ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

12 июля 2012 г. (дело N 330-8/2011/60А)

 

Апелляционная инстанция хозяйственного суда Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с дополнительной ответственностью "М" (ОДО "М") на решение хозяйственного суда Брестской области от 14.02.2012 по заявлению Иванова И.И. к ОДО "М" о признании недействительной государственной регистрации изменений и дополнений в Устав ОДО "М", произведенной облисполкомом 13.07.2011,

 

установила:

 

Решением от 14.02.2012 хозяйственный суд Брестской области  удовлетворил требования Иванова И.И. и признал недействительной с момента осуществления государственную регистрацию изменений в учредительные документы ОДО "М" от 13.07.2011 и аннулировал запись о государственной регистрации зарегистрированных от 13.07.2011 изменений в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В апелляционной жалобе ОДО "М" просило решение суда отменить и отказать заявителю в удовлетворении его требования в полном объеме.

Иванов И.И. решение суда просил оставить без изменения.

 

Изучив материалы дела и доводы ОДО "М", изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения представителей сторон в судебном заседании, хозяйственный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции подлежало отмене.

В соответствии со статьей 277 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения в полном объеме. Основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции в апелляционном порядке являются его полная или частичная необоснованность, незаконность решения или неправомерность процесса.

В апелляционной жалобе ОДО "М" настаивало на том, что судом первой инстанции при принятии решения было допущено неправильное толкование действующего гражданского законодательства, регулирующего порядок государственной регистрации юридических лиц, выводы суда, изложенные в решении, не соответствовали действующему законодательству.

Удовлетворяя требование истца о признании недействительной государственной регистрации изменений и дополнений в Устав ОДО "М", произведенной 13.07.2011, суд в решении указал, что данная регистрация была произведена на основании заявления, состав изменений в котором заявлен с учетом не имевшего юридической силы решения общего собрания участников от 19.05.2011 , которое было признано частично недействительным решением хозяйственного суда Брестской области по делу N 210-9/2011. Также судом было признано право истца (участника общества Иванова И.И.) обращаться в хозяйственный суд с заявлением о признании государственной регистрации недействительной с 01.09.2011. Эти выводы суда, по мнению ОДО "М", были несостоятельны и противоречили действующему законодательству.

В отзыве на апелляционную жалобу Иванов И.И. настаивал на том, что суд первой инстанции в решении обоснованно сослался на пункты 23, 18 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 N 1 (далее – Положение), пункт 25 Положения в части того, что в том числе и руководитель несет ответственность за достоверность сведений, указанных в документах, представленных для государственной регистрации, включая заявление о государственной регистрации.

Согласно пункту 15 Положения для государственной регистрации изменений и дополнений, вносимых в уставы коммерческих организаций, в регистрирующий орган предоставляется в том числе и заявление о государственной регистрации. При этом, подписывая данное заявление, лицо тем самым подтверждает тот факт, что сведения, содержащиеся в данном заявлении, достоверны, а представленные изменения и дополнения, вносимые в устав, соответствуют определенным законодательством требованиям для юридического лица данной организационно-правовой формы, порядок внесения изменений и дополнений в устав соблюден (постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 27.01.2009 N 8 "О некоторых мерах по реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 N 1").

Устав с составом изменений, которые не имели юридической силы, был зарегистрирован с 13.07.2011 до момента рассмотрения дела. В этот период времени участники ОДО "М" дважды воспользовались (24.09.2011 и 20.12.2011) изменениями в Уставе, которые не имели юридической силы в части порядка распределения прибыли и разрешили вопрос о распределении прибыли на общем собрании участников общества 24.09.2011 и 20.12.2011 не пропорционально размерам долей участников ОДО "М" в уставном фонде общества.

