− 
 − 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ: ОПЫТ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ШАХНОВСКАЯ И.,

аспирант кафедры конституционного права
Белорусского государственного университета

 

На основе обобщения опыта зарубежных стран и Республики Беларусь в статье рассматриваются вопросы закрепления общих конституционных положений относительно прав национальных меньшинств, а также дополнительных гарантий для их реализации. Проводится анализ способов, гарантирующих реализацию конституционных прав национальных меньшинств, высказывается авторская позиция о возможности и необходимости их правового закрепления в законодательстве Республики Беларусь. Приводятся мнения белорусских и зарубежных ученых по вопросу о необходимости разработки процессуальных механизмов реализации прав национальных меньшинств. Предлагаются конкретные изменения и дополнения в законодательство Республики Беларусь.

 

On the basis of summarized experience of foreign countries and of the Republic of Belarus the article considers the issues of consolidation of General constitutional provisions concerning the rights of national minorities as well as additional guarantees for their implementation. The analysis of the ways of guaranteeing the constitutional rights of national minorities, the author’s position on the possibility and necessity of their legal status in the Republic of Belarus. Opinions of Belarusian and foreign scientists on the issue of the necessity of the development of procedural mechanisms for the implementation of the rights of national minorities are given. Concrete changes and additions to the legislation of the Republic of Belarus are offered.

 

Конституции многих стран, в том числе и Республики Беларусь, содержат общие положения в сфере защиты прав национальных общностей (меньшинств).

1. Нормы, закрепляющие принцип равенства между всеми национальными общностями. К примеру, согласно ч. 1 ст. 18 Конституции Узбекистана «все граждане Республики Узбекистан имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения». В соответствии с ч. 1 ст. 14 Конституции Республики Беларусь «Государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов». Сходные положения закреплены в законодательстве Армении, Туркменистана, Азербайджана, Республики Молдова и так далее.

2. Конституционные нормы, закрепляющие право пользования родным языком. К примеру, согласно ст. 27 Конституции Польши «официальным языком в Республике Польша является польский язык. Настоящее положение не нарушает права национальных меньшинств, вытекающие из ратифицированных международных договоров». Такие нормы закреплены в законодательстве Узбекистана, Республики Беларусь, Республики Кыргызстан, Австрии и других.

3. В конституциях закрепляется ответственность государства за сохранение национального историко-культурного наследия, обеспечение равенства между национальными общностями (Туркменистан, Республика Беларусь и другие).

В отдельных зарубежных государствах есть такие положения, которые на конституционном уровне разделяют национальные меньшинства на находящиеся в привилегированном положении и не находящиеся в привилегированном положении. К примеру, в ч. 1 ст. 5 Конституции Республики Словения «государство защищает и гарантирует права автохтонных итальянского и венгерского национальных сообществ. Государство заботится об автохтонных словенских национальных меньшинствах в соседних государствах, о словенских переселенцах и эмигрантах, содействует их связям с родиной». Кроме того, в ст. 64 содержится перечень особых прав указанных национальных сообществ, в том числе право на представительство в органах местного самоуправления и Парламенте. Однако в национальный состав Словении включены также боснийцы, хорваты, албанцы, македонцы и представители других национальных общностей, права которых государством не гарантируются.

Несмотря на закрепление конституционно-правовых положений общего характера, права национальных меньшинств, на наш взгляд, нуждаются в специализированных механизмах обеспечения или контроля за их реализацией.

К примеру, в Российской Федерации попытки решения данной проблемы были предложены С.С.Юрьевым. В своем диссертационном исследовании автор [1, с. 40] указывает, что правовые варианты могут быть следующие: фиксированное представительство в органах государственной власти, расширение их политического участия, создание консультативного органа из представителей национальных меньшинств при Государственной Думе Федерального Собрания и другие.

Отдельные зарубежные ученые также разрабатывали свои предложения. К примеру, Ф.Глатц [2] сформулировал концепцию «дифференцированного гражданства», по которой предполагалось наделить представителей национальных меньшинств специальными правами, закрепленными в гражданстве национальной принадлежности.

