− 
 − 

ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ГРАЖДАНАМИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

СКОРОХОД И.,

преподаватель кафедры теории и истории права
Белорусского государственного экономического университета

 

 

Материал подготовлен
с использованием нормативных
правовых актов по состоянию
на 12 апреля 2016 г.

 

Реализация конституционных обязанностей гражданами – это способ, обеспечивающий выполнение ими своей естественной, исторически и объективно оправданной миссии – соблюдения прав человека. Конституционные обязанности граждан реализуются в форме соблюдения, исполнения и применения. Автором предлагается ввести в научный оборот объединяющую исполнение и соблюдение форму реализации конституционных обязанностей гражданами – выполнение.

 

The citizens’ constitutional duties implementation is a way to ensure the fulfillment of their natural, historically and objectively justified mission – the human rights observance. The citizens’ constitutional duties are carried out through observation, fulfillment and appliance. The author proposes to introduce an implementation into scientific use as a form of citizens’ constitutional duties ‘implementation’ which unifies appliance and observation.

 

Значение и ценность Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция, Основной Закон) состоит в реализации и практическом претворении заложенных в Основном Законе целей и идей демократического правового социального государства. Выявить же подлинную сущность Конституции, ее институтов возможно только в динамике, при осуществлении гражданами конституционных прав и обязанностей. Как отмечает профессор Г.А.Василевич, «по своему потенциалу, юридическим ценностям Конституция неисчерпаема. Она содержит огромные возможности для развития государства и общества и все усилия необходимо сосредоточить на реализации конституционных норм. Насущная задача – это всеобъемлющее исполнение Конституции» [1]. Поэтому целью данной статьи является конституционно-правовая характеристика форм реализации основных обязанностей гражданами Республики Беларусь.

В современной теории права в основном существуют единые подходы к определению реализации норм права. Так, российский ученый А.Б.Венгеров под реализацией права понимает такое социальное поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм как формы практической деятельности по осуществлению прав, выполнению обязанностей [2, с. 497]. По мнению профессора А.В.Малько, под реализацией права понимается воплощение в жизнь предписаний правовых норм путем правомерного поведения различных субъектов общественных отношений [3, с. 195]. Аналогичное определение реализации права предлагается и другими российскими учеными: Н.И.Матузовым [4, с. 322], В.Н.Хропанюком [5, с. 241], Л.П.Рассказовым [6, с. 366], Р.Т.Мухаевым [7, c. 480] и С.М.Шахраем [8, с. 96].

По мнению известных белорусских теоретиков права А.Ф.Вишневского, В.А.Кучинского и Н.А.Горбатка, реализация правовых норм – это осуществление содержащихся в них предписаний (положений) в правомерном поведении субъектов права [9, c. 380].

Таким образом, в научной литературе имеются во многом близкие позиции ученых к определению понятия «реализация права», где традиционно различают следующие формы реализации норм права: соблюдение, исполнение, использование и применение как особую форму их реализации.

Данные определения реализации права и перечень форм можно в определенной мере перенести на реализацию конституционных обязанностей гражданами. В частности, конституционные обязанности в силу их закрепления в Основном Законе являются основными, носят обобщенный характер. Поэтому для их реализации в некоторых случаях необходима конкретизация в законодательных актах. Однако нормы о конституционных обязанностях граждан могут иметь прямое, непосредственное действие и не требовать участия законодателя в их конкретизации при реализации гражданами. В большей степени это относится к обязанности по соблюдению Конституции, законов и уважению национальных традиций (ст. 52). Для ее выполнения гражданам достаточно воздержаться от неправомерного поведения (положительно бездействовать), и таким образом она будет реализована в пассивной форме соблюдения. Вместе с тем в силу своей универсальности и охвата широкого круга общественных отношений в реализации данной конституционной нормы участвуют законодательные, исполнительно-распорядительные, правоприменительные, правоохранительные государственные органы.

Между тем необходимо обратить внимание на отличие реализации конституционных обязанностей вполне определенным правообязанным субъектом – гражданином – от реализации конституционных норм, закрепляющих обязанности граждан. В первом случае участие государства в осуществлении гражданином конституционных обязанностей может и не понадобиться. Например, выполняя конституционную обязанность по заботе и воспитанию своих детей, родители вправе сами выбрать методы и формы ее реализации. Защищая Республику Беларусь от внешней агрессии, гражданин также может выбрать любой способ защиты (неповиновение оккупационным властям, саботаж их решений и нормативных установлений, вооруженное участие в партизанском и подпольном движении).

