− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

4 сентября 2017 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному протесту прокурора района на решение районного суда от 11 июля 2017 г. по иску закрытого акционерного общества «Банк» (далее – ЗАО «Банк») к С. о взыскании задолженности.

Заслушав доклад судьи, мнение старшего прокурора отдела прокуратуры области, считавшей решение суда подлежащим отмене по основаниям кассационного протеста, изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

В поданном в суд заявлении ЗАО «Банк» указало, что 22 ноября 2014 г. с С. были заключены кредитные договоры, по каждому из которых ей был предоставлен кредит в размере 77 187 500 неденоминированных рублей с фиксированной ставкой 19,9 % годовых на срок 48 месяцев.

С. до момента подписания кредитных договоров была ознакомлена с условиями их заключения, в числе которых присоединение к договору текущего (расчетного) банковского счета для обслуживания кредита и его условиям, договору банковского дистанционного обслуживания, своей подписью засвидетельствовала не только названное, но и предоставление ей в письменном виде информации об условиях кредитования, Перечня размеров плат (вознаграждений) за банковские услуги.

Ссылаясь на то, что на 7 апреля 2017 г. за С. имеется задолженность за пользование предоставленным ей ЗАО «Банк» в связи с заключенными названными выше кредитными договорами пакетом услуг, по каждому в размере 897 рублей 87 копеек, в общей сложности – 1795 рублей 74 копеек, просило взыскать С. такую сумму.

Решением районного суда от 11 июля 2017 г. взыскано с С. в пользу ЗАО «Банк» 1795 рублей 74 копеек задолженности за пользование пакетом услуг и в доход государства 89 рублей 78 копеек государственной пошлины, отменена мера обеспечения иска.

В кассационном протесте прокурор района, считая необоснованным решение суда в силу того, что факты, положенные им в основу решения, не подтверждены достаточными и достоверными доказательствами, просит о его отмене и вынесении нового – об отказе ЗАО «Банк» в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационного протеста и отмены решения суда.

В соответствии со ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) суд, рассмотрев дело в кассационном порядке, вправе своим определением оставить решение без изменения, а кассационную жалобу (кассационный протест) – без удовлетворения.

Материалами дела установлено, что 22 ноября 2014 г. между ЗАО «Банк» и С. были заключены кредитные договоры, по каждому из которых ей ЗАО «Банк» был предоставлен кредит в размере 77 187 500 неденоминированных рублей с фиксированной ставкой 19,9 % годовых на срок 48 месяцев на потребительские нужды и приобретение страховых услуг.

Обязательства по возврату С. кредитору кредитов не исполнены, и последним реализовано право принудительного взыскания задолженности по ним путем совершения нотариусом исполнительных надписей.

При заключении названных кредитных договоров обе стороны пришли к соглашению, что кредиты будут предоставлены в течение 15 банковских дней со дня подписания договоров путем перечисления кредитором денежных сумм на текущие (расчетные) банковские счета при использовании карточки, при этом С. присоединяется – к Общим условиям кредитования с перечислением на ее счет, отрытый в банке, доступ к которому обеспечивается личной дебетовой карточкой, к условиям Договора текущего (расчетного) банковского счета для обслуживания кредита, к условиям Договора текущего (расчетного) банковского счета при использовании карточки, подтверждает, что ознакомлена с указанными документами, которые размещены на Сайте, подтверждает, что до заключения Договоров ей предоставлена в письменном виде информация об условиях кредитования, Перечень размеров плат (вознаграждений) за банковские услуги, оказываемые ей ЗАО «Банк», присоединяется к Договору банковского дистанционного обслуживания.

В соответствии с условиями кредитования физических лиц «Отличные наличные» С. был подключен пакет услуг «Открытие и обслуживание текущего (расчетного) счета в рамках стандарта». Список услуг, входящий в пакет с параметрами сделки от 5000 до 18 500 рублей, включал в себя открытие и обслуживание текущего (расчетного счета), подключение и отправку СМС-уведомлений о сумме и дате ежемесячного платежа, о полном погашении задолженности и прекращении обязательств по кредитному договору, об операциях по карте, подключение и обслуживание в СДО ИБ (интернет-банкинг), сумма ежемесячного вознаграждения, подлежащего уплате за оказываемые в рамках пакета услуги, составляла 84 рубля 90 копеек.

Обязанность уплаты вознаграждения установлена п. 2 и п. 5.1.1 договора текущего расчетного счета для обслуживания кредита, к условиям которого С. присоединилась при заключении кредитных договоров.

ЗАО «Банк» оказывало С. услуги, предусмотренные пакетом, такие как открытие и обслуживание текущих расчетных банковских счетов для обслуживания кредитов, выдача банковской карты, подключение и обслуживание в СДО ИБ (интернет-банкинг), отправка СМС-уведомлений, за оказание которых ежемесячно начислялось вознаграждение в размере 84 рублей 90 копеек, оплата которого С. не производилась.

