− 
 − 

ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СИСТЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

ПАВЛОВСКАЯ В.В.,

студент 5-го курса юридического факультета

Белорусского государственного университета

 

 

Материал подготовлен

с использованием нормативных

правовых актов по состоянию

на 21 декабря 2015 г.

 

Рассматриваются вопросы правового регулирования государственной молодежной политики в Республике Беларусь в историческом аспекте и на современном этапе, исследуются актуальность и полнота действующего законодательства в сфере работы с молодежью.

The issues of legal regulation of state youth policy in the Republic of Belarus in the historical aspect and at the present stage are considered; relevance and completeness of the current legislation in the sphere of youth work is researched.

 

2015 год в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 16 октября 2014 г. № 495 был объявлен Годом молодежи. Это событие является весьма значимым для четверти населения Беларуси – примерно столько по данным Национального статистического комитета Республики Беларусь составляет молодежь от общей численности населения страны [1].

Год молодежи представляет собой уникальную возможность уделить достаточное внимание конкретной группе населения, исследовать существующие в ней общественные отношения на предмет выявления новых вызовов и новых форм работы с молодежью, а также проанализировать положения действующего законодательства о молодежи и выработать направления его дальнейшего совершенствования.

Права молодежи в Республике Беларусь закреплены на конституционном уровне – в чч. 6 и 7 ст. 32 Конституции Республики Беларусь сформулировано: «Молодежи гарантируется право на ее духовное, нравственное и физическое развитие».

Государство создает необходимые условия для свободного и эффективного участия молодежи в политическом, социальном, экономическом и культурном развитии» [2, ст. 32].

Интерес вызывает тот факт, что данные нормы закреплены в той же статье Конституции, в которой закреплены права на заключение брака, создание семьи, материнство, отцовство и установлены равные права женщин и мужчин. С позиции указанной статьи Конституции представляется неясным видение законодателем места отношений с участием молодежи в общей системе общественных отношений. Кроме того, возникает вопрос о том, к какой из категорий населения, перечисленных в чч. 1–5 указанной статьи, относятся молодые граждане и чем с правовой точки зрения различаются понятия «дети» и «молодежь».

С целью проведения комплексного анализа системы правового регулирования государственной молодежной политики обратимся к центральному нормативному правовому акту, регулирующему общественные отношения в изучаемой сфере, – Закону Республики Беларусь от 7 декабря 2009 г. № 65-З «Об основах государственной молодежной политики» (далее – Закон «Об основах государственной молодежной политики»). В указанном Законе дано определение понятию «молодые граждане»: «граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие в Республике Беларусь, в возрасте от четырнадцати до тридцати одного года» [3, ст. 1].

Возраст, установленный Законом, создает дополнительные сложности в понимании ст. 32 Конституции Республики Беларусь: понятие «молодежь» включает в себя детей в возрасте от 14 до 18 лет (белорусским законодательством принят подход конвенции ООН «О правах ребенка», заключенной в г. Нью-Йорке 20 ноября 1989 г., считающей наступлением совершеннолетия достижение человеческим существом 18-летнего возраста) [4, ст. 1].

При этом права детей закреплены в чч. 1–4 ст. 32 Конституции. Соответственно, четкое разграничение понятий «молодежь» и «дети» в тексте Конституции Республики Беларусь отсутствует.

В ряде государств статьи основных законов, закрепляющие права молодежи, несколько отличаются от ст. 32 Конституции Республики Беларусь. В частности, в Конституции Испании положения о детях и молодежи содержатся в разных статьях – ст.ст. 39 и 48 соответственно. Кроме того, ч. 4 ст. 20 Конституции Испании содержит норму о возможности ограничения некоторых прав и свобод граждан уважением к праву на защиту молодежи и детства, что свидетельствует о четком разграничении испанским законодателем данных социальных групп [5, ст. 20].

На наш взгляд, на законодательном уровне необходимо ввести четкое разграничение между понятиями «дети» и «молодежь» с целью верного понимания и толкования норм, содержащихся в ст. 32 Конституции Республики Беларусь.

Возвращаясь к теме Года молодежи, подчеркнем, что он объявлен в суверенной Беларуси впервые. До этого год молодежи объявлялся Организацией Объединенных Наций в 1985 г., что стало двигателем для развития законодательства СССР в сфере регулирования общественных отношений с участием молодежи. Этот этап развития системы правового регулирования молодежной политики в Беларуси завершился принятием Закона Республики Беларусь от 24 апреля 1992 г. № 1629-XII «Об общих началах государственной молодежной политики в Республике Беларусь», введенного в действие постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 24 апреля 1992 г. № 1630-XII (далее – Закон 1992 г.). Данный Закон носил весьма общий характер, однако содержал в себе инновационные разделы, закрепляющие гарантии, предоставляемые молодежи государством, а также правовое регулирование деятельности молодежных общественных объединений. Среди предоставляемых государством гарантий – содействие реализации молодежью права на труд и развитию молодежного предпринимательства (экономическая самостоятельность молодежи, включая предоставление льгот по налогообложению и кредитованию); придание правоустанавливающей силы актам органов самоуправления учебно-воспитательных учреждений по вопросам прав и обязанностей учащихся [6, ст.ст. 9–11].

