− 
 − 

ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИОННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

PROBLEMS OF COMBATING CORRUPTION CRIMES IN THE EXECUTION OF THE PENALTY OF IMPRISONMENT

ШАБАНОВ В.Б.,

заведующий кафедрой криминалистики юридического факультета
Белорусского государственного университета, доктор юридических наук, профессор

 

КРАСИКОВ В.С.,

доцент кафедры криминалистики юридического факультета
Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

 

В статье исследуются теоретические и практические вопросы применения принципов уголовного и уголовно-исполнительного права в отношении лиц, осужденных за коррупционные преступления к лишению свободы.

 

This article investigates theoretical and practical issues of application of the principles of criminal and criminal-executive law in relation to persons convicted of corruption crimes to imprisonment.

 

В Республике Беларусь, как и во всех государствах мира, противодействие коррупции является приоритетным направлением государственной социально-правовой политики. Коррупция – явление многоаспектное, оно изучается с позиций наук социологии, психологии, криминалистики, криминологии, оперативно-разыскной деятельности, уголовного права и других. Однако существенно новым направлением в современных научных исследованиях стало исследование проблем противодействия экономической и должностной (коррупционной) преступности в сфере уголовно-исполнительных отношений. Такая постановка вопроса актуальна и его следует рассматривать с позиций права наказания и его исполнения.

Уголовное наказание, применяемое к виновному, является для него личным страданием (в этом и заключается сущность самого наказания), но оно (как наказание, так и личное страдание) имеет целью восстановление социальной справедливости, а также предупреждение преступлений (общая и частная превенция). В этом отношении проблему необходимо решать по следующим направлениям: во-первых, установить, какие наказания необходимо и целесообразно применять к лицам, осужденным за коррупционные преступления; во-вторых, определить условия, в которых необходимо организовать исполнение этих наказаний для достижения целей уголовной ответственности; в-третьих, разработать методику исполнения наказания, основанную на классификации осужденных, в соответствии с принципами дифференциации и индивидуализации исполнения наказания.

Здесь, по нашему мнению, следует решить важные проблемы: в каком отношении и каким образом необходимо сочетать принципы индивидуализации наказания (в зависимости от общественной опасности совершенного преступления и общественной опасности лица, его совершившего). Далее необходимо обосновать дифференциацию исполнения наказания в зависимости от категории уголовно наказуемого деяния (вне принадлежности к полу, возрасту и криминальной зараженности). И, последнее, каким образом применять к дифференцированной категории осужденных основные средства исправления для достижения целей уголовной ответственности, как оценивать достижение целей уголовной ответственности.

Полагаем, что основами для исследования следует считать следующие тезисы: во-первых: «…всякая поблажка каким-либо классам общественным в области уголовной расшатывает устрашительность и силу наказания» [1]; во-вторых: «Предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью» [2]; в-третьих, необходимо в процессе исполнения наказания сделать так «…чтобы наказание за проступок было не вне его, а внутри виновного» [3]. Эти тезисы следует рассматривать в их диалектической взаимосвязи в целях достижения определенного баланса, исходя из социально-экономического, политического и правового состояния современного общества.

Таким образом, следует заключить следующее. Решение проблемы коррупции находится в сфере постоянно действующей системы государственного и общественного контроля по выявлению и пресечению коррупционной деятельности в соответствии с требованиями законодательства. Эффективность этого процесса определяется многими показателями, в том числе и привлечением к ответственности виновных лиц, изобличенных в коррупционной деятельности, общественным мнением по этому поводу и соответствующим индексом восприятия коррупции Trasparency International. В сфере уголовно-исполнительных отношений до настоящего времени такая проблема не решалась, научные исследования в рамках разработки порядка исполнения наказания для лиц, осужденных к лишению свободы за коррупционные (должностные и экономические) преступления, а также методики применения к ним средств исправления до настоящего времени в государствах на постсоветском пространстве не проводились.

В этой связи необходимо отметить, что впервые разработку стратегии в подходах к назначению наказания к лицам, совершившим преступления коррупционной направленности, а также исполнению к этой категории осужденных наказания осуществили ученые Российской Федерации в рамках научного проекта «Отбывание лишения свободы осужденными за экономические и должностные преступления: первый вариант теоретической модели» [4].

