− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

17 июня 2014 г. (дело № 61-8/2013/352А/516К)

 

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «И» (далее – ООО «И», истец) на решение экономического суда г. Минска от 04.04.2014 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 24.04.2014 по делу № 61-8/2013/352А (по иску ООО «И» к совместному открытому акционерному обществу «Банк» (далее – СОАО «Банк», ответчик) об установлении факта ничтожности сделки), с участием представителей: ООО «И»; СОАО «Банк»,

 

установила:

 

Решением экономического суда г. Минска от 04.04.2014 ООО «И» в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда г. Минска от 24.04.2014 решение суда первой инстанции от 04.04.2014 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба истца – без удовлетворения.

Истец обратился с кассационной жалобой (с дополнением) на судебные постановления суда первой и апелляционной инстанций, в которой просит их отменить и принять новое судебное постановление, в котором установить факт ничтожности сделки.

В обоснование кассационной жалобы истец указывает на то, что судебные инстанции неправильно применили нормы материального права, сославшись, в частности, что суд первой инстанции определил оспариваемый договор как некий непоименованный в законодательстве вид договора, вследствие чего пришел к выводу о правомерности его заключения на основании пункта 1 статьи 310 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), а суд апелляционной инстанции признал договором гарантийного депозита денег, указав, что «нормы банковского кодекса дают право использовать конструкцию гарантийного депозита денег, не ограничиваясь только кредитным обязательством».

Истец считает, что в соответствии со статьей 148 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК) договор гарантийного депозита денег может применяться в качестве способа обеспечения только кредитного договора, в связи с чем, по его мнению, оспариваемый договор является ничтожным в силу статьи 169 ГК, поскольку он был заключен сторонами в обеспечение исполнения обязательств третьего лица по договорам о предоставлении банковской гарантии.

СОАО «Банк» в отзыве на кассационную жалобу возразило против ее удовлетворения по основаниям, изложенном в отзыве.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы в полном объеме, а представитель ответчика – доводы, изложенные в отзыве на жалобу.

Исследовав материалы дела, кассационной жалобы (с дополнением), отзыва на нее, выслушав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда пришла к следующим выводам.

Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений хозяйственного суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как следует из материалов дела, оспоренный истцом договор гарантийного депозита денег от 28.10.2013 (далее – Договор) был заключен сторонами (истцом и ответчиком) в обеспечение договора о предоставлении банковской гарантии от 13.08.2012 (Договор № 1) и договора о предоставлении банковской гарантии от 13.08.2012 (Договор № 2), которые в свою очередь были заключены между ответчиком и ООО «Т» (должник).

В соответствии с условиями Договоров № 1 и № 2 ООО «Т» (принципал) обязался возмещать все расходы гаранта (банка), связанные с выставлением банковской гарантии, в том числе, уплачиваемые гарантом иностранным банкам комиссии и иные необходимые платежи, в срок и на счета, указанные в письменном уведомлении гаранта, а в случае списания иностранным банком сумм его комиссий с корреспондентского счета гаранта, возместить последнему данные суммы после получения письменного уведомления гаранта и т.д.

В свою очередь, в соответствии с пунктом 2.4 Договора ответчик самостоятельно удовлетворяет свои имущественные требования за счет гарантийного депозита (без поручения (распоряжения) клиента, списывая гарантийный депозит с начисленными процентами (полностью или в части) путем оформления мемориального ордера) в случае неисполнения должником своих обязательств по Договору № 1 и (или) Договору № 2.

Доводы истца о том, что выводы судебных инстанций являются противоположными и взаимоисключающими, поскольку они по-разному квалифицировали правовую природу и соответственно вид оспариваемого договора, являются несостоятельными.

Так, как следует из содержания судебных постановлений суда первой и апелляционной инстанций, обе судебные инстанции исходили из того, что нормы БК позволяют использовать конструкцию гарантийного депозита денег, не ограничиваясь только кредитным обязательством, что такой способ обеспечения допустим и для других обязательств, в том числе обязательства принципала по банковской гарантии, с учетом особенностей данного правоотношения.

В частности, из пункта 1 статьи 310 ГК следует, что исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, гарантией, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законодательством или договором.

Согласно положениям статьи 22 БК взаимоотношения банков с клиентами строятся на основе банковского законодательства и заключенных договоров, банки самостоятельно определяют условия заключения сделок, не противоречащих законодательству Республики Беларусь, а в соответствии со статьей 126 БК исполнение обязательств по договорам, заключаемым банками, может обеспечиваться гарантийным депозитом денег, переводом правового титула на имущество, в том числе на имущественные права, залогом недвижимого и движимого имущества, поручительством, гарантией и иными способами, предусмотренными законодательством Республики Беларусь или договором.

При этом обеспечение исполнения обязательств по договорам, заключаемым банками, гарантийным депозитом денег осуществляется на условиях, определенных статьей 148 БК, с учетом особенностей правоотношений, возникающих на основании таких договоров.

В свою очередь, как следует из статьи 148 БК, определяющей особенности обеспечения исполнения обязательств по договорам, заключаемым банками, путем гарантийного депозита денег, положения указанной статьи не ограничивают (не запрещают) использование данного способа обеспечения обязательства, основанного не на кредитном договоре.

Истцом не представлены доказательства и не приведены доводы, опровергающие указанные выводы судебных инстанций, а при наличии таковых он должен был это сделать в силу состязательности процесса (статья 100 ХПК).

При таких обстоятельствах и в соответствии со статьей 297 ХПК оснований для изменения или отмены судебных постановлений по настоящему делу не имеется.

На основании статьи 133 ХПК расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на истца.

Руководствуясь статьями 201, 294, 296, 298 ХПК, подпунктом 2.5 пункта 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 29.11.2013 № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь», судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

 

постановила:

 

Решение экономического суда г. Минска от 04.04.2014 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 24.04.2014 по делу № 61-8/2013/352А оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «И» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300–304 ХПК.