− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

9 июня 2015 г.

Условием применения положений ст. 73 УК является не только совершение лицом нового преступления до полного отбытия наказания по предыдущему приговору, но и наличие такого неотбытого наказания на дату постановления нового приговора

(Извлечение)

 

По приговору суда Полоцкого района и г. Полоцка от 25 июля 2014 г., с учетом изменений, внесенных постановлением президиума Витебского областного суда от 3 февраля 2015 г., ранее судимый В. осужден по ч. 2 ст. 205 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) к наказано в виде ареста на срок три месяца.

В. признан виновным в краже, совершенной повторно 6 апреля 2014 г.

В протесте заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь поставлен вопрос об изменении приговора и постановления президиума областного суда и назначении В. в соответствии со ст. 73 УК трех месяцев ареста с лишением права занимать должности, связанные с распоряжением, учетом и хранением материальных ценностей, срок пять месяцев двадцать три дня путем полного присоединения неотбытого дополнительного наказания, назначенного по приговору суда 16 февраля 2009 г. В обоснование такой просьбы в протесте указано, что на день совершения кражи 6 апреля 2014 г. В. не отбыл назначенное по предыдущему приговору дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности. Учитывая, что В. освобожден от наказания в виде лишения свободы условно-досрочно 22 декабря 2010 г. на неотбытый срок пять месяцев двадцать три дня, основное наказание следовало считать отбытым 15 июня 2011 г., и именно с этой даты следовало начинать исчисление срока отбывания дополнительного наказания.

Определением коллегии по уголовным делам от 9 июня 2015 г. протест оставлен без удовлетворения.

В обоснование такого решения в определении указано следующее.

Из материалов дела усматривается, что по приговору суда от 16 февраля 2009 г. В. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 206 УК, ч. 2 ст. 211 УК, и с учетом наличия совокупности приговоров в соответствии с ч. 1 ст. 73 УК ему назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок три года четыре месяца без штрафа, с лишением права занимать должности, связанные с распоряжением, учетом и хранением материальных ценностей, на срок три года. 10 ноября 2010 г. на основании ст. 7 Закона об амнистии от 1 июля 2010 г. В. освобожден от наказания частично сроком на один год, а постановлением суда от 22 декабря 2010 г. – условно-досрочно освобожден от наказания на неотбытый срок пять месяцев двадцать три дня.

Содержащаяся в протесте просьба о применении ст. 73 УК при назначении наказания В. по приговору суда от 25 июля 2014 г. судебной коллегией расценена как основанная на истолковании закона, противоречащем его точному смыслу (п. 3 ч. 1 ст. 392 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь).

Условием применения положений ст. 73 УК является не только совершение лицом нового преступления до полного отбытия наказания по предыдущему приговору, но и наличие такого неотбытого наказания на дату постановления нового приговора.

В данном случае независимо от подходов к исчислению окончания основного и начала исчисления дополнительного наказания на дату постановления последнего приговора В. какого-либо неотбытого наказания не имел.

Так, при исчислении отбытия основного наказания с 15 июня 2011 г., как это предлагается в протесте, к дате постановления нового приговора 25 июля 2014 г. В. следовало считать отбывшим и дополнительное наказание.

Поэтому содержащаяся в протесте просьба о применении положений ст. 73 УК при назначении В. окончательного наказания лишь по этим основаниям является необоснованной.

Кроме того, являются необоснованными и приведенные в протесте подходы к началу исчисления срока отбывания дополнительного наказания в виде лишения специального права.

Так, согласно ч. 4 ст. 51 УК при назначении наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности в качестве дополнительного к лишению свободы оно распространяется на все время отбывания осужденным основного наказания и сверх того – на срок, установленный приговором.

В соответствии с ч. 2 ст. 34 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь при назначении наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности в качестве дополнительного наказания к лишению свободы исполнения данного наказания исчисляется соответственно со для освобождения осужденного от отбывания указанного вида наказания.

Согласно положениям гл. 12 УК об освобождении от уголовной ответственности и наказания условно-досрочное освобождение от наказания является одним из видов освобождения от наказания.

Учитывая, что постановлением суда от 22 декабря 2010 г. В. освобожден условно-досрочно от основного наказания в виде лишения свободы, то с указанного времени следует исчислять срок отбывания дополнительного наказания, который на дату совершения В. нового преступления истек.

Поэтому при постановлении приговора от 25 июля 2014 г. и назначении В. наказания у суда не имелось оснований для применения положений ст. 73 УК.