− 
 − 

УДК 343.8

ПРОБЛЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯМ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

ШАБАНОВ В.Б.,

заместитель начальника Академии МВД Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор

 

КРАСИКОВ В.С.,

начальник штаба Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь, кандидат юридических наук

 

Аннотация

Проблема предупреждения противоправной деятельности в настоящее время изучается в разных сферах научной деятельности: с позиций истории, уголовного и уголовно-исполнительного права, оперативно-розыскной деятельности и управления в органах внутренних дел, философии и психологии и др. Авторы статьи затронули аспекты уголовно-правовой и уголовно-исполнительной политики, законодательства и практики противодействия преступности в уголовно-исполнительной системе.

 

Summary

The problem of prevention of unlawful activities is studied at the present time in different spheres of scientific activities: from standpoint of history, criminal and criminal procedural law, operational-investigative activities and of administration in bodies of internal affairs, philosophy and psychology and others. The authors of the article touched upon the aspects of criminal legal and criminal correctional policy, of legislation and practice of opposition to criminality in criminal correctional system.

 

Данный вопрос изучался в той или иной степени разными авторами.

В последнее время появились научные труды, посвященные изучению влияния микросреды осужденных на противоправное поведение индивида, А.Я.Гришко и др.

Однако исследований, предполагающих комплексное сочетание подходов различных наук, рассматривающих аспект предупреждения как деятельность специального субъекта в особых условиях, основанных на управлении специфической средой, до настоящего времени не проводилось. Кроме того, в научном мире нет единства мнения о сущности и содержании понятий «условия» и «причины» противоправной деятельности [1].

Во избежание противоречий, рассматривая проблемы противодействия преступности, необходимо определиться в едином понимании терминов, использующихся в полемике. Как уточняет А.Г.Лекарь, «понятия будут различными или тождественными по содержанию только в том случае, если различными или тождественными являются мероприятия, которые они отражают» [2]. В этой связи лорд Брум сформулировал требования к научной терминологии, в частности, подчеркнув, что ни в коем случае нельзя употреблять разные слова в одном значении, так как это чревато серьезными последствиями, причем не только в смысле теории [3]. Вопрос о терминах неразрывно связан с проблемой определения этапов противодействия преступности в местах лишения свободы. Так, Г.А.Аванесов и И.В.Каретников рассматривают предупреждение преступности как предотвращение, пресечение и профилактику преступлений [4]. Г.А.Аванесов и К.Е.Игошев полагают, что понятие «предупреждение» как специальный вид деятельности шире, чем профилактика [5], понимаемая как совокупность мер и мероприятий. Анализируя точку зрения К.Е.Игошева о том, что сущность предупредительной деятельности образуют отношения между социальными субъектами, направленные на ликвидацию причин преступлений (а значит, и преступности) и условий, способствующих их проявлению и функционированию, И.В.Каретников приходит к выводу, что именно этот этап необходимо считать профилактикой [6].

Ю.М.Антонян полагает, что предупреждение есть деятельность по выявлению и устранению причин, а также отдельных видов и групп преступлений, по предотвращению и пресечению преступлений, исправлению и перевоспитанию преступников [7].

Исследовав различные точки зрения по данной проблеме, В.С.Устинов отмечает, что Г.А.Аванесов и К.Е.Игошев рассматривали понятие «предупреждение преступности» как наиболее общую научную категорию, а понятием «профилактика преступлений» обозначали лишь особую социальную управляемую деятельность. Таким образом, профилактику соотносят с функцией специально-криминологического предупреждения. В то же время В.С.Устинов считает, что предупредительное воздействие охватывает предупредительные аспекты всех видов социальной деятельности, а также сферу уголовно-правового воздействия [8].

Несколько иную схему разрабатывает А.Г.Лекарь в своих работах [9]. Он включает в концепцию предотвращения профилактику (деятельность по выявлению и устранению причин и условий, способствующих преступлениям); предупреждение (установление лиц, намеревающихся совершить преступление, и принятие к ним мер); пресечение (выявление лиц, подготавливающих совершение преступления, и принятие к ним мер) [10]. Данной точки зрения придерживается и И.И.Басецкий.

