− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ГОРОДСКОГО СУДА

5 июля 2019 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого Ж., защитника обвиняемого – адвоката И. на приговор районного суда от 11 апреля 2019 г., согласно которому Ж., судимый, осужден по ст. 415 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УК по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 6 октября 2017 г., окончательно Ж. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима.

Вопрос о вещественных доказательствах по делу судом разрешен.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора, полагавшего апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор суда – без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Ж. признан виновным в уклонении осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы.

В апелляционной жалобе обвиняемый Ж. полагает приговор суда незаконным и необоснованным. Указывает, что его вина в совершении преступления, предусмотренного ст. 415 УК, не доказана, а вещественные доказательства его виновности получены с нарушением действующего законодательства. Полагает, что сотрудники ИУОТ незаконно пытались заставить его мыть служебный автотранспорт, что не входило в его обязанности. В связи с его жалобами на действия сотрудников ИУОТ к нему относились предвзято, необоснованно налагали взыскания. По указанным основаниям просит признать показания свидетелей сотрудников ИУОТ недостоверными, взять за основу показания лиц, отбывавших вместе с ним наказание в виде ограничения свободы. Просит приговор суда отменить, производство по делу прекратить.

В дополнении к апелляционной жалобе обвиняемый Ж. повторно приводит доводы, изложенные в основной жалобе, а также указывает, что 5 мая 2018 г. нарушений режима отбывания наказания не совершал, а сотрудники ИУОТ потребовали, чтобы он мыл служебные автомобили, а также помещение санузла. Учитывая то, что указанные работы не входили в его обязанности, предусмотренные правилами внутреннего распорядка, он отказался их выполнять, после чего он ушел в свою комнату. В комнате писал жалобы на действия сотрудников ИУОТ. Когда зашел оперуполномоченный П., то тот стал угрожать ему, применил физическую силу, провоцировал его на ответные противоправные действия. Прибывший на его громкую речь К. попросил его выйти. Сбежав в дежурную часть, он потребовал бумагу и ручку для написания жалобы, о чем сообщил оперуполномоченному Т.

Суд необоснованно отказал в истребовании его графика дежурств с 7 февраля по 10 августа 2018 г., а также копий его жалоб в Прокуратуру Республики Беларусь и УДИН МВД Республики Беларусь, материалов проверки РОСК, видео-, аудиозаписи с его мобильного телефона, чем грубо нарушил нормы Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК).

Показания свидетелей – сотрудников ИУОТ являются противоречивым, так как не согласуются между собой и с показаниями свидетелей – осужденных и отбывающих наказание в ИУОТ.

14 мая 2018 г. во время его возвращения с осужденным в ИУОТ из поликлиники оперуполномоченный П. грубо его толкнул, провоцировал конфликт, в ответ на его замечания применил силу и спецсредства, продолжал избивать. Прибывшие сотрудники Л. и К. прекратили его действия. Вскоре П. вернулся, угрожал ему ножом, его действия вновь прекратил Л. Прибывшие сотрудники ОМОН доставили его в УЗ «ГК БСМП», где он находился на лечении с 14 по 22 мая 2018 г.

Суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о вызове и допросе свидетеля Б., его жалоб на действия сотрудников ИУОТ, истребовании материалов проверки по обстоятельствам 14 мая 2018 г., видеозаписей с камер ИУОТ, чем грубо нарушил его права и нормы УПК.

Обращает внимание на противоречия в показаниях свидетелей Т., П., К., Л. в части обстоятельств доставки его в медучреждение.

22 мая 2018 г. по прибытии из лечебного учреждения в ИУОТ он отказался принимать от начальника учреждения А. свои вещи, так как те находились в непригодном состоянии. После чего он был доставлен в дежурную часть, где освидетельствован на предмет употребления алкоголя, алкотестер показал 0,35 промилле. По его требованию он был доставлен в психоневрологический диспансер, где результат его алкогольного опьянения был подтвержден. Полагает, что данный результат ошибочен, так как по указанию врачей он принимал лекарства. Несмотря на это, был подвергнут взысканию в виде ареста на срок 10 суток.

22 июня 2018 г. П. необоснованно стал требовать от него подписания документов о его аресте на срок 10 суток, чего он сделать не мог по причине плохого физического состояния и нахождения на обследовании, вместо ознакомления стал писать в протокол свои возражения. В ответ П. и сотрудники ОДО РУВД необоснованно применили в отношении него физическую силу.

30 июня 2018 г. нарушений порядка отбывания наказания не совершал, в спешке оставил свои вещи неубранными в комнате, так как направлялся в поликлинику. Впоследствии узнал, что за беспорядок в комнате он необоснованно подвергнут выговору.

4 июля 2018 г. находился в своей комнате в ИУОТ на кровати, когда зашел начальник А., пояснял ему, что плохо себя чувствует, находится на больничном листке, продолжал болеть, однако вновь на него необоснованно наложили административное взыскание в виде выговора.

