− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

16 апреля 2014 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационным жалобам Б., М., В. на решение районного суда от 11 февраля 2014 г. по делу по иску прокурора района в интересах государственного лесохозяйственного учреждения «Л» к Б., М., В., А., С., Г. и Д. о возмещении вреда.

Заслушав доклад судьи, объяснения М., Б., В. и представителя областного объединения профсоюзов – К., поддержавших доводы жалоб, мнение старшего помощника прокурора отдела областной прокуратуры, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Прокурор района в заявлении суду указал, что в 2012 году в выделе 2,6 квартала 66 лесничества государственным лесохозяйственным учреждением «Л» (далее ГЛХУ «Л») была произведена незаконная рубка леса. Лесорубочный билет от 26.03.2012 на проведение выборочно-санитарной рубки леса, на основании которого была произведена указанная выше рубка, был выдан с нарушением установленного порядка. Кроме того, было заготовлено 85,65 куб. м деловой древесины крупной категории, хотя деревья такой толщины в рубку не назначались. Стоимость незаконно заготовленной древесины составила 45 168 000 рублей. За совершение указанного правонарушения ГЛХУ «Л» привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 10 000 000 рублей. В феврале 2013 года ГЛХУ «Л» возместило государству стоимость незаконно заготовленной древесины, а также уплатило штраф, чем ГЛХУ «Л» причинен материальный ущерб в размере 55 168 000 рублей. Утверждая, что ущерб указанными излишними выплатами причинен по вине ответчиков, которые не должным образом исполняли свои должностные обязанности, не осуществляли контроль по соблюдению правил рубок леса и отпуска леса на корню, что привело к незаконной рубке леса, а также с учетом того, что Г., С. и Д. частично возместили ущерб в размере 5 600 000 рублей, прокурор просил взыскать в пользу ГЛХУ «Л» с Б. 9 000 000 рублей, с М. и В. – по 8 000 000 рублей, с А. – 7 000 000 рублей, с С. – 6 568 000 рублей, с Г. – 5 000 000 рублей и с Д. – 6 000 000 рублей.

В судебном заседании прокурор требования уточнил. С учетом материального положения ответчиков, а также действительного размера причиненного ущерба, просил взыскать с Б. – 7 000 000 рублей, с М. и В. – по 6 000 000 рублей с каждого, с А. – 4 000 000 рублей, с С. и Д. – по 2 500 000 рублей с каждого, с Г. – 2 000 000 рублей.

Представитель истца требования прокурора не поддержал. Не оспаривая указанных прокурором обстоятельств относительно заготовки 85,65 куб. м деловой древесины, полагая, что указанная рубка леса не являлась незаконной, поскольку была произведена на основании лесорубочного билета от 26.03.2012, хотя и выданного с нарушением установленного порядка. Указал, что необходимость в заготовке указанного количества древесины была обусловлена тем, что после первоначального определения конкретных деревьев к рубке, на этом же участке леса ветром были повреждены и другие деревья, которые при рубке леса представляли опасность для жизни работников. Кроме того, ссылаясь на внесенные с 01.11.2013 изменения в коллективный договор на 2013–2015 годы, которыми была установлена ограниченная ответственность работников за причиненный нанимателю ущерб, указал, что ущерб в ограниченном размере указанными лицами возмещен.

Решением районного суда от 11 февраля 2014 г. требования прокурора района удовлетворены, взыскано в пользу государственного лесохозяйственного учреждения «Л» с Б. – 7 000 000 рублей, с М. и В. – по 6 000 000 рублей с каждого, с А. – 3 000 000 рублей, с С. – 3 500 000 рублей, с Д. – 2 500 000 рублей и с Г. – 2 000 000 рублей.

В кассационных жалобах Б., М. и В. указывается на незаконность и необоснованность решения суда, ставится вопрос о его отмене.

Кассационные жалобы удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Как установлено судом, Б. с 17.06.2010 работал главным лесничим государственного лесохозяйственного учреждения «Л». М. работал в ГЛХУ «Л» начальником отдела лесного хозяйства с 24.01.2011 по 07.10.2013, В. с 24.02.2010 по 04.05.2012 работал в этом же учреждении инженером по лесопользованию, С. с 06.04.1998 работает лесничим лесничества ГЛХУ «Л», Г. работал помощником лесничего лесничества с 15.12.2010 по 24.12.2013, Д. работает мастером лесничества с 01.11.2009.

Согласно их должностным обязанностям они все должны осуществлять контроль за соблюдением правил лесопользования и правил рубок леса, не допускать незаконных рубок леса.