В ходе проведенного исследования коллективом авторов выявлены основные факторы, определяющие целесообразность содержания осужденных за экономические и должностные преступления в отдельных исправительных учреждениях (далее – ИУ). Предложены изменения в нормативные правовые акты, регламентирующие особенности отбывания наказания осужденными за коррупционные (экономические и должностные) преступления в специально создаваемых для этого ИУ, которые предусматривают:

• более комфортабельные санитарно-гигиенические и материально-бытовые условия содержания, приближающиеся к условиям жизни на свободе;

• предоставление оплачиваемых за счет средств осужденных дополнительных услуг (например, питание, приготовленное не на пищеблоке ИУ);

• либерализацию требований режима в ИУ (например, предоставление права для осужденных размещать на стенах жилых помещений плакаты, фотографии, рисунки и т.п.);

• создание условий для возможности осуществления осужденными бизнес-проектов, управления имуществом и предприятиями;

• изменения в праве получения посылок, передач и иных почтовых отправлений, а также свиданий (в сторону увеличения их количества);

• изменения в праве расходования денежных средств на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости (в сторону увеличения количества денежных средств).

Разработана система научного сопровождения его реализации и мероприятия по поддержке государственными органами, бизнес-элитами и бизнес-структурами, а также общественными формированиями и институтами гражданского общества.

Подобные предложения заслуживают научного изучения, которое должно, по нашему мнению, определить баланс интересов общества, государства и отдельной личности в рамках права назначения наказания и его исполнения с учетом реализации принципов, на которых основывается само право, а также социально-экономической и политической обстановки в государстве. Полагаем, что фактором, определяющим социально-экономическую (политическую) целесообразность реализации проектов, направленных на противодействие коррупционной преступности, является неотвратимость ответственности за совершенное правонарушение (преступление) и восстановление социальной справедливости таким образом, каким это предусмотрено в законодательстве. Обоснование проектов, например, относительно малой долей коррупционных преступников в общей численности осужденных, необходимостью развития частного бизнеса, создания благоприятных условий для него, сохранения его даже в столь неблагоприятных условиях, которыми характеризуются места лишения свободы [4, с. 27], слишком эмоционально и требует более весомой аргументации.

По нашему мнению, стратегически важным в рамках уголовно-исполнительных отношений является вопрос о личности осужденного, отбывающего наказание, назначенное по приговору суда. С любой точки зрения – это гражданин, не менее того, но и не более. Это тот, в отношении кого принудительно, независимо от его желания, применяются средства исправления. В этом его обязанность и в этом его права, и это является основой для организации исправительного процесса.

Целесообразность разработки и внедрения в практику законодательных предложений с обоснованием: «... экономические факторы определяют целесообразность реализации Проекта применительно к лицам, отбывающим наказание за совершение должностных преступлений, поскольку в государственном аппарате работают в основном представители среднего класса, а нередко и бизнес-элиты» [4, с. 28] следует оценивать достаточно критически. По этому поводу основоположники классовой теории писали следующее: «Ваши идеи сами являются продуктом буржуазных производственных отношений и буржуазных отношений собственности, точно так же, как ваше право есть возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса» [5]. Такой подход, по нашему мнению, не соответствует принципу равенства граждан перед законом и уже только поэтому не может быть реализован в современном демократическом обществе.

Приведение уголовно-исполнительных отношений в соответствие с положениями минимальных стандартов обращения с осужденными относительно раздельного содержания категорий осужденных в целях обеспечения их безопасности, ресоциализации и оптимизации применения средств исправления – это не только законотворческая работа, но и большая организационно-управленческая проблема, требующая для разрешения значительных финансовых и кадровых ресурсов, что возможно и целесообразно в рамках глобального социально-экономического проекта по реформированию (преобразованию) всей системы исполнения наказания в виде лишения свободы. Эта задача решается во взаимодействии гражданских (общественных) институтов с органами государственной власти и управления.

Действуя в рамках этой политики, применяя на основании решений судебных инстанций наказание и иные меры уголовной ответственности, уголовно-исполнительное законодательство Республики Беларусь ставит цель исправления осужденных и предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами. С точки зрения методики исправительного воздействия мы исходим из того, что эффективность наказания достигается надлежащей организацией применения к осужденным средств исправления и внедрением в этом отношении передового опыта.