Во втором случае, при реализации конституционных норм об обязанностях граждан необходимо непосредственное участие законодателя в целях их конкретизации в законах. Содержание такой конкретизации заключается в нормировании условий и порядка реализации конституционных обязанностей, правовой регламентации государственного принуждения и мер ответственности в случае их невыполнения. Из этого вытекает существующее представление законодателем основных обязанностей граждан дополнением к конституционной норме – оговоркой о законе. Например, порядок прохождения воинской службы, основания и условия освобождения от воинской службы либо замена ее альтернативной определяются законом (ч. 2 ст. 57); реализация конституционной обязанности граждан по финансированию государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей (ст. 56) конкретизируется в ряде законодательных актов: Налоговом кодексе Республики Беларусь, Законе Республики Беларусь от 29 февраля 1996 года «Об обязательных страховых взносах в Фонд социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь», Декрете Президента Республики Беларусь от 2 апреля 2015 г. «О предупреждении социального иждивенчества» и других. Хотя в правилах ст. 56 Конституции и нет упоминания о законе, однако его роль выполняет используемая для всех конституционных норм обязанность каждого соблюдать Конституцию и законы (ст. 52). Кроме того, актуализация законом конституционной обязанности граждан по финансированию государственных расходов следует из совокупности норм Конституции, закрепленных в ст. 23, п. 2 ст. 97, ст.ст. 98, 133.

Юридически опосредованное конституционными нормами поведение граждан может быть правомерным и соответствовать букве и «духу» Основного Закона, в силу различных причин и условий может являться отклоняющимся от конституционных предписаний (неправомерным) либо вообще не представляющим никакого интереса (юридически равнодушным). Такое юридически безразличное, лишенное интереса к невыполнению конституционных обязанностей поведение гражданина является соблюдением конституционных норм. Соблюдение конституционных обязанностей гражданами – это вид их правомерного поведения и наиболее общая форма реализации. Термин «соблюдение» встречается в трех статьях Конституции: ст. 52, п. 26 ст. 84, ст. 114. Анализ данных статей позволяет раскрыть содержание соблюдения как одной из форм реализации конституционных обязанностей гражданами.

Особенностью соблюдения как формы реализации конституционных обязанностей гражданами является их пассивное поведение (положительное либо правомерное бездействие). При соблюдении Конституции и законов для гражданина будет достаточным воздержаться от неправомерных действий и таким образом реализовать конституционную обязанность: например, не вмешиваться в личную жизнь других граждан (ст. 28); не входить в жилище или иное законное владение против воли гражданина (ст. 29); не оскорблять национальные достоинства других граждан (ст. 50). Соблюдение конституционных обязанностей гражданами осуществляется естественным образом, без постороннего вмешательства, нигде не фиксируется, то есть вне конкретных правоотношений. Если гражданин надлежащим образом соблюдает Конституцию, законы Республики Беларусь, то регулируемые правовыми нормами общественные отношения и не возникнут. В случае несоблюдения конституционных обязанностей гражданами включается механизм государственного принуждения, обеспечивающий такое соблюдение.

m Соблюдение конституционных предписаний в равной степени распространяется на всех индивидуальных и коллективных субъектов, находящихся под территориально-правовым верховенством Республики Беларусь (граждан, иностранных граждан, Президента, Парламент, местные Советы депутатов, политические партии, общественные объединения, избирательные комиссии и других).

Наиболее значимым в жизни общества и государства является соблюдение гражданами конституционных норм, закрепляющих фундаментальные основы конституционного строя, где на первом месте находится человек, его права и свободы. Однако такое соблюдение затруднительно, а иногда и невозможно без участия государства. Отсюда естественным образом вытекает и закрепление в ч. 2 ст. 2 Конституции взаимных обязанностей государства и гражданина: государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности, а гражданин ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией. Нетрудно заметить, что в данной норме Основного Закона законодатель употребил термин «исполнение», которое является одной из форм реализации основных обязанностей, предполагающей активное участие граждан при их осуществлении. Представляется, что в данной статье было бы логичным закрепление объединяющего активное (исполнение) и пассивное (соблюдение) поведение граждан термина – «выполнение». Как справедливо отмечает профессор Б.С.Эбзеев, «эта идея соответствует как семантике слова «выполнение», так и его конституционно-правовому содержанию» [10, с. 89].

