− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ГОРОДСКОГО СУДА

1 сентября 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истицы и кассационному протесту прокурора района на решение районного суда от 15 сентября 2015 г. по делу по иску К. к ОАО «Банк», Д. о возмещении вреда, взыскании процентов.

Заслушав доклад судьи, объяснения представителей истицы К. и адвоката Б., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших решение суда изменить, возражения представителя ответчика ОАО «Банк» И. против доводов кассационных жалобы и протеста, объяснения ответчицы Д., просившей решение суда оставить без изменения, мнение прокурора, поддержавшей доводы кассационного протеста и полагавшей необходимым решение суда отменить, судебная коллегия

 

установила:

 

В исковом заявлении суду К. указала, что 2 августа 2013 г. ее сын М. открыл лицевой счет в филиале ОАО «Банк», на который внес на хранение 10 000 долларов США. 6 августа 2013 г. М. умер. 24 октября 2013 г. она вместе с другими наследниками обратилась в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, в том числе и валютного вклада, хранящегося в банке. Однако, как было установлено, внесенные М. во вклад денежные средства были похищены со счета начальником центра банковских услуг банка Д., за что последняя 30 мая 2014 г. осуждена приговором суда. Из находившейся во вкладе суммы Д. внесла 31 111 900 рублей (3151 доллар США) в счет оплаты кредита М. 31 октября 2014 г. банк на основании свидетельства о праве на наследство выдал ей, К., 44 852 050 рублей. Ссылаясь на то, что сумма вклада не выплачена банком в полном объеме, К. просила взыскать с ОАО «Банк» в ее пользу ущерб, причиненный при исполнении своих должностных обязанностей работником банка Д., в размере 4 760 530 рублей, что составляет 72/100 доли (доля истицы в наследственном имуществе) от невозвращенных денежных средств.

В судебном заседании К. заявленные исковые требования уточнила и, указывая на ненадлежащее исполнение ОАО «Банк» своих обязательств по заключенному 2 августа 2013 г. с К. договору банковского счета, просила взыскать с банка 743,41 доллара США в счет ее доли по вкладу; предусмотренные договором проценты за период со 2 августа 2013 г. по 30 октября 2014 г. в размере 245,89 доллара США и с 31 октября 2014 г. по 14 сентября 2015 г. в сумме 26 долларов США, всего – 1015,3 доллара США, а также возместить судебные расходы по делу.

Определением суда от 4 августа 2015 г. к участию в процессе в качестве ответчика по иску К. привлечена Д.

Решением районного суда от 15 сентября 2015 г. с учетом определения об исправлении счетной ошибки от 30 сентября 2015 г. и определения об исправлении описки от 2 июня 2016 г. постановлено:

взыскать с Д. в пользу К. 8 891 524 рубля, расходы по оказанию юридической помощи в размере 7 800 000 рублей, расходы по проезду – 370 800 рублей и возврат государственной пошлины в сумме 238 050 рублей;

в остальной части иска К. к ОАО «Банк» и Д. отказать;

взыскать с Д. государственную пошлину в доход государства в размере 206 526 рублей.

В кассационной жалобе истица считает решение суда незаконным и необоснованным, поскольку не согласна с выводами суда о взыскании денежных средств с Д., которую суд привлек к участию в деле в качестве ответчика по своей инициативе, полагает, что именно банк несет ответственность в соответствии со ст. 773 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) за несохранность денежных средств, кто бы их не похитил. Кроме того, не согласна с размером суммы, определенной к взысканию в ее пользу, поскольку ей не доплачена сумма в размере 505,25 доллара США. Считает, что банк не имел права выдавать ей наследственный вклад в белорусских рублях, так как сын при жизни заключил с данным банком договор хранения денежных средств в валюте; что суд необоснованно взыскал проценты лишь за 6 месяцев, в том время как наследственная сумма и недоплаченная хранились в банке до 30 октября 2014 г., а недоплаченная – по день вынесения решения суда. Просит решение районного суда от 15 сентября 2015 г. изменить, вынести новое, взыскав с ОАО «Банк» в ее пользу 743,41 доллара США и проценты по вкладу, а также судебные расходы по делу.

