− 
 − 

Рассмотрение Конституционным Судом обращений граждан как средство повышения эффективности защиты их интересов

Э.А.Саркисова,

экс-судья Конституционного Суда Республики Беларусь, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь

 

В Конституции Республики Беларусь определен статус Конституционного Суда как органа конституционного контроля, а также закреплено право определенных субъектов на внесение в Конституционный Суд предложений о проверке нормативных правовых актов на предмет их соответствия Конституции. В перечне субъектов, предусмотренном в части четвертой ст. 116 Конституции, граждане как субъекты инициирования конституционной проверки не указаны.

В силу этого в правовой системе Республики Беларусь нет института конституционной жалобы, который известен и успешно развивается в большинстве демократических государств мира, а инициативы, исходящие из субъектов, указанных в ст. 116 Конституции, с каждым годом сокращаются.

Казалось бы, при отсутствии обращений субъектов, указанных в Конституции, а также непридании поступающим жалобам конституционного характера Конституционный Суд должен был оказаться в состоянии бездеятельности, однако это не так.

В соответствии с Декретом Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь» поле деятельности Конституционного Суда расширено за счет наделения его функцией предварительного контроля конституционности всех законов до подписания их Президентом Республики Беларусь, а также рядом других полномочий.

Важное значение имеет такая форма деятельности судей Конституционного Суда, как проверка конституционности определенных Главой государства направлений нормотворческой деятельности и правоприменительной практики судов, правоохранительных и иных государственных органов.

На наш взгляд, проверка правоприменительной практики судов – это как раз та сфера, где наиболее остро встают вопросы соблюдения конституционных прав и свобод граждан, которые нередко ставятся также в обращениях и жалобах граждан, поступающих в Конституционный Суд.

Более того, нормами Конституции не ограничены возможности Конституционного Суда рассматривать жалобы и обращения граждан, соответственным образом реагируя на них. Как и любой иной государственный орган, Конституционный Суд на основании ст. 40 Конституции обязан обеспечить реализацию права каждого направлять личные или коллективные обращения в государственные органы, рассмотрев поступившее обращение и дав ответ по существу в определенный законом срок.

Деятельность Конституционного Суда в указанной сфере очевидна, поскольку ежегодно им рассматриваются тысячи обращений и жалоб граждан. Например, как следует из Послания «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2009 году», в Конституционный Суд в минувшем году поступило 1274 обращения, в том числе 1217 обращений граждан (из них 53 коллективных за подписью 5320 человек). В Послании отмечено, что Конституционный Суд оценивает обращения граждан как важный источник информации о деятельности государственных органов по соблюдению норм Конституции и защите их прав и свобод, о степени правовой защищенности различных категорий граждан [1].

Между тем ответы на поступающие в Конституционный Суд жалобы нередко носят так называемый отсылочный характер. Как правило, заявителю указывается, что он обратился не по адресу и что ему необходимо обратиться в другой орган, который может непосредственно разрешить его жалобу.

В общем количестве поступающих в Конституционный Суд обращений и жалоб граждан значительное место занимают обращения, касающиеся уголовно-правовой сферы. Для граждан особо важное значение имеет соблюдение их прав и интересов в указанной сфере, исключение необоснованного обвинения, незаконного привлечения к уголовной ответственности и в целом соблюдение конституционного принципа справедливости.

Согласно ст. 7 Конституции в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права, который представляет собой не что иное, как возведенный в закон принцип справедливости. В уголовном праве он заключается в том, что наказание и иные меры уголовной ответственности должны быть справедливыми, то есть устанавливаться и назначаться с учетом характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Безусловно, восприятие любого акта применения нормы уголовного права к конкретному лицу в контексте справедливости нередко расходится как с общими понятиями о содержании справедливости в уголовном праве, так и с подходами законодателя и правоприменителей. И это, вероятно, не должно оцениваться как нарушение конституционного права гражданина на справедливое отношение к нему государства. Вместе с тем в некоторых случаях оценка справедливости требует вмешательства именно органа конституционного контроля, причем это касается не только установления и применения уголовно-правовых санкций, но и уголовно-правовой оценки (квалификации) совершенных преступлений. На наш взгляд, те органы, которые непосредственно решают указанные вопросы, не всегда безупречны в своих выводах и оценках, в связи с чем в таких случаях выражение позиции Конституционного Суда было бы полезным в восстановлении справедливости, защите конституционных прав и свобод граждан. Справедливость следует оценивать и в отношении к потерпевшему, прежде всего, в удовлетворении им избранной для виновного меры ответственности, а также в возмещении причиненного ущерба (вреда).

Все это, безусловно, требует установления в самом законе санкций, соразмерных опасности содеянного. Такое требование относится как к виновному в совершении преступления лицу, так и к потерпевшему. Однако, к сожалению, необходимость соблюдения подобной соразмерности не всегда учитывается как в законодательстве, так и на практике. Не случайно предпринята попытка разработки Концепции совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка исполнения уголовных наказаний, в которой просматривается в том числе идея пересмотра уголовно-правовых санкций в сторону их смягчения. Хочется надеяться, что перекоса, который негативно отразился бы на интересах обвиняемых и потерпевших, в данном процессе не произойдет.