Между тем совсем неслучайно в ч. 2 ст. 2 Основного Закона на первое место поставлено государство как правообязанное лицо. Это является вполне справедливым и оправданным с позиции объективной необходимости создания государством для гражданина условий правового, организационного, политического характера, при которых он сможет в полной и адекватной своим способностям мере реализовать себя как существо деятельное, производящее. Без создания таких условий гражданин будет не в состоянии в полной мере неукоснительно выполнять адресованные ему конституционные обязанности. Например, если государство, как того требует ст. 41 Основного Закона, не создаст гражданину условий для реализации его права на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, то гражданин будет не способен финансировать государственные расходы в соответствии со ст. 56 Конституции. Более того, отсутствие таких условий в определенной степени будет детерминировать в уголовно наказуемом поведении гражданина. Таким образом, отсутствие условий для достойного развития личности (невыполнение государством конституционных обязанностей) может повлечь несоблюдение гражданином конституционных обязанностей.

В своем большинстве соблюдение основных обязанностей гражданами выражается в виде конституционных запретов, являющихся древнейшими средствами регулирования общественных отношений. В тексте Конституции запреты имеют различную лексическую формулировку: запрещается (ст.ст. 5, 16, 41, 62), не допускается (ст. 8), никто не может (ст.ст. 10, 23, 33, 48, 58), никто не должен (ст. 27), никто не имеет права (ст. 29). При осуществлении запретов гражданину необходимо соизмерять свое поведение в границах, обозначенных Основным Законом. Например, гражданину запрещается участвовать в деятельности религиозных организаций, их органов и представителей, направленной против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия либо сопряженной с нарушением прав и свобод граждан (ст. 16).

Наличие запретов в Конституции не является недемократической формой реализации конституционных норм. Запретами обеспечиваются важнейшие стороны публичной организации общества. Они являются инструментами охраны конституционного строя государства, обеспечивают права и свободы человека и гражданина, являются гарантией установления конституционной законности. В нормах первого раздела Конституции, где закрепляются основы конституционного строя, запреты встречаются в пяти статьях: ст.ст. 4, 5, 8, 10, 16. Применительно ко второму разделу, который, как и первый, может быть изменен только путем референдума, запреты находятся в десяти статьях Основного Закона: ст.ст. 23, 25, 26, 27, 29, 33, 41, 48, 58, 62.

m Особенность конституционных запретов заключается в том, что они выступают не в качестве отдельного вида наказания, а направлены на предотвращение осуществления определенной деятельности. К примеру, запрещается создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды (ст. 5). В равной степени запрет на участие в деятельности таких структур распространяется и на граждан. При нарушении же гражданами конституционных запретов для них наступает юридическая ответственность, которая конкретизируется законодателем.

Характерной чертой конституционных запретов является их специфика технико-юридического оформления в нормах Конституции. Они могут закрепляться в виде отдельного конституционного предписания, прямо запрещающего гражданам определенный вид деятельности. Например, гражданам запрещается противодействовать оказанию правовой помощи в Республике Беларусь (ст. 62); запрещается принуждать к труду, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении (ст. 41). В другом случае конституционные запреты выражаются в виде общего принципа, требующего соблюдения специальных правил юридической техники при их установлении. Образцом закрепления такого принципа является запрет каждому, включая и граждан, на осуществление права собственности, противоречащего общественной пользе и безопасности, наносящего вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемляющего права и защищаемые законом интересы других лиц (ст. 44).