В период с 7 февраля по 10 августа 2018 г. не уклонялся от оплаты коммунальных услуг по содержанию в ИУОТ, так как часто находился на больничном листке, заработок его был ниже прожиточного минимума.

Суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства об истребовании сведений о его нетрудоспособности за весь период содержания в ИУОТ.

8 июля 2018 г. в период с 21 часа 25 минут до 21 часа 50 минут находился в душевой, поэтому не мог немедленно явиться к оперуполномоченному Т. по вызову, придя к 22 часам, увидел, что оперуполномоченный был занят, в связи с чем направился к себе в комнату и лег спать. Указанные обстоятельства подтвердили осужденные И., С., Г., а потому он не отказывался являться по вызову.

Указывает, что проверки по его заявлениям о незаконном поведении сотрудников ИУОТ в отношении него были проведены поверхностно, они не отражают реально происходивших событий, заключения экспертов о наличии у него телесных повреждений являются недостоверными.

По указанным основаниям просит приговор суда отменить, производство по делу прекратить.

В апелляционной жалобе защитник обвиняемого – адвокат И. указывает, что выводы суда о виновности Ж. в совершении преступления, предусмотренного ст. 415 УК, не подтверждаются достаточными и достоверными доказательствами. Судом необоснованно не приняты во внимание показания, данные свидетелями защиты – осужденными, отбывающими наказание в ИУОТ. Материалы проверки по заявлению Ж. в совершении в отношении него должностного преступления сотрудниками ИУОТ содержат необъективный вывод о виновности самого обвиняемого. По указанным основаниям просит приговор суда отменить, производство по делу прекратить.

Рассмотрев уголовное дело и обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Ж. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Обвиняемый Ж. вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 415 УК, не признал, ссылаясь на обстоятельства, указанные им в апелляционной жалобе и дополнении к ней.

Указал, что все сотрудники ИУОТ относились к нему предвзято, специально создавали условия, при которых он необоснованно получал взыскания за якобы допущенные им нарушения порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы.

Несмотря на непризнание вины обвиняемым Ж., его виновность полностью подтверждается собранными, исследованными и приведенными судом доказательствами.

Правильно оценив показания Ж. о том, что он не совершал действий, направленных на уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, умысла на их совершение у него не было, а дисциплинарные взыскания на него налагались из-за предвзятого отношения сотрудников ИУОТ, суд обоснованно признал их недостоверными, опровергающимися материалами дела.

Из материалов дела следует, что Ж. 6 октября 2017 г. осужден по ч. 3 ст. 339 УК к наказанию в виде ограничения свободы на срок 3 года с направлением в исправительное учреждение открытого типа. 7 февраля 2018 г. прибыл в расположение ИУОТ УДИН, где в тот же день был ознакомлен с порядком и условиями отбывания наказания, ответственностью за их нарушение, а также своими правами и обязанностями, предусмотренными ст. 55 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) и Правилами внутреннего распорядка, утвержденными постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 13 января 2017 г. № 15 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений открытого типа» (далее – ПВР ИУОТ).

В соответствии с п. 3 ст. 47 УИК осужденные, отбывающие наказание в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, находятся под надзором и обязаны выполнять ПВР ИУОТ.

Согласно ч. 1 ст. 55 УИК нарушениями порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа являются невыполнение осужденным возложенных на него обязанностей, несоблюдение ПВР ИУОТ, нарушение установленных запретов, трудовой дисциплины, общественного порядка.

В соответствии с подп. 51.28 ПВР ИУОТ правилами поведения осужденных в ИУОТ осужденным предписывается поочередно (по графику) дежурить по отряду в качестве дневального отряда, добросовестно выполнять установленные для дневального отряда обязанности.

Согласно подп. 51.1, 51.16, 51.31 ПВР ИУОТ осужденным предписывается выполнять законные требования работников ИУОТ, быть вежливым, не употреблять нецензурные и жаргонные слова.

Указанные положения Закона Ж. были нарушены.

Так, из показаний свидетелей К. и С. (сотрудников ИУОТ) усматривается, что 5 мая 2018 г. Ж. отказался выполнять обязанности дневального, убирать коридор и санузлы. На это Ж. сделали замечание, после этого Ж. стал выражаться нецензурными и жаргонными словами.

Свидетель М. показал, что 5 мая 2018 г. слышал, как находящийся в дежурной части Ж. кричал на сотрудников ИУОТ.

Нарушение Ж. ПВР ИУОТ 14 мая 2018 г. подтверждается показаниями свидетеля К., из которых усматривается, что он видел, как Ж. мешал открыть дверь сотрудникам ИУОТ Л. и П., на сделанное замечание не сразу освободил дверь, а далее стал нецензурно выражаться в их адрес, оскорблять, при этом на замечания последних он реагировал. После того, как его завели в дежурную часть, Ж. на замечания не реагировал, вел себя агрессивно, к нему были применены физическая сила и спецсредства, он был помещен в специальную комнату.