Подводя итог полемике, отмечаем, что уточнение соотносимости понятий «предупреждение» и «предотвращение» не входит в рамки нашего исследования, так как в словарях русского языка эти понятия являются синонимами.

На наш взгляд, криминология, изучая связи общественных явлений в области так называемого общесоциального предупреждения, зачастую дает рекомендации глобального, стратегического масштаба. Такой подход критиковался по той причине, что криминологические исследования направляются на выявление криминогенных факторов, а факторы, противодействующие им, остаются в тени [11]. Однако справедливым является замечание М.М.Бабаева, считающего, что пределы криминологии начинаются с феномена преступности и простираются не далее того важнейшего компонента детерминации, который именуется «связь» с негативными социальными явлениями и процессами [12].

Оперируя понятиями «специальное криминологическое предупреждение», «профилактическая деятельность», криминология неизбежно сталкивается с проблемами соотношения со сферами деятельности других наук, например, оперативно-розыскной деятельностью, управлением, криминалистикой, уголовным процессом, а касаясь развития белорусской науки (В.Б.Шабанов) – пенитенциарной криминалистикой.

Также необходимо отметить, что сложно согласиться с выводами В.Н.Кудрявцева, Г.М.Миньковского и А.Б.Сахарова, которые полагают, что термины «предупреждение» и «профилактика» преступности применимы как взаимозаменяющие [13]. Мы полагаем, что эти термины, отождествляемые с социальной деятельностью, имеют свои различия как по форме, так и по содержанию.

Профилактика направлена на изменение, воздействие на объективные процессы (основные причины и условия), определяющие явление преступности в обществе. Это комплекс осуществляемых государством мер по криминализации и декриминализации общественных отношений, принятию законов, противодействующих преступности, а также разработке стратегических программ развития современного общества.

Предупредительная деятельность всегда направлена на конкретные субъекты (субъект) воздействия, от которых можно ожидать совершения противоправных поступков. Предупредительная деятельность всегда определяет органы, на которые возлагается ответственность за организацию работы в конкретном направлении, и конкретных субъектов, в отношении которых предпринимаются меры предупредительного воздействия. Этими положениями определяются исключительные возможности деятельности уголовно-исполнительной системы. Здесь есть и профилактика, а также полностью может быть развернута предупредительная деятельность: известен субъект, нарушивший закон, изучается его конкретная деятельность и определяется конкретное воздействие. Только сочетание профилактических мер и конкретной предупредительной деятельности является гарантией успеха деятельности по исправлению осужденных.

Сделанные нами выводы согласуются с точкой зрения Р.С.Белкина, который в рамках криминалистики также выделяет и предупредительную деятельность. Мы полагаем, что выявление причин и условий, способствующих совершению преступления (ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК), играя само по себе предупредительную роль, в то же время служит основой для других превентивных мер, принимаемых органом дознания, которым являются и начальники учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы (п. 4 ч. 1 ст. 37 УПК). К таким мерам, как полагал Р.С.Белкин, относятся: 1) обнаружение и раскрытие совершенных преступлений; 2) устранение выявленных причин и условий, способствовавших преступлениям конкретного вида, рода или совершенных определенным способом при определенных обстоятельствах; 3) меры воспитательного и предостерегающего характера; 4) общепрофилактические меры [14]. Поэтому Г.А.Зорин, Ю.И.Кашинский и В.Б.Шабанов полагают, что предупреждение преступлений – стратегическая сверхзадача, которая входит в предмет криминалистики [15].

Касаясь теории оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД), мы приходим к выводу, что оперативно-розыскное предупреждение является принципом, основой работы оперативных и режимных подразделений уголовно-исполнительной системы (далее – УИС), в структуру которой входят: организационно-управленческая деятельность; специальные силы, средства, методы предупреждения правонарушений; формы ОРД, обусловленные спецификой функционирования оперативных подразделений ИУ, на которые возложены функции предупреждения и выявления правонарушений.