Конституционные запреты дают возможность законодателю при их конкретизации в отраслевых нормах предусмотреть большое число индивидуальных вариантов поведения граждан, нежелательных другим гражданам, обществу, государству. Например, ст. 26 Основного Закона установлен запрет, адресованный в том числе и гражданам, не признавать виновным в преступлении лицо до тех пор, пока его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Такой конституционный принцип находит свое отражение в различных запретах для граждан, установленных в отраслевом законодательстве. Например, пока виновность лица не будет установлена судом, гражданам запрещается ограничивать такое лицо во владении и пользовании жилым помещением, проявлять какую-либо деятельность, направленную на разрыв трудовых отношений с нанимателем или отчисление из учреждения образования, совершать действия, порочащие либо умаляющие его честь и достоинство. Вместе с тем один конституционный запрет может отражаться в других конституционных запретах и нормах Конституции. Приведенный нами в качестве примера запрет, закрепленный в ст. 26, сопрягается с запретом пользования преимуществами и привилегиями, противоречащими закону (ч. 2 ст. 23), с запретом произвольного лишения жилья (ст. 48).

Представляется, что запреты как способ правового регулирования конституционных правоотношений является более действенным и перспективным, чем предоставление прав.

Что же касается исполнения (термин «исполнение» в различных представлениях в тексте Конституции упоминается девять раз: ст.ст. 2, 58, 83, 85, 89, 97, 107, 125, 135) конституционных обязанностей гражданами, то оно возникает из требований Основного Закона, не зависит от воли граждан и осуществляется в активной форме. При исполнении обязанностей гражданам надлежит должным образом совершить ряд целенаправленных позитивных действий. Например, выполняя конституционную обязанность по защите государства, гражданин в год достижения им 16-летнего возраста обязан прибыть на призывной участок по месту жительства и стать на воинский учет, являться в установленное время и место по вызову (повестке) военного комиссариата по месту жительства или иного органа, осуществляющего воинский учет, сообщать в недельный срок в военный комиссариат по месту жительства или иной орган, осуществляющий воинский учет, об изменении своего семейного положения, образования, места работы (учебы), места жительства, при переезде на новое место жительства в пределах Республики Беларусь стать в месячный срок на воинский учет по новому месту жительства.

Для исполнения гражданами конституционных обязанностей неизбежна их фиксация, оформление, то есть дальнейшая актуализация законодательным и исполнительными органами в нормативных правовых актах, принимаемых в развитие конституционных норм, закрепляющих обязанности. Неисполнение основных обязанностей гражданами предполагает их принудительное осуществление с помощью механизма государственного принуждения.

Исполнением каждой конституционной обязанности гражданами решаются определенные задачи и достигаются различные общественно значимые цели. Например, исполнение обязанности по защите государства ставит целью сохранение конституционного строя и государственного суверенитета; исполнение обязанности по финансированию государственных расходов направлено на формирование бюджета, что, в свою очередь, позволяет государству выполнять свои внутренние и внешние функции.

Исходя из нормативного закрепления в тексте Конституции, обязанности подразделяются на прямо закрепленные в тексте (ст.ст. 52–57) и вытекающие из анализа и смысла норм Конституции. Отсюда следует, что перечень обязанностей граждан, находящийся в Конституции, является исчерпывающим. В силу такого ограничения нормы ст. 58 Основного Закона устанавливают конституционный запрет: никто не может быть понужден к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией Республики Беларусь и ее законами. Вместе с тем обязанности для граждан могут устанавливаться законами, что следует из ст. 52 Конституции, в соответствии с которой граждане обязаны их соблюдать. Однако при этом важно, чтобы законы, конкретизирующие конституционные обязанности граждан, принимались на основе и в соответствии с Конституцией Республики Беларусь, как того требует ст. 137 Основного Закона. Это означает, что расширение круга обязанностей граждан возможно, но их номенклатура должна укреплять, развивать и доводить до совершенства обязанности, находящиеся в Конституции. Иными словами, закон призван раскрыть содержание конституционных обязанностей, о чем прямо говорится в п. 2 ч. 1 ст. 97: Палата представителей рассматривает проекты законов об основном содержании и принципах осуществления прав, свобод и обязанностей граждан.

Вместе с тем обязанности граждан могут вытекать из решений республиканских и местных референдумов (ст. 73), решений местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов, органов территориального общественного самоуправления, собрания граждан (ст. 120, ч. 1 ст. 122), международных актов, в силу признания Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права, а также из актов межгосударственных образований, в которые может на добровольной основе входить Республика Беларусь (ст. 8). Например, в ст. 13 Международного пакта об экономических социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года устанавливается, что начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех.

m Таким образом, конституционные обязанности граждан, конкретизированные в законах, международных договорах Республики Беларусь, решениях референдумов и органов местного управления и самоуправления, подлежат обязательному исполнению. Вместе с тем не все обязанности можно определить и закрепить в нормативных правовых актах (да и вряд ли в этом есть необходимость).