В кассационном протесте прокурор просит об отмене решения районного суда от 15 сентября 2015 г., указывая на то, что исковые требования были заявлены в рамках ст. 937 ГК, а не в рамках взыскания ущерба, причиненного преступлением или защитой прав потребителей. Суд не учел, что Д. осуждена по ч. 2 ст. 424 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), что предусматривает совершение преступления с использованием своих служебных полномочий. Более того, в материалах дела отсутствует определение о привлечении Д. в качестве соответчика.

Обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного протеста, заслушав объяснения представителей истицы и ответчика, ответчицы Д., мнение прокурора по делу, проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст. 401 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) основаниями к отмене решения суда в кассационном порядке являются:

1) полная или частичная необоснованность его;

2) незаконность решения, то есть неприменение или неправильное применение судом подлежащих применению норм материального либо процессуального права.

Согласно ст. 402 ГПК решение считается необоснованным полностью или в соответствующей части, если:

1) судом не учтены все факты, входящие в предмет доказывания по делу;

2) факты, положенные судом в основу решения, не подтверждены достаточными и достоверными доказательствами;

3) изложенные в решении выводы суда не соответствуют установленным фактам.

Согласно ст. 403 ГПК решение является незаконным, если суд:

1) применил не подлежащую применению норму материального права;

2) неправильно применил подлежащую применению норму материального права;

3) неправильно истолковал нормативный акт.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 6 августа 2013 г. умер сын истицы – М.

2 августа 2013 г. между М. и ОАО «Банк» был заключен договор текущего (расчетного) банковского счета, согласно которому М. внес на счет банка 10 010 долларов США.

Договор с М. от имени банка был заключен по доверенности Д., которая являлась начальником центра банковских услуг департамента розничного бизнеса.

6 августа 2013 г., зная о наступлении смерти М., Д. внесла заведомо ложные сведения и записи в официальный документ – дополнительное соглашение об использовании карточки от 2 августа 2013 г., заключенное с М., а именно собственноручно учинила запись о дате получения 5 августа 2013 г. умершим М. банковской карточки на его имя. При этом карточка поступила в центр банковских услуг 6 августа 2013 г.

За период с 7 августа 2013 г. по 11 августа 2013 г. Д. сняла с использованием банковской карточки с расчетного счета М. наличные денежные средства в размере 9900 долларов США и 50 000 рублей (5,64 доллара США).

Из снятых денежных средств Д. внесла на расчетный счет, открытый М. 4 июня 2013 г. в ОАО «Банк», сумму в размере 31 111 900 рублей, что соответствовало 3491,79 доллара США.

В установленный срок истица и другие наследники М. – Ш., А., М. обратились в нотариальную контору с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, после чего им стало известно о снятии денежных средств с расчетного счета М. после его смерти.

По данному факту было возбуждено уголовное дело в отношении Д.

Приговором районного суда от 30 мая 2014 г. Д. осуждена по ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 212, ч. 3 ст. 212, ч. 1 ст. 71, ч. 2 ст. 424, ч. 2 ст. 72, ч. 2 ст. 77 УК к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет без штрафа, без конфискации имущества, с лишением права занимать должности, уполномочивающие на совершение юридически значимых действий, выполнение организационно-распорядительных функций, на срок 3 года, с отсрочкой исполнения основного наказания на срок 2 года.

Как следует из приговора суда от 30 мая 2014 г., которым Д. осуждена за хищение денежных средств с расчетного счета, открытого в ОАО «Банк» на имя М., материальный вред преступными действиями Д. был причинен банку.

В ходе предварительного расследования, а именно 31 марта 2014 г., с текущего (расчетного) банковского счета, открытого на имя Д. в ОАО «Банк», на текущий (расчетный) банковский счет, открытый на имя М., были перечислены денежные средства в размере 58 432 000 рублей.

