− 
 − 

РЕШЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

19 июня 2006 г. (дело N 50-3/2006)

 

МОТИВИРОВОЧНАЯ ЧАСТЬ

 

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, рассмотрев дополнительно представленные сторонами в обоснование их доводов и возражений документы, обозрев подлинные документы, копии которых находятся в материалах дела, суд пришел к выводу о том, что в удовлетворении исковых требований истцу следует отказать, исходя из следующего:

В соответствии с ч. 2 ст. 100 ХПК Республики Беларусь каждая сторона, участвующая в деле, должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей являются правомерные сделки, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно п. 1 ст. 180 ГК Республики Беларусь сделка, совершенная под влиянием обмана может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обман - намеренное (умышленное) введение стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может быть направлен как на искажение представления о самой сделке, ее элементах, так и на обстоятельства за пределами сделки. Такими обстоятельствами являются, например, мотив, цель сделки, если они имели значение для формирования воли лица заключить сделку. Обман может выражаться в активных действиях (представление поддельных документов о качестве и стоимости вещи), так и в бездействии (умолчание о дефекте вещи и т.д.).

В соответствии с абзацем 2 пункта 21 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь N 26 от 28.10.2005 года "О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок" сделка может быть признана совершенной под влиянием обмана в случае умышленного целенаправленного введения другой стороны в заблуждение относительно фактов, могущих повлиять на заключение сделки.

Таким образом, сделки, совершенные под влиянием обмана, относятся к сделкам, внутренняя воля участника которой сформировалась неправильно. При этом истцу следует доказать, что ответчик умышленно ввел его в заблуждение касательно самой сделки, ее элементов, выгодности и тому подобное.

Как считает истец, обман в оспариваемом случае выражается в том, что бывший управляющий банком Д. ввел его (истца) в заблуждение с целью вступления в сделку купли - продажи строительных материалов с ИП Б., охарактеризовав последнего как надежного партнера, скрыв при этом сведения о его неблагополучном финансовом положении.

Обстоятельства выдачи истцу кредита по спорному договору уже были предметом разбирательства в уголовном деле по обвинению Д. по различным статьям уголовного кодекса, который на момент совершения сделки был управляющим банка и подписывал со стороны банка оспариваемый истцом кредитный договор.

По результатам рассмотрения уголовного дела 28.11.2005 года судом Центрального района г. Гомеля был вынесен приговор, по которому Д. был признан виновным в совершении ряда преступлений, в том числе и по ч. 4 ст. 209 УК Республики Беларусь.

Однако, определением кассационной коллегии Гомельского областного суда от 17.02.2006 года приговор суда Центрального района г.Гомеля в части осуждения Д. по ч. 6 ст. 16, ч. 4 ст. 209 УК Республики Беларусь отменен и дело производством прекращено.

Поданный прокурором Гомельской области на Определение кассационной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 17.02.2006 г. протест, в соответствии с Постановлением президиума Гомельского областного суда от 3.04.2006 года оставлен без удовлетворения.

При этом, указанными выше определением и постановлением Гомельского областного суда, было отмечено следующее.

"По делу не добыто достоверных доказательств подтверждающих, что Д. достоверно было известно, что иное лицо еще в момент получения кредита имело заранее обдуманный умысел на его завладение".

"Доводы протеста о том, что Д. имел дружеские отношения с иным лицом и, зная о его неблагоприятном финансовом положении, рекомендовал его как надежного партнера потерпевшему М., само по себе не является доказательством его умысла на оказание помощи в совершении мошенничества".

"... по делу установлено, что если иное лицо и имело при совершении сделки тяжелое материальное положение, о чем было известно обвиняемому, оно не препятствовало ему исполнить свои обязательства по договору, поскольку условием договора являлась его полная предоплата".

Таким образом, судом установлено, что по делу не добыто достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что управляющий банком Д. заранее знал об изначальном отсутствии у ИП Б. намерения на исполнение обязательств по договору купли - продажи строительных материалов N 18/05 от 18.05.2004 года и наличии умысла на оказание ему в этом помощи. Судом не было добыто доказательств и того, что Д. было достоверно известно об умысле иного лица (Б.) на невозвращении кредита и обращение его в свою пользу.