Свидетели Т., П., Л. по обстоятельствам дела дали суду показания, аналогичные показаниям К.

Свидетель Н. суду показал, что 14 мая 2018 г. в его присутствии Ж. отказался подписывать документы о задержании.

Из показаний свидетеля Л. усматривается, что 22 мая 2018 г. он доставлял Ж. на медицинское освидетельствование, по результатам которого у Ж. было установлено состояние алкогольного опьянения.

Из показаний свидетеля П. усматривается, что 22 июня 2018 г. в дежурную часть ИУОТ был вызван Ж. для исполнения взыскания в виде дисциплинарной изоляции без выхода на работу, ему был предъявлен протокол задержания для ознакомления, после чего Ж. начал спорить с ним, отказывался пройти в служебный автомобиль, пытался вырвать протокол, хватал его за форменное обмундирование, в связи с чем к нему была применена физическая сила и спецсредства.

Аналогичные показания по обстоятельствам 22 июня 2018 г. дали свидетели С. и Л.

Из показаний свидетелей В. и Н. (сотрудников ОДО РУВД) следует, что 22 июня 2018 г. к ним обратились сотрудники ИУОТ с просьбой оказать помощь в сопровождении осужденного. Сотрудниками ИУОТ осужденному был предъявлен протокол задержания, но осужденный начал спорить, пытался забрать протокол, хватал сотрудника ИУОТ за форму. Затем, после предупреждения, к осужденному были применены физическая сила и спецсредства, он был помещен в служебный автомобиль.

Сотрудники ИУОТ Е. и А., осужденный Ч. в ходе предварительного следствия показали, что 30 июня 2018 г. при осуществлении обхода ИУОТ и осмотра комнаты № 204 было установлено нарушение Ж. порядка: у тумбочки стояла бутылка, на столе находился шейкер и лекарства, на двери шкафа висели влажное полотенце и скакалка, у шкафа стояли пара кроссовок и шлепанцы.

Начальник ИУОТ А., отбывающий наказание в ИУОТ З. показали, что 4 июля 2018 г. при проверке спецобщежития было установлено, что Ж. до команды «Отбой!» находился на своем спальном месте в тот момент, когда зашел в комнату А.

Из показаний свидетелей Т., Ю. следует, что 8 июля 2018 г. при изучении личного дела Ж. было установлено, что, будучи трудоустроенным, он не оплачивал коммунальные услуги ИУОТ. Затем он вызвал И. и Г., чтобы они присутствовали при опросе Ж. Далее он поручал У. и Э. вызвать Ж. для дачи объяснений, однако тот на вызовы не явился.

Свидетели Г., И. подтвердили, что были вызваны к оперуполномоченному Т. для присутствия при даче объяснений Ж., однако тот не явился.

Свидетель Э. показал, что вечером 8 июля 2018 г. по поручению оперуполномоченного Т. сообщил Ж. о необходимости явки.

Виновность обвиняемого нашла свое подтверждение в письменных материалах дела: постановлении о постановке на специальный учет от 7 февраля 2018 г., согласно которому Ж. поставлен на учет в ИУОТ УДИН МВД, ознакомлен с порядком и условиями отбывания наказания и ответственностью за их нарушения, а также своими правами и обязанностями, предусмотренными ст. 55 УИК и ПВР ИУОТ; постановлениями о применении к осужденному мер взыскания; официальными предупреждениями, согласно которым Ж. официально предупрежден об уголовной ответственности за уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа; протоколом осмотра предметов (документов) от 7 сентября 2018 г., согласно которому был произведен осмотр DVD-R-диска с фотографиями и видеозаписями, приобщенного к материалу проверки в отношении Ж.

Вопреки доводам жалоб, показания свидетелей К., С., М. обоснованно признаны достоверными, их подтверждают исследованные судом письменные материалы дела, которые в совокупности подтверждают факт нарушения Ж. 5 мая 2018 г. ПВР ИУОТ, выразившегося в отказе от выполнения обязанности дневального, требований сотрудников ИУОТ о выполнении обязанностей дневального, кроме того, Ж. был невежлив, употреблял нецензурные и жаргонные слова.

Показания свидетелей Ц., Р., П., Л., исследованные судом письменные материалы дела подтверждают факт нарушения Ж. 14 мая 2018 г. ПВР ИУОТ, выразившегося в невыполнении требований работников ИУОТ, был невежлив и употреблял нецензурные и жаргонные слова, а доводы жалоб о недостоверности указанных доказательств являются необоснованными.