Зачастую обязанности возникают из целенаправленных волевых действий гражданина и при этом никак не связаны с нормами права. Например, никакой закон не обязывает гражданина уступить место в общественном транспорте беременной женщине. Но в силу исторических традиций, моральных обязательств, можно сказать, естественным образом, принимая это как всеобщую данность, практически все предложат ей место. Вот так, совсем не задумываясь, гражданин реализует вытекающую из «буквы» и «духа» Основного Закона конституционную обязанность по уважению национальных традиций, установленную в ст. 52 Конституции.

Для полной реализации конституционных норм об обязанностях граждан недостаточно вышерассмотренных форм – соблюдение и исполнение (объединительная форма – выполнение). При наличии спора о конституционных обязанностях либо при их невыполнении гражданами необходимо применение норм об обязанностях. В теории права под применением их норм понимается властная правовая деятельность компетентных государственных органов [11, c. 145], а также их должностных лиц по реализации правовых норм относительно конкретных жизненных случаев и индивидуально определенных лиц в целях обеспечения социальной упорядоченности, стабильности в жизни общества, по пресечению нарушений в этой сфере [2, с. 502]. В силу такого общепринятого подхода к применению права граждане не являются правоприменительными субъектами. Хотя представляется, что из этого правила есть исключение. Например, в соответствии с чч. 2, 3 ст. 109 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь каждый гражданин имеет право захватить и принудительно доставить в орган власти лицо, застигнутое им при совершении преступления или попытке скрыться непосредственно после его совершения. В случае оказания сопротивления лицом, указанным в ч. 1 настоящей статьи, к нему могут быть применены меры подавления сопротивления в пределах мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. В случаях, если имеются основания полагать, что при захваченном лице находятся оружие либо предметы, имеющие значение для уголовного дела, захвативший его гражданин может осмотреть одежду задерживаемого и изъять для передачи в орган уголовного преследования находящиеся при нем предметы.

Применять нормы права граждане могут и при выполнении обязанности по защите государства в порядке охраны внешних рубежей Республики Беларусь в соответствии с Положением о порядке привлечения граждан к охране Государственной границы Республики Беларусь, утвержденным Указом Президента Республики Беларусь от 31 августа 2015 г. № 379. Согласно п. 6 данного Положения граждане Беларуси вправе участвовать в проверке документов у физических лиц, а также в производстве досмотра транспортных средств в пределах пограничной зоны и пограничной полосы; оказывать содействие пограничным нарядам в осуществлении действий по поиску и задержанию физических лиц, нарушивших законодательство о Государственной границе, доставке задержанных в соответствующие подразделения органов пограничной службы, органов внутренних дел, в штабы добровольных дружин; содействовать органам пограничной службы во временном ограничении или запрещении передвижения физических лиц и транспортных средств в пределах пограничной зоны и пограничной полосы, в ограничении допуска физических лиц на отдельные участки местности; применять физическую силу в целях самообороны, пресечения правонарушений, задержания и доставки лиц, их совершивших, в подразделения органов пограничной службы, органов внутренних дел, в штабы добровольных дружин.

Граждане Республики Беларусь, являясь народными заседателями в судах при разбирательстве отдельных категорий уголовных дел, медиаторы при разрешении хозяйственных споров, урегулировании конфликтных ситуаций в брачно-семейных, гражданско-правовых, жилищных отношениях также выступают в роли правоприменителей.

Однако правоприменение заключается не только в противодействии неправомерному поведению. Это организация и устройство конституционного порядка, законно налаженных отношений гражданина и государства, стабильность социального развития. Поэтому весьма важной является возможность непосредственного применения конституционных норм, закрепляющих обязанности не только государственными органами и их должностными лицами, но и гражданами. В частности, выполняя обязанность по защите Республики Беларусь, при прохождении воинской службы гражданин сам выступает от имени государства и при осуществлении такого особого вида государственной деятельности наделен правомочиями по применению права.