Согласно приговору суда от 30 мая 2014 г. причиненный преступлением вред Д. возместила добровольно в полном объеме.

25 октября 2014 г. К. получила свидетельство о праве на наследство по закону на 72/100 доли наследства М., умершего 6 августа 2013 г.

На основании указанного свидетельства 31 октября 2014 г. она получила в ОАО «Банк» денежные средства в размере 44 852 050 рублей.

При определении размера недополученной истицей суммы суд исходил из того, что Д. сняла с использованием банковской карточки с расчетного счета М. 9905,64 доллара США (9900 + 5,64). Из указанной суммы 3491,79 доллара США она внесла на счет М. в погашение кредита. 31 марта 2014 г. на счет М. было перечислено со счета Д. 58 432 000 рублей, что соответствовало 5920,16 доллара США.

Таким образом, суд определил, что наследственная масса составляет 493,69 доллара США (9905,64 – 3491,79 – 5920,16).

Тогда недополученная доля истицы составляет 72/100 – 355,45 доллара США.

Договором текущего (расчетного) банковского счета от 2 августа 2013 г., заключенного между М. и ОАО «Банк», предусмотрена выплата процентов за пользование денежными средствами в размере 4 % годовых.

Проанализировав собранные и исследованные по делу доказательства, суд пришел к выводу о взыскании с Д. в пользу К. недополученной денежной суммы наследственного имущества в размере 355,45 доллара США, что на дату вынесения решения суда исходя из курса доллара, установленного Национальным банком Республики Беларусь, составило 6 326 299 рублей, а также процентов за шесть месяцев, поскольку данный срок установлен законодательством для принятия наследства, размер которых составил 144,13 доллара США (10 010 долларов США х 4 % = 400,4 доллара : 360 х 180 = 200,19 доллара США х 72/100 = 144,13 доллара США), что на дату вынесения решения суда исходя из курса доллара, установленного Национальным банком Республики Беларусь, составило 2 565 225 рублей.

Отказывая К. в удовлетворении иска к ОАО «Банк» и взыскивая частично истребуемые истицей суммы с Д., суд свое решение мотивировал тем, что материальный вред К., как наследнице М., причинен преступными действиями Д., не связанными с исполнением последней своих трудовых обязанностей.

Однако судебная коллегия не может согласится с указанными выводами суда, полагая, что они сделаны без учета всех фактов, входящих в предмет доказывания по делу, а также не соответствуют установленным фактам. Кроме того, суд не применил подлежащую применению норму материального права.

Согласно ст. 197 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК) по договору текущего (расчетного) банковского счета одна сторона (банк или небанковская кредитно-финансовая организация) обязуется открыть другой стороне (владельцу счета) текущий (расчетный) банковский счет для хранения денежных средств владельца счета и (или) зачисления на этот счет денежных средств, поступающих в пользу владельца счета, а также выполнять поручения владельца счета о перечислении и выдаче соответствующих денежных средств со счета, а владелец счета предоставляет банку или небанковской кредитно-финансовой организации право использовать временно свободные денежные средства, находящиеся на счете, с уплатой процентов, определенных законодательством Республики Беларусь или договором, и уплачивает банку или небанковской кредитно-финансовой организации вознаграждение (плату) за оказываемые ему услуги.

Согласно ст. 200 БК владелец текущего (расчетного) банковского счета имеет право распоряжаться денежными средствами, находящимися на его счете, лично либо через уполномоченных им лиц.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 135 БК банк и небанковская кредитно-финансовая организация несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь и с учетом особенностей, предусмотренных БК, за неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих обязательств.

Банк и небанковская кредитно-финансовая организация не несут ответственности за ущерб, причиненный вкладчикам и иным кредиторам неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательств перед ними, если такое неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств было вызвано действием непреодолимой силы, а также в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 136 БК.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии с правилами, установленными ст. 14 ГК.

