− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

20 февраля 2015 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на постановление районного суда от 5 марта 2014 г., которым Я., осужденный по приговору районного суда от 20 февраля 2013 г. по ч. 3 ст. 339 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) к 4 годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, переведен для отбывания наказания на ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на неотбытый срок 2 года 10 месяцев 10 дней.

Постановлением президиума областного суда от 24 декабря 2014 г. протест заместителя Генерального прокурора оставлен без удовлетворения.

В протесте ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и передаче материалов на новое судебное разбирательство.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, выступление прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

Постановлением районного суда от 5 марта 2014 г. Я. переведен для отбывания наказания на ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на неотбытый срок 2 года 10 месяцев 10 дней. При этом суд свое решение мотивировал тем, что Я. зарекомендовал себя с положительной стороны, нарушений правил внутреннего распорядка не допускал, имеет ряд поощрений за надлежащее соблюдение порядка и условий отбывания наказания и добросовестное отношение к труду, имеет постоянное место жительства, твердо стал на путь исправления.

В протесте заместитель Генерального прокурора указал, что судом неправильно и расширительно применены положения чч. 1–2 ст. 54 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК), регламентирующие перевод осужденного для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в ИУОТ. Считает, что при решении вопроса о переводе суду следовало руководствоваться требованиями ч. 3 ст. 187 УИК, согласно которой в представлении должны содержаться все заслуживающие внимания обстоятельства, подтверждающие достижение осужденным определенной степени исправления, в том числе излагаемые им гарантии правопослушного образа жизни после освобождения, о которых в представлении не указано и их отсутствие судом не учтено. Правильность выводов представления руководства ИУОТ о возможности перевода Я. судом надлежаще не проверена. Полагает, что данные, характеризующие личность Я., который осужден за тяжкое преступление, в прошлом 6 раз привлекался к уголовной ответственности и 5 раз отбывал наказание в виде лишения свободы, после которого за ним устанавливался превентивный надзор, дважды совершал преступления в период отбывания наказания – ограничения свободы и замены неотбытой части лишения свободы более мягким наказанием – исправительными работами, свидетельствуют о высокой общественной опасности содеянного и личности осужденного. Также считает, что о неправильности решения суда свидетельствует поведение Я., который после перевода дважды подвергнут административному взысканию за распитие спиртного в общественном месте. Такое поведение осужденного в совокупности с другими приведенными данными опровергает выводы суда о достижении Я. указанной степени исправления, требуемой для принятия решения о переводе. Поэтому просит постановление районного суда и постановление президиума областного суда отменить и материал по представлению администрации ИУОТ передать на новое судебное разбирательство.

Рассмотрев дело, обсудив протест, судебная коллегия находит его не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с чч. 1–2 ст. 54 УИК твердо ставшие на путь исправления осужденные к ограничению свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, имеющие постоянное место жительства, могут быть переведены по постановлению (определению) суда для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. Такой перевод является одной из мер поощрения, применяемых к осужденным к ограничению свободы, и не может быть признан ни заменой наказания более мягким, ни тем более досрочным освобождением от отбывания наказания, порядок которого регламентирован в ст. 187 УИК.

При этом ч. 2 ст. 54 УИК содержит самостоятельное указание на то, что осужденные к ограничению свободы могут быть представлены в установленных законом случаях и порядке к условно-досрочному освобождению от наказания или замене неотбытой части наказания более мягким наказанием (то есть в ином порядке, нежели установленный порядок для представления к поощрению).

Поэтому доводы протеста о том, что и поощрение в порядке ст. 54 УИК осужденных к ограничению свободы должно производится с соблюдением требований ст. 187 УИК, не основано на законе.

Чч. 1–2 ст. 54 УИК не содержит требования о том, что в представлении администрации ИУОТ на поощрение осужденного в виде его перевода для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа должны содержаться излагаемые им гарантии правопослушного образа жизни после освобождения, поскольку в данном представлении не ставится вопрос об освобождении осужденного.

Исследованные судом материалы, предоставленные администрацией ИУОТ с представлением о поощрении Я. в виде его перевода для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, содержат все необходимые сведения, достаточные для решения поставленного вопроса о переводе осужденного. Сведения о поощрениях осужденного содержатся в его характеристиках, представленных как самой администрацией учреждения, так и администрацией организации, в которой осужденный был трудоустроен. Содержащиеся в материалах сведения и данные, характеризующие личность осужденного, достаточны для признания его твердо ставшим на путь исправления в соответствии с критериями, указанными в ст. 116 УИК.

Данных о наличии каких-либо нарушений правил поведения и условий отбывания наказания в ИУОТ автором протеста не представлено.

Президиум областного суда обоснованно указал на то, что в соответствии со ст. 99 УК погашение судимости аннулирует правовые последствия уголовной ответственности. Наличие у осужденного даже указанного в протесте количества погашенных судимостей не являлось препятствием для удовлетворения представления администрации ИУОТ.

Ненадлежащее поведение Я. после перевода для отбывания наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа также не свидетельствует о неправильности решения суда, поскольку закон не предусматривает возможности отмены ранее принятого решения вследствие последующего ненадлежащего поведения осужденного. Такому поведению осужденного может быть дана правовая оценка в соответствии с действующими нормами УИК либо ст. 415 УК.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 412 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

 

определила:

 

Протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь оставить без удовлетворения.