Принимая во внимание сказанное, мы считаем, что влияние предупреждения на пресечение и расследование преступлений до настоящего времени в научной литературе не изучалось и это предопределяет перспективу наших исследований в будущем. Такая позиция полностью соответствует нашим взглядам на выявление и предупреждение правонарушений в учреждениях УИС как особый вид специальной деятельности по нейтрализации условий, способствующих проявлению причин преступлений.

Как социальное явление преступление выступает в качестве объекта познания таких наук, как криминалистика, криминология, социология, теория оперативно-розыскной деятельности и других, которые исследуют этот «феномен» с позиций собственных интересов. В то же время профилактику преступлений считают элементом структуры криминологической характеристики (В.А.Ананич, В.Н.Кудрявцев, В.Е.Эминов и др.). Однако В.Е.Эминов, определяя структуру криминологической характеристики, включает в нее три группы признаков: 1) криминологически значимые признаки преступления (его причины, объект и механизм, преступник, мотив, цель, виктимогенные факторы и последствия преступлений); 2) данные, раскрывающие криминологическую ситуацию (среда проявления преступного деяния, его социально-экономические условия и т.п.); 3) признаки, определяющие специфику деятельности по предупреждению преступлений (выбор объектов и субъектов их предупреждения, методов и средств профилактики, источники информации о признаках криминологической характеристики) [16].

Таким образом, некоторые компоненты криминологической характеристики переплетаются с криминалистической и оперативно-розыскной. Однако, на наш взгляд, различия в характеристиках определяются подходами к изучению явлений противоправного поведения. Так, практики идут в своих исследованиях от конкретного преступления к установлению его механизма и детерминантов.

В.Е.Эминов и сам считает не вполне обоснованным использование в структуре некоторых учебников и программ по криминологии смешения понятий, в частности, включение в общее понятие «криминологическая характеристика» деятельности по предупреждению преступлений [17]. Ю.Д.Блувштейном, М.И.Зыриным, В.В.Романовым абсолютно обоснованно доказывается, что многие проблемы, изучаемые теорией профилактики преступлений, не укладываются в рамки предмета криминологии, по крайней мере, в его традиционном понимании. В дополнение к сказанному отмечаем: В.Н.Кудрявцев справедливо полагает, что оценка эффективности деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, также выходит за границы собственно криминологии [18]. Разграничивая регулятивную функцию криминологии и теории профилактики, ученые сделали вывод: «для криминологии, в принципе, достаточно указать практике пути, на которых следует искать решение ... для теории профилактики «конструкция», или «внутреннее устройство», этих путей и способы их усовершенствования выступают в качестве самостоятельного и весьма важного предмета изучения» [19].

Данное направление представляется перспективным в сфере теорий ОРД и криминалистики, в полной мере касается предмета проводимого нами исследования. Криминалистика позволяет установить повторяющиеся особенности механизма противоправной деятельности осужденных в условиях ИУ, обстановки, мотивов и способов совершения преступлений осужденными, а также разработать методы и приемы выявления причин преступлений с учетом их криминологических и криминалистических особенностей [20]. ОРД, изучая личность правонарушителя и его действия в окружающей обстановке, имеет возможность разрабатывать приемы и способы получения информации о замышляемых правонарушениях и нейтрализовать их причины.

Таким образом, нами выдвигается гипотеза об особенностях механизма правонарушений, совершаемых осужденными в местах лишения свободы, как сформированного объективного состояния. Механизм реализации противоправного деяния представляет несомненный интерес для теорий ОРД и криминалистики, так как проявляется через обстановку и ситуацию совершения преступлений, сформированных преступной средой в местах лишения свободы. Поэтому предупреждение правонарушений в системе учреждений УИС имеет свои особенности.