Вопрос о необходимости разработки такого механизма для Республики Беларусь был поставлен еще в 1996 году профессором Э.Иоффе [3, с. 37]. Им было отмечено, что большинство норм Закона Республики Беларусь «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь» носят декларативный характер. К слову отметим, что с момента первой редакции принятия данного Закона (1992 год) его структура и объем практически не изменились.

Иной позиции придерживается В.Н.Немечкин, который пишет, что «признание государством существования на его территории национальных меньшинств означает также признание дополнительных мер защиты к представителям данных меньшинств. Закрепление за национальными меньшинствами дополнительных гарантий реализации ими основных прав и свобод возможно и оправдано лишь в случае, если оно соответствует желанию национальных меньшинств и направлено на обеспечение его благополучия» [4, с. 19].

Если говорить о Республике Беларусь, то с таким подходом трудно согласиться, поскольку согласно ч. 1 ст. 2 Конституции Республики Беларусь «человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства». На наш взгляд, сам факт признания государством гарантий реализации прав высшей ценностью уже само по себе означает необходимость наличия некого «гарантийного механизма». Иначе конституционно-правовая норма не имеет смысла. Так, Г.А.Василевич отмечает, что «признание человека, его прав и свобод высшей ценностью и их гарантированность со стороны государства означает придание им приоритета по отношению к иным каким-либо ценностям. Ориентиром в деятельности государства, его органов и должностных лиц должны быть права и свободы человека. С учетом их содержания необходимо осуществлять как нормотворческую деятельность, так и практику применения законодательства» [5, c. 41].

Анализируя законодательство зарубежных стран, можно выделить следующие способы, гарантирующие реализацию конституционных прав национальных меньшинств.

1. Наличие специального органа по контролю за реализацией прав национальных меньшинств. Как правило, речь идет об институте специализированного омбудсмена. К примеру, в Польше таковым является защитник гражданских прав, в Венгрии в 2000 году при Министерстве образования была создана должность Уполномоченного (омбудсмена) по вопросам образования (в частности, по вопросам образования цыган) и другие.

В Республике Беларусь сложилась и действует довольно стабильная система государственной власти. Тем не менее варианты внедрения в нее специализированного органа могут быть предложены. Здесь считаем необходимым еще раз обратить внимание на предложенную Г.А.Василевичем в 2013 году концепцию Национального учреждения (Уполномоченного) по правам человека, «которое дополнит существующие средства защиты прав и свобод граждан, но не приведет к принципиальному пересмотру компетенции государственных органов» [6, с. 5]. Одним из направлений деятельности Национального учреждения белорусским профессором предложена защита прав национальных меньшинств.

2. Гарантированное представительство национальных меньшинств в органах государственной власти. Как правило, данная гарантия напрямую зависит от численности той или иной национальной общности, проживающей на соответствующей территории. К примеру, согласно ч. 3 ст. 19 Конституционного Закона Республики Хорватия «О правах национальных меньшинств» «национальное меньшинство, с представительством более чем 1,5 % от общего количества населения Республики Хорватия, гарантированно имеет минимум одно, но не более трех мест в Парламенте, согласно закону, который регулирует избрание членов Парламента».

В соответствии с ч. 1 ст. 18 Закона Китайской Народной Республики «О выборах во Всекитайское собрание народных представителей и в местные собрания народных представителей различных ступеней» «в местах компактного проживания национальных меньшинств каждое компактно проживающее национальное меньшинство должно быть представлено в собрании народных представителей в данной местности». Вопрос численности населения, представляемого одним депутатом, зависит от численности населения одного национального меньшинства в пределах места компактного проживания. Процентное соотношение подробно регламентируется указанным Законом.

