− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

9 февраля 2017 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчика на решение районного суда от 22 декабря 2016 г. по иску прокурора района в интересах государственного лесохозяйственного учреждения «Л» (ГЛХУ – «Л») к П. о возмещении ущерба.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора, полагавшей решение суда законным и обоснованным, коллегия

 

установила:

 

В заявлении суду прокурор указал, что П. 9 марта 2016 г. в 15 часов 30 минут совершил незаконное уничтожение 19 деревьев молодняка ели сырорастущей, первая группа леса (лесопарковые части зеленых зон) лесничества ГЛХУ «Л». Он же 9 марта 2016 г. в 15 часов 30 минут совершил незаконное уничтожение лесной подстилки, живого напочвенного покрова на площади 17,55 квадратных метра, в квартале № 58 лесничества ГЛХУ «Л», первая группа леса (лесопарковые части зеленых зон). Действиями П. причинен вред окружающей среде на сумму 816 рублей 09 копеек, которую просил взыскать с ответчика.

Решением суда постановлено:

Взыскать с П. 816 рублей 90 копеек за вред, причиненный окружающей среде.

Взыскать с П. государственную пошлину в доход государства  – 40 рублей 84 копейки.

В кассационной жалобе ответчик просит об отмене решения суда по следующим основаниям: не учтено, что за время его нахождения в лесу, около получаса, он не успел бы вырубить 19 елей и повредить почву на 13 участках, что подтверждается представленной справкой из лечебной амбулатории; к показаниям свидетеля Р. следует отнестись критически, поскольку они непоследовательны и не согласуются с доказательствами по делу; стороной ответчика не предпринято мер по фиксации нарушений, что свидетельствует об их отсутствии; необоснованно суд сослался на то, что он забрал инструмент из РОВД, поскольку он не может утверждать, что это именно его инструмент.

Обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, коллегия считает решение суда законным и обоснованным по следующим основаниям.

В силу требований ст. 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

В соответствии со ст. 933 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя.

В соответствии со ст. 101 Закона Республики Беларусь от 26 ноября 1992 года «Об охране окружающей среды» (далее – Закон) вред, причиненный окружающей среде, подлежит возмещению в полном объеме, если иное не установлено настоящей статьей, добровольно или по решению суда лицом, его причинившим.

Факт причинения вреда окружающей среде, установленный при осуществлении контроля в области охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, фиксируется государственным органом, осуществляющим контроль в области охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, в акте об установлении факта причинения вреда окружающей среде, который составляется в порядке, установленном Советом Министров Республики Беларусь.

Как предусмотрено ст. 1011 Закона размер возмещения вреда, причиненного окружающей среде, определяется в соответствии с таксами для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, установленными Президентом Республики Беларусь, а при их отсутствии либо невозможности применения – по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Порядок определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, устанавливается Советом Министров Республики Беларусь.

В соответствии с Положением о порядке исчисления размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, и составления акта об установлении факта причинения вреда окружающей среде, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 17 июля 2008 г. № 1042, факт причинения вреда окружающей среде устанавливается и фиксируется Министерством лесного хозяйства, Министерством сельского хозяйства и продовольствия, их территориальными органами, Государственной инспекцией охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь, местными исполнительными и распорядительными органами, другими государственными органами, осуществляющими государственный контроль в области охраны окружающей среды в пределах своей компетенции (далее – уполномоченные государственные органы).

Вред окружающей среде считается причиненным при установлении одного из следующих фактов: незаконные изъятие, уничтожение и (или) повреждение деревьев или кустарников до степени прекращения роста;

незаконный, включая самовольный, сбор и (или) уничтожение лесной подстилки, живого напочвенного покрова, снятие (уничтожение) плодородного слоя почвы, включая подстилающие породы на площади земель лесного фонда свыше трех квадратных метров, а при проведении лесохозяйственной и иной деятельности свыше установленных норм.

