− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

24 июля 2017 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Г. на решение районного суда от 22 февраля 2017 г. по иску С. к Г. о выселении без предоставления другого жилого помещения.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора отдела прокуратуры области, полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В суд обратился с иском С., указав, что ему на праве собственности принадлежит жилой дом с надворными постройками, который он приобрел на торгах 28 ноября 2016 г., проводимых ОПИ района в рамках исполнения приговора суда о конфискации имущества и возмещения вреда в отношении супруга ответчицы Г. – А.

22 декабря 2016 г. он зарегистрировал в РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» переход права собственности на капитальное строение и права пожизненного наследуемого владения на земельный участок, площадью 0,2500 га, на котором расположен вышеназванный жилой дом с надворными постройками.

Ссылаясь на то, что в приобретенном на торгах доме зарегистрирована ответчица Г. – супруга осужденного А., которая не проживает в указанном жилом доме, однако отказывается сняться с регистрационного учета, а ее регистрация в доме препятствует ему (истцу) осуществлять в полной мере право собственности на жилой дом, истец С. просил суд выселить Г. из жилого дома без предоставления другого жилого помещения.

Решением районного суда от 22 февраля 2017 г. исковые требования С. удовлетворены, и Г. подлежит выселению из дома без предоставления другого жилого помещения.

В кассационной жалобе Г., ссылаясь на незаконность решения суда, и указывая о нарушении ее права собственности, как супруги на 1/2 долю в доме, просит об отмене решения суда в части взыскания с нее судебных расходов в размере 189 рублей.

Судебная коллегия считает кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, исходя из следующего.

Статьей 23 Жилищного кодекса Республики Беларусь (далее – ЖК) определено, что одним из оснований для возникновения права владения и пользования жилым помещением является право собственности.

В силу п. 1 ст. 272 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) и ч. 1 ст. 154 ЖК собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

На основании п. 1 ст. 210, ст. 285 ГК собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как установлено материалами дела, истцу С. на праве собственности принадлежит жилой дом, общей площадью 64,6 кв. м, с надворными постройками, о чем свидетельствуют данные государственной регистрации из РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру».

Указанный жилой дом С. приобрел на торгах 28 ноября 2016 г., проводимых ОПИ района в рамках исполнения приговора суда от 26 апреля 2016 г. в отношении А. в части конфискации имущества и возмещения вреда потерпевшим.

22 декабря 2016 г. С. зарегистрировал в РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» переход права собственности на капитальное строение и права пожизненного наследуемого владения на земельный участок, площадью 0,2500 га, на котором расположен вышеназванный жилой дом с надворными постройками.

Регистрация жилого дома на праве собственности за истцом С. произведена в соответствии со ст. 55 Закона Республики Беларусь «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним», на основании акта судебного исполнителя о приобретении имущества покупателем, и акта судебного исполнителя о передаче имущества С.

А. осужден вышеназванным приговором суда по ст.ст. 209 и 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и этим же приговором суда с него взысканы денежные средства в пользу четырех потерпевших по уголовному делу. Приговором суда также постановлено: имущество А., на которое наложен арест – обратить в счет конфискации имущества и возмещения вреда, причиненного преступлением.

Ответчица Г. с 31 октября 2003 г. состоит в зарегистрированном браке с осужденным А., от брака имеют двое детей: дочь Б., 2004 года рождения, и дочь К., 2008 года рождения.

На момент рассмотрения уголовного дела в отношении А., а также на момент исполнения приговора суда в части конфискации имущества А. проживал и был зарегистрирован по другому адресу, там же зарегистрированы их дети, и проживали сама ответчица Г. и двое их несовершеннолетних детей.

В спорном жилом доме семья осужденного А. постоянно никогда не проживала, этим домом не пользовалась, в доме отсутствует электроэнергия, поэтому данный жилой дом не относится к имуществу, указанному в п. 1 Перечня имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда (приложение к Уголовно-исполнительному кодексу Республики Беларусь), так как указанное жилое помещение не относится к жилому помещению, в котором осужденный и его семья постоянно проживают.

