− 
 − 

РЕШЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

6 февраля 2013 г. (дело № 151-10/2012)

 

Хозяйственный суд Брестской области рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску «Т» (Республика Польша) к обществу с ограниченной ответственностью «А», обществу с ограниченной ответственностью «У» об установлении факта ничтожности сделки – договора от 04.10.2010 между ООО «А» и ООО «У» в части продажи имущества – покрасочного агрегата XTREME 70:1 X70 DH3,

 

установил:

 

Истцом подан иск об установлении факта ничтожности сделки – договора от 04.10.2010 между ООО «А» и ООО «У» в части продажи имущества – покрасочного агрегата XTREME 70:1 X70 DH3.

Ответчики в отзывах иск не признали.

Истец в исковом заявлении указал следующее. Во исполнение договора от 12.06.2008 истец передал обществу с ограниченной ответственностью «А» (далее – первый ответчик) покрасочный агрегат XTREME 70:1 X70 DH3 стоимостью 5094,26 евро (далее – агрегат), который должен был быть оплачен в течение 6 месяцев с момента поставки. До настоящего времени товар не оплачен. Данным договором установлено, что поставщик оставляет за собой право собственности на проданный товар до момента оплаты всей суммы договора. В соответствии с п. 8.3 договора все вопросы, не урегулированные в настоящем договоре, разрешаются в соответствии с действующим законодательством Республики Беларусь. В связи с тем, что товар не был оплачен и являлся собственностью истца, последний неоднократно заявлял требования кредитора к управляющему по делу о банкротстве первого ответчика, о возврате принадлежащего истцу на праве собственности имущества. Однако данные требования в период конкурсного производства управляющим отклонялись со ссылкой на то, что не представлены достаточные доказательства принадлежности имущества истцу на праве собственности, а по завершении конкурсного производства – в связи с тем, что прошел срок предъявления требований кредитора.

Первым ответчиком на основании решения комитета кредиторов от 01.10.2010 было принято решение о продаже имущества, включенного в конкурсную массу, в том числе имущества, принадлежащего на праве собственности истцу, и не принадлежащего первому ответчику, покупателю – обществу с ограниченной ответственностью «У» (далее – второй ответчик).04.10.2012 между ответчиками была заключена сделка – договор купли-продажи имущества (далее – договор), в перечень реализованного имущества первым ответчиком второму ответчику по данному договору был включен и агрегат, принадлежащий истцу.

Истец полагает, что, поскольку первый ответчик не являлся собственником агрегата, принадлежащего на праве собственности истцу, он не вправе был до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, помимо воли истца, поэтому договор в части продажи имущества истца является ничтожным, как не соответствующий требованиям законодательства Республики Беларусь. В связи с этим просит установить факт ничтожности сделки – договора между ответчиками в части продажи агрегата.

В обоснование исковых требований истец сослался на статью 44 Конституции Республики Беларусь, статьи 2, 167, 169, 181, 210, 219, 224, 236, 461 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Первый ответчик иск не признал, указав следующее. В связи с тем, что в отношении первого ответчика 29.09.2009 было возбуждено производство по делу о банкротстве и 03.03.2010 принято хозяйственным судом Брестской области решение о признании ответчика банкротом с ликвидацией, то применению подлежит специальное законодательство – законодательство о банкротстве. Истец в свое время обращался к первому ответчику с требованием кредитора, затем обжаловал уведомление управляющего о рассмотрении требования кредитора, направлял в суд несколько жалоб на действия управляющего, но получил на все свои направления отказ.

Принимая во внимание, что 29.09.2009 в отношении первого ответчика было открыто конкурсное производство, истец обязан был не позднее 30.11.2009 направить управляющему ходатайство об исключении агрегата из состава имущества данного ответчика, однако направил требование о возврате имущества только 29.12.2009, после истечения 2-месячного срока для предъявления такого требования. Иск в суд истцом не предъявлялся.

Законодатель, не исключая иные способы защиты прав собственника, определяет специальный, единственный способ (механизм, порядок) истребования принадлежащего кредитору имущества из состава имущества должника – предъявление ходатайства управляющему, а в случае его неудовлетворения – предъявление иска в суд об исключении имущества из состава имущества должника.

Поскольку обстоятельства для исключения агрегата из состава имущества, за счет которого могут погашаться требования кредиторов, отсутствуют, данный агрегат был продан в составе комплекса имущества второму ответчику в точном соответствии с законодательством. В связи с этим просит в иске отказать.

