− 
 − 

КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ:
ПОИСК ОПТИМАЛЬНОЙ МОДЕЛИ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
(к 20-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ПРИНЯТИЯ)

CONSTITUTION OF THE REPUBLIC OF BELARUS:
SEARCH FOR THE OPTIMAL MODEL AND THE CURRENT STATE
(THE 20TH ANNIVERSARY OF THE ADOPTION)

ВАСИЛЕВИЧ Г.А.,

заведующий кафедрой конституционного права

Белорусского государственного университета,

доктор юридических наук, профессор

 

В статье кратко изложен процесс подготовки и принятия пятой Конституции Беларуси, двадцатилетие которой отмечается 15 марта 2014 г. Дана характеристика основных моделей Конституции, которые предлагались Парламенту. Показано значение соблюдения Конституции для государственного и общественного развития.

This article summarized the preparation and adoption of the Constitution of Belarus fifth. Its twentieth anniversary is marked on March 15th 2014. The characteristic of the main models of the Constitution, which were offered to the Parliament is given. The article shows the importance of the Constitution for the state and social development.

 

Жизнь современного государства невозможно представить без Конституции. Ведь именно она создает национальную правовую систему (определяет спектр и субординацию актов законодательства, систему государственных органов, правовую идеологию, которая составляет основу государственной идеологии, правовое сознание), отражает и предопределяет уклад государственной и общественной жизни. Как справедливо отмечается в литературе, создание и принятие новой Конституции является ответом на вызовы общественного развития, новую реальность [1, с. 31]. Именно реакцией на новые общественные вызовы и явилось решение Верховного Совета БССР в 1990 году начать подготовку новой Конституции Республики Беларусь.

В конце 1980 – начале 90-х годов прошлого столетия в связи с процессами перестройки государственного уклада, начатой по инициативе коммунистической партии во главе с М.С.Горбачевым, изменениями в общественном сознании в итоге стали доминировать настроения людей об устранении мoнoпoлии oднoй партии на власть, утверждении пoлитическoгo и экoнoмическoгo плюрализма, нарастать тенденции oбретения республиками бывшегo СССР гoсударственнoгo суверенитета.

Именно благодаря обретенной свободе слова обогащалось новым содержанием понимание народовластия: ранее подчеркивались ценности советской демократии и даже колхозной демократии. Однако эта «демократия» была абсолютно «управляемой», не было свободы выражения мнения. В обществе вспомнили о таких важных документах, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и другие, многие принципиальные положения которых даже не упоминались в прежней Конституции. Хотя СССР и БССР признали их обязательность: упомянутые пакты были подписаны от имени БССР еще в 1966 году, ратифицированы Верховным Советом республики в 1973 году, юридически стали обязательными в 1976 году.

Одними из ключевых факторов, приведших к изменениям в общественно-политической жизни, были кризис в экономике, перебои с поставками в торговую сеть продуктов питания и промышленных товаров.

Ранее действовавшие Конституции нашей республики (1919, 1927, 1937 и 1978 годов) отражали свою эпоху развития общества – от диктатуры пролетариата до так называемого общенародного государства советского социалистического типа, для которого были характерны монополия одной партии на власть, господство коммунистической идеологии, государственной формы собственности, исключение частной собственности, патернализм в отношениях между государством и человеком. Новые тенденции общественного развития предполагали обновление Конституции, так как действовавшая Конституция по своей целевой направленности не позволяла решать новые задачи государственного и общественного развития.

В Конституции 1978 года отсутствовали нормы, касающиеся создания и функционирования правового государства, разделения властей, системы сдержек и противовесов, частной собственности, то есть тех ценностей, которые стали общепризнанными в современных цивилизованных государствах.

В марте 1990 года впервые прошли демократические выборы в Верховный Совет БССР. Их демократический характер проявлялся прежде всего в появлении большого количества альтернативных по округам кандидатов в депутаты, в свободе предвыборной агитации, высокой активности избирателей, заполнявших залы для встреч с кандидатами, и активности самих претендентов на выборный пост. Способствовали демократизации общественной жизни изменения, которые были внесены осенью 1989 года в Конституцию 1978 года и в избирательное законодательство. Однако это было только начало изменений этой Конституции: всего до марта 1994 года было принято полтора десятка законов по ее корректировке.