Применять непосредственно конституционные нормы, в том числе и об обязанностях граждан, Основной Закон никоим образом не запрещает. Наоборот, государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (ч. 2 ст. 7). Вместе с тем нормы ч. 1 ст. 112 Основного Закона предписывают судам осуществлять правосудие на основе Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов, а в соответствии с ч. 2 данной статьи, если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным. Это означает, что суды, органы исполнительной власти для решения конкретных жизненных случаев в отношении индивидуально определенных лиц могут на законных основаниях применять нормы Конституции. При этом ссылки субъектов правоприменения на слишком абстрактный, декларативный характер конституционных норм, содержащих общие положения и принципы, нормы-дефиниции, нормы-характеристики и тому подобное, являются проявлением сложившейся правоприменительной традиции, в соответствии с которой нормативный правовой акт должен в деталях регламентировать права и обязанности участников различных правоотношений. Поэтому применить конституционную норму при разрешении конкретного дела не представляется возможным. Подобный подход умаляет правовую ценность Конституции как акта, обладающего высшей юридической силой в соответствии со ст. 137, и ставит Основной Закон государства в иерархии нормативных правовых актов на ступень ниже, что также противоречит принципу верховенства Конституции, подтвержденному в ст. 10 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 года «О нормативных правовых актах Республики Беларусь».

Последовательную позицию в вопросах непосредственного применения судами норм Конституции занимает профессор Г.А.Василевич: «Конституция Республики Беларусь в отличие от аналогичных документов других стран не содержит буквального правового предписания о прямом, непосредственном действии норм о правах и свободах граждан. Это дает повод некоторым должностным лицам различных ветвей власти, включая и судебную, отвергать принцип непосредственного действия указанных норм. Однако такой подход является неправомерным. Это – взгляд людей прежней эпохи, старой формации, закостеневших в своих взглядах, согласно которым «детальная» инструкция выше закона. Эти отжившие стереотипы следует искоренять, они вредят развитию общества и государства. В Конституции закреплено верховенство права (ст. 7), и суды осуществляют не законно- или указосудие, а правосудие, что означает определенную свободу судейского усмотрения, базирующегося на важнейших конституционных (правовых) принципах и нормах» [12, c. 184].

Прямое применение конституционных норм об обязанностях граждан также следует из преамбулы Конституции. Народ Республики Беларусь, исходя из ответственности за настоящее и будущее, принимая Конституцию, определяет, что сам вправе непосредственно осуществлять свою власть, о чем указывается в ст. 3 Основного Закона. При этом народ, помимо участия в демократических свободных выборах, референдумах, решая вопросы местного значения на собраниях, вправе выбрать и другие, наиболее оптимальные правовые формы непосредственного осуществления власти, включая и прямое применение конституционных норм об обязанностях. Вытекающая из воли народа целесообразность прямого применения конституционных норм сопрягается с обязанностью государства действовать по отношению к народу и каждому гражданину в соответствии с конституционными предписаниями и в конечном итоге обеспечить права и свободы граждан Республики Беларусь, как того требуют правила, закрепленные в ч. 1 ст. 21 Конституции. Соответственно, делегирование народом государству полномочий на управление нацеливают властно-распорядительные государственные органы и суды на непосредственное применение конституционных норм как эффективного инструмента, обеспечивающего полную реализацию гражданами своих прав и свобод. А по справедливому замечанию О.Н.Шупицкой, «непосредственное применение конституционно-правовых норм способствовало бы повышению ответственности государственных органов за принимаемые ими решения» [13, с. 9].

Необходимо также отметить, что непосредственное применение норм Конституции – это общепризнанный принцип международного права, который Республика Беларусь обязалась признавать в соответствии со ст. 8 Конституции.

Например, ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу для Республики Беларусь 23 марта 1976 года, устанавливает, что каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте.

Прямое применение конституционных норм является одним из факторов, повышающих авторитет Конституции в сознании граждан и формирующим их конституционное правосознание. Непосредственное действие конституционных норм – это качество, присущее современной Конституции. Модель конституционного строя белорусского государства с закрепленными в ней обязанностями призвана привести граждан к осознанию необходимости подчинения конституционным требованиям и притязаниям государства, ибо заявленная модель – это собрание представленных положений, которые предполагают должное и выражают справедливое. По верному утверждению профессора Г.А.Василевича, «в качестве модели на конституционном уровне в настоящее время предусмотрено такое государство, которому присущ прямой характер действия норм Конституции» [14, с. 10]. Поэтому прямое руководство Основным Законом и ссылки на конституционные нормы активизируют граждан к защите принадлежащих им прав и свобод, позволяют определить ряд конституционных обязанностей, возлагаемых на них. К тому же конституционные обязанности граждан не являются заимствованными идеями, они имеют характер традиционных ценностей белорусского народа. Соответственно, в нашем обществе не возникает проблемы новизны и конституционной рецепции основных обязанностей граждан.