Второй ответчик иск не признал, указав, что по договору приобрел у первого ответчика имущество, в составе которого был агрегат XTREME. В соответствии с договором продавец удостоверял, что имущество третьим лицам не обещано, под арестом и запрещением не состоит, не является объектом каких-либо иных сделок (купли-продажи, залога, мены, субаренды, лизинга и т.д.). Поэтому ООО «У» является добросовестным приобретателем агрегата XTREME. В то же время подлежит детальной проверке факт принадлежности истцу на праве собственности именно агрегата, приобретенного вторым ответчиком у первого ответчика.

В судебном заседании объявлены перерывы до 06.02.2013 до 12.00.

В судебном заседании представители сторон свои доводы поддержали.

Судом в судебном заседании обозрены материалы дела № 90-10Б/2009.

 

Оценив представленные документы, заслушав пояснения представителей сторон, суд считает требования истца необоснованными и не подлежащими удовлетворению исходя из следующего.

Определяя подсудность спора хозяйственному суду Брестской области, суд руководствовался пунктом 8 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 № 21 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц», в соответствии с которым критерием отнесения дел к компетенции хозяйственных судов в случаях, указанных в части первой статьи 235 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК РБ), является наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

Согласно абзацам 2, 11 части первой статьи 235 ХПК РБ хозяйственные суды Республики Беларусь рассматривают хозяйственные (экономические) споры и иные дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности с участием иностранных лиц, если ответчик находится или проживает на территории Республики Беларусь либо на территории Республики Беларусь находится его имущество; в иных случаях – при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

Как следует из содержания оспариваемого истцом договора, он заключен в Республике Беларусь, в соответствии с законодательством Республики Беларусь, вследствие чего факт ничтожности указанной сделки (ее части) должен устанавливаться в хозяйственном суде Республики Беларусь.

Определяя применимое право, суд учитывает, что в соответствии с пунктом 8.3 договора во всем, что не предусмотрено им, стороны руководствуются действующим законодательством Республики Беларусь.

Ввиду вышеизложенного спор подлежит рассмотрению в хозяйственном суде Брестской области, применимым правом при рассмотрении требования истца является право Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 100 ХПК РБ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Между истцом и первым ответчиком был заключен договор от 12.06.2008, в соответствии с которым истец обязался передать в собственность первого ответчика покрасочный агрегат XTREME 70:1 X70 DH3 стоимостью 5095 евро. В соответствии с п. 3.3, 4.1, 4.3 данного договора оплата должна была быть осуществлена в течение 3 месяцев с момента поставки, поставка товара осуществляется в таможенный орган на условиях ДДУ г. Б. (ИНКОТЕРМС 2000), датой поставки является день поставки товара таможенному органу. Условиями указанного договора (п. 6.1) установлено, что поставщик оставляет за собой право собственности проданного товара до момента оплаты всей суммы договора.

На основании грузовой таможенной декларации от 01.07.2008 первый ответчик произвел таможенное оформление покрасочного агрегата XTREME 70:1 X70 DH3.

Как пояснил представитель истца передача агрегата истцом ответчику документально не оформлялась.

Доказательства оплаты агрегата суду не представлены.

В соответствии со статьей 109 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18.07.2000 № 423-З (далее – Закон) исключение имущества, принадлежащего на праве собственности другому лицу, из состава имущества должника осуществляется в соответствии с законодательством по ходатайству собственника этого имущества либо уполномоченного собственником органа. При исключении имущества из состава имущества должника оно возвращается его собственникам. Ходатайство об исключении имущества из состава имущества должника может быть заявлено управляющему в течение двух месяцев со дня открытия конкурсного производства. В случае отказа управляющего исключить имущество из состава имущества должника собственник этого имущества либо уполномоченный собственником орган вправе предъявить иск в хозяйственный суд. Иск предъявляется в хозяйственный суд в течение четырнадцати дней после отказа управляющего удовлетворить ходатайство об исключении имущества из состава имущества должника или в случае, если управляющий не ответил на такое ходатайство, – в течение четырнадцати дней со дня его заявления.

Таким образом, законодатель установил порядок и срок предъявления требования собственника к должнику о возврате имущества.