22 июня 1990 г. Верховный Совет Республики Беларусь принял решение об образовании Конституционной комиссии. Ее полный состав был определен 20 июля 1990 г. В нее вошли 61 депутат и 13 специалистов в области права (ученые и практики). В рамках Конституционной комиссии сразу были образованы две рабочие группы, готовившие альтернативные проекты. После их подготовки на совместном заседании рабочих групп было решено предложить Верховному Совету единый текст одного проекта. За основу дальнейшей работы был взят проект, подготовленный рабочей группой, которую возглавлял В.И.Шолодонов. (Альтернативный проект, который был подготовлен другой рабочей группой, был представлен в виде концептуальных идей, в нем даже не было редакции конкретных статей).

Интересна динамика подходов разработчиков проекта и Верховного Совета, образованной им Конституционной комиссии к содержанию будущей новой Конституции, к определению того, какой должна быть система власти на уровне республики и на местном уровне, какие права, свободы и обязанности следует закрепить на уровне Основного Закона, можно ли разрешить право частной собственности на природные ресурсы и др.

Всего на рассмотрение членов Парламента было предложено более десятка вариантов Конституции с теми или иными модификациями. Однако стержневыми были варианты, в которых шла речь о президентской республике, о парламентарной республике, о сильной системе местного самоуправления, о том, как она формируется. Обсуждался вариант, при котором единоличный Глава государства в республике отсутствует. Были тексты проекта Конституции, которые содержали много понятий (терминов), характерных для давней истории Беларуси (сойм, рада, управа, волости, поветы), в нескольких редакциях преамбулы упоминались Великое княжество Литовское, БНР и др. Споры вызывал вопрос о том, какой язык должен получить статус государственного, о государственных символах.

Прежде всего, дискуссия шла относительно статуса Верховного Совета, Президента, Правительства, органов местного управления и самоуправления. Что касается прав и свобод граждан, то быстро удалось предложить приемлемое содержание большинства из них, споры лишь шли относительно коллективной формы собственности (следует ли ее признавать), о частной собственности на природные ресурсы, о платном или бесплатном медицинском обслуживании, о платном образовании.

Не вызывала возражения запись во всех проектах о том, что белорусское государство должно быть унитарным правовым демократическим социальным. Лишь однажды Председатель Верховного Совета БССР С.С.Шушкевич подверг критике указание на социальный характер государства, посчитав, что речь идет о социалистическом государстве. Все полагали, что надо реализовать принцип разделения властей (только его содержание понимали по-разному). С определенными модификациями включались положения о возможности участия Беларуси в межгосударственных образованиях.

В первоначальном проекте Конституции, который был подготовлен рабочей группой Конституционной комиссии в первой половине 1991 года, весьма детально решались вопросы гражданства, административно-территориального устройства, описывались государственные символы, в том числе в качестве варианта предлагался герб «Погоня». Значительное внимание уделялось политическим правам, предусматривался уведомительный порядок проведения массовых мероприятий: местные государственные органы должны были быть уведомлены о готовящемся мероприятии в установленном законом порядке. При этом собрания, митинги, уличные шествия и демонстрации не должны нарушать общественного порядка. В дальнейшем это положение было изъято из проектов. Изначально удачной оказалась статья, посвященная праву на труд: все основные идеи были в итоге закреплены в окончательной редакции Конституции 15 марта 1994 г.

Относительно права на жилище предусматривалось его обеспечение посредством развития и охраны государственного и общественного жилищного фонда, справедливого распределения под общественным контролем жилой площади, содействие кооперативному и индивидуальному жилищному строительству.

Смертная казнь рассматривалась в качестве исключительной меры наказания согласно приговору суда, не подчеркивался ее временный характер (это было сделано позднее), фиксировалось отделение церкви от государства. Предусматривалось право граждан свободно передвигаться и выбирать место жительства, а также покидать республику и возвращаться в нее. При этом ограничения в праве передвижения по отдельным территориям могли устанавливаться только законом, а для отдельных лиц – по постановлению или приговору суда.

В проекте оговаривалось, что мужчина и женщина (а не граждане, как предложил рабочей группе один из депутатов) по достижении брачного возраста имеют право вступать в брак и создавать семью.

Предусматривались основные конституционные обязанности граждан, в том числе их обязанность нести в соответствии с законом воинскую или альтернативную гражданскую службу. Духом гуманизма и социальной корпоративности была пронизана запись в проекте о том, что долгом каждого гражданина является оказание помощи другому лицу, находящемуся в опасном для жизни и здоровья состоянии, и солидарно с другими гражданами участие в ликвидации общей опасности.

