− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

09.12.2014

Дело № 179-11/2014

г. Могилев

 

 

Экономический суд, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску индивидуального предпринимателя О. (далее – ИП О.) (Российская Федерация) к обществу с ограниченной ответственностью «Ф» о взыскании 703 047,95 рос. руб. по договору, при участии представителей

 

установил:

 

После перерыва, объявленного 04.12.2014, в судебное заседание представители сторон не явились.

Иск заявлен о взыскании 703 047,95 рос. руб. основного долга по контракту от 17.05.2013, а также 30 000 рос. руб. в возмещение расходов на юридическую помощь.

Компетенция экономического суда Могилевской области по рассмотрению данного спора определена в соответствии со статьей 237 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) исходя из соглашения сторон (пункт 5.3 контракта от 17.05.2013).

В обоснование заявленных требований истец ссылается на контракт от 17.05.2013 (далее – контракт), во исполнение которого истец поставил ответчику в период с 25.05.2013 по 29.08.2013 товар на общую сумму 7 274 800 рос. руб. Из них по CMR от 16.08.2013, 22.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013 был поставлен арбуз свежий на общую сумму 380 000 рос. руб. В последующем в претензиях ответчиком было заявлено о поставке некачественного товара и произведена его уценка, а также заявлено о понесенных расходах (убытках) в виде уплаченного налога на добавленную стоимость (далее – НДС), транспортные расходы на утилизацию, расходы на хранение. Общая сумма претензии составила 703 047,95 рос. руб. (из них 323 047,95 рос. руб. убытков). При осуществлении поставки товара интересы О. на территории Российской Федерации представлял Л. Из телефонных переговоров Л. с работником ответчика Н., последним было заявлено, что товар пришел в негодность, Л. нет необходимости приезжать в г. М. и участвовать в приемке товара, предлагалось признать 100 % некачественность товара, освободить от его оплаты и возместить убытки. Н. обещалось предоставить в последующем документы, подтверждающие несоответствие поставленного товара по качеству и понесенные ответчиком убытки. Л. (без согласования с О.) было принято решение признать 100 % некачественный товар без выезда в г. М., а также согласиться с убытками путем зачета суммы в размере 703 047,95 рос. руб. в счет ранее произведенных поставок и освободить покупателя от оплаты суммы при условии последующего документального подтверждения некачественного товара. Документов, подтверждающих некачественность товара, и понесенных убытков ответчиком не представлено. Претензия от 26.03.2014 оставлена без ответа. По мнению истца Л. был введен в заблуждение должностными лицами ответчика, товар (либо большая его часть) был реализован в розничных сетях на территории Республики Беларусь. При этом никаких расходов ответчик не понес. Сумма убытков была зачтена ответчиком в счет следующих поставок, не оплаченных им: ТН № 182, 185, 188, 189, 199 за период 22.08.2013–29.08.2013 на сумму 323 047,95. Истец ссылается на статью 8 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), пункты 4.3.3, 4.4 контракта и просит взыскать основной долг за поставленный товар в размере 703 047,95 рос. руб. Истец понес расходы на юридические услуги в размере 30 000 рос. руб.

Дополнительно к иску истцом заявлено о том, что представленные ответчиком копии кредит нот не могут быть допущены в качестве письменных доказательств в виду невозможности установить достоверность документов. Истец дополнительно ссылается на статьи 378, 385, пункт 4 статьи 546 ГК, указывая на прощение долга и недопущение дарения между коммерческими организациями.

Ответчик в отзыве возражает против заявленного требования, полагает, что в основу иска положены субъективные выводы истца о том, что он был умышленно введен в заблуждение представителем ответчика, указывает, что истец был уведомлен о том, что спорный товар прибыл некачественным, ссылается на пункт 3 статьи 454 ГК, пункты 2.4, 2.5, 4.5, 4.5.1, 5.4 контракта. Истцом по делу были представлены кредит ноты, подписанные ИП О. и Л., которые освобождают от оплаты поставленного товара на сумму 703 047,95 рос. руб. В дополнении к отзыву ответчик указывает на подтверждение суммы уплаченного НДС в размере 76 000 рос. руб., представление документов, подтверждающих расходы на доставку некачественного товара в размере 266 827,23 рос. руб. Итого подтвержденные расходы составляют 342 827,23 рос. руб., а также 13 979 590 руб. – расходы на утилизацию согласно счету-фактуре МГКУ «Спецавтопредприятие».