В жилом доме лишь была зарегистрирована ответчица Г. с 7 февраля 2012 г., о чем свидетельствует справка сельского Совета, однако там она не проживала, а регистрация ее в доме была произведена в тот период, когда дом был арестован по определению суда от 21 декабря 2011 г. (арест зарегистрирован в РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру с 26 декабря 2011 г.), учитывая, что у А. имелись долги по судебным постановлениям, и его имущество неоднократно подвергалось описи и аресту по судебным постановлениям, что видно из материалов исполнительных производств.

В целях обеспечения исполнения возмещения ущерба, и исполнения приговора суда о конфискации имущества А. был наложен арест на имущество, в том числе на жилой дом. Как следует из материалов исполнительных производств ОПИ района, исполнительные производства 30 декабря 2016 г. исполнены, исполнительные листы возвращены по исполнении.

При этом из материалов указанных исполнительных производств следует, что ответчица Г. была осведомлена о наложении ареста на имущество, в том числе на жилой дом, о чем свидетельствует ее подпись на акте описи и ареста жилого дома от 26 июля 2016 г., а так же ее заявление о продаже домашнего имущества под контролем судебного исполнителя, и Г. разъяснялось право на обращение в суд для выдела своей доли в совместно нажитом имуществе, однако Г. не подавала заявления в установленном порядке, равно как не оспаривала она действия судебного исполнителя по проведению торгов и результаты торгов.

При разрешении настоящего дела суд также разъяснял ответчице Г. право на предъявление встречного иска, о чем свидетельствует ее собственноручное заявление, однако Г. отказалась от подачи искового заявления, что следует из ее показаний в судебном заседании.

Таким образом, ответчица Г., исходя из п. 1 ст. 236, п. 1 ст. 237 ГК, отказалась от права собственности на долю в совместно нажитом имуществе с супругом А. в виде жилого дома, совершив действия, определенно свидетельствующие о ее устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом, без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Так, несмотря на длительность нахождения в производстве судебного исполнителя исполнительных производств о конфискации имущества супруга А. по приговору суда (с июля 2016 года), будучи осведомленной о процессе ареста имущества и жилого дома в счет конфискации и возмещения ущерба, Г. не предприняла никаких мер к защите своего права на долю в общем имуществе с А., равно как отказалась обращаться с заявлением о защите права на долю в имуществе при разрешении настоящего дела, не обжаловала проведенные судебным исполнителем торги по продаже дома и их (торгов) результаты.

Сама по себе регистрация Г. с 7 февраля 2012 г. в доме, без проживания в указанном жилом помещении, не свидетельствует о нарушении жилищных прав ответчицы Г., которая фактически проживала постоянно с мужем и детьми по месту их (мужа и детей) регистрации.

Поскольку регистрация ответчицы Г. в жилом доме, приобретенном истцом С. на торгах в установленном порядке, препятствует ему осуществлять право собственности на жилое помещение, а для снятия с регистрации необходимо решение суда, исходя из требований п. 37 Положения о регистрации граждан по месту жительства и месту пребывания, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 7 сентября 2007 г. № 413, то судебная коллегия считает правильным вывод суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований С. о выселении Г. без предоставления другого жилого помещения.

В соответствии со ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) судом обоснованно взысканы с ответчицы Г. в пользу С. судебные расходы, понесенные им по делу – возврат госпошлины 69 рублей, и за оказание юридической помощи 120 рублей, размер которых подтвержден письменными доказательствами.

Ссылки кассационной жалобы о необходимости отмены решения суда в части взыскания с ответчицы судебных расходов несостоятельны и противоречат положениям ст. 135 ГПК, предусматривающей, что стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Доводы кассационной жалобы о том, что сделка по продаже жилого дома С. является ничтожной, несостоятельны, поскольку в установленном порядке ответчица Г. не оспаривала торги, проведенные судебным исполнителем ОПИ района в рамках исполнения приговора суда в части конфискации имущества А., а признание торгов недействительными может иметь место только в судебном порядке.

Не являются основанием для отмены решения суда и ссылки кассационной жалобы о том, что ответчица Г., как супруга осужденного, имеет право на долю в совместно нажитом имуществе, поскольку ответчица Г. не обращалась в суд с иском об исключении имущества из акта описи, либо о выделе ее доли в совместно нажитом имуществе, несмотря на разъяснение ей права на подачу таких заявлений.

Поскольку выводы, изложенные в решении суда, подтверждены достаточными и достоверными доказательствами, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного постановления.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 22 февраля 2017 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. – без удовлетворения.