Особенностью этого проекта и ряда последующих проектов было то, что в них содержалась отдельная глава, посвященная социально-правовой защите граждан. В частности, гражданам гарантировались равные условия защиты их прав и свобод и, что было актуально для постсоветского периода, льготы и привилегии могли быть установлены только законом и должны соответствовать принципам социальной справедливости. Права несовершеннолетних, нетрудоспособных, недееспособных и престарелых, которые не имеют родственников и близких граждан или остались без ухода со стороны своих близких, находятся под особым покровительством государства.

Что касается системы органов государственной власти, то имелось в виду, что Верховный Совет является высшим представительным и единственным законодательным органом государственной власти. В проекте была норма, согласно которой Верховный Совет правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос государственной власти, государственного управления, конституционного и прокурорского надзора и иные вопросы, находящиеся в ведении нашей республики, за исключением вопросов, составляющих исключительную компетенцию народа, а также судов. Позднее в проектах появилась иная редакция: Парламент вправе решить любой вопрос, если он не относится к компетенции Президента и судов.

За Парламентом закреплялось право утверждения состава Совета Министров и программы его деятельности, образования и упразднения министерств, отмены указов Президента, постановлений и распоряжений Совета Министров, распоряжений Председателя Верховного Совета. Уже это свидетельствовало о том, какая парадигма властных отношений выстраивается: Верховный Совет, который стал со времени начала первой сессии в мае 1990 года высшим органом государственной власти, по такой редакции оставался доминирующим органом.

Президент является Главой государства и Главой Правительства республики. Предусматривалось даже, что Правительство не реже одного раза в два года отчитывается о своей работе перед Верховным Советом.

Вначале авторы проекта достаточно осторожно относились к определению органа, который бы осуществлял специализированный конституционный контроль, и наделению его полномочиями. Это обусловливалось «ломкой» прежней правовой системы (СССР) и формированием национальной правовой системы. Можно предположить, что именно по причине нежелания ограничивать себя какими-то рамками Верховный Совет двенадцатого созыва не только в 1990 году, но и в период всей своей деятельности до 1994 года так и не создал Комитет конституционного надзора, хотя это следовало сделать по Конституции 1978 года с учетом изменений, внесенных в нее в октябре 1989 года.

Первыми проектами предусматривалось создание Конституционного Совета. При этом по тогдашнему образцу польского законодательства и практики было записано, что при несоответствии закона республики, ее международного договорного или иного обязательства либо отдельных их положений Конституции нашей республики либо международно-правовым пактам Конституционный Совет направляет Верховному Совету соответствующее заключение. Принятие заключения приостанавливает действие закона, международного обязательства. Однако заключение может быть отклонено двумя третями голосов от общего числа депутатов Верховного Совета.

Предполагалось, что принятие новой Конституции будет решено только референдумом. В дальнейшем это положение было изъято из текста, что, впрочем, не лишало права решать данный вопрос путем народного голосования.

Рабочая группа постоянно совершенствовала текст будущей Конституции. Так, проект, который был представлен 30 сентября 1991 г. Конституционной комиссии, претерпел ряд редакционных изменений в сравнении с тем, который был подготовлен ею к началу 1991 года, в частности, более четко стали выглядеть статьи, посвященные личным правам и свободам, они были помещены в начале соответствующего раздела, а не в конце, как это было в прежнем проекте. Согласно проекту политические партии и иные объединения граждан имеют право на равных основаниях пользоваться государственными средствами массовой информации в объеме и порядке, установленных законом. Актуальной для своего времени была запись о том, что права, свободы и достоинство лиц, составляющих оппозиционное меньшинство в политических партиях, общественных организациях, массовых движениях, а также в представительных органах власти, гарантируются законом.

С первых месяцев подготовки Конституции шли также споры о том, должно ли образование быть платным или бесплатным. Было два варианта. Первый: каждый гражданин имеет право на образование. Среднее образование обязательно. Профессиональное, среднее специальное и высшее образование должно быть доступным для всех в соответствии со способностями каждого. Обучение в государственных учебных заведениях бесплатное. Организации и граждане вправе в соответствии с законом создавать платные учебные заведения. Второй вариант предполагал следующее: государство гарантирует бесплатное школьное и профессиональное образование. С учетом общественных потребностей и в соответствии с законом обучение в высших и средних специальных учебных заведениях может быть бесплатным и платным. Баталии были настолько острыми, что статья, посвященная праву на образование, была принята Верховным Советом квалифицированным большинством одной из последних. В тексте было закреплено, что общее школьное и профессионально-техническое образование бесплатное.