Иванов И.И. посчитал, что соответствовали требованиям законодательства со ссылкой на часть 6 статьи 104 Конституции Республики Беларусь, часть 1 статьи 67 Закона Республики Беларусь "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" выводы суда в части того, что с 01.09.2011 участник общества получил право на обращение с заявлением о признании государственной регистрации недействительной, то есть его положение улучшилось по сравнению с тем, которое существовало до 01.09.2011 , в связи с чем право на обращение с заявлением не могло быть поставлено под сомнение.

 

Оценив доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что первоначально Ивановым И.И. в хозяйственный суд был подан иск о признании недействительной государственной регистрации изменений и дополнений в Устав ОДО "М", произведенной облисполкомом 13.07.2011, на основании пункта 25 Положения (на момент регистрации устава ОДО "М" Положение действовало в редакции Указа Президента Республики Беларусь от 01.09.2010 N 450).

Суд первой инстанции данный иск правомерно принял к рассмотрению, поскольку несмотря на то, что указанный в пункте 25 Положения перечень лиц, наделенных правом обратиться в суд с иском о признании недействительной государственной регистрации изменений и (или) дополнений, вносимых в учредительные документы юридических лиц, изменений, вносимых в свидетельство о государственной регистрации индивидуальных предпринимателей, являлся исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежал, любое лицо в силу статьи 11 Гражданского кодекса Республики Беларусь имеет право обратиться в суд за защитой своего нарушенного права, самостоятельно выбирая способ защиты.

Впоследствии истец в судебном заседании письменно уточнил требование, фактически изменив его, и просил суд все также признать недействительной государственную регистрацию изменений и дополнений в Устав ОДО "М", произведенную облисполкомом 13.07.2011 , но уже на основании пункта 23 Положения.

Суд первой инстанции данное ходатайство разрешил, указав, что судом приняты к рассмотрению уточненные требования только в решении. Однако из решения суда первой инстанции от 14.02.2012 невозможно было установить, на основании какого пункта Положения регистрация изменений и дополнений в Устав ОДО "М" была признана судом недействительной.

Суд апелляционной инстанции, исходя из того, что суд первой инстанции принял заявленное истцом уточнение, пересмотрел дело N 330-8/2011 по требованию Иванова И.И. признать государственную регистрацию изменений и дополнений в Устав ОДО "М", произведенную облисполкомом 13.07.2011, на основании пункта 23 Положения.

В соответствии с частью пятой пункта 23 Положения осуществление либо неосуществление регистрирующим органом государственной регистрации субъектов хозяйствования (изменений и (или) дополнений, вносимых в учредительные документы юридических лиц, изменений, вносимых в свидетельство о государственной регистрации индивидуальных предпринимателей) может быть обжаловано в хозяйственный суд, в том числе лицами, чьи права и законные интересы нарушены в результате осуществления (неосуществления) государственной регистрации.

Заявления заинтересованных лиц об оспаривании указанных в приведенной норме действий (бездействия) регистрирующего органа (в том числе речь идет и об отказе в регистрации в какой-либо форме) рассматриваются хозяйственными судами в порядке главы 25 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В соответствии с подпунктом 2.1 пункта 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 N 1 "О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования" государственная регистрация осуществляется на основании заявительного принципа в день подачи документов, необходимых для ее проведения. Заявительный принцип государственной регистрации означает, что регистрирующий орган в случае представления заявителем всех установленных законодательством документов, при отсутствии оснований для отказа в регистрации обязан совершить регистрационное действие. При этом регистрирующий орган не может отказать в регистрации по мотивам нецелесообразности, он не проверяет содержание представленных на регистрацию документов, а также достоверность указанных в них сведений.

Пунктом 23 Положения предусматривается возможность обжалования в хозяйственном суде неосуществления государственной регистрации (редакция, действовавшая до 01.09.2011).