Обосновывая свое видение проблемы предупреждения правонарушений осужденных в ИУ, мы брали за основу законодательство Республики Беларусь, анализ научных источников и проведенные нами исследования. В соответствии с ч. 1 ст. 7 УИК применение наказания и иных мер уголовной ответственности имеет цель: исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами. Сформулированная задача частной превенции не проста. С одной стороны, осуществляя исправительное воздействие, администрация учреждений УИС обязана обеспечить выявление и предупреждение правонарушений, совершаемых осужденными во время отбывания наказания, а с другой стороны – создать условия предупреждения рецидива преступлений и после освобождения из мест лишения свободы.

Применительно преступности, существующей вне исправительных учреждений, в юридической литературе подробно охарактеризована система мер по ее предупреждению, проанализированы функции и задачи правоохранительных органов, рассмотрены вопросы правового регулирования предупредительной деятельности, основ ее планирования и информационного обеспечения. Однако, как отмечает И.В.Каретников, «этого нельзя сказать в отношении разработки теории предупреждения преступности, имеющей место при исполнении уголовных наказаний в целом и, в частности, при исполнении наказаний в виде лишения свободы» [21].

Научное видение решения проблемы предупреждения преступности в УИС Республики Беларусь связывается с исследованиями, проведенными нами, и обоснованием важного вывода о том, что совершаемые в исправительных учреждениях преступления имеют свои причины и условия, хотя опосредствованно на преступность в ИУ влияют обстоятельства, обусловливающие преступность в целом, но это не принципиально. Причины преступности в местах лишения свободы кроются в процессах, лежащих в основе исполнения наказаний [22].

В то же время деятельность оперативных подразделений ИУ свидетельствует лишь о функциональном реагировании на противоправные деяния осужденных и подмене предупредительной деятельности отдельными режимными либо оперативно-розыскными мероприятиями в рамках оперативного поиска, разработки либо проверки. Неэффективность проводимых подразделениями ИУ мер предупредительной направленности, на наш взгляд, обусловлена: 1) недостаточной разработанностью нормативного правового регулирования мер общего предупреждения правонарушений в местах лишения свободы; 2) отсутствием условий для взаимодействия подразделений ИУ по достижению целей уголовной ответственности в целом и профилактических мероприятий в частности; 3) отсутствием координирующего органа, отвечающего за состояние и организацию предупредительной деятельности в учреждениях УИС.

В то же время при изучении проблемы диалектической зависимости уголовного наказания и рецидивной преступности в обществе мы согласны с утверждением И.В.Шмарова, который констатирует: «предположение о прямой связи между рецидивом и состоянием уголовного и исправительно-трудового законодательства и практикой применения закона в большинстве случаев ошибочно как фактически, так и политически... Опасность такого подхода заключается еще и в том, что он может иметь своим результатом чрезмерное переключение внимания общества и его представителя-законодателя с широких социально-организационных мер борьбы с преступностью главным образом на меры по изменению уголовного законодательства и практики его применения» [23].

Поэтому проведенные нами исследования подтверждают вывод о необходимости сосредоточения деятельности оперативных и режимных подразделений УИС на противодействии неформальным нормам и традициям преступной среды, которые являются условиями, неизбежно порождающими причины преступности в местах лишения свободы. Целью такого воздействия в рамках уголовно-исполнительной политики, по нашему мнению, является выработка у осужденного чувства опасения перед совершением нового преступления и, как следствие, перед новым наказанием. Данный вывод в несколько категоричной и жесткой форме уже был сформулирован А.И.Марцевым, который полагал, что «отбывание (исполнение) наказания должно вызывать страх у тех, кто уже перенес его карательное воздействие» [24]. В этой связи предупреждение правонарушений является деятельностью администрации УИС по созданию условий, обеспечивающих исполнение осужденными возложенных законом обязанностей, а также соблюдению их законных прав и интересов. Предупреждение правонарушений нами рассматривается только в рамках стратегии противодействия неофициальным нормам и традициям, десятилетиями формирующимся в местах лишения свободы.