Немаловажная роль в обеспечении принципа непосредственного применения конституционных норм принадлежит Конституционному Суду Республики Беларусь, который призван осуществлять контроль соответствия нормативных правовых актов Конституции и таким образом утверждать верховенство конституционных норм и их прямое действие. Осуществляя правосудие (реализуя идею силы права), Конституционный Суд для гражданина в принципе должен быть одной из инстанций в разрешении его возможного спора как с иными гражданами, так и с государством. Ведь Конституционный Суд, как и другие суды Республики Беларусь, призван защищать Основной Закон и тем самым обеспечивать надлежащее выполнение государством и гражданами возложенных на них конституционных обязанностей.

Инициирование гражданином проверки конституционности нормативных правовых актов, в результате чего Конституционным Судом будет дано соответствующее заключение, является непосредственным применением конституционных норм, в том числе и об обязанностях граждан. Право гражданина обращаться с конституционной жалобой будет соответствовать конституционному принципу правового равенства, установленного ст. 22 Конституции. На наш взгляд, применительно к современным реалиям такой принцип не соблюдается, поскольку Конституционный Суд в соответствии с ч. 4 ст. 116 дает заключение о конституционности нормативных правовых актов по предложениям Президента Республики Беларусь, Палаты представителей, Совета Республики, Верховного Суда, Совета Министров Республики Беларусь. Думается, что институт конституционной жалобы граждан как одну из форм непосредственной демократии и прямого применения конституционных норм необходимо развивать, поскольку право граждан на обращение в Конституционный Суд следует из ст.ст. 7, 22, 59, 60, 112, 116, 122 Основного Закона. Подача такой жалобы будет являться не только поводом для возбуждения производства по делам о проверке конституционности нормативных правовых актов, но и неотъемлемым элементом правового государства, в котором установленный принцип верховенства права реализуется и через непосредственное применение конституционных норм.

m Таким образом, конституционные обязанности граждан реализуются в форме соблюдения, исполнения и применения. В силу обобщенного характера конституционных обязанностей их реализация в некоторых случаях требует участия законодателя с целью дальнейшей конкретизации в подконституционных актах. Необходимость в представлении законодателем конституционных норм об обязанностях граждан вытекает из прямого закрепления в конституционной норме ссылки (оговорки) о законе. Если же такая оговорка в конституционной норме, закрепляющей обязанности граждан, отсутствует, то ее роль выполняет общая ссылка на закон, закрепленная в ст. 52 Конституции. Вместе с тем нормы о конституционных обязанностях граждан могут иметь прямое, непосредственное действие и не требовать участия законодателя в их реализации.

Соблюдение конституционных обязанностей гражданами – это вид их правомерного поведения и наиболее общая форма реализации. Особенностями соблюдения как формы реализации конституционных обязанностей гражданами являются следующие: пассивное поведение граждан (положительное либо правомерное бездействие); распространение на всех индивидуальных и коллективных субъектов, находящихся под территориально-правовым верховенством Республики Беларусь; выражение в своем большинстве в виде конституционных запретов, при осуществлении которых гражданину необходимо соизмерять свое поведение в границах, обозначенных Основным Законом; их осуществление естественным образом, без постороннего вмешательства, вне конкретных правоотношений.

Исполнение конституционных обязанностей гражданами возникает из требований Основного Закона, не зависит от их воли и осуществляется в активной форме. Для исполнения гражданами конституционных обязанностей неизбежна их дальнейшая актуализация законодательным и исполнительными органами в нормативных правовых актах, принимаемых в развитие конституционных норм, закрепляющих обязанности. В свою очередь, конституционные обязанности граждан, конкретизированные в законах, решениях республиканских и местных референдумов, решениях местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов, органов территориального общественного самоуправления, собраний граждан, международных актах, а также в актах межгосударственных образований, подлежат обязательному исполнению. В процессе исполнения каждой конституционной обязанности гражданами решаются определенные задачи и достигаются различные общественно значимые цели.

