− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

11 февраля 2014 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора р-на в интересах государственного лесохозяйственного учреждения «Л» (далее – ГЛХУ «Л») к Б., М., В., А., С., Г. и Д. о возмещении ущерба,

 

установил:

 

Прокурор р-на в заявлении суду указал, что в 2012 г. в выделе 2,6 квартала 66 лесничества ГЛХУ «Л» была произведена незаконная рубка леса. Лесорубочный билет от 26.03.2012 сроком действия до 31.12.2012 на проведение выборочно-санитарной рубки леса, на основании которого была произведена указанная выше рубка, был выдан с нарушением установленного порядка. Кроме того, было заготовлено 85,65 м3 деловой древесины крупной категории, хотя деревья такой толщины в рубку не назначались. Стоимость незаконно заготовленной древесины составила 45 168 000 руб. За совершение указанного правонарушения ГЛХУ «Л» привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 10 000 000 руб. В феврале 2013 г. ГЛХУ «Л» возместило государству стоимость незаконно заготовленной древесины, а также уплатило штраф, чем ГЛХУ «Л» причинен материальный ущерб в размере 55 168 000 руб. Утверждая, что ущерб причинен по вине ответчиков, которые не должным образом исполняли свои должностные обязанности. Не осуществляли контроль по соблюдению правил рубок леса и отпуска леса на корню, что привело к незаконной рубке леса. С учетом того, что Г., С. и Д. частично возместили ущерб в размере 5 600 000 руб., просит взыскать в пользу ГЛХУ «Л» с Б. 9 000 000 руб., с М. и В. – по 8 000 000 руб., с А. – 7 000 000 руб., с С. – 6 568 000 руб., с Г. – 5 000 000 руб. и с Д. – 6 000 000 руб.

В судебном заседании прокурор требования уточнил. С учетом материального положения ответчиков, а также действительного размера причиненного ущерба, просит взыскать с Б. 7 000 000 руб., с М. и В. – по 6 000 000 руб. с каждого, с А. – 4 000 000 руб., с С. и Д. – по 2 500 000 руб. с каждого, с Г. – 2 000 000 руб.

Представитель истца требования прокурора не поддержал. Не оспаривая указанных прокурором обстоятельств относительно заготовки 85,65 м3 деловой древесины, считает, что указанная рубка леса не являлась незаконной, поскольку была произведена на основании лесорубочного билета от 26.03.2012, хотя и выданного с нарушением установленного порядка. При этом необходимость в заготовке указанного количества древесины была обусловлена тем, что после первоначального определения конкретных деревьев к рубке, на этом же участке леса ветром были повреждены и другие деревья, которые при рубке леса представляли опасность для жизни работников. Кроме того, ссылаясь на внесенные с 01.11.2013 изменения в коллективный договор на 2013–2015 годы, которыми была установлена ограниченная материальная ответственность работников за причиненный нанимателю ущерб, указал, что ущерб в ограниченном размере возмещен.

Ответчики, не оспаривая того, что ГЛХУ «Л» действительно было заготовлено 85,65 м3 деловой древесины, которая не была отнесена к рубке по лесорубочному билету от 26.03.2012, требования не признали. Указали, что необходимость в рубке деревьев диаметром 26 и более сантиметров была вызвана тем, что они представляли угрозу для работников, поскольку также были повреждены в результате ветра. На указанное количество древесины 07.12.2012 был выдан дополнительный лесорубочный билет. В связи с чем считают, что указанная рубка не являлась незаконной и их вины в причинении ущерба не имеется. По указанным основаниям просят в иске отказать.

Согласно ч. 1 ст. 400 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК), работник может быть привлечен к материальной ответственности при одновременном наличии следующих условий:

1) ущерба, причиненного нанимателю при исполнении трудовых обязанностей;

2) противоправности поведения (действия или бездействия) работника;

3) прямой причинной связи между противоправным поведением работника и возникшим у нанимателя ущербом;

4) вины работника в причинении ущерба.

Согласно ст. 402 ТК, работники, как правило, несут полную материальную ответственность за ущерб, причиненный по их вине нанимателю.

Установлено, что Б. с 17.06.2010 работает главным лесничим ГЛХУ «Л». М. работал в ГЛХУ «Л» начальником отдела лесного хозяйства с 24.01.2011 по 07.10.2013. В. с 24.02.2010 по 04.05.2012 работал в этом же учреждении инженером по лесопользованию. С. с 06.04.1998 работает лесничим ГЛХУ «Л». Г. работал помощником лесничего с 15.12.2010 по 24.12.2013. Д. работает мастером лесничества с 01.11.2009.

Согласно их должностным обязанностям они все должны осуществлять контроль за соблюдением правил лесопользования и правил рубок леса. Не допускать незаконных рубок леса.