В силу ч. 4 ст. 106 ХПК Республики Беларусь, не подлежат доказыванию установленные вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу обстоятельства, имеющие значение для дела, рассматриваемого хозяйственным судом, в отношении совершения определенных деяний и лиц, их совершивших.

В соответствии с пунктом 1 ст. 390 ГК Республики Беларусь договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении и прекращении гражданских прав и обязанностей, а согласно пункту 1 ст. 391 ГК Республики Беларусь граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законодательством или добровольно принятым обязательством.

В ходе судебного разбирательства истцом не были представлены суду доказательства, свидетельствующие о том, что его каким - либо образом понудили заключить договоры как с ИП Б., так и с ответчиком.

В силу абзаца 2 пункта 1 ст. 1 ГК Республики Беларусь предпринимательская деятельность - это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая на свой страх и риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещи и т.д.

Таким образом, истец, являясь участником современного гражданского оборота, руководствуясь нормами ГК Республики Беларусь, закрепляющими свободу договора, подписав указанные выше договоры, сам определил их условия.

Что касается договора купли - продажи, то он истцом в суде не оспаривался.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что на основании указанного договора купли-продажи, 4.11.2004 года хозяйственным судом Гомельской области было вынесено определение о судебном приказе N 545 - 9Пп/2004, в соответствии с которым в пользу истца с ИП Б. была взыскана сумма предоплаты за стройматериалы в размере 38027919 рублей, которую ИП Б. 3.12.2004 года частично - в размере 2165000 рублей истцу уплатил.

О том, что ИП Б. не выполняет принятые на себя обязательства по поставке строительных материалов в срок, установленный в договоре, истец знал, и, тем не менее, подписал с ним 23.07.2004 года дополнительное соглашение N 1 к договору купли - продажи, в соответствии с которым они по договоренности между собой продлили срок поставки строительных материалов до 27.08.2004 года, в то время как к этому времени уже наступал срок погашения кредита.

Из документов, имеющихся в материалах дела, усматривается, что лишь 2.09.2004 года ИП М. обратился к ИП Б. с требованием о возврате суммы предоплаты или поставки стройматериалов.

При вынесении решения, суд не принимает во внимание доводы истца, который утверждал в суде, что не брал и даже не обращался в другие банки с просьбой о получении кредита, обосновывая это тем, что банком- ответчиком ему была дана банковская гарантия, которая не позволяла ему это сделать.

Так согласно законодательству Республики Беларусь, в частности Банковскому кодексу Республики Беларусь, Положению о порядке предоставления банковских гарантий, утвержденного правлением ОАО "Банк", протокол N 60 - банк вправе выдавать банковские гарантии и не клиентам своего банка.

Не приняты судом во внимание и доводы истца о том, что целью предоставления ему кредита по кредитному договору было погашение Б. ранее полученных в этом же банке кредитных ресурсов. Поскольку согласно справок, предоставленных ответчиком и не оспоренных истцом, по состоянию на 25.05.2004 года - день заключения оспариваемого кредитного договора, у Б. (в том числе как и у индивидуального предпринимателя) отсутствовала просроченная задолженность по заключенным им кредитным договорам.

На основании вышеизложенного, принимая во внимание, что истец не представил доказательств наличия в оспариваемой сделке дефекта воли, а также доказательств подтверждающих что его контрагент умышленно совершил обманные действия и намеренно создал ложное представление у него для побуждения к заключению упомянутых договоров, суд не находит оснований для признания кредитного договора не действительным по ст. 180 ГК Республики Беларусь, как совершенного под влиянием обмана, то есть с прямым умыслом.

В соответствии с частью 1 статьи 133 ХПК Республики Беларусь суд считает, что расходы истца по уплате государственной пошлины в размере 240000 рублей следует отнести на истца.

 

 

------------------------------------------------------------------