Согласно ч. 2 ст. 14 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ч. 1 ст. 1071 ГК наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Как следует из приговора районного суда от 30 мая 2014 г., которым Д. осуждена за хищение денежных средств с расчетного счета, открытого в ОАО «Банк» на имя М., материальный вред преступными действиями Д. был причинен не М., а банку. При этом согласно приговору причиненный преступлением вред Д. возместила добровольно в полном объеме.

Приговор суда в отношении Д. вступил в законную силу и согласно ч. 4 ст. 182 ГПК является обязательным для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Кроме того, в соответствии с условиями заключенного 2 августа 2013 г. между ОАО «Банк» и М. договора текущего (расчетного) банковского счета банк обязался открыть текущий (расчетный) счет для хранения денежных средств М., производить расходные операции по счету по указанию клиента, при прекращении обязательств по договору выдать по требованию клиента остаток денежных средств на счете.

Поскольку вступившим в законную силу приговором суда от 30 мая 2014 г. установлено, что снятие денежных средств с банковского счета М. было произведено не лично владельцем счета либо уполномоченными им лицами, ОАО «Банк» в соответствии с условиями договора принял на себя обязанность по хранению денежных средств М., проведению расходных операции по счету по указанию клиента и выдаче по требованию клиента остатка денежных средств при прекращении обязательств, то суд, неправильно применив нормы материально права, неправомерно отказал истице К. в удовлетворении заявленных требований о взыскании с ОАО «Банк» недополученной суммы наследственного имущества.

Так как по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права, судебная коллегия полагает необходимым, не передавая дело на новое рассмотрение, отменить решение суда и вынести новое решение о частичном удовлетворении иска К. к ОАО «Банк» и отказе в удовлетворении иска к Д.

При определении размера недополученной истицей суммы коллегия исходит из того, что Д. сняла с использованием банковской карточки с расчетного счета М. 9905,64 доллара США (9900 + 5,64). Из указанной суммы 3491,79 доллара США она внесла на счет М. в погашение кредита. 31 марта 2014 г. на счет М. было перечислено со счета Д. 58 432 000 рублей, что соответствовало 5920,16 доллара США.

Кроме того, с расчетного счета М. 6 августа 2013 г. было списано 3 доллара США в счет оплаты банковской карточки и 8 августа 2013 г. 17 долларов США – вознаграждение банка за выполненные операции по снятию денежных средств.

Таким образом, недополученная наследственная сумму составляет 513,69 доллара США (9900 + 5,64 + 20 = 9925,64 – 3491,79 – 5920,16 = 513,69), из которых недополученная доля истицы составляет 72/100 – 369,85 доллара США.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ОАО «Банк» в пользу истицы недополученной наследственной суммы в размере 369,85 доллара США.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что проценты в размере 4 % годовых, предусмотренные договором текущего (расчетного) банковского счета от 2 августа 2013 г., заключенного между М. и ОАО «Банк», подлежат взысканию за шесть месяцев, поскольку данный срок установлен законодательством для принятия наследства, и в течение этого срока денежные средства однозначно не могли быть сняты с банковского счета и на них подлежали начислению проценты.

В связи с этим судом правильно определен размер процентов.

По условиям договора текущего (расчетного) банковского счета от 2 августа 2013 г. при начислении процентов по счету количество дней в году условно принимается равным 360, а в месяце – 30.

10 010 долларов США х 4 % = 400,4 доллара США : 360 х 180 = 200,19 доллара США.

Таким образом, наследственная масса по процентам составляет 200,19 доллара США. Недополученная доля истицы по процентам составляет 72/100 – 144,13 доллара США.

Поскольку валютой по договору текущего (расчетного) банковского счета от 2 августа 2013 г. являются доллары США, то коллегия считает необходимым взыскать с ОАО «Банк» в пользу К. недополученную сумму денежных средств в размер 513,98 доллара США (369,85 + 144,13).