Показателен опыт Республики Казахстан, где по решению Президента образовано учреждение – Ассамблея народа Казахстана, способствующее разработке и реализации государственной политики в сфере общественного согласия и общенационального единства. Данная Ассамблея имеет гарантированно 9 мест в Мажилисе Парламента Республики Казахстан. Благодаря созданию такого органа у наиболее многочисленных национальностей, проживающих в Республике Казахстан, появилась возможность представительства в Парламенте. Ассамблея работает «в режиме сессий», на которых принимаются решения. Отметим, что Ассамблея никоим образом не вмешивается в компетенцию государственных властей. Так, в соответствии с ч. 7 ст. 9 Закона Республики Казахстан «Об Ассамблее народа Казахстана» «содержащиеся в решениях Сессии Ассамблеи рекомендации и предложения по государственной политике в сфере общественного согласия и общенационального единства, направленные государственным органам и должностным лицам, подлежат обязательному рассмотрению».

Для Республики Беларусь, на наш взгляд, нет необходимости на законодательном уровне предлагать гарантирование представительства национальных меньшинств в органах государственной власти. Это связано с закреплением возможности с 1997 года для представителей национальных меньшинств делать отметку о национальной принадлежности в паспорте нового образца по желанию. В этом нововведении огромная заслуга Конституционного Суда Республики Беларусь, что неоднократно отмечает в своих публикациях Г.А.Василевич [7, с. 93].

3. Предоставление возможности национальным меньшинствам избирать местные и национальные органы самоуправления в зависимости от численности. Например, согласно ч. 1 ст. 24 Конституционного Закона Республики Хорватия «О правах национальных меньшинств» «органы самоуправления меньшинства избираются в единицах самоуправления, где количество членов национального меньшинства составляет, по меньшей мере, 1,5 % от всего населения либо на территории, где проживают более 200 членов национального меньшинства, либо на территории региональной единицы самоуправления, где проживает более 500 членов национального меньшинства». В соответствии с ч. 2 ст. 27 Конституции Венгрии «национальные и этнические меньшинства в Венгрии должны иметь право образовать местные и национальные органы самоуправления».

На наш взгляд, законодательство Республики Беларусь о местном самоуправлении «косвенным способом» предусматривает возможность избрания органов местного самоуправления национальными меньшинствами. Так, согласно ч. 1 ст. 1 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» «местное самоуправление осуществляется через местные Советы депутатов, органы территориального общественного самоуправления, местные собрания, местные референдумы, инициативы граждан по принятию решений Советов, участие граждан в финансировании и (или) возмещении расходов бюджета на определенные ими цели и иные формы участия граждан в государственных и общественных делах». В данной норме закреплен неисчерпывающий перечень форм участия, предусмотрены и «иные» формы.

4. Наличие специализированных консультативных органов при органах государственной власти (органах местного самоуправления).

Так, согласно § 3 ст. 1 Федерального Закона Австрийской Республики от 7 июля 1976 года «О правовом положении национальных меньшинств» «для консультирования Федерального правительства и федеральных министров по делам национальных меньшинств при Ведомстве Федерального канцлера создаются Советы национальных меньшинств. Они должны охранять и представлять культурные, социальные и экономические интересы национальных меньшинств, и их мнение должно быть заслушано при условии установления определенного времени для его подготовки перед принятием правовых предписаний и общих планов, в частности в отношении той области развития, которая затрагивает интересы национальных меньшинств».

В соответствии со ст. 7 Закона Республики Беларусь «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь» (далее – Закон о национальных меньшинствах) «при местных Советах могут создаваться и действовать на общественных началах совещательные органы из представителей национальных меньшинств». Отметим, что с момента принятия данного Закона такие органы так и не были созданы. Профессор Э.Иоффе [3, с. 38] обвиняет в отсутствии совещательных органов из представителей национальных меньшинств органы государственной власти.

Однако белорусское законодательство не препятствует представителям национальных меньшинств проявлять инициативу в их создании. Проблема состоит в отсутствии правового механизма реализации данной нормы. Так, согласно этой же ст. 7 Закона о национальных меньшинствах «порядок создания этих органов определяется соответствующими местными Советами депутатов». Уместно поставить вопрос о выработке со стороны Уполномоченного по делам религий и национальностей единых Рекомендаций по созданию совещательных органов из представителей национальных меньшинств для местных Советов депутатов. На уровне таких Рекомендаций необходимо определить основные формы деятельности совещательных органов, их сотрудничества с органами государственной власти и управления, с общественными объединениями и другими.