Таким образом, в Законе 1992 г. регулируются те категории общественных отношений с участием молодежи, которые на практике существуют и в 2015 году, но их правовая регламентация отсутствует в законодательстве, пришедшем на смену Закону 1992 г., что вызывает значительные сложности в правоприменении.

Кроме того, в ст. 7 Закона 1992 г. отдельное внимание уделялось гарантиям прав и основных свобод молодежи, относящейся к категории несовершеннолетних, что является весьма удачным шагом для разграничения понятий «молодежь» и «дети», позволяющим построить цепочку «ребенок – несовершеннолетний молодой человек – молодой человек», отсутствующую в действующем законодательстве [6, ст. 7].

Все вышеперечисленное свидетельствует о стремлении законодателя подготовить базисный и комплексный акт, на основании которого могло бы осуществляться дальнейшее регулирование государственной молодежной политики.

В 2009 году был принят новый Закон Республики Беларусь «Об основах государственной молодежной политики», не менее общий, чем предшествующий. Однако в новом Законе отсутствовали как гарантии в том комплексном виде, в котором они были представлены в Законе 1992 г., так и нормы, регулирующие деятельность молодежных общественных объединений. Не было включено в новый Закон и понятие «несовершеннолетний молодой человек», что возвращает к сложности в понимании ст. 32 Конституции.

В новом Законе, в свою очередь, в гл. 3 были закреплены десять основных направлений государственной молодежной политики, при этом механизмы их реализации в нем отсутствуют. Однако основные направления в молодежной политике на законодательном уровне в Беларуси закреплены впервые, их перечень не является исчерпывающим, что предоставляет определенную степень свободы для субъектов его реализации при возникновении новых форм работы с молодежью, правовое регулирование которых не разработано.

О необходимости более детального регулирования Конституционным Судом Республики Беларусь в мотивировочной части Решения от 30 ноября 2009 г. № р-382/2009 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об основах государственной молодежной политики» было отмечено следующее:

«В настоящее время правовая система Республики Беларусь находится на качественно ином уровне и требует такого законодательного регулирования, которое должно быть полным и конкретным. …Конституционный Суд полагает, что за период, истекший со времени принятия указанного Закона [Закона 1992 г. – прим. автора], сложились условия для правового регулирования государственной молодежной политики законом, который с необходимой полнотой и конкретизацией закреплял бы механизмы реализации прав и свобод молодых граждан, формы и методы деятельности государственных органов по их обеспечению» [7].

Решение Конституционного Суда Республики Беларусь подчеркивает то, что новым этапом в правовом регулировании государственной молодежной политики стало бы принятие принципиально нового закона, комплексного, детально регулирующего существующие общественные отношения в молодежной среде и устраняющего существующие пробелы в законодательстве в данной сфере.

Общий характер действующего Закона порождает ряд сложностей в его практическом применении, в частности, в ст. 20 Закона закреплена следующая норма: «Государство содействует становлению и развитию волонтерского движения, в том числе посредством оказания поддержки молодежным общественным объединениям с соответствующими целями деятельности» [3, ст. 20].

Однако в настоящее время подзаконные акты, регламентирующие волонтерскую деятельность в Республике Беларусь, отсутствуют, следовательно, остаются неразработанными механизмы содействия государством такой деятельности, механизмы и основания ее осуществления, вопросы привлечения волонтеров, защиты их прав, формы волонтерской деятельности, не установлены гарантии для защиты волонтеров и их прав.

Об отсутствии детального правового регулирования волонтерства в статье «Правовое регулирование волонтерской деятельности в Республике Беларусь как формы реализации права на объединение» в 2010 году упоминала Е.В.Гакало. Кроме того, она подчеркивала следующее: «…деятельность волонтеров не должна быть ограничена молодежной аудиторией, к добровольческой деятельности могут быть привлечены лица самого разного возраста» [8, с. 120].

Данное утверждение Е.В.Гакало свидетельствует о том, что особое внимание стоит уделить изучению специфики волонтерской деятельности в молодежной среде и закрепить именно специальные нормы в комплексном законе о государственной молодежной политике, в то время как волонтерство в общем виде требует самостоятельного правового регулирования и не относится к сфере действия Закона Республики Беларусь «Об основах государственной молодежной политики».

