их исполнению, а о возможной корректировке вынесенных ранее судебных постановлений. Однако отсылка в части второй статьи 86 Закона сделана, к сожалению, на всю часть шестую статьи 85 Закона).

В случае принятия решения Конституционного Суда, предусмотренного частью семнадцатой статьи 85 Закона, и если в этом решении Конституционного Суда не указано иное, соответствующие государственные органы, должностные лица не позднее одного месяца после принятия решения Конституционного Суда обязаны рассмотреть его в соответствии с их компетенцией и письменно сообщить Конституционному Суду о результатах рассмотрения. Однако с учетом обязательности не только заключений, но и решений Конституционного Суда и ответственности за их неисполнение (статьи 85, 88) редакция данной части о рассмотрении решений не вполне уместна. Она должна быть иной, если исходить из обязательности для исполнения решения. Либо тогда в Законе следует оговорить, что решения имеют рекомендательный характер, скорректировав соответствующим образом статью 88 и иные статьи Закона.

В статье 88 Закона, на которую мы уже ссылались, предусмотрена ответственность за неисполнение или воспрепятствование исполнению заключений, решений Конституционного Суда: неисполнение вступивших в законную силу заключений, решений Конституционного Суда либо воспрепятствование их исполнению влекут ответственность в соответствии с законодательными актами. К таким законодательным актам можно отнести Гражданский кодекс Республики Беларусь, Трудовой кодекс Республики Беларусь, Декрет Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» [10] и другие акты. Так, согласно Декрету неисполнение Конституции Республики Беларусь, решений Президента Республики Беларусь, законов Республики Беларусь, постановлений Совета Министров Республики Беларусь и судебных постановлений при осуществлении должностных обязанностей является грубым нарушением трудовых обязанностей.

Особо обратим внимание на нормы Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) и Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП). Так, согласно статье 423 УК неисполнение должностным лицом вступившего в законную силу приговора, решения или иного судебного акта либо воспрепятствование их исполнению наказываются штрафом или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Согласно части 3 статьи 24.10 КоАП неисполнение должником в установленный законодательными актами или судом либо судебным исполнителем срок судебного постановления или иного акта, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, влечет наложение штрафа в размере до сорока базовых величин, а на юридическое лицо – до пятисот базовых величин.

Особенно актуально выглядит необходимость ответа на поставленный нами вопрос о юридической силе решений Конституционного Суда на фоне всеобщей проверки в порядке предварительного конституционного контроля законов, которые представлены Президенту на подпись. Нами уже отмечалась желательность отхода от такой сплошной проверки, выделив лишь некоторые фундаментальные акты. Наряду с ними могут быть также те законы, в отношении которых Президентом высказаны возражения, но вето Президента было преодолено.

В соответствии с разъяснением Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей (статья 1) судебное постановление – это заключение Конституционного Суда Республики Беларусь, а также приговор, решение, постановление, определение иных судов Республики Беларусь.

В начале данной публикации нами обращалось внимание на изменения в законодательстве о судебном конституционном контроле. Изменения и дополнения, которые были внесены в Конституцию 1994 года в результате проведенного 24 ноября 1996 года референдума, обусловливают не умаление статуса Конституционного Суда, а его расширение. Конечно, это целесообразно сделать либо посредством официального толкования Конституции Парламентом, либо посредством формирования соответствующей практики самим Конституционным Судом, однако для этого необходимы соответствующие предпосылки. (Интересен опыт Верховного Суда США при вынесении им первого решения в 1803 году о неконституционности акта. Ученые иногда отмечают, что Верховный Суд США, не имея на то прямых указаний в Конституции, взял на себя функцию органа судебного конституционного контроля). В контексте затронутого вопроса напомним некоторые положения нашего конституционного законодательства. Согласно части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляется Конституционным Судом Республики Беларусь. Такая формулировка вызывает сомнение у некоторых белорусских ученых [11]. Ранее, до референдума 1996 года, Конституционный Суд Республики Беларусь был отнесен к группе органов, осуществляющих государственный контроль и надзор (раздел 6 Конституции). В Конституции отдельно шла речь о судебной системе, где Конституционный Суд не упоминался. В настоящей редакции Конституции Республики Беларусь Конституционный Суд находится в главе 6 «Суд». Если ранее действовал самостоятельный Закон «О Конституционном Суде Республики Беларусь», что подчеркивало его особую правовую регламентацию, то сейчас его место определено в Кодексе Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей. Более того, в статьях 4 и 5 Кодекса закрепляется единство судебной системы, включая закрепление единства статуса судей, включение Конституционного Суда в судебную систему. Это дает основание по-новому взглянуть на содержание статьи 60 Конституции, согласно которой каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки. Если рассматривать положения этой статьи во взаимосвязи с частью первой статьи 116 Конституции (а любой юридический документ необходимо только таким образом и анализировать, и Конституция здесь не исключение), то напрашивается вывод о праве граждан на обращение в Конституционный Суд. Другой вопрос, будет ли результатом такого обращения заключение или решение Конституционного Суда, хотя при нынешней редакции Закона это не имеет принципиальной разницы. Для желающих возразить по поводу сделанных выводов мы отошлем к статье 137 Конституции: «Конституция обладает высшей юридической силой. Законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией Республики Беларусь. В случае расхождения закона, декрета или указа с Конституцией действует Конституция».

