− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ОБЛАСТНОГО СУДА

21 декабря 2018 г.

 

(Извлечение)

 

Президиум областного суда рассмотрел в открытом судебном заседании материал по протесту прокурора области на постановление районного суда от 15 августа 2018 г., которым К. переведен с отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа на отбывание наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 1 год 1 месяц 28 дней.

Заслушав доклад судьи областного суда, заместителя прокурора области, поддержавшего доводы протеста, президиум

 

установил:

 

Упомянутым выше постановлением районного суда К. на основании ч. 12 ст. 54 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) переведен с отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа на отбывание наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 1 год 1 месяц 28 дней.

В протесте ставится вопрос об отмене постановления суда и направлении материала на новое судебное рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона.

Протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 12 ст. 54 УИК твердо ставшие на путь исправления осужденные к ограничению свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, имеющие постоянное место жительства, могут быть переведены по постановлению (определению) суда для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Вышеуказанные требования закона судом учтены не в полной мере.

Так, приговором районного суда от 17 февраля 2016 г. К. был признан виновным в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 147 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), относящегося к категории тяжких. Обстоятельства данного преступления указывают на то, что таковое им было совершено в отношении своей сожительницы в состоянии алкогольного опьянения по месту его постоянного проживания: ул. Ж., г. В. Именно этот адрес указан в характеристике-аттестации от 24 июля 2018 г. в сведениях о бытовом устройстве осужденного после освобождения, однако документов, подтверждающих возможность проживания по этому адресу, в материалах дела не имеется. Из копии ответа начальника ОВД администрации района г. В. от 16 мая 2018 г. усматривается, что имеется возможность проживания К. по месту жительства его матери: ул. А., г. В., между тем, почему осужденный не планирует проживать по месту регистрации (постоянному месту жительства), в суде не выяснялось.

Удовлетворяя представление, районный суд сослался на то, что К. зарекомендовал себя с положительной стороны, добросовестно относится к труду, принимает активное участие в общественной жизни ИУОТ, нарушений порядка и условий отбывания наказания, трудовой дисциплины не допускал, имеет два поощрения, что не соответствует материалам дела.

Так, из представления от 31 июля 2018 г., вопреки выводам суда, усматривается, что осужденный за время отбывания наказания в ИУОТ поощрений не имел. Согласно характеристике-аттестации от 24 июля 2018 г., в работе самодеятельных организаций участвовал посредственно, воспитательные мероприятия посещал под контролем, в культурно-массовых и физкультурно-спортивных мероприятиях участвовал под контролем. Не трудоустроен по причине болезни. Ему рекомендовано не допускать нарушений правил внутреннего распорядка ИУОТ, добросовестно относиться к труду, активно участвовать в общественной жизни отряда.

Противоречат изложенному и показания представителя ИУОТ С. в суде об активном участии К. в общественной жизни учреждения и добросовестном отношении к труду.

Кроме того, в постановлении суд отметил, что К. вину в совершении преступления осознал, в содеянном раскаивается, но материалы дела не содержат данных о том, что тот сделал для себя правильные выводы и доказал свое исправление в должной степени. При этом суд не учел, что свою вину в инкриминируемом деянии К. как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания признавал лишь частично.

Далее, при вынесении постановления суд неправильно исчислил неотбытый К. срок наказания.

Так, постановлением районного суда от 16 ноября 2017 г. в соответствии со ст. 91 УК неотбытая часть наказания в виде лишения свободы по приговору суда от 17 февраля 2016 г. была заменена на более мягкое в виде ограничения свободы с направлением в ИУОТ на 1 год 11 месяцев 15 дней. Принято решение о направлении осужденного в ИУОТ под конвоем.

В ИУОТ К. прибыл для отбывания наказания 4 декабря 2017 г.

С учетом требований ч. 2 ст. 46 УИК период с 16 ноября по 4 декабря 2017 г. должен быть засчитан в отбытый срок наказания из расчета: один день пребывания под стражей соответствует двум дням ограничения свободы, то есть 19 дней пребывания К. под стражей соответствуют 38 дням ограничения свободы.

В ИУОТ К. отбывал наказание в виде ограничения свободы с 5 декабря 2017 г. по 15 августа 2018 г. включительно.

Таким образом, на момент вынесения постановления отбытый срок наказания в виде ограничения свободы составлял 9 месяцев 18 дней, а неотбытый срок наказания – 1 год 1 месяц 27 дней, а не – 1 год 1 месяц 28 дней как установлено судом.

При таких обстоятельствах постановление нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а материалы – направлению на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст. 412 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, президиум

 

постановил:

 

Постановление районного суда от 15 августа 2018 г., которым К. на основании ч. 12 ст. 54 УИК переведен с отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа на отбывание наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 1 год 1 месяц 28 дней отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд другому судье.