В данном проекте уже ограничивалась сфера влияния Верховного Совета на формирование Президентом Правительства, имелось в виду, что Парламент дает согласие на назначение лишь Премьер-министра, хотя в качестве варианта предлагалось, чтобы это распространялось и на заместителей Премьер-министра и министров. Правительство республики ответственно перед Верховным Советом республики и Президентом и им подотчетно. Правительство не реже одного раза в год отчитывается о своей работе перед Верховным Советом республики.

Много было споров относительно системы местного управления и самоуправления. Предполагалось, что председатель Совета и советники избираются населением соответствующей административно-территориальной единицы на пять лет. Заместители председателя и секретарь Совета избираются Советом по предложению председателя из числа советников на срок полномочий Совета. Исполнительным и распорядительным органом местного Совета является исполнительный комитет.

Вместо Конституционного Совета появился Конституционный Суд. Однако его полномочия не сильно изменились. Также предусматривалось, что заключение Конституционного Суда может быть отклонено Верховным Советом. Более того, предусматривалось, что окончательное решение по его заключениям о несоответствии Конституции и законам нормативных актов межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, принимает Верховный Совет Республики Беларусь.

В последующих проектах, в частности, подготовленном по состоянию на 6 апреля 1992 г., предусматривалось наделить Председателя Верховного Совета (предлагалось название Парламента – Сойм) правом представлять Сойму кандидатуры для избрания на должности Председателя, заместителя Председателя и членов Конституционного Суда республики; Председателя Правления Национального банка республики, Председателя Комитета государственной безопасности республики. К исключительным полномочиям Сойма отнести образование и упразднение министерств Республики Беларусь. Проект содержал положение о том, что Президент Республики Беларусь является Главой государства, гарантом разделения властей, обеспечивает устойчивость и преемственность в деятельности государственных органов. Председатель Правительства Республики Беларусь избирается Соймом Республики Беларусь по предложению Президента Республики Беларусь. Однако состав Правительства Республики Беларусь утверждается Соймом по предложению Председателя Правительства.

В более поздних проектах уточнялись формулировки ряда статей, например, предусмотрено, что смертная казнь до ее отмены может применяться в соответствии с законом как исключительная мера наказания за тягчайшие преступления и только по приговору суда. Она и вошла в действующий текст. К проекту от 4 мая 1993 г. впервые прилагался закон о порядке вступления в силу Конституции. Важной была запись о том, что в течение двух лет после вступления в силу Конституции Республики Беларусь должны быть приняты законы, регулирующие переход к реализации прав, предусмотренных в статьях 30 (в части свободного передвижения и выбора места жительства в пределах республики), 46 Конституции Республики Беларусь. Этот переход должен быть завершен не позднее пяти лет после вступления в силу соответствующих законов.

Проекты Конституции регулярно, после каждого обсуждения в Верховном Совете, публиковались в печати для народного обсуждения. В рабочую группу и Конституционную комиссию поступило множество предложений от граждан, депутатов, трудовых коллективов.

После трехлетней работы над проектом нового Основного Закона депутатами уже был накоплен необходимый опыт, и появился реальный шанс для его принятия. В течение двенадцатой сессии, начиная с 19 мая 1993 г. по 7 июля 1993 г., конституционным большинством была принята частично преамбула, полностью 69 статей и 19 статей частично, а также в первом чтении проект Закона «О порядке вступления в силу Конституции». И если по отдельным статьям чувствовалось, что можно найти взаимопонимание и оптимальное, устраивающее различные политические силы, решение, то относительно формы правления острые разногласия оставались до конца февраля 1994 года.