В соответствии со ст. 124 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных ею расходов по оплате помощи представителя за счет другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В соответствии со ст. 135 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Поскольку К. по настоящему делу понесены судебные издержки, состоящие из расходов по оплате услуг представителя в размере 780 рублей и расходов по проезду, понесенные истицей в связи с явкой в суд, в размере 37,08 рубля, то указанные расходы подлежат взысканию в ее пользу с ОАО «Банк» как со стороны проигравшей в споре.

Соглашаясь с размером расходов, подлежащих возмещению и понесенных истицей на оплату помощи представителя, коллегия учитывала характер судебного спора, продолжительность рассмотрения дела, объем работы представителя, количество проведенных судебных заседаний с участием представителя, объем представленных документов по делу и составленных процессуальных документов, результаты рассмотрения спора.

Коллегией принята во внимание сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвоката, разумность понесенных расходов с точки зрения их пропорциональности сложности дела, проведенной подготовительной работе, объему доказывания по делу.

Соразмерно удовлетворенным исковым требованиям с ОАО «Банк» в пользу К. подлежит взысканию возврат государственной пошлины в сумме 23,81 рубля.

Кроме того, с ответчика в доход государства подлежит взысканию госпошлина в размере 26,58 рубля (513,98 доллара США х 1,9605 рубля (курс доллара США) х 5 %) = 50,39 рубля – 23,81 (оплачено истцом) = 26,58 рубля).

Доводы кассационной жалобы о том, что кассатору не доплачена сумма наследственного денежного вклада в размере 505,25 доллара США, не основаны на обстоятельствах дела.

Коллегия считает, что отсутствуют основания для взыскания недополученной суммы, образовавшейся в результате курсовой разницы за период между перечислением со счета Д. на счет М. 58 432 000 рублей (31 марта 2014 г.) и выплатой банком истице причитающейся суммы наследственного денежного вклада (31 октября 2014 г.), поскольку сумма наследственного денежного вклада была выплачена К. 31 октября 2014 г. не по вине банка, а в связи с тем, что свидетельство о праве на наследство истицей было получено только 25 октября 2014 г.

Доводы жалобы о невыплате истице причитающейся суммы от остатка денежных средств на счете (84,36 доллара США), опровергаются материалами дела.

Доводы жалобы о том, что подлежат взысканию проценты за период со 2 августа 2013 г. по 30 октября 2014 г., а также за период с 31 октября 2014 г. по 14 сентября 2015 г., не основаны на нормах действующего законодательства.

Доводы протеста прокурора о том, что в материалах дела отсутствует процессуальный документ о привлечении Д. к участию в деле в качестве ответчика, не являются основанием к отмене решения суда, поскольку в судебном заседании 4 августа 2015 г. Д. протокольным определением была привлечена к участию в деле в качестве ответчика. То обстоятельство, что по данному вопросу не выносился отдельный процессуальный документ, не является безусловным основанием к отмене решения суда.

Поскольку коллегия пришла к выводу об отмене решения суда, то подлежат отмене и определения суда об исправлении счетной ошибки от 30 сентября 2015 г. и об исправлении описки от 2 июня 2016 г.

На основании изложенного, руководствуясь п. 4 ст. 425, п. 2 ст. 435 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 15 сентября 2015 г., определения суда об исправлении счетной ошибки от 30 сентября 2015 г. и об исправлении описки от 2 июня 2016 г. отменить.

Постановить по делу новое решение, которым взыскать с ОАО «Банк» в пользу К. 513,98 доллара США, расходы по оказанию юридической помощи в размере 780 рублей, транспортные расходы – 37 рублей 8 копеек, расходы по оплате государственной пошлины – 23 рубля 81 копейка, а всего – 513,98 доллара США и 840 рублей 89 копеек;

взыскать с ОАО «Банк» пошлину в доход государства в размере 26 рублей 58 копеек;

в остальной части иска К. к ОАО «Банк», Д. отказать.