− 
 − 

Конституционный Суд и принципы Конституции

И.И.Пляхимович,

доцент кафедры конституционного права юридического факультета Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

 

Учреждение в 1994 году Конституционного Суда Беларуси является одним из важнейших изменений в государственном аппарате после принятия Конституции Республики Беларусь. Создание данного органа, с одной стороны, представляет собой следствие провозглашения в Основном Законе целого ряда новых принципов, а с другой – способствует воплощению этих принципов в реальную жизнь.

Принцип верховенства права потребовал контроля за правомерностью решений всех государственных органов. Существуют выше- и нижестоящие органы, но и первые и вторые оказываются нижестоящими по отношению к праву, даже если они сами участвуют в его создании. Конституционный Суд в определенном смысле уравнивает все государственные органы перед правом – нормативные правовые акты любого из них могут быть проверены на конституционность, причем такая проверка осуществляется по единой процедуре и влечет одинаковые последствия в случае нарушения каким-либо актом норм Конституции. По-иному обстоит дело, например, в отношении прокуратуры, надзор которой не распространяется на высшие органы власти.

Значима роль Конституционного Суда в реализации принципа разделения властей. Данный орган выступает компонентом механизма сдержек и противовесов, препятствуя выходу государственных органов за пределы своей компетенции. Однако, обладая значительными полномочиями в отношении нормативных правовых актов органов всех ветвей власти, Конституционный Суд не возвышается над ними, поскольку сам включен в одну из ветвей власти, а значит, испытывает сдерживающее влияние со стороны других властных институтов. Обратим внимание на то, что, несмотря на существование Конституционного Суда, гарантом Конституции в ней определен Президент Республики Беларусь (ст. 79 Конституции). Не рассматривая по существу дискутируемый в науке вопрос о том, к какой ветви власти принадлежит Конституционный Суд, отметим, что его отнесение Конституцией в действующей редакции к судебной власти повышает значение этой ветви власти. Кроме того, если бы Конституционный Суд не принадлежал к судебной ветви власти, то пришлось бы корректировать ст. 6 Конституции, дополняя перечень ветвей власти еще одной.

Конституционный Суд является одним из главных защитников приоритета общепризнанных принципов международного права и в целом соблюдения норм международного права. Общие и хозяйственные суды нечасто применяют международные нормы. Что касается Конституционного Суда, то он постоянно ссылается на международные правовые акты при вынесении заключений и решений. Использование международно-правовых норм приобрело в лице органа конституционного правосудия институциональную основу. Международные правовые акты важны не только для проверки на соответствие им национального законодательства, но и для уяснения содержания нашей Конституции. Многие ее нормы о правах и свободах человека родственны положениям универсальных международных актов, а некоторые из них дословно воспроизводят эти положения. Необходимо преодоление отношения к международному праву как к «чужому», поскольку Беларусь является «полноправным субъектом мирового сообщества» (преамбула Конституции), от имени которого международные акты принимаются. В то же время следует отметить, что отечественный нигилизм в области международного права отражает историю разработки и принятия многих универсальных международных актов прежде всего усилиями западных стран. Активизация внешнеполитической деятельности Беларуси, повышение роли на международной арене нашего стратегического союзника – России будут содействовать причастности восточнославянских государств не только к исполнению, но и к разработке международных правовых актов.

Функционирование Конституционного Суда служит также гарантией демократии, хотя при поверхностном взгляде эти феномены могут казаться несовместимыми. Известно, что в советский период специализированный конституционный контроль отвергался именно с позиций народовластия. Считалось, что возможность отмены актов высшего представительного органа (Верховного Совета) противоречит демократии. Конечно, в тех или иных условиях орган конституционного контроля может играть и реакционную роль, но государственно-правовая практика многих стран убедительно свидетельствует о тесной взаимосвязи демократии с наличием действенного конституционного контроля.

Конституционный Суд самым непосредственным образом содействует реализации Конституции. В любом государстве может проявляться проблема несоответствия юридической и фактической конституции, поскольку этот документ выполняет среди прочих и представительскую функцию. Общий характер конституционных формулировок также не способствует их применению. Конституция может быть «живой», реально действующей только при условии, что конкретные вопросы решаются непосредственно на основе ее норм. Конституционный Суд и Парламент – основные применители Конституции. Специфика Конституции состоит в том, что ее реализация начинается с деятельности не столько исполнительной, сколько законодательной власти. Парламент сверяет свои законы с Конституцией, поскольку среди национальных актов выше законов только она. Однако роль Конституционного Суда при этом еще важнее. В идеале за каждой конституционной нормой должны стоять решения Конституционного Суда, наполняющие ее конкретным содержанием. Никакие научные исследования не заменят практики конституционного правосудия. В качестве примера достаточно привести принцип равенства, закрепленный в ст. 22 Конституции. Определить его границы и содержание в условиях множества законодательных положений о различиях в правовом статусе индивидов, организаций умозрительным путем невозможно – необходима правоприменительная практика.

Опыт деятельности Конституционного Суда Беларуси интересен и поучителен. Поиски его места в государственном аппарате продолжаются, о чем свидетельствует издание Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь». 15-летняя работа Конституционного Суда оказала безусловно положительное воздействие на состояние национального законодательства. Хотя Конституционным Судом вынесено не так много решений в виде заключений, но общее число рассмотренных им вопросов велико. Принят целый ряд решений, способствовавших устранению нарушений Конституции, защите прав и свобод граждан. Эти решения являются своеобразным цивилизующим каналом, благодаря которому на законодательство влияют Конституция, международное право, научные исследования. Необходимо упомянуть и о предложениях Конституционного Суда по совершенствованию законодательства, направляемых им в адрес нормотворческих органов и организаций. Что касается его инициатив по разработке проектов законов, поступающих в адрес Национального центра законодательства и правовых исследований при формировании ежегодного плана подготовки законопроектов, то большее число предложений направляют лишь Правительство и Палата представителей.

Деятельность Конституционного Суда благотворно повлияла на развитие юридической науки. Во-первых, с его созданием появился новый объект научных исследований. Во-вторых, потребности конституционного правосудия стимулировали разработку учеными ряда вопросов (например, о видах нормативных правовых актов и их иерархии). В-третьих, решения Конституционного Суда помогают ученым в изучении норм Основного Закона.

Несмотря на достижения, потенциал Конституционного Суда востребован в недостаточной мере. Активность этого органа мало зависит от него самого, поскольку конституционное судопроизводство может быть возбуждено лишь по обращениям уполномоченных субъектов. Орган конституционного контроля как изобретение западного конституционализма постепенно приживается в отечественном государственном механизме, где совершенствуются разделение властей, парламентаризм, традиции судебного разрешения споров. Действительная роль Конституционного Суда зависит от осуществления рассмотренных выше принципов, неразрывно связанных с природой конституционного правосудия.