Так, в Республике Беларусь в середине 80-х годов ХХ столетия внедрялся передовой опыт наставничества в отношении осужденных, требующих усиления исправительного воздействия и контроля за поведением. Этот опыт организационно-управленческого воздействия и методической работы используется и в настоящее время. С другой стороны, в 90-х годах ХХ столетия А.Н.Пастушеней и В.Б.Шабановым была предложена и реализована на базе ряда ИУ Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь идея изменения психологического климата отбывания наказания, которая основывается на:

1) законодательном закреплении степеней исправления осужденных, как основы внутренней классификации (стал на путь исправления, твердо стал на путь исправления и доказал свое исправление – статья 116 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК Республики Беларусь); злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания – статья 117 УИК Республики Беларусь);

2) разработанной авторами эксперимента теоретической модели оценочного поведения осужденного в зависимости от его отношения (восприятия) к неофициальным традициям преступной среды, которая имплементирована в положения статей 116 и 117 УИК Республики Беларусь;

3) реализации прав и законных интересов осужденных на основе безусловного и точного выполнения ими требований уголовно-исполнительного законодательства, что само по себе решает проблему противодействия традициям уголовной среды, а также обеспечения безопасности при исполнении наказания в виде лишения свободы;

4) подготовке сотрудников учреждений уголовно-исправительной системы (далее – учреждение УИС) к деятельности на основе противодействия традициям уголовной среды и исполнению в полном объеме требований действующего уголовно-исполнительного законодательства [6].

В рамках сложившейся системы исполнения наказания были найдены новые подходы, способные реально, без существенных материальных затрат, решать задачи по снижению уровня правонарушений при отбывании наказания, исправления осужденных, что подтверждалось существенно низким уровнем рецидива среди освобожденных от отбывания наказания из этих учреждений УИС в сравнении с освобождаемыми из иных ИУ, в том числе и осужденных за коррупционные преступления.

Таким образом, срок исправительного воздействия, устанавливаемый приговором суда, администрацией ИУ должен использоваться для достижения целей уголовной ответственности путем целенаправленной организации исправительного процесса в зависимости от поведения осужденного в период отбывания наказания, особенностей его личности, а также общественной опасности совершенного преступления. Это основная проблема исправительного процесса: если необходимость дифференцированного содержания можно обосновать достаточно убедительно, то с методиками исправления и их эффективной реализацией в практической деятельности учреждений УИС дело обстоит иначе.

Проблема исправления осужденных за коррупционные преступления, по нашему мнению, решается в процессе (методике) применения к ним средств исправления. Так, обоснованная А.Н.Пастушеней идея рассмотрения осужденного не как объекта исправления, а его субъекта, предполагает новое видение в выборе стратегии, основанной на взаимодействии администрации ИУ и осужденных, а также планировании мер исправительного воздействия [7]. Целями такого планирования являются:

1) адаптация осужденного к условиям жизнедеятельности в ИУ, но не сохранение возможности продолжать бизнес-деятельность, хотя и под контролем администрации, и в общественно полезных целях;

2) работа в прогрессии через систему, что предполагает применение к осужденным методик исправления (в том числе и частных), разработанных для дифференцированных категорий осужденных и предполагающих формирование правопослушного поведения в условиях социума (как в условиях отбывания наказания, так и в условиях жизни на свободе), но не сохранение накопленного преступного потенциала и его использование, хотя и также под контролем администрации учреждения УИС, и в общественно полезных целях;

3) устранение, возмещение и компенсация вреда, причиненного преступной деятельностью, что производится по уголовному законодательству Республики Беларусь в рамках назначения штрафа как дополнительного наказания к основному (часть 3 статьи 48 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК Республики Беларусь), общей и специальной конфискации (статья 61 УК Республики Беларусь), применения уголовно-правовой компенсации (часть 14 статьи 4; часть 5 статьи 78; часть 1 статьи 82; часть 1 статьи 88 УК Республики Беларусь). Примечательно, что оценка осужденного относительно критериев степени исправления (критерий влияет на аттестование осужденного при его представлении к досрочному освобождению) зависит от принятия зависящих от него мер по возмещению ущерба (части 3 и 4 статьи 116 УИК Республики Беларусь);

4) подготовка к условиям жизни на свободе в условиях постпенитенциарного социального контроля.