На этом фоне Председателем Верховного Совета даже предлагалось принять Конституцию специально созданным для этих целей органом – Конституционной Ассамблеей. Была разработана концепция проекта закона о Конституционной Ассамблее, а также проекты законов и постановлений Верховного Совета, обеспечивающих ее реализацию. Согласно концепции Конституционная Ассамблея – представительный орган, единственной целью которого является принятие новой Конституции. Предполагалось избрать ее в составе 310 членов. Полномочия Конституционной Ассамблеи прекращаются с момента принятия Конституции. Если же Конституция не будет принята в установленный Верховным Советом срок (первоначально имелось в виду завершить работу в четырехмесячный срок), Конституционная Ассамблея прекращает свою деятельность. Однако досрочное прекращение полномочий Конституционной Ассамблеи не допускается. Принципиально важным было положение, согласно которому Конституционная Ассамблея обсуждает проект Конституции, внесенный Конституционной комиссией, то есть роль последней не уменьшилась. Предполагалось Конституцию принять в одном чтении, проведя постатейное обсуждение; статьи и Конституцию принимать в целом простым большинством голосов членов Конституционной Ассамблеи, принявших участие в голосовании. В соответствии с изложенной концепцией были подготовлены проекты законов о Конституционной Ассамблее, о внесении изменений в Конституцию Республики Беларусь, о принятии новой Конституции Республики Беларусь, проект Конституционного закона о новой Конституции Республики Беларусь и др.

Однако идея принятия Конституции специальным органом не была поддержана, как представляется, по нескольким причинам. Во-первых, создавалось общее впечатление, что она была высказана экспромтом, не было предварительной какой-либо разъяснительной работы. Во-вторых, Верховный Совет, несмотря на определенное топтание на месте при обсуждении некоторых ключевых вопросов, к этому времени принял уже около 60 % текста Конституции и в этой ситуации отдавать кому-либо «лавры» принятия новой Конституции, естественно, не желал. Кроме того, вполне можно понять депутатов Верховного Совета, которые не хотели упускать возможности самим определить характер и содержание Основного Закона. В-третьих, отсутствие движения по проекту в некоторой степени объяснялось и собственными взглядами Председателя Конституционной комиссии относительно формы правления, которые расходились с большинством (хотя следует признать, на тот момент оно не набрало 2/3 голосов).

Завершила работу над проектом Основного Закона тринадцатая сессия Верховного Совета, начавшаяся в ноябре 1993 года. К этому моменту большинство статей уже было принято необходимым квалифицированным большинством, выявлено отношение депутатов к организации государственной власти как на республиканском, так и местном уровне, хотя еще некоторые вопросы в этой части оставались.

Историческое решение – принятие новой Конституции, к которому очень трудно шли депутаты на протяжении почти четырех лет, состоялось 15 марта 1994 г. При кворуме для голосования и принятия решения 231 депутат – зарегистрировалось 307, проголосовали: за – 236, против – 6, воздержалось – 8, не голосовало – 57. В этот же день был принят Конституционный закон о порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь. При кворуме для голосования и принятия решения 231 депутат – зарегистрировалось 297, проголосовали: за – 237, против – 4, воздержалось –13, не голосовало – 43.

Законом о порядке вступления в силу Конституции ее подписание поручено Председателю Верховного Совета Республики Беларусь. Это было сделано в торжественной обстановке на заседании Президиума Верховного Совета 28 марта 1994 г. 30 марта 1994 г. Конституция была опубликована в республиканских газетах, и с этого дня она вступила в действие. 15 марта – день принятия Конституции объявлен праздничным днем.

Основной Закон Республики Беларусь, вступивший в силу 30 марта 1994 г., определил принципиально новый курс конституционного развития белорусского государства и общества. Ключевой идеей нового конституционного курса является построение правового демократического социального государства. Эти цели остаются неизменными и после уточнения редакции Конституции от 15 марта 1994 года на референдуме 24 ноября 1996 года, который лишь еще более основательно уточнил (разграничил) полномочия между Президентом и Парламентом.

В качестве модели на конституционном уровне в настоящее время предусмотрено такое государство, которому присущи: 1) политический плюрализм; 2) многообразие форм собственности; 3) установление равенства государства и гражданина, наличие у них взаимных обязательств; 4) закрепление в качестве вектора для развития текущего законодательства приоритета общепризнанных принципов международного права; 5) разделение и взаимодействие властей; 6) прямой характер действия норм Конституции; 7) эффективная система восстановления нарушенных прав и свобод; 8) обеспечение права граждан на хорошее управление со стороны государства; 9) достижение одного из основных интегральных показателей успешности развития государства и общества – право на человеческое достоинство.