Такие обстоятельства подтверждены как письменными доказательствами в своей части, так и не оспаривались в суде первой инстанции и лицами, юридически заинтересованными в исходе дела.

При таких данных суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом к С. требований, и, взыскав с последней в его, истца, пользу 1795 рублей 74 копейки задолженности за пользование пакетом услуг, и, с нее же, в доход государства 89 рублей 78 копеек государственной пошлины, постановил законное и обоснованное решение, соответствующее положениям ст.ст. 290 и 291, п. 1 ст. 398 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), ч. 2 ст. 22, ст. 197, ч. 1 ст. 199, ч. 1 и ч. 2 ст. 203 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК), ст. 142 ГПК.

С доводами кассационного протеста, по которым ставятся вопросы об отмене решения суда, согласиться нельзя, так как они противоречат правильно установленным судом обстоятельствам спора.

В силу п. 1 ст. 390, ст. 391, п. 1 ст. 392 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (ст. 392 ГК).

В случаях, когда условия договора предусмотрены нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением установить условие, отличное от предусмотренного в ней, если это не противоречит законодательству. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

В соответствии с чч. 1 и 2 ст. 22 БК, взаимоотношения банков и небанковских кредитно-финансовых организаций с клиентами строятся на основе банковского законодательства и заключенных договоров.

Банки и небанковские кредитно-финансовые организации самостоятельно определяют условия заключения сделок, не противоречащих законодательству Республики Беларусь. Договоры, заключаемые банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями с клиентами, являются публичными договорами и (или) договорами присоединения, если иное не предусмотрено правилами, действующими в этих банках и небанковских кредитно-финансовых организациях.

Согласно п. 1 ст. 398 ГК договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

В силу приведенного законодательства, не смотря на то, что кредитный договор и договор текущего (расчетного) банковского счета являются самостоятельными видами договоров, стороны вправе заключить один договор, имеющий в своем составе (содержании) элементы обоих названных выше договоров, и такое согласие обусловлено их волеизъявлением, и соответствием последнего действующему законодательству, регулирующему порядок заключения договоров, в том числе, и смешанных.

Из заключенных между сторонами договоров, поименованных как кредитные договоры, видно, что такие договоры по своей конструкции являются смешанными, и содержат элементы, как кредитного договора, так и текущего (расчетного) банковского счета, что действующим гражданским законодательством Республики Беларусь не только не запрещено, но прямо разрешено.

Так, из названных выше договоров видно, что обе стороны по ним достигли согласия на заключение такой конструкции договора, как и условий по таким договорам, о чем свое волеизъявление засвидетельствовали своими подписями в договорах.

Поэтому доводы прокурора о том, что заключение договора текущего (расчетного) банковского счета посредством подписания кредитного договора (рассматривается случай сторон по делу) неправомерно являются безосновательными в силу своей надуманности.

Что касается здесь же упоминания прокурором волеизъявления физического лица (С.), то, как и в названном выше случае, такое упоминание безосновательно, поскольку такое волеизъявление последней подтверждено учиненной ею подписью на договорах, которые она в установленном законом порядке не оспаривала, в том числе, и по основанию отсутствия своего волеизъявления на их заключение.

Ознакомление С. с Перечнем размеров плат (вознаграждений), о котором прокурором упоминается в протесте, удостоверено ею же путем учинения подписи на договорах, согласно содержанию которых, до их, договоров заключения, такой Перечень, как собственно, и информация об условиях кредитования, были предоставлены ей в письменном виде, с которыми она ознакомилась и согласилась.

Отсутствие как таковой подписи С. на договоре текущего (расчетного) банковского счета, на что указывается кассатором в кассационном протесте, не свидетельствует об ошибочности выводов суда первой инстанции, поскольку сторонами фактически заключались договоры кредитования, которые содержали в себе условия названного выше договора, и по условиям которых (договоров кредитования) С. присоединялась к условиям Договора текущего (расчетного) банковского счета, что прямо следует из содержания кредитных договоров.

Более того, само нахождение Договора текущего (расчетного) банковского счета вместе с договором кредитования только подтверждает то, что С. при заключении договоров кредитования истцом было предоставлено и содержание Договора текущего (расчетного) банковского счета.

Что касается доводов прокурора о не проверке судом первой инстанции доводов С. о том, что она не пользовалась банковской картой, и деньги по кредиту вносила кредитору наличными или через ЕРИП, то и таковые доводы несостоятельны, поскольку противоречат не только протоколу судебного заседания, но и мотивировочной части решения суда, в которой имеется оценка суда таких доводов С., которая, по мнению судебной коллегии, является правильной.

Поскольку обстоятельства дела судом установлены полно и правильно, решение вынесено в соответствии с установленными фактами и нормами законодательства, а доводы кассационного протеста, в том числе и другие, на законность и обоснованность постановленного судом решения не влияют, как и не свидетельствуют о наличии оснований к его отмене, предусмотренных ст.ст. 401–404 ГПК, то судебная коллегия считает необходимым кассационный протест оставить без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 425 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 11 июля 2017 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора района – без удовлетворения.