Выше нами обращено внимание на то, какие виды актов органов судебной власти включает понятие «судебное постановление». С учетом проведенного анализа норм действующего законодательства можно констатировать, что различия по юридической силе между решениями и заключениями Конституционного Суда Республики Беларусь практически исчезли. В завершение обратим внимание еще на одну важную норму Конституции: согласно части второй статьи 115 судебные постановления являются обязательными для всех граждан и должностных лиц. Стремление уравнять статус судей всех судебных инстанций, предусмотреть общие подходы к организации судебной системы дало свои позитивные результаты: эти старания закреплены в законодательстве. Сейчас основная задача – его надлежащее исполнение, как это и принято в правовом государстве.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Чигринов, С. П. Правовые позиции Конституционного Суда Республики Беларусь. Конституционный контроль: современные тенденции развития и совершенствования: материалы Междунар. конф., посвященной 20-летию Конституционного Суда Республики Беларусь, Минск, 27–28 июня 2014 г. / Конституционный Суд Республики Беларусь; редкол. : О. Г. Сергеева [и др.]. – Минск : Белорусский Дом печати, 2014. – 256 с.

2. О Конституционном Суде Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 30 марта 1994 г., № 2914-ХII // Ведамасцi Вярхоўнага Савета Рэспублiкi Беларусь. – 1994. – № 15. – Ст. 220.

3. О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Декрет Президента Респ. Беларусь, 29 нояб.2013 г., № 6 // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. – 2013. – 1/14651.

4. О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Декрет Президента Респ. Беларусь, 26 июня 2008 г., № 14 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.

5. Василевич, Г. А. Конституционный контроль и практика правоприменения в Республике Беларусь / Г. А. Василевич. – Минск : Право и экономика, 2001. – Кн. 2 : Конституция. Человек. Государство. – 232 с.

6. Вершина правовой системы: материалы Междунар. науч.-теорет. конф. «20 лет Конституции Республики Таджикистан», Минск, 5 сент. 2014 г. / под общ. ред. К. Коимдодова. – Минск : Кнігазбор, 2014. – С. 70–74.

7. Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей [Электронный ресурс] : 29 июня 2006 г., № 139-З : принят Палатой представителей 31 мая 2006 г. : одобр. Советом Респ. 16 июня 2006 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.

8. О конституционном судопроизводстве [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 8 янв. 2014 г., № 124-З // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. – 16.01.2014. – 2/2122.

9. Василевич, Г. А. Реализация актов Евразийской экономической комиссии на национальном уровне // Юрист. – 2013. – № 9 (148). – C. 69–72.

10. О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительной дисциплины : Декрет Президента Респ. Беларусь, 26 июля 1999 г., № 29 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 1999. – № 58. – 1/512.

11. Чудаков, М. Ф. Конституционный контроль или конституционное правосудие // Конституционный контроль: современные тенденции развития и совершенствования: материалы Междунар. конф., посвященной 20-летию Конституционного Суда Республики Беларусь, Минск, 27–28 июня 2014 г. / Конституционный Суд Республики Беларусь; редкол. : О.Г.Сергеева [и др.]. – Минск : Белорусский Дом печати, 2014. – 256 с.