По прошествии пяти лет с момента выделения данного вопроса в качестве проблемного законодатель попытался принять меры к устранению существующих в сфере волонтерства в молодежной среде, а также в некоторых других сферах сложностей: в плане действий по Году молодежи, утвержденном постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 23.12.2014 № 1228, дано указание на разработку Стратегии государственной молодежной политики, концепций волонтерского движения и студенческого самоуправления. В настоящее время разработана Концепция волонтерского движения. При этом указанная концепция утверждена Центральным комитетом ОО «Белорусский республиканский союз молодежи», т.е. носит ненормативный характер, что не устраняет существующего в законодательстве пробела.

Кроме того, в последние годы появилось большое количество новых форм работы с молодежью, в частности, молодежный парламентаризм. Возродились некоторые формы работы, исторически имевшие место в работе в молодежном секторе: студотрядовское движение, молодежное предпринимательство. При этом вопрос о деятельности студенческих отрядов был урегулирован с принятием указов Президента Республики Беларусь от 16 апреля 2012 г. № 181 и от 10 марта 2014 г. № 118, а деятельность молодежных представительных структур при законодательных органах власти (молодежных парламентов) не урегулирована вовсе несмотря на то, что такие структуры на данный момент очень активно создаются в регионах страны.

Первым органом молодежного представительства стала Молодежная палата при Минском городском Совете депутатов, созданная в 2008 году. Задачи Молодежной палаты – представление и реализация молодежных инициатив на городском уровне, построение системы взаимодействия представителей органов государственной власти с представителями молодежи, открытая площадка для диалога, подготовка кадров для работы в сфере государственной власти и управления.

В настоящее время молодежный парламентаризм в Республике Беларусь постепенно развивается, однако отсутствует правовая регламентация порядка создания и действия таких совещательных структур, не закреплены механизмы их функционирования, поэтому существуют значительные различия как между структурой и функциями молодежных парламентов в разных регионах страны, так и между органами власти, при которых они созданы (местные советы депутатов или исполнительные комитеты). Все это приводит к невозможности построения единой системы органов молодежного парламентаризма и ее эффективной работы как на местном, так и на республиканском уровнях. Кроме того, это не позволяет перейти на принципиально новый этап работы с молодежью на национальном уровне – возникают сложности с созданием общереспубликанского молодежного парламента, который мог бы стать органом территориального представительства молодежи.

Таким образом, считаем необходимым:

1) разработать проект нового комплексного закона о государственной молодежной политике с учетом существующих общественных отношений в молодежной среде, основанный на научном изучении проблем молодежи и социальных явлений среди молодежи, разработать механизмы реализации положений нового закона на законодательном и подзаконном уровнях;

2) предусмотреть включение в проект нового закона понятия «несовершеннолетний молодой человек» и его разграничение с понятиями «дети» и «молодежь»;

3) обеспечить участие молодежи в подготовке проекта нормативного правового акта в сфере государственной молодежной политики.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Статистический обзор ко Дню молодежи в Беларуси [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. – Режим доступа: http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/pressrel/young_people_day_of %20Belarus.php. – Дата доступа: 05.11.2015.

2. Конституция Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 15 марта 1994 г., № 2875-XII : с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г. // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2015.

3. Об основах государственной молодежной политики [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 7 дек. 2009 г. № 65-З: в ред. от 10 июля 2012 г., № 426-З // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2015.

4. Конвенция Организации Объединенных Наций «О правах ребенка» [Электронный ресурс] : [заключена в г. Нью-Йорке 20.11.1989] // КонсультантПлюс. Россия / ЗАО «КонсультантПлюс». – М., 2015.

5. Конституция Испании (на рус. яз.) [Электронный ресурс] : подписана Его Величеством Королем перед Генеральными Кортесами 27.12.1978 : Европа без посредников. – Режим доступа: http://www.domeuropa.eu/leys/23-fales/50-konstitucziya-ispanii?showall=1. – Дата доступа: 06.11.2015.

6. Об общих началах государственной молодежной политики в Республике Беларусь [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 24 апр. 1992 г., № 1629-XII: в ред от 14 июня 2007 г., № 239-З // КонсультантПлюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2015.

7. О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об основах государственной молодежной политики» [Электронный ресурс] : Решение Конституционного Суда Респ. Беларусь, 30 нояб. 2009 г., № р-382/2009 // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2015.

8. Гакало, Е. В. Правовое регулирование волонтерской деятельности в Республике Беларусь как формы реализации права на объединение / Е. В. Гакало // Проблемы упр. – 2010. – № 4(37). – С. 118–122.