− 
 − 

РЕШЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА

 

24.11.2015

Дело № 1/2015

г. Минск

 

 

(Извлечение)

 

Спортивный третейский суд при общественном объединении «Белорусский республиканский союз юристов» (далее – Спортивный третейский суд), рассмотрев апелляцию спортсмена И. на решение дисциплинарного органа (далее – ДО),

 

установил:

 

В результате предварительного анализа пробы А у спортсмена И. был обнаружен метаболит метандиенона. Данная запрещенная субстанция относится к классу S1 Списка запрещенных субстанций и методов ВАДА 2015.

В результате проведенного расследования было определено следующее:

а) спортсмену И. не было и не будет выдано разрешение на терапевтическое использование, предусмотренное Международным стандартом по терапевтическому использованию;

б) не имело место явное отклонение от Международного стандарта для тестирований и расследований или Международного стандарта для лабораторий, которое являлось бы причиной положительного результата пробы.

Спортсмен И. отказался от вскрытия и исследования пробы Б.

В своих объяснениях по факту нарушения антидопинговых правил спортсмен И. пояснил, что во время нахождения на сборах в Российской Федерации во время прогулки с командой зашел в магазин спортивного питания. Увидев в данном магазине препарат N.O.-XPLODE по очень низкой цене, решил его приобрести. Принимал данный препарат в течение месяца. Спустя месяц после приезда в г. Минск спортсмен И. в первый раз в своей жизни сдал пробу.

Спортсмен И. отметил, что раскаивается в своем поступке, а также в том, что не согласовал прием препарата со своим тренером, поверив рекомендациям продавца-консультанта.

ДО были проведены слушания по факту выявления в пробе спортсмена И. запрещенной субстанции.

По результатам слушаний ДО было принято решение, в соответствии с которым был установлен факт нарушения спортсменом И. антидопинговых правил (наличие запрещенной субстанции, или ее метаболитов, или маркеров в пробе, взятой у спортсмена), предусмотренных статьей 2.1 Всемирного антидопингового кодекса (далее – ВАДК) и подпунктом 4.1 пункта 4 Положения об антидопинговых правилах Республики Беларусь, утвержденного постановлением Министерства спорта и туризма Республики Беларусь от 11 июля 2014 г. № 22 (далее – Положение № 22).

В решении ДО отметил, что в соответствии со статьей 10.2 ВАДК основной санкцией по данному случаю нарушения антидопинговых правил является дисквалификация сроком на 4 (четыре) года.

Метандиенон относится к классу S1 Запрещенного списка ВАДА 2015 и не является особой субстанцией, что исключает возможность отмены или сокращения срока дисквалификации при обнаружении особых субстанций при определенных обстоятельствах.

ДО решил, что спортсмен И. не смог доказать наличие исключительных обстоятельств и не смог доказать, что нарушение антидопинговых правил явилось следствием использования загрязненного продукта, и что в его действиях была незначительная вина или халатность.

Учитывая вышеизложенное, ДО пришел к выводу, что спортсменом И. не были представлены необходимые доказательства для снижения сроков дисквалификации.

Ввиду отсутствия исключительных обстоятельств для отмены или сокращения срока дисквалификации ДО решил дисквалифицировать спортсмена И. в соответствии со статьей 10.2.1 ВАДК сроком на 4 года.

Не согласившись с вышеуказанным решением ДО, спортсмен И. подал апелляцию на решение ДО в Спортивный третейский суд и просил отменить решение ДО о дисквалификации сроком на 4 года и назначить ему дисквалификацию сроком до 2 (двух) лет.

В соответствии со статьей 19 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2011 года № 301-З «О третейских судах» третейский суд разрешает любые споры, возникающие между сторонами, заключившими третейское соглашение, за исключением споров, стороной которых является учредитель постоянно действующего третейского суда, созданного в качестве некоммерческой организации, либо юридическое лицо, обособленным подразделением (подразделением) которого является такой третейский суд, а также споров, непосредственно затрагивающих права и законные интересы третьих лиц, не являющихся сторонами третейского соглашения, и споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством Республики Беларусь или законодательством иностранного государства, если применение законодательства иностранного государства предусмотрено третейским соглашением или иным договором между сторонами.