А. с 17.12.2007 работает в ГЛХУ «Л» в качестве инженера-лесопатолога. В ее обязанности входит обследование насаждений, отводимых по состоянию в сплошную санитарную рубку. Осуществление контроля за соблюдением законодательства по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов на лесозащитных работах.

26.03.2012 В., инженером по лесопользованию отдела лесного хозяйства ГЛХУ «Л», которым руководил М., был выдан лесорубочный билет на проведение выборочной санитарной рубки леса в выделе 2,6 квартала 66 лесничества по причине повреждения деревьев ветром (ветровал). Указанный лесорубный билет был выдан в нарушение установленного порядка (без обследования участка леса на основании листка сигнализации, составления акта обследования поврежденных насаждений, определения на месте конкретных деревьев, подлежащих вырубке (таксация), составления ведомости материально-денежной оценки лесосеки с указанием в ней количества подлежащих вырубке деревьев, их породы и объема древесины).

Как установлено судом, листок сигнализации о наличии в выделе 2,6 квартала 66 лесничества поврежденных ветром деревьев (ветровал), акт осмотра поврежденных насаждений, ведомость-тычковка (дата составления исправлена) и материально-денежная оценка лесосеки были составлены 09.04.2012, то есть не до, а после выдачи лесорубочного билета.

Кроме того, по указанному лесорубочному билету к вырубке были назначены деревья, в частности ясень, в диаметре ствола не более 26 см, что не только не оспаривалось сторонами в судебном заседании, но и подтверждалось актом проверки межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира от 07.12.2012, а также материалами дела. Однако, несмотря на то, что в соответствии со ст. 43 Лесного кодекса Республики Беларусь, осуществление лесопользования, связанного с заготовкой древесины, допускается только на основании лесорубочного билета, ордера и (или) лесного билета, в соответствии с которыми вырубке подлежат только деревья назначенные к вырубке, ГЛХУ «Л» было заготовлено 85,63 куб. м деловой древесины ясеня диаметром ствола 26 и более см (диаметром 26–34 см – 66,35 куб. м, диаметром 36 и более см – 19,28 куб. м), которые в рубку по выданному лесорубочному билету назначены не были, что также сторонами не оспаривалось и подтверждалось актами выполненных работ за апрель–июнь 2012 года.

Согласно ст. 3.1.22 ТКП 103-2007 (02080) Правил освидетельствования мест рубок, заготовок живицы, заготовки второстепенных лесных ресурсов и побочных пользований, незаконная рубка леса – это рубка леса без разрешительных документов и не назначенных к рубке.

Таким образом, ГЛХУ «Л» была произведена незаконная рубка леса, в результате которой было незаконно заготовлено 86,63 куб. м деловой древесины, которая в последующем было реализована. За совершение указанного административного правонарушения ГЛХУ «Л» постановлением начальника межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира от 18.12.2012 было привлечено к административной ответственности по ст. 15.22 ч. 2 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 10 000 000 рублей с возложением обязанности по возмещению государству ущерба в размере 45 168 026 рублей, в связи с невозможностью изъятия незаконно заготовленной древесины. Штраф, а также материальный ущерб в указанном размере уплачены нанимателем в доход государства в феврале 2013 года.

Удовлетворяя иск прокурора и взыскивая ущерб, причиненный излишними денежными выплатами с ответчиков, суд пришел к правильному выводу о том, что невыполнение каждым из указанных в иске ответчиков своих должностных обязанностей находится в прямой причинной связи с возникшим у ГЛХУ «Л» ущербом. За выявленные нарушения при выписке лесорубочного билета по лесничеству, что повлекло применение штрафных санкций к лесхозу, привлечены нанимателем к дисциплинарной ответственности (объявлен выговор) начальник лесохозяйственного отдела М., инженер-лесопатолог А., помощник лесничего опытно-производственного лесничества Г. Приказом ГПЛХО от 25.01.2013 объявлен выговор С. за неудовлетворительный контроль за назначением в рубку объектов для проведения санитарно-оздоровительных мероприятий.

Б., работая главным лесничим ГЛХУ «Л», в нарушение своей должностной инструкции (пп. 3.8, 3.9) не обеспечил должного контроля за соблюдением всеми юридическими лицами установленного порядка пользования лесным фондом, за выполнением мероприятий по предотвращению незаконных рубок.