К примеру, для развития образовательной и культурной сферы целесообразной представляется тесная связь совещательных органов с профсоюзными организациями, общественными объединениями. В целях предотвращения конфликтов граждан с правоохранительными органами разумно выделить в одно из направлений деятельности сотрудничество с такими органами. Представители от совещательных органов (возможно, только Председатель) вправе присутствовать на заседаниях соответствующих местных Советов депутатов во время сессий. В Законе «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» необходимо предусмотреть право совещательных органов инициировать перед президиумом Совета или председателем Совета созыв сессии. Актуальна разработка и других направлений деятельности и сотрудничества.

Создание совещательных органов при местных Советах депутатов никак не нарушит традиционную систему государственной власти, а лишь будет способствовать «диалогу» гражданского общества и государства, активизации деятельности по защите прав национальных меньшинств, участию общественности в принятии правовых решений в сфере защиты прав национальных меньшинств. В случае реального создания совещательных органов потребуется внесение изменений и дополнений в такие законы Республики Беларусь, как «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь», «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», «Об общественных объединениях», «О профессиональных союзах» и некоторые иные.

На республиканском уровне в Республике Беларусь действует Консультативный межэтнический совет при Уполномоченном по делам религий и национальностей, деятельность которого регулируется Положением о Консультативном межэтническом совете при Уполномоченном по делам религий и национальностей, утвержденным приказом Уполномоченного по делам религий и национальностей от 23 января 2010 г. № 7.

Деятельность данного Совета в целом можно оценивать положительно. К примеру, в мае 2010 года по совместной инициативе аппарата Уполномоченного Совета и радиостанции «Беларусь» вышел в эфир специальный проект «Беларусь – наш дом», посвященный деятельности национально-культурных общественных объединений в Беларуси. С сентября программа стала еженедельной и выходит в зарубежном вещании на белорусском и немецком языках. В 2010 году в рамках выставки «СМИ в Беларуси» при организации тех же заинтересованных состоялся круглый стол «Диалог диаспор: диаспора и СМИ», в ходе которого участники обменялись опытом работы в информационной сфере и взаимодействия со СМИ [8].

Считаем необходимым нормативно закрепить право на проведение мониторинга за выполнением государственной Программы развития конфессиональной сферы, национальных отношений и сотрудничества с соотечественниками за рубежом за Консультативным межэтническим советом.

Здесь показателен опыт Грузии, где мониторинг за выполнением Национальной концепции толерантности и гражданской интеграции проводится Советом национальных меньшинств, существующим при Народном защитнике Грузии. В процессе мониторинга проводятся встречи и детальные интервью с представителями центральных и местных органов власти, неправительственных организаций, с лидерами общин и другими целевыми группами.

В Беларуси контроль за выполнением государственной Программы осуществляется в форме заседания коллегии аппарата Уполномоченного по делам религий и национальностей при участии представителей органов государственной власти, которые выступают с докладами. Последнее заседание состоялось 2 февраля 2016 года [8].

Кроме того, реальное создание совещательных органов при местных Советах, несмотря на наличие республиканского Совета, все же заслуживает внимания. На наш взгляд, это объясняется в первую очередь необходимостью предоставления гражданам возможности решения вопросов в сфере защиты национальных меньшинств «на местах».

4. Официальное использование языков национальных меньшинств в зависимости от численности данного меньшинства. К примеру, согласно ч. 2 ст. 7 Конституции Македонии «в единицах местного самоуправления, в которых большинство составляют представители национальных меньшинств, помимо македонского языка и кириллического алфавита, используется язык и алфавит этих национальностей в соответствии с установленной законом процедурой». Также в соответствии с ч. 1 ст. 12 Конституционного Закона Республики Хорватия «О правах национальных меньшинств» «равенство в официальном использовании языка и письма национального меньшинства должно соблюдаться на территории единицы самоуправления, где количество членов национального меньшинства составляет, по меньшей мере, треть всего населения».

