− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ОБЛАСТНОГО СУДА

23 ноября 2016 г.

Повышенные проценты, предусмотренные кредитным договором за пользование не возвращенным в срок кредитом, уменьшению в порядке ст. 314 ГК не подлежат

(Извлечение)

 

В исковом заявлении банк «П» (истец) указал, что 26 февраля 2013 г. и 7 апреля 2014 г. заключены кредитные договоры с КДСУП «Л» (кредитополучатель), по которым для последнего были открыты долгосрочные возобновляемые кредитные линии с предельным размером единовременной задолженности соответственно 1,6 млрд и 1,5 млрд руб. Для обеспечения исполнения возврата заемщиком кредитных средств с В. были заключены договоры поручительства, в соответствии с которыми поручитель обязался перед банком нести солидарную с кредитополучателем ответственность за исполнение обязательств по кредитным договорам. Кроме того, КДСУП «Л» по договорам залога было предоставлено в залог имущество согласно залоговой описи. Поскольку в нарушение условий кредитных договоров кредитополучатель допустил просрочку по возврату кредитов и уплате процентов за пользование кредитными средствами, истец просил взыскать солидарно с ОАО «Г» (правопреемника кредитополучателя) и поручителя В. задолженность по двум кредитным договорам в размере 895,7 млн руб.

Решением суда Лидского района от 2 сентября 2015 г. и дополнительным решением того же суда от 28 октября 2015 г. с ОАО «Г» и В. солидарно в пользу банка «П» взыскан 461 млн руб. Также обращено взыскание на имущество ОАО «Г», заложенное по договорам залога от 26 февраля 2013 г. и 7 апреля 2014 г. согласно залоговой описи.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Гродненского областного суда от 9 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

На состоявшиеся по делу судебные постановления в президиум областного суда заместителем Председателя Верховного Суда принесен протест исходя из следующего.

Из материалов дела видно, что по кредитным договорам, заключенным между банком «П» и КДСУП «Л», кредитополучателем не были уплачены предусмотренные договорами проценты за пользование кредитными средствами: по договору от 26 февраля 2013 г. в сумме 55,1 млн руб., по договору от 7 апреля 2014 г. – 140,9 млн руб.

Поскольку в силу правопреемства ответственность по долгам КДСУП «Л» несет ОАО «Г», а поручитель В. на основании договоров поручительства принял на себя обязательство отвечать за исполнение кредитных обязательств, суд правомерно взыскал в пользу банка с ответчиков указанные суммы невыплаченных процентов солидарно.

В связи с допущенной кредитополучателем просрочкой в уплате процентов за пользование кредитами истец обоснованно произвел начисление пени в соответствии с условиями кредитных договоров в размере 0,1 % от несвоевременно уплаченной суммы за каждый день просрочки, что по двум кредитным договорам составило 72,6 млн руб. и 108,3 млрд руб. соответственно.

Учитывая несоразмерность начисленной пени последствиям нарушения кредитополучателем обязательств перед банком, суд правомерно в соответствии со ст. 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь снизил сумму подлежащей взысканию с ответчиков пени по договору от 26 февраля 2013 г. до 35 млн руб., по договору от 7 апреля 2014 г. – до 50 млн руб.

Банком также было заявлено требование о взыскании с ответчиков предусмотренных кредитными договорами повышенных процентов за пользование кредитными средствами за период просрочки возврата кредитов по договору от 26 февраля 2013 г. в сумме 159 млн руб., по договору от 7 апреля 2014 г. – в сумме 206,6 млн руб.

Признавая обоснованными требования истца в данной части, суд при этом уменьшил размер предъявленных к взысканию повышенных процентов до 80 млн руб. и 100 млн руб. соответственно. Решение суда мотивировано тем, что повышенные проценты установлены как дополнительная мера ответственности кредитополучателя, их размер явно несоразмерен последствиям неисполнения должником своих обязательств перед истцом.

Однако из содержания кредитных договоров следует, что повышенная процентная ставка за пользование кредитными средствами подлежала уплате кредитополучателем за весь период просрочки погашения кредитов. Взыскание по кредитам в период просрочки иных (кроме повышенных) процентов кредитными договорами не предусматривалось и банком не производилось. Таким образом, повышенные проценты представляли собой установленную кредитными договорами повышенную плату за пользование кредитными средствами в период просрочки возврата предоставленных займов.

Содержание кредитных договоров в этой части соответствует положениям ч. 10 ст. 145 Банковского кодекса Республики Беларусь, в силу которых кредитополучатель, не возвративший (не погасивший) кредит в срок, обязан в период со следующего дня после истечения срока возврата (погашения) кредита до его полного возврата (погашения) уплачивать проценты за пользование кредитом в повышенном размере, определенном в кредитном договоре, если иной размер не предусмотрен законодательством Республики Беларусь.

Учитывая, что возможность уменьшения размера процентов за пользование кредитом (в том числе повышенных) законодательством не предусмотрена, а сами повышенные проценты являются платой за пользование кредитами сверх установленных договорами сроков и их размер относится к числу существенных условий кредитных договоров, сумма повышенных процентов не могла быть уменьшена судом при разрешении спора о взыскании кредитной задолженности.

То обстоятельство, что условие о повышенных процентах за пользование кредитом включено в раздел кредитных договоров об ответственности сторон, на оценку правовой природы этих процентов не влияет.

С учетом изложенного президиум Гродненского областного суда постановлением от 23 ноября 2016 г. изменил вынесенные по делу судебные постановления, удовлетворив исковые требования банка «П» о взыскании с ответчиков повышенных процентов в полном объеме.