В., работая с 24 февраля 2010 г. по 4 мая 2012 г. инженером по лесопользованию, нарушил требования пп. 3.2, 3.3 своей должностной инструкции, оформил лесорубочный билет с нарушением установленного порядка.

Указанный ущерб причинен также действиями М., С., Г. и Д., не обеспечивших надлежащего контроля по недопущению незаконной рубки леса, что прямо предусмотрено их должностными обязанностями (пп. 3.8, 3.9 должностных обязанностей главного лесничего, пп. 2.5 должностных обязанностей начальника отдела лесного хозяйства, пп. 3.2, 3.3. должностных обязанностей инженера по лесопользованию, пп. 2.4, 2.5 должностных обязанностей лесничего, пп. 3.2, 3.5. должностных обязанностей помощника лесничего, пп. 2.3. должностных обязанностей мастера леса), а также по причине ненадлежащего исполнения А. своих должностных обязанностей, предусмотренных разделом 3 ее должностной инструкции, касающихся обязанности по обследованию насаждений, отводимых в рубку, осуществления контроля по соблюдению законодательства по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов на лесозащитных работах. При этом сторонами не оспаривалось, что вырубленные деревья ясеня объемом 85,63 куб. м А., как инженером-лесопатологом, не обследовались, акт осмотра поврежденных деревьев и материально-денежная оценка лесосеки на данные деревья на момент рубки отсутствовали и были составлены только в декабре 2012 года.

При таких данных правилен вывод суда о привлечении всех указанных ответчиков к материальной ответственности за ущерб, причиненный по их вине нанимателю.

Предметом исследования суда были доводы ответчиков о том, что деревья ясеня (85,63 куб. м) также были повреждены ветром и представляли опасность для граждан, а поэтому данная рубка указанных деревьев являлась законной.

Суд обоснованно отверг указанные доводы как несостоятельные, ибо в силу п. 41 Правил отпуска древесины на корню, на вырубку деревьев, представляющих угрозу жизни и здоровью граждан, лесорубочный билет должен быть выдан в течение месяца со дня начала рубки леса. Как установлено материалами дела, рубка леса, в результате которой были вырублены деревья ясеня объемом 85,63 куб. м, была начата 17.04.2012, а лесорубочный билет был выдан только 10.12.2012.

Удовлетворяя иск прокурора в полном объеме, суд правильно исходил из того, что в данном случае ответчики должны нести полную материальную ответственность. Учитывая материальное положение ответчиков, степень вины каждого из них в причинении ущерба, суд обоснованно уменьшил размер ущерба, подлежащего взысканию, до указанных в решении сумм с каждого.

Доводы кассационных жалоб о том, что выводы суда о необходимости несения ответчиками полной материальной ответственности за ущерб, причиненный излишними денежными выплатами, не согласуются с п. 4.1.7 коллективного договора ГЛХУ «Л» на 2013–2015 годы, предусматривающего, что работники несут ограниченную материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю выплатами, штрафами, пени и др. при исполнении своих трудовых обязанностей в размере 10 % ущерба, причиненного по их вине предприятию, но не свыше 10 базовых величин на момент причинения ущерба, а поэтому суд неправильно применил материальный закон, судебная коллегия отвергает как несостоятельные. При этом судебная коллегия исходит из следующего.

Как видно из материалов дела, с каждым из указанных ответчиков нанимателем были заключены контракты, предусматривающие полную материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю по вине работника излишними денежными выплатами (за исключением случаев счетной ошибки), неправильным учетом и хранением материальных денежных ценностей, их хищением, уничтожением.

В соответствии с ч. 2 ст. 17 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК) контракт является разновидностью срочного трудового договора, содержащего особенности по сравнению с общими нормами законодательства о труде.

Согласно подп. 2.8 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» (в действующей редакции) контракт, заключенный с работником, должен предусматривать полную материальную ответственность за ущерб, причиненный работником излишними денежными выплатами.

В силу ч. 3 ст. 10 Закона от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (с последующими изменениями и дополнениями), в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом.

Учитывая изложенное, ссылка кассаторов на необходимость применения судом в данном случае ч. 2 ст. 402 ТК, поскольку они должны нести ограниченную материальную ответственность, согласно действующему на их предприятии коллективному договору, несостоятельна, так как в данном случае ответчики несут полную материальную ответственность в соответствии с условиями заключенных с ними контрактов.

Другие доводы жалобы также несостоятельны, как противоречащие полно и правильно установленным судом фактическим обстоятельствам спора, оснований к отмене или изменению решения суда не содержат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 11 февраля 2014 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Б., М., В. – без удовлетворения.