А. с 17.12.2007 работает в ГЛХУ «Л» в качестве инженера-лесопатолога. В ее обязанности входит обследование насаждений, отводимых по состоянию в сплошную санитарную рубку. Осуществление контроля за соблюдением законодательства по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов на лесозащитных работах.

26.03.2012 В., инженером по лесопользованию отдела лесного хозяйства ГЛХУ «Л», которым (отделом) руководил М., был выдан лесорубочный билет на проведение выборочной санитарной рубки леса в выделе 2,6 квартала 66 лесничества по причине повреждения деревьев ветром (ветровал). Указанный лесорубочный билет был выдан в нарушение установленного порядка. Каковым являются обследование участка леса на основании листка сигнализации, составление акта обследования поврежденных насаждений, определение на месте конкретных деревьев подлежащих вырубке (таксация), составление ведомости материально-денежной оценки лесосеки с указанием в ней количества подлежащих вырубке деревьев, их породы и объема древесины. Указанные обстоятельства сторонами не оспариваются. Вместе с тем, листок сигнализации о наличии в выделе 2,6 квартала 66 лесничества поврежденных ветром деревьев (ветровал), акт осмотра поврежденных насаждений, ведомость-тычковка (дата составления исправлена) и материально-денежная оценка лесосеки были составлены 09.04.2012, то есть не до, как того требует порядок, а после выдачи лесорубочного билета. Кроме того, по указанному лесорубочному билету к вырубке были назначены деревья, в частности ясень, в диаметре ствола не более 26 см, что не только не оспаривается сторонами в судебном заседании, но и подтверждается актом проверки межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира от 07.12.2012, а также материалами дела. Однако несмотря на то, что в соответствии со ст. 43 Лесного кодекса, осуществление лесопользования, связанного с заготовкой древесины, допускается только на основании лесорубочного билета, ордера и (или) лесного билета в соответствии с которыми вырубке подлежат только деревья, назначенные к рубке, ГЛХУ «Л» было заготовлено 85,63 м3 деловой древесины ясеня, диаметром ствола 26 и более см (диаметром 26–34 см – 66,35 м3, диаметром 36 и более см – 19,28 м3), которые (деревья) в рубку по выданному лесорубочному билету назначены не были, что сторонами не оспаривается и подтверждается актами выполненных работ за апрель–июнь 2012 г.

Согласно ст. 3.1.22 ТКП 103-2007 (02080) Правил освидетельствования мест рубок, заготовки живицы, заготовки второстепенных лесных ресурсов и побочных пользований, незаконная рубка леса – это рубка леса без разрешительных документов и не назначенных к рубке. Таким образом, ГЛХУ «Л» была произведена незаконная рубка леса, в результате которой было незаконно заготовлено 85,63 м3 деловой древесины, которая в последующем была реализована. За совершение указанного административного правонарушения ГЛХУ «Л» постановлением начальника межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира от 18.12.2012 было привлечено к административной ответственности по ст. 15.22 ч. 2 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 10 000 000 руб. С возложением обязанности по возмещению государству ущерба в размере 45 168 026 руб., в связи с невозможностью изъятия незаконно заготовленной древесины. Штраф, а также материальный ущерб в указанном размере уплачены в доход государства в феврале 2013 г. Указанными выплатами ГЛХУ «Л» причинен ущерб, который, как считает суд, причинен в связи с ненадлежащим исполнением ответчиками своих трудовых обязанностей. В частности, по причине ненадлежащего контроля Б. за соблюдением установленного порядка пользования лесным фондом, иных норм и правил, установленных лесным законодательством (ст. 43 Лесного кодекса) при производстве рубок леса. Ненадлежащего контроля им, а также М., В., С., Г. и Д. по недопущению незаконной рубки леса, что прямо предусмотрено их должностными обязанностями (пп. 3.8, 3.9 должностных обязанностей главного лесничего, пп. 2.5 должностных обязанностей начальника отдела лесного хозяйства, пп. 3.2, 3.3 должностных обязанностей инженера по лесопользованию, пп. 2.4, 2.5 должностных обязанностей лесничего, пп. 3.2, 3.5 должностных обязанностей помощника лесничего, пп. 2.3 должностных обязанностей мастера леса). А также по причине ненадлежащего исполнения А. своих должностных обязанностей, предусмотренных разделом 3 ее должностной инструкции, касающихся обязанности по обследованию насаждений, отводимых в рубку, осуществления контроля по соблюдению законодательства по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов на лесозащитных работах. При этом сторонами не оспаривается, что вырубленные деревья ясеня объемом 85,63 м3 А. как инженером-лесопатологом не обследовались, акт осмотра поврежденных деревьев и материально-денежная оценка лесосеки на данные деревья на момент рубки отсутствовали и были составлены только в декабре 2012 г. Исходя из указанных выше должностных обязанностей ответчиков, суд пришел к выводу, что их невыполнение каждым из них находится в прямой причинной связи с возникшим у ГЛХУ «Л» ущербом. Поскольку, при надлежащем исполнении каждым из ответчиков своих трудовых обязанностей, указанная выше незаконная рубка леса не имела бы места быть. То, что на вырубку указанных выше деревьев ясеня (85,63 м3) был выдан лесорубочный билет, не свидетельствует о законности данной рубки, поскольку лесорубочный билет был выдан 10.12.2012, то есть не только после того, как деревья уже были вырублены и древесина реализована, но и после обнаружения данного факта межрайонной инспекцией охраны животного и растительного мира, о чем 07.12.2012 был составлен акт проверки. Доводы ответчиков о том, что указанные деревья (85,63 м3) также были повреждены ветром (повторный ветровал на том же участке леса) и представляли опасность для рабочих, также не свидетельствуют о законности рубки. Тем более, что каких-либо убедительных доказательств того, что указанные деревья действительно были повреждены ветром и представляли опасность для рабочих, ответчиками суду не предоставлено. Поскольку в установленном порядке с участием инженера-лесопатолога, что является обязательным, осмотр данных деревьев не производился, а ведомость осмотра поврежденных деревьев и материально-денежная оценка их были составлены уже после того, как указанная древесина была реализована. Кроме того, в соответствии с п. 41 Правил отпуска древесины на корню, на вырубку деревьев, представляющих угрозу жизни и здоровья граждан, лесорубочный билет должен быть выдан в течение месяца со дня начала рубки леса. Рубка леса, в результате которой были вырублены деревья ясеня объемом 85,63 м3, была начата 17.04.2012. Лесорубочный же билет был выдан только 10.12.2012.