Принимая во внимание, что в отношении первого ответчика 29.09.2009 судом было открыто конкурсное производство, истец обязан был не позднее 30.11.2009 направить управляющему ходатайство об исключении агрегата из состава имущества первого ответчика. Истец направил требование о возврате имущества 29.12.2009, после истечения 2-месячного срока для предъявления такого требования.

Таким образом, истцом подано ходатайство об исключении имущества из состава имущества первого ответчика по истечении установленного Законом срока.

В ответ на ходатайство истца от 29.12.2009 первый ответчик уведомлением от 06.01.2010 предложил истцу надлежащим образом заверить копии документов, направить в приложении к требованию документы, сопровождающие перевозку товара (ТТН).

Действия управляющего истец обжаловал в рамках дела № 90-10Б/2009. Суд определением № 90-10Б/2009 от 09.08.2010 отказал в удовлетворении жалобы истца.

24.03.2011 истец повторно потребовал вернуть агрегат, на что был получен ответ от 30.03.2011, что в связи с отсутствием у управляющего документов, подтверждающих право собственности истца на малярный инструмент для окраски, данное оборудование продано в составе комплекса имущества второму ответчику, в случае предоставления документов, подтверждающих право собственности, требование кредитора на сумму стоимости имущества может быть включено в реестр требований кредиторов.

Иск в соответствии со статьей 109 Закона истец в суд не предъявил.

Статьей 100 Закона определены обстоятельства, при которых имущество должника исключается из состава имущества, за счет которого могут погашаться требования кредиторов: имущество, изъятое из оборота; имущественные права, связанные с личностью должника, а также права, основанные на специальном разрешении (лицензии) на осуществление определенных видов деятельности; иное имущество, не включаемое в имущество должника в соответствии с Законом.

Поскольку обстоятельства для исключения покрасочного агрегата из состава имущества, за счет которого могут погашаться требования кредиторов, отсутствовали, покрасочный агрегат XTREME был продан в составе комплекса имущества второму ответчику в соответствии с законодательством о банкротстве по договору купли-продажи имущества от 04.10.2010.

Как пояснил в судебном заседании представитель второго ответчика, на приобретенном его предприятием у первого ответчика покрасочном агрегате отсутствуют какие-либо заводские или другие номера, в том числе и инвентарный, в связи с чем невозможно установить, является ли он (агрегат) тем имуществом, которое поставлялось истцом. Данный довод второго ответчика принимается судом.

Статьей 44 Конституции Республики Беларусь определено, что собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами. Неприкосновенность собственности, право ее наследования охраняются законом. Собственность, приобретенная законным способом, защищается государством. Принудительное отчуждение имущества допускается лишь по мотивам общественной необходимости при соблюдении условий и порядка, определенных законом, со своевременным и полным компенсированием стоимости отчужденного имущества, а также согласно постановлению суда.

В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК РБ) право собственности, приобретенной законным способом, охраняется законом и защищается государством, ее неприкосновенность гарантируется, а принудительное отчуждение допускается лишь по мотивам общественной необходимости при соблюдении условий и порядка, определенных законом, со своевременным и полным компенсированием стоимости отчужденного имущества либо согласно постановлению суда (принцип неприкосновенности собственности).

Статьей 210 ГК РБ определено, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно статье 167 ГК РБ сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Статьей 169 ГК РБ определено, что сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу статьи 181 ГК РБ недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Статья 224 ГК РБ определяет, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Согласно статье 461 ГК РБ в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законодательством или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара. В случаях, когда в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен или не наступят иные обстоятельства, при которых право собственности переходит к покупателю, продавец вправе потребовать от покупателя возвратить ему товар, если иное не предусмотрено договором.

Договором от 12.06.2008 (п. 6.1, 8.3) определено, что поставщик оставляет за собой право собственности на проданный товар до момента оплаты всей суммы договора, все вопросы, не урегулированные в настоящем договоре, разрешаются в соответствии с действующим законодательством Республики Беларусь.

В силу статьи 236 ГК РБ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества, утрате права собственности на имущество и в иных случаях, предусмотренных законодательством.

В соответствии со статьей 9 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, который составляется ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции.

Как пояснял представитель истца, поскольку агрегат ввозился собственным транспортом поставщика, договор международной перевозки груза не заключался, поэтому CMR не выписывалась.