Довольно высокие требования к официальному использованию языков меньшинств установлены в Эстонии. Так, согласно ч. 2 ст. 51 Конституции Эстонии «в регионах, где не менее половины постоянных жителей относятся к национальному меньшинству, каждый имеет право получать ответы от государственных учреждений, местных самоуправлений и должностных лиц также на языке этого национального меньшинства». Для сравнения, Закон Республики Беларусь «О языках в Республике Беларусь» вообще не предусматривает возможности для национальных меньшинств получения ответа на родном языке. Решение по обращению оформляется на русском или белорусском языке.

Для Республики Беларусь актуально поставить вопрос об официальном использовании польского языка в Гродненской области, где, по итогам переписи населения 2009 года, доля лиц, принадлежащих к польскому национальному меньшинству, составляет 21,5 % в общей численности населения данной области; а также украинского языка в Брестской области (доля украинцев в общей численности населения – 2,9 %) [9]. Официальное использование языков других национальных меньшинств в Республике Беларусь, на наш взгляд, нецелесообразно, поскольку доля их представителей в общей численности населения менее 2,5 %. Отметим, что нами не приводится процентное соотношение русского национального меньшинства к общей численности населения, поскольку в сфере официального использования родного языка данная национальная общность находится, так сказать, в особом положении. Так, в соответствии со ст. 17 Конституции Республики Беларусь «государственными языками в Республике Беларусь являются белорусский и русский языки».

В белорусской истории имел место факт, когда язык национального меньшинства официально использовался в делопроизводстве. Так, на протяжении 1932–1937 годов в составе БССР существовал Дзержинский польский национальный район, где польский язык использовался при ведении местного делопроизводства. Доля поляков в общей доле населения составляла 49,4 % [10].

5. «Жесткая процедура» (как правило, квалифицированным большинством в Парламенте) принятия законодательства в сфере национальных отношений. К примеру, в соответствии с ч. 1 ст. 83 Конституции Хорватии «законы, регулирующие национальные права, Палата представителей принимает большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов».

6. Заключение международных договоров с другими государствами по вопросам реализации прав национальных меньшинств на паритетной основе. К примеру, Соглашение между Республикой Польша и Федеративной Республикой Германия о добрососедстве и благотворном сотрудничестве от 1 января 2001 года, Соглашение между Республикой Польша и Украиной о добрососедстве и благотворном сотрудничестве от 1 января 2001 года и другие.

Республика Беларусь также является стороной в ряде международных договоров, нормы которых гарантируют отдельным национальным меньшинствам реализацию их прав и свобод. Например, Соглашение между Министерством образования Республики Беларусь и Министерством образования и науки Литовской Республики о сотрудничестве в области образования (вступило в силу 11 декабря 1997 года), Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Молдова о сотрудничестве по обеспечению прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам (вступило в силу 12 февраля 1998 года) и другие.

Факт наличия международного договора между государствами позволяет разделить национальные меньшинства на две группы:

1) национальные общности, правовой статус которых получил развитие в национальном законодательстве на основе заключенных двусторонних международных договоров;

2) национальные общности, правовой статус которых не подкреплен двусторонними международными договорами.

Таким образом, в Республике Беларусь ряд национальных меньшинств до сих пор остается без предоставления дополнительных гарантий для обеспечения реализации их прав.

Считаем возможным в Республике Беларусь внедрение института инициативного обращения национальных меньшинств к Уполномоченному по делам религий и национальностей Республики Беларусь. Под «инициативным обращением национальных меньшинств» следует понимать обращение представителей национальных меньшинств, в том числе общественных объединений, представляющих интересы национальных меньшинств, к Уполномоченному по делам религий и национальностей Республики Беларусь с инициативой о внесении предложения в компетентный орган государства их национальной принадлежности о заключении международного договора с Республикой Беларусь на паритетных началах по вопросам реализации конституционных прав. Соответствующие изменения и дополнения необходимо внести в Закон Республики Беларусь «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь». Процедура подготовки проекта такого международного договора должна проходить при совместном участии Уполномоченного и Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Это подтверждается ч. 1 ст. 4 Закона Республики Беларусь «О международных договорах Республики Беларусь», согласно которой «государственные органы Республики Беларусь, департамент государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, составляющие объект будущего международного договора, могут проводить по согласованию с Министерством иностранных дел Республики Беларусь консультации с соответствующим органом иностранного государства или с международной организацией в целях определения возможности заключения международного договора, уточнения намерений сторон относительно объекта, цели и содержания международного договора, а также определения предварительного порядка и сроков работы по подготовке проекта международного договора».