При этом, на наш взгляд, реагирование на поступающие в Конституционный Суд жалобы, особенно если они не единичны, может быть осуществлено в порядке предварительного конституционного контроля принимаемых актов. Например, проверяя Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам уголовной ответственности и оперативно-розыскной деятельности» (подписан Президентом Республики Беларусь 15 июля 2009 г.), Конституционный Суд в своем решении от 7 июля 2009 г. № Р-355/2009 [2] отметил, что нормы Закона, касающиеся внесения изменений в Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее – УК), позволяют расширить возможности освобождения от уголовной ответственности на основании ст. 86, 88, 89 и 118 УК, распространив их действие на лиц, впервые совершивших менее тяжкое преступление. Конституционный Суд обратил внимание и на другие новеллы смягчающего характера, в том числе на корректировку санкций отдельных статей УК, позволяющую обеспечить более дифференцированный подход при назначении наказания.

Конституционный Суд положительно оценил вышеназванные изменения, указав в том числе, что они создают условия для максимально полного восстановления нарушенных прав и законных интересов потерпевших, что способствует соблюдению конституционного принципа социальной справедливости при осуществлении уголовной политики и достижении целей, определенных в части 3 ст. 44 УК.

Однако, поскольку указанный Закон содержал немало новелл смягчающего характера, Конституционный Суд, неоднократно получая жалобы граждан на неприменение правила об обратной силе уголовного закона, мог бы подтвердить высказанную им ранее позицию о необходимости применения этого правила без каких-либо ограничений.

Конституционный Суд нередко подчеркивает необходимость четкого законодательного регулирования тех или иных вопросов, исключения различных противоречий и несогласованностей, которые также могут негативно отразиться на интересах граждан. Исходя из этого, полагаем, что Конституционный Суд с учетом расширения полномочий, осуществляя предварительный контроль за конституционностью принимаемых актов, вправе не только высказывать свою позицию по тем или иным вопросам законотворчества, но и признавать акты в целом не соответствующими Конституции, возвращая их Парламенту на доработку.

Например, проверяя Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам уголовной и административной ответственности» (подписан Президентом Республики Беларусь 28 декабря 2009 г.), Конституционный Суд в решении от 22 декабря 2009 г. № Р-409/2009 [3], сославшись на свое Послание «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2008 году», отметил, что соблюдение принципа правовой определенности в законотворческой деятельности упреждает неоднозначное понимание и, следовательно, неправомерное применение норм законодательства, влекущие нарушения прав и законных интересов граждан. Тем не менее, установив ряд несогласованностей и противоречий в проверяемом Законе, Конституционный Суд признал его соответствующим Конституции, хотя, на наш взгляд, указанное в решении вполне позволяло не расценивать его таковым, что исключило бы отсутствие на практике единства подходов к восприятию и применению норм уголовного права.

В юридической литературе немалая роль отводится рассмотрению вопроса о доступе граждан к конституционному правосудию. При этом применительно к Республике Беларусь с учетом отсутствия в стране института конституционной жалобы делается акцент на косвенный доступ граждан к конституционному правосудию, который признается также достаточно эффективным способом защиты прав. В настоящее время такой доступ осуществляется, во-первых, посредством судебного механизма, закрепленного в ст. 112 Конституции, и, во-вторых, посредством обращения в Конституционный Суд уполномоченных субъектов, указанных в ст. 116 Конституции, на основании обращения гражданина с инициативой о проверке конституционности нормативного правового акта [4, с. 70]. Однако практика показывает, что указанные способы косвенного доступа граждан к конституционному правосудию неэффективны. Обращения граждан в соответствующие органы в случаях, если они осведомлены о подобных способах, как правило, «отсекаются» на уровне тех же органов. К тому же нередко граждане даже не знают, как им поступать в таких случаях, и прямо обращаются в Конституционный Суд, надеясь на рассмотрение по существу поставленных ими вопросов высшей судебной инстанцией, каковой воспринимается ими этот судебный орган.

Поэтому, несмотря на попытки соответствующих органов разработать или уточнить механизмы реализации косвенного доступа, предпочтительным все же следует признать прямой доступ гражданина в Конституционный Суд, право на который он имеет в настоящее время на основании ст. 40 Конституции, а также реализацию многочисленных предложений ученых и практиков о законодательном закреплении института конституционной жалобы.

Источники

1. Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2010. – № 41. – 6/853.

2. Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2009. – № 171. – 6/767.

3. Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2010. – № 18. – 6/828.

4. Миклашевич, П.П. Проблемы доступа граждан к конституционному правосудию / П.П.Миклашевич // Весн. Канстытуц. Суда Рэсп. Беларусь. – 2009. – № 3. – С. 61–73.