Кроме того, ГЛХУ «Л» с М. и Д. были заключены договоры об индивидуальной материальной ответственности за необеспечение ими сохранности материальных ценностей учреждения.

Не может суд согласиться и с тем, что коллективным договором ГЛХУ «Л» установлена ограниченная материальная ответственность работников за ущерб, причиненный нанимателю, и данный ущерб в размере 5 600 000 руб. уже возмещен С., Г. и Д. Изменения в коллективный договор об ограниченной материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю в размере 10 % причиненного ущерба, но не свыше 10 базовых величин, были внесены только с 01.11.2013. Ущерб же был причинен в феврале 2013 г., когда ГЛХУ «Л» произвело указанные выше выплаты. На момент причинения ущерба у нанимателя действовал коллективный договор (п. 4.1.3.7, раздел 4), которым хотя и была установлена ограниченная материальная ответственность, но конкретный размер такой ответственности в договоре не указан. Поэтому суд исходит из того, что в данном случае ответчики должны нести полную материальную ответственность. Не является основанием для отказа в иске и то, что комиссией ГЛХУ «Л» 08.11.2013 было принято решение о списании части невозмещенного ущерба за счет прибыли, поскольку для рассматриваемого судом спора данное решение правового значения не имеет.

В то же время суд пришел к выводу, что размер ущерба в связи с незаконной рубкой 85,63 м3 деловой древесины составил не 45 168 000 руб., а 38 036 162 руб. Согласно справке о количестве заготовленной древесины, стоимость 26,53 м3 ясеня диаметром 26–34 см составила 5 892 207 руб., 19,28 м3 диаметром 36 и более см – 4 282 011 руб. и 39,82 м3 диаметром 26–34 см – 8 843 863 руб. (5 892 207 + 4 282 011 + 8 843 863 = 19 018 081 руб. х 2). С учетом уплаченного штрафа – 10 000 000 руб., размер ущерба составил 48 036 162 руб. Ущерб в размере 5 600 000 руб. возмещен. С. и Д. по 1 400 000 руб. и Г. 2 800 000 руб. К возмещению осталось 42 436 162 руб.

Учитывая материальное положение ответчиков, а также нахождение на воспитании Г. несовершеннолетнего ребенка, наличие у Д. третьей группы инвалидности, степень вины каждого их них в причинении ущерба суд пришел к выводу о возможности уменьшения размера подлежащею возмещению ущерба. В связи с чем считает необходимым взыскать с Б. – 7 000 000 руб., с М. и В. – по 6 000 000 руб. с каждого, с А. – 3 000 000 руб., с С. – 3 500 000 руб., с Д. – 2 500 000 руб. и с Г. – 2 000 000 руб., а всего 30 000 000 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 302–306 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

 

решил:

 

Взыскать в пользу государственного лесохозяйственного учреждения «Л» с Б. 7 000 000 руб., с М. и В. – по 6 000 000 руб. с каждого, с А. – 3 000 000 руб., с С. – 3 500 000 руб., с Д. – 2 500 000 руб. и с Г. – 2 000 000 руб.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Гродненский областной суд через суд района в течение 10 дней.