Заключение международных договоров на паритетной основе при этом должно быть обоснованным и необходимым для каждого из государств-сторон. В сфере защиты прав национальных меньшинств, на наш взгляд, приемлемым будет тот вариант, по которому в каждой из стран проживает примерно равное количество представителей национальных меньшинств к общей численности населения. Обязанность «оценки» инициативных обращений национальных меньшинств, исходя из условий паритетности, должна быть законодательно закреплена за Уполномоченным по делам религий и национальностей в Республике Беларусь. Такая оценка должна быть внешне выражена, к примеру, в заключении Уполномоченного, которое выносится по факту поступившего инициативного обращения национального меньшинства и должно являться основанием для обращения Уполномоченного при необходимости в Министерство иностранных дел.

На сегодняшний день законодательство об обращениях граждан не препятствует реализации права на обращение к Уполномоченному по делам религий и национальностей. По данным официальной статистики за 2013 год в аппарате Уполномоченного рассмотрено 53 письменных обращения граждан и юридических лиц. За 2014 год поступило в центральный аппарат Уполномоченного всего 276 обращений [8]. Тем не менее предложенный нами институт инициативных обращений национальных меньшинств существенно отличается от конституционного права на обращение, в том числе, по последствиям принимаемых по ним решений. Здесь можно провести аналогию с институтом инициативных обращений граждан в Конституционный Суд Республики Беларусь.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Юрьев, С. С. Правовой статус национальных меньшинств: институциональный и историко-сравнительный анализ : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.01 / С. С. Юрьев ; Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. – Москва, 2000. – 46 с.

2. Глатц, Ф. Начатки разрешения конфликтов с меньшинствами. Предложения по кодексу поведения / Ф. Глатц // Internationale politik. – 1997. – № 10.

3. Iофе, Э. Пытаннi ўдасканалення заканадаўства адносна нацыянальных меншасцей у Рэспублiцы Беларусь / Э. Iофе // Нацыянальныя меншасцi Беларусi : тэматычны зб. навук. прац. Кн. 1 «Канцэптуальныя пытаннi развiцця нацыянальных меншасцей Беларусi» / навук. рэд. С. А. Яцкевiч. – Брэст ; Минск ; Вiцебск, 1996. – С. 37–39.

4. Немечкин, В. Н. Реализация прав национальных меньшинств в Российской Федерации: теоретико-правовой анализ : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 / В. Н. Немечкин ; Мордовский государственный университет им Н. П. Огарева. – Нижний Новгород, 2007. – 22 с.

5. Василевич, Г. А. Конституция Республики Беларусь. Научно-практический комментарий / Г. А. Василевич. – Минск : ГИУСТ БГУ, 2005. – 487 с.

6. Василевич, Г. А. Концепция Национального учреждения по правам человека в Беларуси: концепция предполагаемого проекта Закона об Уполномоченном по правам человека в Беларуси [Электронный ресурс] / Г. А. Василевич. – Электрон. тестовые дан. – Минск : БГУ, 2013. – 29 с.

7. Василевич, Г. А. Конституция. Человек. Государство. Книга вторая / Г. А. Василевич. – Минск : Право и экономика, 2001. – 230 с.

8. Уполномоченный по делам религий и национальностей [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.belarus21.by/Articles/1423481925. – Дата доступа: 23.02.2016.

9. Национальный статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// belstat.gov.by/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/vyhodnye-reglamentnye-tablitsy/natsionalnyi-sostav-naseleniya-grazhdanstvo/. – Дата доступа: 12.02.2016.

10. Елизаров, С. А. Польские национальные административно-территориальные образования в БССР в 1930-е гг. [Электронный ресурс] / С. А. Елизаров // Вестник. Наука и практика. – Режим доступа: http://конференция.com.ua/pages/view/208. – Дата доступа: 12.02.2016.

 

Материал поступил в редакцию 26.02.2016