− 
 − 

Органы государственной власти в национальной системе разделения властей

Л.М.Рябцев,

судья Конституционного Суда Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор

 

Действенность конституционного регулирования, эффективность закрепленных в Конституции демократических принципов во многом определяются сформированной и признаваемой всеми субъектами правовой жизни общества системой конституционного реализма.

В настоящее время одной из наиболее актуальных проблем современного конституционализма, которая относится к фундаментальным проблемам организации и деятельности государственного механизма, является определение места и роли органов государственной власти в национальной системе разделения властей.

Классическая теория разделения властей в качестве самостоятельного учения о демократическом государстве, на основе идей предшественников, прежде всего англичанина Джона Локка, была сформулирована французским философом и историком Шарлем Монтескье, который предложил триаду в виде законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти как наиболее полную и оптимальную систему государственных институтов.

Обосновывая полное равноправие, равновесие и независимость властей, Монтескье в то же время подчеркивал и их взаимную связанность, необходимость действовать, имея в виду как недопущение концентрации властных полномочий в руках одного человека или органа, так и их взаимное влияние. Принцип разделения властей рассматривается как гарантия исключения возможности злоупотребления властью. Для предупреждения злоупотребления властью необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга.

Таким образом была сформулирована основа для разработки системы «сдержек и противовесов», которая впервые была реализована в конституциях США (1787 г.) и Франции (1793 г.).

Французский мыслитель Жан-Жак Руссо критически оценивал организационно-правовую концепцию разделения властей, отвергая ее с социологических позиций и полагая при этом, что вся власть должна принадлежать народу, который осуществляет ее непосредственно, а в больших государствах – через представительные органы.

Организационно-правовой (разделение властей) и социологический (верховенство власти народа) принципы в настоящее время нашли свое отражение в конституциях США, России и других стран.

Словами «Мы, народ Республики Беларусь (Беларуси)» начинается и наша Конституция, закрепляя при этом в части первой ст. 3 положение, согласно которому единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, через представительные и иные органы в формах и пределах, определенных Конституцией. Таким образом, именно народ является источником власти, которая едина и неделима, а государство (его органы) приобретает власть от воли народа. Тем самым в Конституции закреплен тезис о верховенстве народного суверенитета по отношению к суверенитету государственному.

Органы государственной власти должны существовать и функционировать самостоятельно, независимо друг от друга, осуществляя делегируемые им полномочия в соответствии со специализацией по видам деятельности, исключая концентрацию всей полноты власти в одной из ее ветвей, обеспечивая возможность сдерживать и контролировать друг друга. При этом законодательная, исполнительная и судебная ветви власти не могут осуществлять свои функции изолированно – они эффективно взаимодействуют, образуя единый государственный механизм.

В соответствии со ст. 6 Конституции государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга.

Социально-политическая ценность и важность принципа разделения властей состоит в том, что вся деятельность институтов публичной власти направлена прежде всего на достижение единой цели – утверждение конституционной идеи о том, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства. Для достижения этой цели все конституционно-правовые институты ветвей власти наделяются соответствующими полномочиями.

Самостоятельность органов государственной власти не означает в полной мере их независимость, поскольку при осуществлении своих функций все они зависимы друг от друга в части обеспечения конституционных прав, свобод и законных интересов граждан нашей страны. Такая взаимозависимость определяется Конституцией. В данном случае речь идет не о подчиненности органов одной ветви органам другой ветви государственной власти, а об их деятельности в рамках конституционного поля.

При осуществлении своих функций органы исполнительной и судебной ветвей власти в системе конституционно-правовых институтов действуют только в рамках, закрепленных в нормативно-правовых предписаниях законодательными органами, а при возникновении споров, которые подведомственны и разрешаются органами судебной ветви власти, органы исполнительной и законодательной ветвей власти подчиняются судебным решениям.

Таким образом, степень самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти можно охарактеризовать как закрепленную в Конституции и иных законодательных актах определенную степень свободы их функционирования.