Согласно подпункту 5.2 пункта 5 Регламента Спортивного третейского суда, утвержденного постановлением Центрального совета общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов» (протокол от 30.04.2012 № 2), в Спортивный третейский суд по соглашению сторон могут передаваться споры, возникающие при осуществлении физическими и юридическими лицами деятельности в области спорта, в частности споры, связанные с применением спортсменами запрещенных веществ и препаратов (допинга).

Статьей 13.1 ВАДК установлено, что на решения, принимаемые в соответствии с ВАДК, могут подаваться апелляции.

Согласно статье 13.1.1 ВАДК объем рассмотрения апелляции включает все вопросы, имеющие отношение к делу, и прямо не ограничен вопросами или объемом рассмотрения информации, рассмотренной организацией, принявшей первоначальное решение.

11 сентября 2015 г. между сторонами третейского разбирательства было заключено процедурное соглашение, в соответствии с условиями которого стороны признали компетенцию Спортивного третейского суда на рассмотрение жалобы спортсмена И. на решение ДО.

Согласно пункту 5 Процедурного соглашения применимым правом для рассмотрения апелляции является законодательство Республики Беларусь, нормативные акты ВАДА.

В апелляции на решение ДО спортсмен И. указывал на незаконность и необоснованность решения ДО, исходя из следующих обстоятельств.

При назначении спортивной дисквалификации ДО не было принято во внимание то обстоятельство, что спортсмен И. является начинающим спортсменом. В соответствии со статьей 50 Закона Республики Беларусь от 4 января 2014 года № 125-З «О физической культуре и спорте» на спортивные организации возлагается обязанность по проведению антидопинговой пропаганды, в том числе путем организации лекций, семинаров и в иных формах. По утверждению спортсмена И., за весь период его спортивной деятельности никаких полноценных лекций, семинаров и иных форм информирования о порядке контроля питания спортсмена и профилактики случаев употребления допинга с ним не проводилось.

По мнению спортсмена И., ему было незаконно отказано в проведении экспертизы уже открытой банки со спортивной субстанцией, равно как незаконно было отказано и в проведении исследования запечатанной банки спортивной субстанции другой серии.

Тем самым, по мнению спортсмена И., было нарушено право спортсмена, закрепленное в статье 7 Конвенции против применения допинга от 16 ноября 1989 года, на справедливое, эффективное и объективное рассмотрение его дела и установление всех необходимых обстоятельств по делу, поскольку в случае положительных результатов в обоих случаях это было бы прямым подтверждением его объяснений относительно того, каким образом запрещенные вещества попали в организм спортсмена И.

По утверждению спортсмена, не была использована предложенная возможность контрольной закупки представителями самой лаборатории аналогичной спортивной субстанции за счет спортсмена И.

Апеллянт указывал на то, что данные действия не позволили ему в должной мере реализовать возможность доказывания незначительной степени вины, а также применения статьи 10.5.1.2 ВАДК с примечанием к ней. Не было принято во внимание также то обстоятельство, что тренер спортсмена И. признал отсутствие должного контроля за питанием спортсмена И. и употреблением им различного рода спортивных субстанций.

В апелляции спортсмен И. указывал на то, что ДО не было принято во внимание то обстоятельство, что он использовал запрещенную субстанцию непреднамеренно в составе загрязненных продуктов. Указанные продукты являлись предметом законного гражданского оборота, продавались в официальном магазине. Состав на маркировке продукта не предполагал наличие в нем каких-либо запрещенных веществ. Спортсмен И. сообщил о том, что продукт приобретался и другими спортсменами, в том числе более опытными, и поэтому оснований предполагать наличие в нем запрещенных веществ не было, а в силу недостатка профессионального опыта и отсутствия подобной практики в команде спортсмена И. он не проявил должной степени профессиональной осторожности.

