− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

22 июня 2018 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному протесту государственного обвинителя на приговор районного суда от 25 апреля 2018 г., по которому С., не имеющий судимости, осужден по ч. 1 ст. 206 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) к общественным работам на срок 90 часов.

Постановлено в срок наказания зачесть время задержания со 2 марта 2018 г. по 5 марта 2018 г. из расчета соответствия одного дня содержания под стражей 24 часам общественных работ, и освободить С. от отбывания наказания.

Разрешен вопрос об имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи, обоснование протеста прокурора отдела прокуратуры области, судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в открытом похищении имущества (грабеже).

В апелляционном протесте государственный обвинитель, не оспаривая выводы суда о виновности С. и квалификации его действий, а также назначенное наказание, считает приговор подлежащим изменению в связи с неправильным зачетом в срок наказания времени задержания.

Указывает, что согласно ч. 3 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) задержание не может длиться свыше 72 часов, а в соответствии с п. 1 ст. 186 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) основанием освобождения осужденного от отбывания наказания является отбытие срока наказания, назначенного по приговору суда.

Обращает внимание на то, что С. был задержан 2 марта 2018 г. в 13 часов 45 минут, освобожден 5 марта 2018 г. в 13 часов 45 минут.

По мнению автора протеста, при таких обстоятельствах срок содержания обвиняемого под стражей составляет 72 часа, то есть 3 суток. Поскольку в силу п. 4 ч. 1 ст. 75 УК один день содержания под стражей соответствует 24 часам общественных работ, то при зачете в срок наказания 3 дней задержания к отбытию С. остается 18 часов общественных работ, и от отбывания наказания он освобожден необоснованно.

Просит приговор изменить, исключить из его резолютивной части указание об освобождении обвиняемого от отбывания наказания в виде общественных работ.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционный протест, судебная коллегия считает, что виновность С. в преступлении, совершенном при изложенных в приговоре обстоятельствах, доказана.

Вывод суда о его виновности соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены и оценены в приговоре.

Так, обвиняемый С. в суде признал себя виновным и подтвердил, что открыто похитил имущество потерпевшего В.

Признательные показания обвиняемого обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются с показаниями потерпевшего В., информацией ОДС РОВД и другими исследованными судом доказательствами.

Полно и всесторонне исследовав обстоятельства дела, надлежаще оценив вышеперечисленные и другие приведенные в приговоре доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности С. в инкриминируемом преступлении и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 206 УК.

Наказание обвиняемому назначено, исходя из принципа индивидуализации, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих ответственность обстоятельств, данных о его личности.

Суд учел все сведения о преступлении и лице, его совершившем, в полном объеме выполнил требования ч. 1 ст. 62 УК и назначил виновному наказание в виде общественных работ, которое соразмерно содеянному, соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Вместе с тем приговор подлежит изменению, а протест – удовлетворению в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 389 УПК в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так, в силу ч. 1 ст. 75 УК срок содержания под стражей засчитывается судом в срок наказания. При этом один день содержания под стражей соответствует двадцати четырем часам общественных работ.

Из протокола задержания и постановления об освобождении из ИВС усматривается, что С. был задержан 2 марта 2018 г. в 13 часов 45 минут, освобожден 5 марта 2018 г. в 13 часов 45 минут. Поэтому срок содержания обвиняемого под стражей составляет 72 часа, то есть 3 суток.

Так как 1 день содержания под стражей соответствует 24 часам общественных работ, то при зачете в срок наказания 3 дней задержания они соответствуют 72 часам общественных работ.

В соответствии с п. 1 ст. 186 УИК основанием освобождения осужденного от отбывания наказания является отбытие срока наказания, назначенного по приговору суда.

Поскольку С. назначено наказание в виде общественных работ на срок 90 часов, в срок наказания зачтено 72 часа, то указание об освобождении его от наказания является необоснованным и подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст.ст. 386, 396 УПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор районного суда от 25 апреля 2018 г. в отношении С. изменить.

Исключить из приговора указание об освобождении С. от отбывания назначенного наказания.

В остальной части приговор оставить без изменения.