Размер возмещения вреда, причиненного окружающей среде, исчисляется уполномоченным государственным органом в соответствии с таксами для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, установленными указами Президента Республики Беларусь от 8 декабря 2005 г. № 580 «О некоторых мерах по повышению эффективности ведения охотничьего хозяйства и рыбохозяйственной деятельности, совершенствованию государственного управления ими» и от 24 июня 2008 г. № 348 «О таксах для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде».

Вред, причиненный окружающей среде, может быть определен уполномоченными государственными органами: инструментальными методами; методом визуального наблюдения; расчетными методами согласно утвержденным Минприроды, Минлесхозом или Госкомимуществом в соответствии с их компетенцией нормативным правовым актам, в том числе техническим нормативным правовым актам; путем соединения указанных в настоящем пункте методов.

Согласно ст.ст. 97, 101 Лесного кодекса Республики Беларусь (далее – Лесной кодекс) лица, виновные в незаконном уничтожении или повреждении древесно-кустарниковой растительности (насаждений), входящей в лесной фонд, несут ответственность в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь. Юридические и физические лица, допустившие повреждение или уничтожение отдельных участков лесного фонда или лесных ресурсов, а также допустившие другие нарушения лесного законодательства, обязаны возместить причиненный вред в размерах и порядке, установленных нормативными правовыми актами Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 16 Лесного кодекса к первой группе лесов относятся санитарно-гигиенические и оздоровительные леса (городские леса, леса зеленых зон вокруг городов, других населенных пунктов и промышленных предприятий, в том числе леса лесопарковых частей зеленых зон, леса первого и второго поясов зон санитарной охраны источников водоснабжения и леса округов санитарной охраны курортов (курортные леса). Леса первой группы распределяются на категории защитности, в частности на леса лесопарковых частей зеленых зон вокруг городов и других населенных пунктов.

Судом установлено, что постановлением суда от 26 апреля 2016 г. ответчик привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.22 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП) за незаконное уничтожение деревьев до степени прекращения роста, произрастающих в лесах первой группы лесного фонда, и по ст. 15.28 КоАП за незаконное уничтожение лесной подстилки, живого напочвенного покрова на площади свыше трех квадратных метров. Постановлением областного суда от 14 июня 2016 г. постановление районного суда в отношении П. оставлено без изменений, как и после проверки в порядке судебного надзора.

Из рапорта о/у ОУР РОВД Р. следует, что им 9 марта 2016 г. был задержан П., который, находясь в лесном массиве, вблизи автодороги, производил раскопки кабеля КМБ 8/6.

Из протокола осмотра места происшествия от 9 марта 2016 г. и таблицы фотоснимков к нему усматривается, что с 17 часов 05 минут до 18 часов 40 минут проводился осмотр места происшествия, участка местности, на котором были обнаружены: грунтовые насыпи желто-коричневого цвета, на которых располагались искусственно посаженные хвойные деревья; две лопаты совковые, две штыковые лопаты и рюкзак, из которого было извлечено содержимое, в частности: две пары перчаток, фонарик, пачка сигарет, ножовка для резки металла, плоскогубцы, ремень для крепления груза, топор с черенком и металлическим основанием; также на расстоянии 10 метров друг от друга имелись грунтовые насыпи желто-коричневого цвета, на которых были искусственно посажены деревья хвойной породы, которые были срублены для сокрытия следов правонарушения.

В соответствии с протоколом осмотра места совершения административного правонарушения от 11 апреля 2016 г. и фотоснимками к нему, установлено, что в квартале № 58 (выделах 8, 10) лесничества ГЛХУ «Л» имеются 13 отдельных участков с поврежденным напочвенным покровом (снят с помощью лопаты, вместе с напочвенным покровом верхний слой почвы), рядом с которыми обнаружено 19 срубленных деревьев ели молодняка диаметром у пня по 3 см каждая. Участки расположены примерно около 10 метров друг от друга, общая площадь поврежденного напочвенного покрова составляет 17,55 квадратных метра.