В связи с этим причины преступлений, имеющие социально-экономические, идеологические, социально-психологические, культурно-воспитательные и организационно-управленческие аспекты [25], ошибки судов, недостатки в организации охраны и надзора, а также оперативно-розыскной деятельности [26; 27] следует рассматривать как условия, предопределяющие противоправную деятельность осужденных, то есть как объект предупредительной работы.

С точки зрения теории ОРД и управления в органах внутренних дел в этом плане особенно интересен именно организационно-управленческий аспект, так как причину конкретного правонарушения либо само преступление можно ликвидировать предупредительным мероприятием, которое реализуется через деятельность.

Делая экскурс в историю развития УИС СССР и Республики Беларусь, основываясь на исследованиях, проведенных И.И.Басецким, В.И.Гуськовым, М.Г.Детковым, И.В.Каретниковым, О.В.Старковым, Г.Ф.Хохряковым, В.Б.Шабановым, И.В.Шмаровым и другими, мы пришли к выводу, что особенности предупреждения правонарушений в местах лишения свободы определяются: 1) нормами и традициями преступной среды, основанными на стихийной принудительной стратификации, с ее влиянием на общественные отношения в учреждениях, исполняющих наказания; 2) противодействием носителям этих норм и традиций, так называемым «уголовным авторитетам», и их разновидностям; 3) неготовностью, неспособностью и нежеланием отдельных работников УИС выполнять правовые предписания, регулирующие оперативно-розыскную, режимную деятельность [28].

На основе проведенного анализа генезиса исследуемого явления и имеющейся литературы можно сделать выводы:

1. Предупреждение правонарушений в УИС – это состояние, основа, установленный режим функционирования, предусматривающий наступательную деятельность по реализации комплексных, взаимосвязанных и взаимообусловленных правовых, организационно-управленческих, оперативно-розыскных, режимных, воспитательных мер, направленных на нейтрализацию условий, способствующих проявлению причин противоправного поведения осужденных и иных лиц.

2. Реальная сущность противодействия преступности в УИС, ее цели и содержание со всей очевидностью проявились не столько в системе наказаний, сколько в организации и условиях функционирования оперативных, режимных и воспитательных подразделений. Несовершенство законодательства и организационно-управленческой, оперативно-розыскной, режимной, воспитательной, производственной деятельности администрации ИУ также создают условия для формирования причин преступности в УИС.

3. Причины и условия противоправной деятельности – явления взаимообусловленные, но разнопорядковые. Объектом профилактики являются общие причины, порождающие преступность как в обществе, так и в ИУ. Объект предупредительной деятельности – это специфические причины и условия противоправного поведения субъектов (субъекта) в конкретной обстановке.

4. Решение проблемы выявления и предупреждения правонарушений осужденных вразрез с требованиями установленного законодательством порядка исполнения и отбывания наказания (режима) в ИУ неизбежно приводит к формированию криминальных норм и традиций, являющихся основой противоправной деятельности осужденных.

5. Неформальные нормы и традиции, представляющие своеобразную организацию жизнедеятельности осужденных, лежат в основе их противоправной деятельности в ИУ, порождая специфические причины преступлений.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Кузнецова, Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации / Н.Ф. Кузнецова – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – С. 44–48.

2. Лекарь, А.Г. Некоторые вопросы деятельности органов МООП по предупреждению преступлений / А.Г. Лекарь // Вопр. предупреждения преступности. – 1965. – Вып. 1. – С. 17.

3. Печуров, С. Концепция «объединенность»: теория и реалии / С. Печуров // Красная звезда. – 2004. – № 8. – С. 5.

4. Каретников, И.В. Предупреждение преступлений в исправительно-трудовых колониях: учеб. пособие / И.В. Каретников. – М.: Всесоюз. науч.-исслед. ин-т МВД СССР, 1986. – С. 16.

5. Аванесов, Г.А. Основополагающие начала теории и методологии профилактики правонарушений / Г.А. Аванесов, К.Е. Игошев. – М.: Акад. МВД СССР, 1976. – С. 17.