Спортсмен И. также обратил внимание на то, что в соответствии со статьей 4 Конвенции против применения допинга государства – участники Конвенции обязаны принять меры к ограничению и контролю за оборотом допинга. Такая обязанность, в частности, возлагается и на Российскую Федерацию, на территории которой спортсменом И. был легально приобретен продукт, содержащий не поименованные в составе вещества, классифицируемые как допинг.

По мнению спортсмена И., при назначении спортивной дисквалификации ДО не были учтены следующие обстоятельства:

спортсмен И. не уклонялся от прохождения допинг-контроля и сотрудничества с уполномоченными лицами во время расследования;

спортсмен И. признал свою вину;

спортсмен И. является молодым спортсменом, не имеющим достаточного опыта в исполнении антидопинговых мер предосторожности;

спортсмен И. не имел умысла на употребление допинга;

наличие запрещенных веществ не повлияло на исход какого-либо спортивного соревнования с его участием.

Также спортсмен И. полагал, что при назначении срока спортивной дисквалификации не были учтены те обстоятельства, что:

он является центральной фигурой перспективного вида спорта и его участие в международных соревнованиях имеет существенное значение для роста спортивного престижа Республики Беларусь на международной арене;

он положительно характеризуется и данный инцидент является первым в его спортивной карьере и имеет неумышленный характер;

он имеет высокие спортивные результаты.

Представитель спортсмена И. – адвокат В. также обратил внимание на то, что при вынесении решения не было принято во внимание то, что выявленный допинг является анаболиком, который способствует наращиванию мышечной массы, что не только не способствует достижению высоких результатов в профильном для спортсмена виде спорта, но и мешает этому, поскольку излишняя мышечная масса отрицательно сказывается на возможностях спортсмена. Также не был дан ответ о степени концентрации в организме данного препарата, что могло бы охарактеризовать длительность и масштаб употребления спортсменом вышеуказанных препаратов.

В возражениях на доводы спортсмена И. представители ответчика обратили внимание на следующие обстоятельства.

Для спортсменов и персонала спортсменов различных видов спорта регулярно проводятся образовательные семинары. Спортсмен И. в 2014–2015 годах посетил два антидопинговых семинара. Факт присутствия спортсмена И. на вышеуказанных образовательных мероприятиях подтверждается наличием подписи спортсмена в списках регистрации присутствующих.

Представители ответчика указали на то, что в справке о квалификации и спортивных достижениях спортсмена И. подтверждается, что спортсмен И. является мастером спорта. По мнению представителей ответчика, спортсмен, имеющий звание «мастер спорта» и являющийся победителем многих соревнований различного уровня, не может «являться начинающим профессиональную карьеру» и тем более не знать антидопинговых правил, которые обязан знать и соблюдать любой спортсмен, участвующий в соревнованиях и подготовке к ним (пункт 2 статьи 38 Закона Республики Беларусь «О физической культуре и спорте», статья 21.1 ВАДК).

Представители ответчика обратили внимание на то, что лаборатория отказала в проведении открытой банки с субстанцией законно, на основании документа «Внутренний регламент лаборатории – требование к образцам», принятого с целью исключения манипуляций с пробами.

Лаборатория провела анализ закрытой банки на наличие запрещенных субстанций образца N.O.-XPLODE производства BSN Ink, США, № серии 4079 ЕВ. Результат анализа – отрицательный (протокол испытаний № 161/03-80-2015).

Представители ответчика обратили внимание на то, что согласно статье 2.1.1 ВАДК «персональной обязанностью каждого спортсмена является недопущение попадания запрещенной субстанции в свой организм». Факт признания тренером спортсмена И. отсутствия должного внимания за питанием спортсмена не может являться основанием для сокращения срока дисквалификации.