Постановлением РОВД от 31 марта 2016 г. отказано в возбуждении уголовного дела в отношении П. из-за отсутствия в его действиях состава преступления, но принято решение о направлении материалов в ГЛХУ «Л» для решения вопроса о привлечении его к административной ответственности, так как в действиях последнего усматривались признаки административных правонарушений.

В соответствии с Уставом ГЛХУ «Л» является государственным юридическим лицом, находящимся в подчинении Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь, с возложенными на него функциями управления в области использования, охраны и защиты лесного фонда и воспроизводства лесов в системе Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь, в том числе осуществление государственного контроля за состоянием, использованием, производством, охраной и защитой лесов.

Согласно актам об установлении факта причинения вреда окружающей среде от 12 апреля 2016 г. установлено, что в квартале № 58 (выделы 8, 10) лесничества ГЛХУ «Л» (первая группа леса (лесопарковая часть зеленых зон)) вред причинен окружающей среде на сумму 7 371 000 неденоминированных рублей за незаконное уничтожение лесной подстилки напочвенного покрова размером 17,55 квадратных метра и 798 000 неденоминированных рублей за незаконную рубку 19 деревьев молодняка ели сырорастушей, при произведении обмера выявленных пней на высоте корневой шейки установлено, что их диаметр составляет 3 см.

Судом обоснованно признаны обоснованными предоставленные ГЛХУ «Л» расчеты размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, поскольку произведены согласно Положению о порядке исчисления размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, и составления акта об установлении факта причинения вреда окружающей среде, утвержденному постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 17 июля 2008 г. № 1042, в соответствии с таксами для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, установленными Указом Президента Республики Беларусь от 24 июня 2008 г. № 348 «О таксах для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде», который составил 816 рублей 90 копеек.

Суд правильно указал, что в соответствии с таксационным описанием квартал № 58 (выделы 8,10) относится к категории защитности – лесопарк, части зеленых зон, что соответствует первой группе леса и расположен на земельном участке, принадлежащем ГЛХУ «Л», что подтверждается имеющимися в материалах дела решением райисполкома от 12 июня 2015 г. № 663 и свидетельством (удостоверением) о государственной регистрации земельного участка.

Ответчик не оспаривал в судебном заседании того обстоятельства, что им получены протоколы об административных правонарушениях от 12 апреля 2016 г., акты об установлении факта причинения вреда окружающей среде от 12 апреля 2016 г. и расчет ущерба по повреждению напочвенного покрова в квартале № 58 лесничества.

Из пояснений свидетеля Л., работающего в РУП «Б», на участке местности, где было совершено П. административное правонарушение, усматривается, что там проложен кабель КМБ-8/6, ориентировочно на глубине 1,20 метра, который в настоящее время частично амортизирован и его стоимость незначительная, однако в связи с тем, что он в своем составе содержит медь и свинец, то в настоящее время граждане незаконно изымают его из земли с целью реализации.

Судом проверялись доводы ответчика о том, что он 9 марта 2016 г. в 13 часов 25 минут находился на приеме у педиатра в врачебной амбулатории с ребенком и не мог физически причинить такой ущерб за столь короткое время, и обоснованно признаны несостоятельными по следующему.

Так, письмом УЗ «ЦРБ» факт нахождения дочери ответчика у педиатра 9 марта 2016 г. был подтвержден, при этом указано, что согласно действующему законодательству в амбулаторной карте должна стоять отметка о дате посещения, время посещения не указывается.

Из показаний свидетеля Я. следует, что для того, чтобы выкопать яму размером 80 х 120 х 140 см на песке при отсутствии корневой системы, необходимо порядка 35–40 минут работы 2 граждан, если же это глинистая почва, то более часа будет затрачено для работы по выкапыванию ямы.

Свидетель Я. показал суду, что 11 апреля 2016 г. он в составе комиссии выезжал в квартал № 58 лесничества для осмотра места совершения административного правонарушения и фиксации выявленных срубленных деревьев и участков местности с поврежденным напочвенным покровом, по результатам осмотра был составлен соответствующий акт.

Свидетель Ш. дал суду аналогичные показания.