В соответствии с п. 1 Инструкции по заполнению товарно-транспортной накладной (форма ТТН-1), утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 14 мая 2001 г. № 53 «Об утверждении бланков товарно-транспортной накладной формы ТТН-1, товарной накладной на отпуск и оприходование товарно-материальных ценностей формы ТН-2 и инструкций по их заполнению» товарно-транспортная накладная является документом строгой отчетности и предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей, если их перемещение осуществляется с участием автомобильного транспорта, а также для расчетов за их перевозки и учета выполненной транспортной работы. Она служит основанием для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителя и оприходования их у грузополучателя, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета. Товарно-материальные ценности, поступающие из-за пределов Республики Беларусь, приходуются на основании документов, выписанных грузоотправителем. Грузоотправителям запрещается предъявлять, перевозчикам – принимать к перевозке, а грузополучателям – принимать грузы, не оформленные товарно-транспортными накладными.

Истец не представил суду товарно-транспортную накладную на передачу первому ответчику агрегата.

Вместе с тем имеющиеся в деле № 90-10Б/2009 документы свидетельствуют о том, что истец поставил агрегат в таможенный орган, и первый ответчик производил его таможенное оформление и уплачивал НДС и сбор за таможенное оформление.

Довод истца о том, что в общей массе имущества первого ответчика находился агрегат, реализованный им второму ответчику по договору, и этот агрегат является собственностью истца по договору от 12.06.2008, ничем не подтвержден.

Реализованный первым ответчиком второму ответчику агрегат не содержит никаких номеров, позволяющих его идентифицировать с имеющим заводской номер по грузовой таможенной декларации от 01.07.2008, как пояснил представитель второго ответчика.

Указанный в акте инвентаризации оборудования, сырья и материалов ООО «А» за № 54 (дело № 90-10Б/2009) покрасочный агрегат XTREME содержит указание на год выпуска – 02.07.2008, в то время как поставлявшийся истцом агрегат уже 01.07.2008 проходил таможенное оформление.

Истец не доказал, что указанное в акте приема-передачи от 30.09.2009 требований кредиторов (дело № 90-10Б/2009) требование истца (без суммы) относится к поставляемому истцом агрегату.

Таким образом, истец не доказал, что отраженный в вышеуказанном акте инвентаризации агрегат XTREME, как и отраженный в акте о приемке-передаче имущества от 09.10.2009 ликвидационной комиссией в адрес управляющего за № 34 (дело № 90-10Б/2009) является его собственностью на основании п. 61 договора от 12.06.2008, как не доказал и факт того, что реализованный первым ответчиком второму ответчику по договору агрегат является агрегатом, поставлявшимся истцом по договору от 12.06.2008 первому ответчику.

В связи с тем, что истец в установленном статьей 109 Закона не предъявил иск, не представил управляющему документов о праве собственности на агрегат, первый ответчик в соответствии со специальным законодательством (законодательством о банкротстве), реализовал имущество должника-банкрота более, чем за два года до предъявления требования об установлении факта ничтожности сделки в части продажи агрегата.

Поэтому вывод истца о том, что первым ответчиком произведено принудительное изъятие имущества у собственника, несостоятелен.

Часть 4 статьи 109 содержит условие о том, что если управляющий до истечения срока, предусмотренного частью третьей настоящей статьи, продал или иным образом произвел отчуждение имущества, подлежащего исключению из состава имущества должника, то собственник имущества вправе требовать возврата имущества от его приобретателя, если последний знал или должен был знать, что управляющий не имел права отчуждать это имущество, либо если имеются соответствующие основания для возвращения полученного по сделке вследствие ее недействительности.

Однако управляющий реализовал имущество только 04.10.2010, через год после открытия конкурсного производства в отношении второго ответчика.

Второй ответчик не знал, что приобретаемое им имущество якобы подлежит исключению из состав имущества должника (доказательства иного истцом суду не представлены).

Поэтому ссылка истца на часть 4 статьи 109 Закона несостоятельна.

В связи с этим в удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности сделки – договора от 04.10.2010 между ООО «А» и ООО «У» в части продажи имущества – покрасочного агрегата XTREME 70:1 X70 DH3 следует отказать.

Согласно статье 133 ХПК Республики Беларусь судебные расходы суд возлагает на истца как на сторону, виновную в возникновении спора.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 100, 133, 190, 192, 193, 194, 201, 207, 208 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

 

решил:

 

В иске отказать.

Расходы по госпошлине отнести на истца.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в хозяйственный суд апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267–270 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, а в Кассационную коллегию Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282–286 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в хозяйственный суд апелляционной инстанции.