В этой связи необходимо осуществлять ряд мероприятий, обеспечивающих разработку и внедрение в практику реабилитирующих программ, положительную мотивацию у осужденных к сотрудничеству в процессе руководства и планирования их исправлением, а также личную ответственность осужденного при выборе и выполнении запланированного действия. Именно через личную ответственность в рамках прогрессивной системы, применяемой к классифицированной категории осужденных, может быть реализован принцип дифференциации и индивидуализации наказания, что позволяет реализовывать перевод осужденных в другое ИУ, заменять наказание более мягким либо осуществлять условно-досрочное освобождение. Использование опыта, связей и потенциала осужденных в области управленческих отношений и в сфере экономической деятельности возможно настолько, насколько они вписываются в действующее законодательство и решают задачи уголовной ответственности.

Таким образом:

1. Принципы уголовного законодательства как основополагающие начала для конструирования норм права для организации применения к осужденным всех мер уголовной ответственности и средств исправления имеют свое собственное содержание и служат конечным целям, определяемым этой уголовной ответственностью. В защите нуждается не только коррупционный преступник, но и государство и право, которые этот преступник разрушает.

2. Разработка научных проектов, пусть даже преследующих особый социальный заказ, должна вестись комплексно, с учетом не только реализации отдельных принципов уголовного права в отношении особых категорий преступников, но, главным образом, с целью, предусмотренной применением к осужденным наказания. Научные проекты, по нашему мнению, должны предлагать методики (программы) работы с отдельными (дифференцированными) категориями осужденных в рамках прогрессивной системы отбывания наказания. Выводы о целесообразности применения методик должны, в свою очередь, базироваться на эксперименте, подтверждающем эффективность методик. Методики (программы) исправления должны предшествовать научному обоснованию необходимости выделения особенных (дифференцированных) категорий, а тем более – трате бюджетных средств на создание особой инфраструктуры.

3. Приоритетным направлением формирования норм уголовного и уголовно-исполнительного права в отношении лиц, осужденных за коррупционные преступления, в настоящее время считаем не создание особых (привилегированных) условий для отбывания наказания, но организацию применения к осужденным средств исправления в точном соответствии с требованиями законодательства и принятие исчерпывающих мер по возмещению (компенсации) вреда, причиненного преступлением. Такая тактика исправительного процесса как раз решает проблему методики коррекции преступного поведения – личности конкретного осужденного, действовавшего в определенных условиях (при осуществлении властных полномочий, в сфере экономики, предполагающей распределение материальных ресурсов и т.п.).

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Кистяковский, А. Нуждается ли общественная безопасность в других наказаниях, кроме определяемых по суду? : сб. государственных знаний / СПб., 1882. – Т. IV. – С. 124–167.

2. Ленин, В. И. Полное собрание сочинений / В. И. Ленин. – Т. 4. – С. 412.

3. Сделайте так, чтобы наказание за проступок было не вне, а внутри виновного – и вы дойдете до идеала нравственного воспитания [Электронный ресурс] // Сайт педагога-исследователя. – Режим доступа: http://si-sv.com/board/n_i_pirogov/16-1-0-67. – Дата доступа: 19.07.2018.

4. Отбывание лишения свободы осужденными за экономические и должностные преступления: первый вариант теоретической модели / В. И. Селиверстов, В. А. Казакова, Ф. В. Грушин, В. Н. Чорный. – М. : Юриспруденция, 2018. – 72 с.

5. Манифест Коммунистической партии [Электронный ресурс] // Моя библиотечка марксизма. – Режим доступа: http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Manifesto/manifesto.html. – Дата доступа: 19.07.2018.

6. Шабанов, В. Б. Теоретико-правовые и организационно-тактические проблемы противодействия преступности в уголовно-исполнительной системе : моногр. / В. Б. Шабанов. – Минск : Акад. МВД Респ. Беларусь, 2002. – 276 с.

7. Пастушеня, А. Н. Криминогенная сущность личности преступника: методология познания и психологическая концепция : моногр. / А. Н. Пастушеня. – Минск : Акад. МВД Респ. Беларусь, 1998. – 207 с.

 

Дата поступления статьи в редакцию 01.08.2018