6. Каретников, И.В. Предупреждение преступлений в исправительно-трудовых колониях. – С. 15.

7. Антонян, Ю.М. О понятии профилактики преступлений / Ю.М. Антонян // Вопр. борьбы с преступностью. – М., 1977. – Вып. 26. – С. 25.

8. Устинов, В.С. Система предупредительного воздействия на преступность и уголовно-правовая профилактика: учеб. пособие / В.С. Устинов. – М.: Акад. МВД СССР, 1983. – С. 7.

9. Лекарь, А.Г. Основы тактики предотвращения преступлений органами охраны общественного порядка / А.Г. Лекарь. – М.: Высш. шк. МВД СССР, 1967. – С. 6.

10. Теоретические основы предупреждения преступности / В.В. Клочков [и др.]; отв. ред. В.К. Звирбуль [и др.]. – М.: Юрид. лит., 1977. – С. 41.

11. Теоретические основы предупреждения преступности. – С. 36.

12. Бабаев, М.М. Предмет и пределы криминологии: категории науки и феномены практики / М.М. Бабаев // Крим. журн., 2004. – № 1 (6). – С. 13.

13. Теоретические основы предупреждения преступности. – С. 42.

14. Криминалистика: учеб. для вузов / Т.В. Аверьянова [и др.]; под ред. Р.С. Белкина. – М.: Норма; ИНФРА-М, 2001. – С. 964.

15. Зорин, Г.А. Криминалистические технологии обеспечения информационной безопасности / Г.А. Зорин [и др.]. – Мозырь: Белый ветер, 2004. – С. 22.

16. Криминология: учеб. / С.Б. Алимов [и др.]; под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. – М.: Юрист, 1995. – С. 213.

17. Криминология. – С. 211.

18. Блувштейн, Ю.Д. Профилактика преступлений: учеб. пособие / Ю.Д. Блувштейн [и др.]. – Минск: Университетское, 1986. – С. 11–12.

19. Блувштейн, Ю.Д. Профилактика преступлений. – С. 13.

20. Яблоков, Н.П. Разработка приемов и способов профилактической работы в ходе следствия – одна из важнейших задач криминалистики / Н.П. Яблоков // Вестн. Моск. ун-та, 1985. – № 5. – С. 20.

21. Каретников, И.В. Предупреждение преступлений в исправительно-трудовых колониях. – С. 5.

22. Шабанов, В.Б. Теоретико-правовые и прикладные проблемы противодействия преступности в уголовно-исполнительной системе: дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.09 / В.Б. Шабанов; Акад. МВД Респ. Беларусь. – Минск, 2002. – С. 105.

23. Шмаров, И.В. Предупреждение преступлений среди освобожденных от наказания (Проблема социальной адаптации) / И.В. Шмаров. – М.: Юрид. лит., 1974. – С. 6–7.

24. Марцев, А.И. Вопросы правового регулирования деятельности исправительно-трудовых учреждений: учеб. пособие / А.И. Марцев. – Омск: Омск. высш. шк. милиции, 1972. – С. 78.

25. Ананич, В.А. Криминология: альбом схем / В.А. Ананич [и др.]. – Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 1999. – С. 31.

26. Лыгалов, И.И. Предотвращение преступлений в ИТУ: учеб. пособие / И.И. Лыгалов. – Рязань: Рязанск. высш. шк. МВД СССР, 1977. – С. 33–42.

27. Лекарь, А.Г. Предотвращение рецидива преступлений органами внутренних дел: учеб. пособие / А.Г. Лекарь. – М.: НИиРИО ВШ МВД СССР, 1971. – С. 20.

28. Красиков, В.С. Тенденции и особенности профилактики преступности осужденных в исправительных учреждениях / В.С. Красиков // Юрид. наука и образование в Респ. Беларусь на современном этапе: материалы междунар. науч. конф., 31 окт. 2003 г., г. Гродно; Гродн. гос. ун-т; отв. ред. Г.А. Зорин. – Гродно, 2003. – С. 295.