Как показал суду свидетель Р., 9 марта 2016 г. а ему поступило сообщение о том, что в лесном массиве, вблизи города, два человека выкапывают кабель, прибыв через некоторое время в лесной массив, он обнаружил там двух мужчин, одетых в одинаковую камуфляжную форму, которые между собой общались, сообща выполняли работу по выкапыванию ям. При наблюдении за ними он видел, как П. вместе с неустановленным гражданином раскапывал землю, срубал деревья ели и маскировал ими лунки, которые уже были частично замаскированы. Во время задержания П. у последнего в руках находился топор, которым он срубал деревья. Задержать находящегося вместе с П. неизвестного гражданина в лесном массиве не удалось, так как последний скрылся в лесу, когда П. показал ему определенный жест рукой, чтобы тот уходил. При осмотре участка лесного массива, где были задержаны мужчины, было обнаружено около 20 свежесрубленных деревьев, которыми маскировались лунки, в том числе было наглядно видно, в каком месте были срублены эти деревья, так как на месте осмотра имелись пеньки от них.

При этом суд правильно указал, что процесс проведения работ по демонтажу кабеля, в частности, выкапывание лунок, мог быть начат и ранее, а 9 марта 2016 г. лишь подходил к завершению, поскольку именно в этот день П. срубал деревья, производил маскировку выкопанных лунок непосредственно свежесрезанными деревьями и также копал лунку.

Не опровергают выводов суда и показания свидетеля М., согласно которым 9 марта 2016 г. П. вместе с детьми заезжал к ней после 14 часов и забирал картофель.

Из предоставленной П. видеозаписи лесного массива не представляется возможным установить место и период времени, в который она проводилась.

Из показаний самого ответчика следует, что запись была сделана 20 апреля 2016 г., при этом осмотр места совершения административного правонарушения проводился уполномоченными лицами 9 марта 2016 г. и 11 апреля 2016 г. Более того, из пояснений представителя ГЛХУ «Л» Х. следует, что в апреле 2016 года РУП «Б» обращалось к ним для получения разрешения на обмер пробных площадей, заложенных в квартале № 58 лесничества, находящихся в непосредственной близости от места совершения административного правонарушения, для выписки лесорубочного билета с целью расчистки кабельной линии и проводило указанные работы, поэтому из предоставленной ответчиком видеозаписи невозможно определить, какой участок местности и в какой период времени им был зафиксирован, но по имеющимся на записи пням видно, что они срезались не топором, а специальной техникой, и значительно отличаются от тех пней, которые были зафиксированы на месте совершения административного правонарушения, так как осмотренные деревья и пни незаконно уничтоженные ответчиком были срублены топором. Более того, П. при рассмотрении дела об административном правонарушении как в районном, так и в областном суде данная видеозапись не приобщалась, хотя, исходя из его пояснений, она у него уже была сделана на момент рассмотрения административного дела, что еще раз подтверждает, что запись могла быть сделана спустя длительный период времени после того, как было совершено административное правонарушение.

Судом проверялись доводы П. о том, что он не вырубал деревья молодняка ели, а также не уничтожал лесную подстилку напочвенного покрова на площади 17,55 квадратных метра, и что данные действия были совершены до того, как он пришел в лесной массив, неизвестными лицами, и они обоснованно признаны несостоятельными, поскольку свидетель Р. подтвердил факт раскапывания земли двумя гражданами, одним из которых был П., факт уничтожения деревьев, так как он видел, как часть из них рубил П., а затем и маскировал ими же лунки, которые уже были частично замаскированными деревьями.

Суд правильно принял во внимание показания данного свидетеля, поскольку они подтверждаются и тем, что на момент задержания в руках у П. находился топор, которым он срубал деревья.

Более того, из пояснений свидетеля Р. следует, что все из осмотренных деревьев, которыми были замаскированы выкопанные лунки, были свежесрубленными.