Декретом Президента Республики Беларусь от 27.06.2011 N 5 были внесены изменения в Положение, в том числе и в пункт 23 Положения. С учетом изменений, вступивших в силу 01.09.2011, был расширен круг действий (бездействия) регистрирующего органа, которые могут быть обжалованы в суд. Прежде всего если ранее существовала возможность обжалования исключительно неосуществления регистрирующим органом государственной регистрации, то с 01.09.2011 законодательно закрепляется возможность обжаловать осуществление государственной регистрации как субъекта хозяйствования, так и изменений и (или) дополнений, вносимых в учредительные документы юридических лиц. Более того, право на обжалование предоставляется в том числе и лицам, чьи права и законные интересы нарушены в результате осуществления (неосуществления) государственной регистрации.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что с 01.09.2011 истец приобрел право на обращение с заявлением в суд о признании недействительной государственной регистрации изменений в Устав общества, участником которого он являлся, ввиду того, что его правовое положение улучшилось.

Этот вывод суда являлся ошибочным, поскольку, как правомерно отметило ОДО "М" в жалобе, суд не провел разграничений между положениями пунктов 23 и 25 Положения, которые содержали самостоятельные основания для признания государственной регистрации недействительной.

Согласно пункту 23 Положения предусматривается возможность обжалования осуществления либо неосуществления государственной регистрации субъектов хозяйствования, изменений (дополнений), вносимых в учредительные документы юридических лиц в случаях, когда при такой регистрации регистрирующим органом были нарушены требования законодательства.

С учетом положений главы 25 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь хозяйственный суд в случае такого обжалования, в том числе и по заявлению участника общества, полагающего, что его права нарушены при осуществлении регистрации, проверяет компетенцию регистрирующего органа, а также соблюдение им требований законодательства при проведении регистрационных процедур. И если регистрирующим органом требования законодательства не нарушены, оснований для удовлетворения требований не имеется.

Именно в данном порядке (с учетом изменений требований) истец просил признать госрегистрацию от 13.07.2011 недействительной.

Пунктом 25 Положения предусматривается самостоятельное основание признания государственной регистрации недействительной в случае, если она осуществлена на основании заведомо ложных сведений. Истец первоначально указывал в заявлении именно на это основание. Однако в отличие от пункта 23 Положения правом на подачу искового заявления в суд по данному основанию обладают органы Комитета госконтроля, прокуратуры, внутренних дел, госбезопасности, налоговые и иные уполномоченные органы в пределах своей компетенции.

При признании регистрации недействительной по пункту 23 Положения требуется доказать отсутствие компетенции у органа, осуществившего регистрацию, нарушение им установленного порядка регистрации. Тогда как при признании регистрации недействительной по пункту 25 Положения следует устанавливать наличие в представленных на регистрацию документах недостоверных (ложных) сведений, подложных документов, их существенность для принятия решения о государственной регистрации, то есть различается предмет доказывания.

Суд первой инстанции при принятии решения по данному делу оба указанных основания соединил воедино. Признав, что регистрировавший орган не допустил нарушения действующего законодательства при осуществлении регистрации, суд в решении установил, что представленные на регистрацию документы, в частности, заявление на регистрацию, содержало недостоверные сведения, и на этом основании посчитал возможным признать регистрацию недействительной.

Этот вывод был неверен и не основан на законодательстве. С учетом изменения требования заявителем и принятия этого изменения судом заявителю в удовлетворении этого требования следовало отказать, поскольку на основании пункта 23 Положения невозможно признать недействительной регистрацию изменений и дополнений в Устав, отсутствовало такое право.

Решение суда первой инстанции следовало отменить как принятое с нарушением действующего законодательства.

С Иванова И.И. в пользу ОДО "М" следовало взыскать понесенные ОДО "М" расходы по госпошлине в сумме 140000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 276–281 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, апелляционная инстанция

 

постановила:

 

Апелляционную жалобу ОДО "М" удовлетворить.

Решение хозяйственного суда Брестской области от 14.02.2012 по делу N 330-8/2011 отменить.

В удовлетворении требований отказать.

Взыскать в порядке первоочередного исполнения с Иванова И.И. в пользу ОДО "М" в возмещение расходов по госпошлине 140000 руб.

Выдать приказ.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия, но может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в Кассационную коллегию Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282–286 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.