− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ГОРОДСКОГО СУДА

15 августа 2018 г.

 

(Извлечение)

 

Президиум городского суда рассмотрел протест Заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь на решение районного суда от 19 марта 2018 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 14 июня 2018 г. по делу по иску П. к ОАО «Банк» о взыскании убытков.

Заслушав доклад члена президиума, мнение заместителя прокурора города, полагавшего необходимым протест удовлетворить, президиум

 

установил:

 

В заявлении суду истица указала, что 26 февраля 2016 г. она заключила с ответчиком ОАО «Банк» договор закрытого банковского хранения. По условиям договора ответчик обязался за вознаграждение предоставить ей охраняемую ячейку сейфа № 39 в депозитарном хранилище банка для хранения денежных средств, других ценностей и документов. В ячейку сейфа ею было помещено 67 500 долларов США. Однако 5 июля 2017 г. при очередном посещении банковского хранилища она обнаружила пропажу указанных денежных средств.

Постановлением следователя районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь от 6 июля 2017 г. она признана потерпевшей по уголовному делу, возбужденному 23 июня 2017 г. по ч. 4 ст. 205 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) о хищении неустановленным лицом в ЦБУ ОАО «Банк», принадлежащих физическим лицам денежных средств путем вскрытия банковских ячеек.

Ссылаясь на то, что ответчик не исполнил надлежащим образом своих договорных обязательств, П. просила взыскать с ОАО «Банк» 67 500 долларов США, а также судебные расходы.

Решением районного суда от 19 марта 2018 г. с ОАО «Банк» в пользу П. в возмещение убытков взыскано 67 500 долларов США. Разрешен вопрос о судебных расходах.

Определением судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 14 июня 2018 г. решение суда оставлено без изменения.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений ввиду их необоснованности.

Протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 812 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) договором хранения ценностей в банке или небанковской кредитно-финансовой организации может быть предусмотрено их хранение с использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему охраняемого банком или небанковской кредитно-финансовой организацией индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке или небанковской кредитно-финансовой организации).

Согласно п. 3 указанной статьи по договору хранения ценностей в банке или небанковской кредитно-финансовой организации с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа банк или небанковская кредитно-финансовая организация обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятие их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и контроля со стороны банка или небанковской кредитно-финансовой организации. Банк или небанковская кредитно-финансовая организация обязаны осуществлять контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный клиенту сейф. Если договором хранения ценностей в банке или небанковской кредитно-финансовой организации с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, банк или небанковская кредитно-финансовая организация освобождаются от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажут, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования П., суд исходил из того, что банком не доказано, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен. Этот вывод суда мотивирован тем, что заключившие аналогичные доводы клиенты банка имели доступ в депозитарные хранилища, где расположен сейф с более чем 100 ячейками, находящимися в пользовании других клиентов. После открытия банковской ячейки работник банка в нарушение установленных правил покидал хранилище, оставляя клиента одного.

С этими доводами согласился и суд кассационной инстанции.

Однако с выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Так, судами не принято во внимание, что исходя из норм ст. 812 ГК и ст.ст. 278–286 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК), по условиям договора закрытого банковского хранения (в отличие от других видов банковского хранения) банк не принимает на хранение конкретные ценности клиента, не производит их опись и учет. Банк также не осведомлен о самом факте помещения клиентом на хранение конкретных ценностей, их составе и стоимости. Предметом данного договора является контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный в пользование клиенту сейф, и за безопасностью сейфа (ячейки).

Вопреки приведенным положениям закона, суд не учел, что бремя доказывания факта помещения ценностей в банковскую ячейку возлагается на истца.

В качестве доказательства помещения денежной суммы в размере 67 500 долларов США суд сослался только на заключенный П. 26 февраля 2016 г. договор купли-продажи квартиры за сумму, эквивалентную 49 500 долларов США.

Однако само по себе это обстоятельство позволяет лишь предполагать, что истица имела в распоряжении денежную сумму в названном размере, но бесспорно не свидетельствует о самом факте помещения ею денежных средств в ячейку сейфа ОАО «Банк». Кроме того, размер указанной суммы не соответствует предъявленной ко взысканию (значительно меньше ее).

С учетом сущности заключенного договора привлечение банка к гражданско-правовой ответственности за несохранность содержимого сейфа возможно при наличии достоверных и достаточных доказательств помещения денежных средств в банковскую ячейку в определенном размере.

Приходя к выводу о неисполнении банком обязательства по надлежащему контролю за доступом к сейфу и его безопасностью, суд не принял во внимание и не дал правовой оценки следующим обстоятельствам.

Так, согласно п. 1.1 договора от 26 февраля 2016 г. под «сейфом» понимается охраняемая банковская ячейка № 39, предоставленная в пользование П. Однако суд не привел в решении доказательств, свидетельствующих о возможности доступа к ячейке истца каких-либо других лиц без ее ведома.

Сам по себе доступ в хранилище клиентов банка не может свидетельствовать о нарушении банком условий обязательства, так как они имеют доступ в банковское хранилище каждый к своей ячейке в силу договора. Возбуждение уголовного дела по ч. 4 ст. 205 УК, расследование по которому приостановлено за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого в хищении, достаточным доказательством данного факта признать нельзя.

Дополнительные же доказательства по делу судом не истребовались и не исследовались, что свидетельствует о неполноте судебного разбирательства.

Не дано судом оценки и доводам ответчика о том, что открытие ячейки возможно только одновременно двумя ключами – клиента и ответственного работника банка, что депозитарное хранилище банка оборудовано охранной сигнализацией, а его ограждающие конструкции и устройства в установленном порядке сертифицированы.

Суд с достоверностью не установил, как была организована система видеонаблюдения в депозитарном хранилище и не обусловлен ли ограниченный угол обзора видеокамер необходимостью обеспечения характера конфиденциальности закрытого банковского хранения.

Таким образом, при рассмотрении дела имеющие существенное значение для его разрешения юридически значимые обстоятельства остались невыясненными, а доводам сторон надлежащая и полная правовая оценка в судебном решении не дана.

Учитывая изложенное, решение суда и кассационное определение по данному делу не могут быть признаны законными и обоснованными. Они подлежат отмене, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как допущенные недостатки требуют собирания, проверки и оценки доказательств, а также установления фактических обстоятельств дела.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, устранить названные недостатки судебного разбирательства и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь п. 3 ст. 447 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, президиум

 

постановил:

 

Решение районного суда от 19 марта 2018 г., определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 14 июня 2018 г. по делу по иску П. к ОАО «Банк» о взыскании убытков отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.