Применение конституционных норм об обязанностях направлено на организацию и устройство конституционного порядка, установление законно налаженных отношений гражданина и государства, обеспечение стабильности социального развития. Применять конституционные нормы об обязанностях вправе не только суды и исполнительно-распорядительные органы, но и граждане при выполнении обязанности по защите Республики Беларусь в порядке прохождения воинской службы как особого вида государственной деятельности. Конституционные нормы об обязанностях граждан могут применяться судами и другими государственными органами непосредственно, без их актуализации законами. Прямое применение конституционных норм об обязанностях граждан следует из преамбулы Конституции, является общепризнанным международным принципом, одним из факторов, повышающим авторитет Конституции и формирующим конституционное правосознание граждан.

Предлагается ввести в научный оборот новую форму реализации конституционных обязанностей гражданами – выполнение, которое объединяет активное (исполнение) и пассивное (соблюдение) поведение граждан.

Данную форму представляется целесообразным закрепить в ч. 2 ст. 2 Конституции, устанавливающей взаимные обязанности государства и гражданина. В частности, слово «исполнение» заменить словом «выполнение» и сформулировать ч. 2 ст. 2 Конституции следующим образом: «Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности, а гражданин ответствен перед государством за неукоснительное выполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией».

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Василевич, Г. А. Конституция, как Библия, по своему потенциалу неисчерпаема / Г. А. Василевич // Рэспубліка. – 2002. – 15 сак. – С. 2.

2. Венгеров, А. Б. Теория государства и права : учеб. [для юрид. вузов] / А. Б. Венгеров. – 10-е изд, стер. – М. : Омега-Л, 2014. – 607 с.

3. Теория государства и права : учебник / коллектив авторов; отв. ред. А. В. Малько. – 4-е изд., стер. – М. : КНОРУС, 2014. – 400 с.

4. Матузов, Н. И. Теория государства и права / Н. И. Матузов, А. В. Малько. – 4-е изд., испр. и доп. – М. : Изд. дом «Дело» РАНХиГС, 2014. – 528 с.

5. Хропанюк, В. Н. Теория государства и права : учебник для бакалавров / В. Н. Хропанюк ; под ред. В. Г. Стрекозова. – 8-е изд. сер. – М. : Омега-Л, 2014. – 323 с.

6. Рассказов, Л. П. Теория государства и права : учебник для вузов / Л. П. Рассказов. – 5-е изд. – М. : РИОР : ИНФРА-М, 2014. – 475 с.

7. Мухаев, Р. Т. Теория государства и права : учеб. для бакалавров / Р. Т. Мухаев. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Юрайт, 2014. – 585 с.

8. Шахрай, С. М. Теория права и государства : учеб.-метод. комплекс / С. М. Шахрай, А. В. Мелехин, И. В. Левакин. – М. : МГУ, 2009. – 466 с.

9. Вишневский, А. Ф. Общая теория государства и права: учебник / А. Ф. Вишневский, Н. А. Горботок, В. А. Кучинский ; под общ. ред. проф. В. А. Кучинского. – М. : Изд-во деловой и учеб. лит-ры, 2004. – 640 с.

10. Эбзеев, Б. С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации: монография. – 2-изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2013. – 656 с.

11. Бибило, В. Н. Теория государства и права / В. Н. Бибило. – Минск : Право и экономика, 2015. – 206 с.

12. Василевич, Г. А. Конституция. Человек. Государство : [Материалы выступлений и ст.] / Г. А. Василевич ; Междунар. гуманитар.-экон. ин-т. – Минск : Веды, 2002. – Кн. 3. – 383 с.

13. Шупицкая, О. Н. Принцип прямого действия Конституции / О.Н.Шупицкая // Конституционно-правовое регулирование общественных отношений в Республике Беларусь и других европейских государствах : сб. науч. ст. / ГрГУ им. Я.Купалы ; отв. ред. Н. В. Сильченко. – Гродно : ГрГУ, 2011. – С. 8–10.

14. Василевич, Г. А. Конституция Республики Беларусь: поиск оптимальной модели и современное состояние (к 20-летию со дня принятия) / Г. А. Василевич // Право.by. – 2014. – № 2. – С. 5–12.