Заслушав представителей сторон, исследовав письменные материалы дела № 25-14/2014/71А, материалы настоящего дела, суд установил следующее.

Между истцом (ИП О., Российская Федерация) и ответчиком (общество с ограниченной ответственностью «Ф», покупатель, Республика Беларусь) заключен контракт от 17.05.2013.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1093 ГК право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, ГК, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев.

Договором применимое право – законодательство Республики Беларусь определено в пункте 5.4 контракта.

Согласно условиям контракта продавец принял на себя обязательство поставить товар (свежие овощи и фрукты) покупателю, а последний обязался принять и оплатить товар на условиях и в порядке, определенных контрактом.

Контракт от имени ИП О. подписан Л. на основании нотариально удостоверенной доверенности от 14.01.2013. По содержанию доверенность является общей (генеральной), в ней не содержится каких-либо ограничений в совершении действий от имени доверителя. Копия доверенности представлена ответчиком.

Представленными истцом CMR от 16.08.2013, 22.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, а также товарными накладными подтверждается поставка арбуза на общую сумму 380 000 рос. руб.

Инвойсы, составление которых предусмотрено пунктом 1.2 контракта, на каждую из указанных выше поставок суду не представлены. Счета-фактуры не содержат условия поставки. Таким образом, базис поставки не согласован.

В графе 20 CMR от 22.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013 в нарушение пункта 7.2 контракта продавцом не указана температура, при которой должен поставляться груз. В CMR имеются отметки о том, что перевозимый груз является скоропортящимся.

Как пояснил представитель ответчика, доставка товара от продавца к покупателю осуществлялась за счет покупателя, арбуз поставлялся без упаковки – навалом.

Из смысла пункта 4.5.1 контракта следует, что стороны пришли к соглашению о том, что если качество товара окажется не соответствующим обязательным требованиям законодательства Республики Беларусь, условиям контракта покупатель вправе по своему смотрению без дополнительного согласования с поставщиком отказаться от принятия и оплаты товара, при этом все расходы, связанные с ответственным хранением, утилизацией товара, расходы по транспортировке товара, сумма уплаченных покупателем за товар ненадлежащего качества налогов относятся на продавца.

Оплата указанных выше поставок ответчиком не производилась.

Ответчиком в адрес истца направлены претензии по каждой из указанных выше поставок от 24.08.2013, 27.08.2013, 27.08.2014, 29.08.2013, 29.08.2013, в которых указано на несоответствие товара требованиям СТБ 819-93, отбраковку части товара, предложение об освобождении от оплаты некачественного товара (пропорционально заявленному проценту брака) и возмещении понесенных убытков со ссылкой на пункт 4.5 контракта.

Получение представленных претензий истец не опровергает, получение претензии подтверждается письмом истца от 26.03.2014.

Письмами от 28.08.2013 по каждой из поставок, озаглавленными как письменное указание на распоряжение партией товара, отправленной покупателю, истец признал 100 % некачественного товара, освободил ответчика от оплаты его стоимости, просил по возможности реализовать арбуз и обязался возместить все убытки. Письма подписаны Л. и скреплены печатью О. Копии писем представлены ответчиком из переписки между сторонами.

Также ответчиком представлены кредит ноты по каждой из поставок, из текста которых следует, что они даны в ответ на претензии и свидетельствуют о том, что ИП О. освобождает покупателя от уплаты суммы в размере 140 609,59 рос. руб. по каждой поставке, что суммарно составляет 703 047,95 рос. руб. Кредит ноты подписаны ИП О., ее представителем Л. и скреплены печатью ИП О.

Составление кредит нот не предусмотрено договором. Между тем, кредит ноты в договорной практике используются как документы, позволяющие урегулировать расчетные отношения, как соглашение сторон на изменение изначально установленных условий сделки в случае наступления некоторых обстоятельств.

В претензии от 23.01.2014, исковом заявлении по делу № 25-14/2014/71А истец ссылался на то, что он согласился с некачественностью товара и понесенными убытками.