Суд правильно указал, что обстоятельство того, что П. совместно с неустановленным лицом было осуществлено незаконное уничтожение лесной подстилки напочвенного покрова подтверждается как показаниями самого П., хотя и в меньшем объеме, так и тем фактом, что, идя в лес, П. взял с собой две лопаты, которые были изъяты с места совершения правонарушения. Также на месте совершения административного правонарушения было изъято четыре лопаты, и, несмотря на то что две из них не принадлежат П., а, как утверждал ответчик, являются собственностью ранее ему неизвестному лицу, который находился вместе с ним в лесном массиве, ответчик забрал все инструменты и рюкзак от сотрудника РОВД, при этом, как указано в расписке, написанной П. 4 апреля 2016 г., он «принял инструмент похожий на мой», что еще раз подтверждает доводы суда и показания свидетеля Р. о том, что П. совместно с неустановленным лицом действовал сообща.

Из показаний свидетеля Р. и представителя истца А. усматривается, что сделанные в лесном массиве лунки, расположенные на расстоянии примерно 10 метров друг от друга, предназначены для того, чтобы изъять заложенный в земле кабель, зацепив его трактором, поэтому подготавливалось все необходимое для этого, о чем свидетельствует и расположение лунок, и их размер, а также направленность непосредственно по линии расположения кабеля.

Суд правильно указал, что оснований не доверять свидетелю Р. не имеется, так как они последовательны и согласуются с доказательствами, исследованными в судебном заседании, показаниями опрошенных по делу свидетелей Ш. и Я., каждый из которых утверждал, что при осмотре участка местности, где было совершено административное правонарушение, имелись как деревья, так и пни от срубленных деревьев, так же Х. пояснил, что обнаруженные ели были срублены именно топором, о чем свидетельствует характер сруба (наискосок), который подтверждается фотоснимками, сделанными комиссией в ходе осмотра, в связи с чем доводы П. о том, что на месте совершения административного правонарушения не было пней от срубленных деревьев и ели могли появиться откуда угодно, судом правильно признаны необоснованными.

В связи с этим коллегия признает доводы кассационной жалобы ответчика о том, что к показаниям свидетеля Р. следует отнестись критически, несостоятельными.

Незначительные же расхождения в показаниях свидетеля Р. по обстоятельствам произошедшего, данные им при ведении административного процесса и при рассмотрении данного дела, не влияют на правильность принятого по делу решения.

Более того, П. 15 апреля 2016 г. был получен акт об установлении факта причинения вреда окружающей среде, и ответчик мог воспользоваться своим правом предоставить на него соответствующие возражения, однако не сделал этого, как это предусмотрено действующим законодательством, в связи с чем суд обоснованно расценил возражения ответчика по акту несостоятельными и то, что они имеют место лишь с целью избежать ответственности и не возмещать причиненный ущерб.

То обстоятельство, что на момент задержания ответчика за ним велось непродолжительное наблюдение, не является основанием к отказу в иске, поскольку на момент его задержания на месте совершения административного правонарушения был установлен и зафиксирован факт причинения вреда окружающей среде, в частности, уничтожение лесной подстилка площадью 17,55 квадратных метра и 19 деревьев ели.

Исходя из изложенного вывод суда о том, что противоправными действиями П. совместно с неустановленным лицом причинен вред окружающей среде на сумму 816 рублей 90 копеек, является правильным, иск обоснованно удовлетворен.

Вопрос судебных расходов судом разрешен верно.

Решение суда постановлено в соответствии с законом, обстоятельствам по делу дана надлежащая оценка и оснований к его отмене коллегия не находит.

Доводы жалобы кассатора о том, что стороной ответчика не предпринято мер по фиксации нарушений, что свидетельствует об их отсутствии, коллегия признает несостоятельными.

Указание ответчика в жалобе том, что суд необоснованно сослался на то, что он забрал инструмент из РОВД, поскольку он не может утверждать, что это именно его инструмент, не влекут отмены решения суда, поскольку не опровергают его выводов.

Иные доводы жалобы были предметом судебного разбирательства и им дана надлежащая оценка.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 ГПК, коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 22 декабря 2016 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика – без удовлетворения.