В новой Конституции нашли отражение политические и социально-экономические перемены, предусмотрена программа совершенствования демократии, гарантии прав и свобод. Это выразилось в закреплении основ конституционного строя, восприятии концепции партнерских отношений между государством и человеком. Но, исходя из наших традиций, сохранены конституционные идеи охраны социальных прав и свобод, наряду с введением поста Президента Республики Беларусь предусмотрено необходимое обновление системы власти (Парламента, Правительства, министерств и госкомитетов, системы судов, прокуратуры, местных Советов депутатов и исполнительных и распорядительных органов), их полномочий. Реализована идея разделения и взаимодействия властей.

По прошествии двух десятков лет действия новой Конституции мы можем заметить, что происходит все большее укоренение содержащихся в ней принципов и норм как в действующем текущем законодательстве, так и в правоприменительной практике. Конституционные нормы и принципы формируют парадигму правовых отношений, так как они отражают и одновременно формируют концепцию законодательного развития государства и общества. На современном этапе важно продолжать процесс конституционализации всех сфер жизни государства и укоренение в обществе самого духа конституционализма [2, с. 6]. Исходя из анализа конституционных норм, как справедливо отмечает российский ученый В.И.Крусс, идея конституционного правопользования фактически означает реализацию прав и свобод человека в качестве основной формы бытия современного права [3, с. 19].

Приведем несколько цифр, свидетельствующих о том, как изменилась ситуация в стране. Средняя продолжительность жизни увеличилась с 68,6 в 1995 году до 74,2 в 2013 году. Это явный позитив. Но потенциал здесь еще есть. Надо больше заботиться об условиях труда, образе жизни мужчин – они живут на 11 лет меньше женщин.

Все эти годы у нас миграционный прирост (значительно больше прибывает, чем убывает; в среднем в последние годы эта цифра составляет около десяти тысяч), что свидетельствует о том, что приезжие рассматривают условия жизни в Беларуси более подходящими, чем те, где они проживали. ВВП по сравнению с 1990 годом в 2011 году вырос в 1,9 раза. Среднедушевые доходы по сравнению с 1995 годом в 2010 году выросли в 5,4 раза. В сравнении с 1994 годом младенческая смертность (в возрасте до одного года на тысячу родившихся) уменьшилась почти в два раза – с 13,2 до 7,1. Уровень официально зарегистрированной безработицы составляет 0,5 процента в 2013 году против трех в 1994 году и 6,2 процента в 1999 году. Общая площадь жилого фонда увеличилась с 1994 года на 40 млн. квадратных метров и составила в 2012 году 240 кв. м.

Но есть и много проблем. По индексу восприятия коррупции мы выглядим не очень хорошо, даже если исходить из какого-либо пристрастного к Беларуси отношения. Каждый второй брак расторгается. Высокий уровень самоубийств. Наблюдается естественная убыль населения (смертность опережает рождаемость). Более четверти населения – пенсионеры. Избыточность правового регулирования по ряду направлений экономической деятельности. Например, еще 3–4 года назад по количеству бухгалтеров мы лишь в три раза уступали Китаю, население и деловая активность которого несопоставимы с нашими.

Конечно, указанные проблемы решает не Конституция или закон, а разумное, эффективное воплощение закрепленного в них потенциала государственным аппаратом, правоприменителями, а также всеми гражданами. Особую значимость в этой связи приобретает и прогнозирование последствий принятия нормативных правовых актов, которое в комплексе позволит не только повысить ответственность разработчиков проектов нормативных правовых актов, но и создать необходимые условия для внедрения принятых актов.

Для белорусской действительности последних лет характерно «движение маятника» – от слабости государственной власти до значительного ее усиления. Всем современным государствам СНГ присуще движение именно в таком направлении. Действия любой власти должны соответствовать ценностной парадигме Конституции, начиная от тех норм, которые содержатся в преамбуле Конституции, и заканчивая нормами конкретного характера. В этом отношении процесс укрепления власти при сохранении системы сдержек и противовесов вполне совпадает с аксиомами власти, которые определил известный русский философ и правовед И.А.Ильин. Относительно аксиом власти он обратил внимание на ряд аспектов, которые имеют современное звучание. Первое на что он указывает, это то, что власть основывается на правовом полномочии. Она должна быть едина, осуществляться лучшими людьми. Люди, по его мнению, становятся чернью, когда берутся за государственное дело, движимые не политическим правосознанием, а частной корыстью. К «черни» может принадлежать и богатый, и бедный, и темный человек, и «интеллигент». При этом демагога он ставит на низшее место, так как он обращается к худшему, что есть у человека. К аксиомам власти он относит следующее: политическая программа включает только те меры, которые преследуют общий интерес и осуществимы [4, с. 355–361].

