− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

28 декабря 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д. к открытому акционерному обществу «Банк» (далее – ОАО «Банк»), Т. о признании недействительным договора кредитования,

 

установил:

 

Основанием иска истец указал, что 10 июня 2008 г. между ОАО «Банк» и Т. был заключен кредитный договор, в соответствии с которым Т. был предоставлен кредит в размере 8500 долларов США. Тогда же 10 июня 2008 г. между ним и ОАО «Банк» был заключен договор поручительства, в соответствии с которым он выступил поручителем Т. по возврату данного кредита. В связи с невыполнением Т. условий кредитного договора 14 августа 2009 г. ОАО «Банк» обратилось в суд с иском о взыскании с Т. и с него, как с поручителя, просроченной задолженности по кредиту, просроченной задолженности по процентам, пени по просроченному основному долгу и просроченным процентам.

После этого 7 июля 2015 г. при ознакомлении с делом по иску ЗАО «Банк» ему из вступившего в законную силу приговора суда от 17 апреля 2010 г. стало известно, что Т. путем обмана были совершены умышленные корыстные преступления в отношении физических и юридических лиц, а также совершен служебный подлог, который заключается в том, что Т. при заключении кредитного договора от 10 июня 2008 г. представил в ОАО «Банк» составленную им же самим справку, содержащую недостоверные сведения о размере дохода. Кроме того, Т. в документах о предоставлении кредита сообщил ОАО «Банк» несоответствующую действительности информацию об отсутствии у него кредитов в других банках. Таким образом, кредитный договор от 10 июня 2008 г. был заключен под влиянием обмана со стороны Т. Он же при заключении поручительства добросовестно исходил из того, что ОАО «Банк» во исполнение своей обязанности надлежащим образом проверило платежеспособность Т. и достоверность представленных последним документов и информации.

Исходя их этого считает, что кредитный договор от 10 июня 2008 г. был заключен под влиянием обмана со стороны кредитополучателя Т., в связи с чем, как поручитель по его возврату, просит признать данный договор недействительным.

Представитель ОАО «Банк» исковые требования не признал.

Ответчик Т. в своих заявлениях суду исковые требования признал, просит рассмотреть дело в его отсутствие.

Согласно статье 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Судом из пояснений сторон, письменных материалов настоящего дела, материалов гражданского дела по иску Д. к ОАО «Банк» о признании недействительным договора поручительства, материалов уголовного дела по обвинению ответчика Т. в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 209, частью 1 статьи 427 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), установлено, что 10 июня 2008 г. между ОАО «Банк» и Т. был заключен кредитный договор, в соответствии с которым ОАО «Банк» предоставило Т. кредит путем открытия возобновляемой кредитной линии с максимальным размером (лимитом) общей суммы предоставляемых денежных средств (кредита) в размере 25 000 долларов США и предельным размером единовременной задолженности по нему в сумме 8500 долларов США, по которому Т. получил всего 9528,85 доллара США с уплатой 13 % годовых.

Из указанного договора следует, что он полностью соответствовал требованиям статьи 140 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК) (существенные условия кредитного договора) в редакции на дату его заключения, согласно которой существенными условиями кредитного договора являются условия:

о сумме кредита с указанием валюты кредита (для кредитной линии – о максимальном размере (лимите) общей суммы предоставляемых кредитополучателю денежных средств (кредите) и предельном размере единовременной задолженности кредитополучателя);

о сроке и порядке предоставления и возврата (погашения) кредита;

о размере процентов за пользование кредитом и порядке их уплаты, а также о размере платы за пользование кредитом и порядке ее внесения, если обязанность ее уплаты предусмотрена кредитным договором, за исключением случаев предоставления кредита на льготных условиях на основании решений, принятых Президентом Республики Беларусь или в установленном порядке Правительством Республики Беларусь;

о целях, на которые кредитополучатель обязуется использовать или не использовать предоставленные денежные средства (целевое использование кредита), в случае, предусмотренном частью 2 статьи 144 БК;

о способе обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору;

об ответственности кредитодателя и кредитополучателя за неисполнение (ненадлежащее исполнение) ими обязательств по кредитному договору;

иные условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В обеспечение исполнения Т. обязательств по кредитному договору между Д. и ОАО «Банк» 10 июня 2008 г. был заключен договор поручительства, в соответствии с которым Д. принял на себя обязательство в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения Т. обязательств по кредитному договору солидарно с последним отвечать перед ОАО «Банк» за исполнение всех обязательств по кредитному договору в том же объеме, что и Т.

Доводы истца о том, что кредитный договор был заключен под влиянием умышленного обмана со стороны Т., суд считает надуманными, поскольку, как следует из указанного договора, предоставление Т. кредита не ставилось в зависимость как от размера получаемого им дохода, так и в зависимость от наличия у него кредитных обязательств перед другими банками, в частности перед ЗАО «Банк». Согласно пунктам 21, 23 кредитного договора «Банк» не принимал на себя обязанность по проверке достоверности представленных Т. документов, которые подтверждают сумму его доходов, а только имел право потребовать от Т. представления таких документов. Обязанность же указания достоверных сведений, необходимых для получения кредита, была возложена на Т. (пункт 20 кредитного договора). При этом суду не представлены доказательства того, что на момент предоставления кредита ОАО «Банк» было известно о том, что представленная Т. справка о его доходах содержит недостоверные сведения об их размере.