Представители ответчика также обратили внимание на заключение эксперта А., в котором эксперт приходит к следующим выводам:

«1. БАД N.O.-XPLODE имеет сложный состав, основу которого составляет витаминный комплекс, незаменимые аминокислоты, окись азота и разрешенные стимуляторы центральной нервной системы (кофеин и т.д.), и предназначена для предсоревновательной подготовки. Действие окиси азота и стимуляторов ЦНС направлено на улучшение кровоснабжения в капиллярах и концентрации внимания, координации. Включение в этот состав анаболического стероида представляется нерациональным из-за возникновения мышечной крепатуры (синдром острой мышечной боли), что является нежелательным эффектом в предсоревновательный период, а также опасности сдачи положительного теста перед или во время соревнований.

2. Указанный препарат давно находится на рынке спортивного питания, нет данных о положительных пробах на фоне его применения, что также подтверждается допинг-исследованиями произвольно выбранного флакона в лаборатории, сделанными в ходе расследования.

3. Ссылка заявителя на то, что в некоторых выпускаемых партиях есть запрещенные вещества, представляется невозможной с точки зрения производственных технологий и экономики производителя».

Представители ответчика указали на то, что спортсмен И. не доказал непреднамеренное использование запрещенного препарата в составе «загрязненного продукта». ДО не были представлены подтверждающие документы (чек из магазина) о легальном приобретении спортсменом препарата в официальных точках продаж.

По факту заявления спортсмена И. о том, что «наличие запрещенных веществ не повлияло на исход какого-либо спортивного соревнования» с участием спортсмена, НАДА обратило внимание на следующее.

В своих объяснениях спортсмен И. и его тренер В. неоднократно указывали на подготовку в этот период к крупному международному соревнованию. В случаях незаконного использования анаболических стероидов спортсмены используют схему применения этих препаратов в период базовой подготовки или подготовительный период с окончанием приема субстанций за определенное время до старта. Это дает время для выведения принятого вещества до сдачи допинг-пробы. Использование анаболиков в любой период подготовки влияет на результат соревнований, что и стало причиной включения их в Список запрещенных субстанций и методов ВАДА с пометкой «ВСЕГДА».

На основании запроса представителя спортсмена И. – адвоката В. ответчиком был направлен запрос в антидопинговый центр с просьбой предоставления следующей информации по пробе спортсмена И.:

а) уровень концентрации обнаруженного метандиенона в вышеуказанной пробе;

б) исходя из концентрации обнаруженного метандиенона в данной пробе возможно ли предположить, что данная субстанция была добавлена в БАД N.O.-XPLODE;

в) можно ли предположить, что обнаружение такой концентрации метандиенона в пробе мочи является следствием прямого введения (в чистом виде) метандиенона в организм спортсмена.

В ответ на вышеуказанный запрос антидопинговый центр предоставил следующую информацию:

в представленной пробе обнаружен долгоживущий метаболит метандиенона в концентрации 7 нг/мл. По современным представлениям это много, нижний предел обнаружения целевых метаболитов составляет 0,1 нг/мл и ниже;

анализ пищевой добавки N.O.-XPLODE фирмы BSN антидопинговым центром не проводился. Фирма BSN является высокотехнологичным производителем спортивного питания, продукты серии NO широко применяются в спортивной практике, и нет никаких данных и тем более оснований предполагать, что в состав продукта мог быть занесен метандиенон;

наличие долгоживущего метаболита метандиенона в моче спортсмена в указанной концентрации является следствием применения метандиенона или другого анаболического стероида, в котором метандиенон присутствовал в форме примеси, что весьма характерно для черного интернет-рынка стероидов.

Учитывая вышеизложенные доводы, представители ответчика считают необходимым оставить решение ДО по факту нарушения антидопинговых правил спортсменом И. и наложения спортивной дисквалификации сроком на 4 года без изменений, апелляцию в Спортивный третейский суд – без удовлетворения.

Заслушав доводы сторон, исследовав имеющиеся в деле письменные материалы, Спортивный третейский суд пришел к выводу о том, что апелляция спортсмена И. подлежит удовлетворению в части отмены решения ДО о дисквалификации спортсмена И. сроком на 4 года исходя из следующего.

В соответствии с абзацем вторым статьи 5 Закона Республики Беларусь «О третейских судах» деятельность третейского суда основывается на принципе законности, который означает, что при разрешении споров третейские судьи руководствуются нормами Конституции Республики Беларусь, настоящего Закона и иных актов законодательства Республики Беларусь.