Что же в современных условиях выступает мерилом, интегральным показателем того, что государственная власть эффективна и разумна, действует в рамках естественного права или хотя бы стремится к этому? На наш взгляд, таким мерилом является уровень обеспечения достоинства человека. В юридической литературе дается определение достоинства как самооценки человеком своих социальных, моральных качеств, способностей и общественной значимости (в отличие от определения чести как общественной оценки социальных и духовных качеств конкретного человека, представлении людей о его поведении) [5, с. 481].

Достоинство личности определяется не только самооценкой субъекта, но и совокупностью объективных качеств человека, характеризующих его репутацию в обществе (благополучие, нравственные данные, уровень знаний, обладание социально полезными навыками, достойный образ жизни и т.п.) [6, с. 96].

Авторы одного из комментариев Конституции России утверждают, что «достоинство личности как юридическая категория не стоит в одном ряду с такими правами, как право на свободу передвижения и другими личными правами. Как жизнь человека и признание его права на жизнь являются общим условием существования всех прав и свобод человека и гражданина, так и человеческое достоинство (достоинство личности), его признание, соблюдение и защита государством являются необходимым условием существования личных прав человека» [7, с. 145]. Таким образом, авторы данного Комментария рассматривают принцип уважения достоинства личности как базисный в сфере личных прав и свобод. Однако, на наш взгляд, имеются все основания еще четче заявить о более широком содержании этой категории, охватывающей, наряду с правом на жизнь, все явления (права и свободы), характеризующие такое качество жизни, которое не только субъективно (в силу личных ощущений, то есть личностная самооценка), но и объективно подтверждают и обеспечивают статус человека как полноправного субъекта человеческой деятельности. Известный российский ученый, судья Конституционного Суда России Н.С.Бондарь справедливо отмечает, что «ценность и цели свободного развития каждого включают деятельное солидарное соучастие в создании необходимых предпосылок не только физического (материального), но и духовного здоровья нации. С этих позиций следует оценивать и актуальность охраны достоинства личности посредством реализации конституционных начал социальной политики» [8, с. 217].

Можно согласиться с теми авторами, которые полагают, что «достоинство личности» наполняется конкретным содержанием в конкретной правовой культуре. В то же время неверным считаем мнение, в соответствии с которым только в наиболее развитых в государственно-правовом отношении странах в понятие достоинства включается обладание не только правовой свободой, но и минимальным набором социальных благ, необходимых для достойной жизни по стандартам современного потребительского общества (жилище, относительно высокая заработная плата, общедоступное здравоохранение и образование, социальное обеспечение и т.д.).

Нам необходимо учитывать две основные тенденции, которые следует рассматривать в единстве: 1) либерализацию экономики, отказ от излишнего вмешательства государства в экономику, учет общих и частных интересов; 2) создание эффективной правовой системы, позволяющей государству играть ключевую роль в политической системе общества. Насколько эти две тенденции «идут рядом», сочетаются друг с другом, настолько проявляются в развитии человеческого потенциала, реальной свободе человека, его юридическом положении. Таким образом, можно вести речь о создании сильного государства, но действующего на правовой, то есть конституционной основе.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Конституция в ХХI веке: сравнительно-правовое исследование / отв. ред. В.Е. Чиркин. – М.: Норма: Инфра-М, 2013. – 656 с.

2. Эбзеев, Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации / Б.С. Эбзеев. – М., 2005. – С. 6.

3. Крусс, В.И. Теория конституционного правопользования / В.И. Крусс. – М.: Норма, 2007. – 752 с.

4. Ильин, И.А. Аксиомы власти / И.А. Ильин // Родина и мы. – Смоленск: Посох, 1995. – 512 с.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / под общ. ред. А.В. Баркова. – Минск: Тесей, 2003. – 1200 с.

6. Комментарий к Конституции Российской Федерации / отв. ред. Л.А. Окуньков. – Изд. 2-е. – М., 1996. – 389 с.

7. Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / отв. ред. В.А. Четвернин. – М.: Центр конституц. исслед. Моск. обществ. науч. фонда, 1997. – 520 с.

8. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. – М.: Эксмо, 2009. – 485 с.