В силу изложенного суд считает необоснованными доводы истца и о том, что при заключении кредитного договора работники ОАО «Банк» в нарушение требований пункта 7 Инструкции о порядке предоставления (размещения) банками денежных средств в форме кредита и их возврата, утвержденной постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30 декабря 2003 г. № 226, не исполнили свою обязанность по проверке достоверности сведений, содержащихся в представленной Т. справке о доходах, тем более что указанный пункт такую обязанность на ОАО «Банк» не возлагает.

Таким же образом суд расценивает ссылки истца и на заключение участкового инспектора ОВД администрации района от 12 февраля 2016 г. по материалу проверки от 3 февраля 2016 г., которая была проведена по заявлению Д., в котором он просил дать правовую оценку действиям представителей ОАО «Банк», выдавшего кредит, а также представителя банка, проводившего проверку благонадежности Т. и представленных им поддельных документов, поскольку в ходе данной проверки не были установлены факты нарушений, допущенных работниками ОАО «Банк» при выдаче Т. кредита.

Кроме того, то обстоятельство, что предоставление Т. кредита ОАО «Банк» не ставилось в зависимость от размера получаемого им дохода, установлено приговором суда от 17 апреля 2010 г. в отношении Т., вступившим в законную силу 4 мая 2010 г., и решением суда от 1 февраля 2016 г., вступившим в законную силу 6 апреля 2016 г.

Так, из приговора от 17 апреля 2010 г. следует, что Т. среди прочих преступлений был признан виновным в том, что он, являясь директором ООО «Б», в июне 2008 года из корыстной заинтересованности составил для себя заведомо подложную справку о заработной плате и доходах с указанием в ней завышенной суммы получаемого дохода за период времени с марта по май 2008 года для дальнейшего представления справки в ОАО «Банк» с целью получения кредита, после чего представил заведомо подложную справку в вышеуказанный банк и получил кредит в размере 8500 долларов США.

При этом из обвинения Т. судом было исключено указание о хищении им путем обмана и злоупотребления доверием 18 105 000 руб. ОАО «Банк», поскольку ни в ходе предварительного расследования, ни судебного разбирательства не были добыты объективные доказательства, однозначно свидетельствующие о том, что в момент заключения кредитного договора и получения денежных средств Т. имел намерение завладеть ими и не намеревался исполнять принятые на себя обязательства по кредитному договору. Напротив, судом установлено, что отношения Т. с ОАО «Банк» строились на договорной основе и последовательность его действий – ежемесячная уплата платежей по кредитному договору с момента его заключения и вплоть до января 2009 года – свидетельствует об отсутствии у него умысла на завладение денежными средствами ОАО «Банк». По состоянию на 30 июля 2009 г. задолженность Т. по кредитному договору составила – 3367,23 доллара США (сумма просроченной задолженности по кредиту – 1035,76 доллара США, сумма просроченной задолженности по процентам – 570,49 доллара США, пеня по просроченному долгу – 1169,41 доллара США, пеня по просроченным процентам – 591,57 доллара США), при этом платежи им производились с 31 июля 2008 г., последние платежи были произведены 1 декабря 2008 г. Также судом было установлено, что вопрос выдачи кредита не зависел от размера заработной платы кредитополучателя, а тот влиял только на размер предоставляемого кредита.

Из дела следует, что Д. в своем иске просил признать недействительным договор поручительства, мотивируя это тем, что тот был заключен под влиянием обмана со стороны кредитополучателя Т. в отношении его платежеспособности, который представил в ОАО «Банк» справку, содержащую недостоверные сведения о своем заработке, а ОАО «Банк» не проверило достоверность указанных сведений, то есть он просил признать недействительным договор поручительства по тому же основанию, по которому просит признать недействительным кредитный договор.

Согласно частям 2, 4 статьи 182 ГПК факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, обязательны для суда и не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица или их правопреемники. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, лишь по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Исходя из требований пункта 1 статьи 180 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне не выгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску любого заинтересованного лица. На основании пункта 3 статьи 310 ГК недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законодательством, суд считает необоснованными доводы ОАО «Банк» о том, что истец не является лицом, которое вправе обращаться в суд о признании недействительным кредитного договора.

Поскольку решением от 1 февраля 2016 г. установлено, что истцом Д. не был пропущен срок исковой давности при обращении в суд с иском к ОАО «Банк» о признании недействительным договора поручительства, суд в силу требований статьи 182 ГПК считает, что данный срок не был им пропущен и при обращении с настоящим иском, в связи с чем считает необоснованными доводы ОАО «Банк» о пропуске Д. срока исковой давности.

На основании изложенного в иске следует отказать и взыскать с истца судебные издержки в доход государства – 5 руб. 22 коп.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 300–304, 306 ГПК, суд

 

решил:

 

Отказать в иске Д. к ОАО «Банк», Т. о признании недействительным договора кредитования.

Взыскать с Д. судебные издержки в доход государства – 5 руб. 22 коп.

Решение в течение 10 дней может быть обжаловано в кассационном порядке в областной суд через районный суд.