Спортивный третейский суд полагает, что при рассмотрении дел об обжаловании решений организаций физической культуры и спорта суду необходимо выяснить:

имеет ли принявший решение орган полномочие на принятие соответствующего решения;

соответствует ли содержание решения требованиям законодательства, актов национальных и международных организаций физической культуры и спорта, регулирующих соответствующие отношения.

Спортивным третейским судом установлено, что спортсмен И. является членом федерации (союза, ассоциации) по виду (видам) спорта (далее – федерация).

В соответствии с пунктом 27 Положения № 22 по результатам слушаний принимается одно из следующих решений:

об установлении факта нарушения антидопинговых правил тренером, судьей по спорту, иным специалистом, спортсменом, не являющимся членом федерации, и их спортивной дисквалификации;

об установлении факта нарушения антидопинговых правил и рекомендуемом сроке спортивной дисквалификации в отношении спортсмена, являющегося членом федерации;

об отсутствии факта нарушения антидопинговых правил спортсменом, тренером, судьей по спорту, иным специалистом.

Согласно пункту 30 Положения № 22 федерация в течение 10 рабочих дней со дня получения выписки из протокола, оформленной по результатам слушаний, принимает решение о спортивной дисквалификации спортсмена, являющегося членом федерации.

Федерацией на основании решения ДО принято решение о:

признании факта нарушения спортсменом И. антидопинговых правил, предусмотренных статьей 2.1 ВАДК и подпунктом 4.1 пункта 4 Положения № 22 (наличие запрещенной субстанции, или ее метаболитов, или маркеров в пробе А спортсмена);

дисквалификации спортсмена И. в соответствии со статьей 10.2.1 ВАДК сроком на 4 года.

Спортсмен И. в заседании Спортивного третейского суда подтвердил факт того, что его вызывали на заседание компетентного органа федерации и извещали о принятии решения о дисквалификации. Представитель спортсмена И. – адвокат В. в заседании Спортивного третейского суда обратил внимание на незаконность и необоснованность решения ДО в части императивного установления срока дисквалификации спортсмена.

В судебном заседании представитель ответчика признал факт некорректности формулировок о дисквалификации спортсмена, содержащихся в решении ДО.

Принимая во внимание, что спортсмен И. является членом федерации, руководствуясь пунктом 27 Положения № 22, Спортивный третейский суд считает, что ДО был вправе принять решение только об установлении факта нарушения им антидопинговых правил и рекомендуемом сроке спортивной дисквалификации. Решение же о сроке дисквалификации спортсмена, являющегося членом спортивной федерации, относится к исключительной компетенции федерации.

Таким образом, Спортивный третейский суд приходит к выводу о том, что решение ДО в части дисквалификации спортсмена И. сроком на 4 года принято с превышением установленной законодательством Республики Беларусь компетенции и подлежит отмене.

Принимая во внимание то, что решение компетентного органа федерации об установлении срока дисквалификации спортсмена не является предметом третейского разбирательства, учитывая исключительную компетенцию федерации по установлению срока дисквалификации в отношении спортсмена – члена федерации, Спортивный третейский суд приходит к выводу об отсутствии у него компетенции на рассмотрение вопроса об изменении срока дисквалификации.

Исходя из вышеизложенного в требовании о назначении спортсмену И. дисквалификации сроком до 2 (двух) лет надлежит отказать.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 19, 36–37, 45–46, 49–50 Закона Республики Беларусь «О третейских судах», пунктами 5, 65–66, 68–69, 78, 86–89 Регламента Спортивного третейского суда, утвержденного постановлением Центрального совета общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов» от 30 апреля 2012 г. № 2,

 

решил:

 

Апелляцию спортсмена И. на решение ДО удовлетворить частично.

Решение ДО в части дисквалификации спортсмена И. сроком на 4 года отменить.

В требовании спортсмена И. о назначении ему дисквалификации сроком до 2 (двух) лет отказать.