Согласно пункту 1 статьи 381 ГК обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В пункте 3.2 контракта стороны пришли к соглашению о том, что по письменному соглашению сторон – в том числе путем переписки с использованием факсимильных средств связи – допускается прекращение взаимных обязательств сторон по контракту путем зачета встречных однородных требований.

В исковом заявлении по настоящему делу, заявлении от 02.05.2014 на имя начальника УВД облисполкома истец ссылался на зачет суммы в размере 703 047,95 рос. руб. в счет произведенных поставок.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела № 25-14/2014/71А исследовались кредит ноты по каждой из поставок, представленные в дело кредит ноты приняты во внимание при расчете пени за поставленный товар с зачетом в счет оплаты последующих поставок по ТН № 182, 185, 188, 189, 199 за период 22.08.2013–29.08.2013. Постановление апелляционной инстанции по делу № 25-14/2014/71А от 22.04.2014 не обжаловано, вступило в законную силу.

Таким образом, суд приходит к выводу, что стороны в добровольном порядке в письменной форме пришли к соглашению о стоимости некачественного товара, поставленного по CMR 16.08.2013, 22.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, о размере убытков ответчика, а также об освобождении от отплаты и зачете встречных однородных требований на общую сумму 703 047,95 рос. руб.

Из материалов дела усматривается, что сумма в размере 703 047, 95 рос. руб. зачтена в счет оплаты CMR от 16.08.2013, 22.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, 23.08.2013, ТН № 182, 185, 188, 189, 199, обязанности оплаты некачественного товара у покупателя не возникло.

Следовательно, обязательства ответчика по оплате указанных выше товарно-сопроводительных документов прекращены.

Из представленных ответчиком материалов следует, что размер убытков был согласован между сторонами, согласованный размер убытков не превышает реальных расходов ответчика на транспортировку от продавца к покупателю, уплату НДС в размере 20 % и утилизацию.

В свою очередь доводы истца, изложенные в исковом заявлении, не подтверждены убедительными и достоверными доказательствами.

Так, указание истца на то, что Л. (без согласования с О.) было принято решение признать 100 % некачественный товар без выезда в г. М., а также согласиться с убытками путем зачета суммы в размере 703 047,95 рос. руб. в счет ранее произведенных поставок и освободить покупателя от оплаты суммы, опровергается представленными кредит нотами, подписанными самой ИП О. Л. являлся уполномоченным представителем ИП О., продолжает пользоваться ее доверием, скрепляет свою подпись печатью ИП О. по настоящее время, так Л. подписаны акты № 10, 12 о выполненных услугах по договору о юридической помощи от 31.11.2013, дополнительное соглашение к указанному договору. Ссылка истца на то, что Н. обещалось предоставить в последующем документы, подтверждающие несоответствие поставленного товара по качеству и понесенные ответчиком убытки, не подтверждаются письменными доказательствами, документы, исходящие от ИП О., не содержат требования о предоставлении документов.

Мнение истца о том, что Л. был введен в заблуждение должностными лицами ответчика не подтверждается материалами дела, в проведении проверки УВД облисполкома в отношении ответчика отказано, Н. уволен, о проведении проверки в отношении Н. истцом не заявлялось, состоявшаяся сделка по зачету недействительной не признавалась, ответчиком представлен ряд доказательств в подтверждение поставки некачественного товара. В подтверждение того, что товар (либо большая его часть) был реализован в розничных сетях на территории Республики Беларусь истец доказательств не представил. Ссылки истца на прощение долга и недопущение дарения между коммерческими организациями не подтверждается материалами дела. На основании изложенного суд приходит к выводу о необоснованности требований истца о взыскании 703 047,95 рос. руб. основного долга по контракту и отказу в удовлетворении иска.

На основании статьи 133 ХПК в связи с отказом в удовлетворении иска судебные расходы истца возмещению не подлежат.

Руководствуясь статьями 133, 190–194, 207 ХПК, суд

 

решил:

 

В удовлетворении иска отказать.

Решение экономического суда вступает в законную силу по истечении 15-дневного срока на апелляционное обжалование. В случае обжалования решения до обращения с жалобами в вышестоящие судебные инстанции стороны обязаны проходить стадию апелляционного обжалования.