Показания свидетеля Л., исследованные судом письменные материалы дела, в том числе акт освидетельствования, подтверждают факт нарушения Ж. 22 мая 2018 г. ПВР ИУОТ, а именно употребление неустановленных алкогольных, слабоалкогольных напитков, пива и нахождение в расположении ИУОТ в состоянии алкогольного опьянения, а доводы жалобы о якобы принятии Ж. лекарственного средства, прописанного ему врачом, являются необоснованными.

Вопреки доводам жалоб, показания свидетелей П., Л., В., Н. подтверждаются исследованными судом письменными материалами дела, а потому правильно признаны судом достоверными, так как подтверждают факт нарушения Ж. 22 июня 2018 г. ПВР ИУОТ, выразившегося в отказе выполнять законные требования работников ИУОТ.

За нарушение ПВР ИУОТ Ж. 27 и 28 июня 2018 г. обоснованно объявлены официальные предупреждения об уголовной ответственности по ст. 415 УК.

Согласно подп. 51.8 ПВР ИУОТ осужденным предписывается содержать в чистоте и порядке жилые помещения и помещения общего пользования.

Показания свидетелей Е., А., Ч., исследованные судом письменные материалы дела, в достоверности которых, вопреки доводам жалоб, у суда оснований сомневаться не имелось, подтверждают факт нарушения 30 июня 2018 г. Ж. ПВР ИУОТ, выразившегося в том, что Ж., будучи дежурным по комнате № 204, оставил личные вещи в комнате, сушил полотенце на шкафу.

Согласно подп. 51.33 ПВР ИУОТ осужденным предписывается не находиться на спальном месте без разрешения ДПНИУ в течение времени от подъема до отбоя.

Показания свидетелей З., А., исследованные судом письменные материалы дела и видеозапись подтверждают факт нарушения Ж. 4 июля 2018 г. ПВР ИУОТ, выразившегося в нахождении его на спальном месте без разрешения в течение времени от подъема до отбоя. Доводы жалобы обвиняемого о том, что по своему состоянию здоровья Ж. имел право в неположенное время находиться на своем спальном месте в присутствии начальника ИУОТ, материалы дела не содержат, жалобу в данной части обоснованной признать нельзя.

За нарушение ПВР ИУОТ, порядка и отбытия наказания Ж. 5 июля 2018 г. обоснованно объявлено официальное предупреждение об уголовной ответственности по ст. 415 УК.

Согласно подп. 51.19 ПВР ИУОТ осужденным предписывается ежемесячно возмещать стоимость предоставляемых ИУОТ коммунальных услуг в установленном законодательством порядке.

Показания свидетелей, в том числе Т., а также исследованные судом письменные материалы дела подтверждают, вопреки жалобе, факт нарушения Ж. ПВР ИУОТ, выразившегося в невозмещении в период с 7 февраля по 8 июля 2018 г. стоимости предоставляемых ИУОТ коммунальных услуг.

Согласно подп. 51.20 ПВР ИУОТ осужденным предписывается незамедлительно являться по вызову работников ИУОТ.

Показаниями свидетелей Т., Г., И., Э., Ю. подтверждается факт нарушения Ж. 8 июля 2018 г. ПВР ИУОТ, выразившегося в неявке к сотруднику ИУОТ – Т.

Доводы жалоб о том, что сотрудник ИУОТ незаконно неоднократно применял к Ж. физическую силу, являются необоснованными, так как опровергаются проведенной проверкой, по результатам которой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Оснований сомневаться в объективности выводов проведенной проверки у суда не имелось.

Вопреки доводам жалоб обвиняемого и его защитника, суд обоснованно признал не соответствующими действительности показания свидетелей Ф. и Ш. о предвзятом отношении к Ж. со стороны сотрудников ИУОТ, как не нашедшие своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Нарушения, совершенные Ж., носили систематический характер, он обоснованно признан лицом, злостно нарушающим порядок и условия отбывания наказания, так как имеет более трех взысканий за умышленное нарушение порядка и условий отбывания наказания, при этом допускал нарушения и после официальных предупреждений об уголовной ответственности по ст. 415 УК.

Правильно оценив собранные и исследованные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что виновность Ж. в уклонении осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы доказана полностью, квалифицировал его действия по ст. 415 УК.

Вопреки доводам жалобы обвиняемого, все его ходатайства, заявленные в ходе предварительного следствия, судом правильно разрешены в соответствии со ст. 322 УПК.

Наказание обвиняемому Ж. назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных, характеризующих его личность, имеющихся в материалах дела, наличия в действиях рецидива преступлений, предусмотренного ч. 1 ст. 43 УК, является законным и справедливым.

Оснований для отмены приговора в отношении Ж., прекращения производства по делу за отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор районного суда от 11 апреля 2019 г. в отношении Ж. оставить без изменения, а апелляционные жалобы обвиняемого и его защитника – без удовлетворения.