− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

29 апреля 2019 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на решение районного суда от 28 апреля 2018 г., определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 19 июля 2018 г. и постановление президиума областного суда от 20 февраля 2019 г. по гражданскому делу по иску ЗАО «Д» к М. о взыскании задолженности по договору текущего (расчетного) банковского счета (за пользование пакетом услуг).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, объяснения ответчицы М., выразившей согласие с доводами протеста, объяснения представителей истца – З. и В., просивших оставить протест без удовлетворения, мнение заместителя начальника управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшего доводы протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

В исковом заявлении ЗАО «Д» указало, что 30 октября 2014 г. заключило с М. кредитный договор в соответствии со стандартом кредитования физических лиц «Отличные наличные». По условиям договора ответчице предоставлен потребительский кредит с пакетом услуг в общем размере 43 600 000 неденоминированных руб. с перечислением денежных средств на текущий (расчетный) банковский счет при использовании банковской пластиковой дебетовой карточки.

В связи с тем, что ответчица ненадлежащим образом выполняла свои договорные обязательства, с нее была взыскана задолженность по кредитному договору путем совершения исполнительной надписи нотариуса.

Ввиду того, что М. допустила также возникновение задолженности за пользование пакетом услуг, истец просил взыскать с нее 1009 руб. 54 коп. (с учетом деноминации).

Решением районного суда от 28 апреля 2018 г. исковые требования удовлетворены. Разрешен вопрос о судебных расходах.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 19 июля 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда от 20 февраля 2019 г. судебные постановления по делу оставлены без изменения, протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь – без удовлетворения.

В протесте ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений в связи с допущенными судами существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Исследовав материалы дела, проверив доводы протеста, судебная коллегия не находит оснований для отмены вынесенных по делу судебных постановлений.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК) банк обязан прекратить банковскую деятельность с момента принятия решения о его ликвидации.

В силу п. 10 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. № 1 (далее – Положение о ликвидации), осуществление операций по банковским счетам юридического лица (индивидуального предпринимателя), совершение им сделок, не связанных с ликвидацией (прекращением деятельности), запрещается.

Согласно ч. 6 ст. 108 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон об экономической несостоятельности) после открытия в отношении должника конкурсного производства лица, имеющие обязательства перед должником, продолжают исполнение своих обязательств, если иное не установлено законодательными актами. Если после открытия в отношении должника конкурсного производства лица, имеющие обязательства перед должником, приостанавливают или прекращают исполнение этих обязательств, то управляющий имеет право требовать их исполнения.

Из материалов дела усматривается, что между ЗАО «Д» и М. 30 октября 2014 г. был заключен кредитный договор, согласно которому банк обязался предоставить кредитополучателю на потребительские нужды кредит в соответствии со стандартом кредитования физических лиц «Отличные наличные» с пакетом услуг.

Согласно условиям кредитного договора от 30 октября 2014 г. ответчица присоединилась к Общим условиям кредитования с перечислением банком денежных средств на счет клиента, открытый в банке, доступ к которому обеспечивается личной дебетовой карточкой, а также была ознакомлена с перечнем размеров плат (вознаграждений) за банковские услуги.

В соответствии с указанным перечнем в список входящих в пакет услуг включены: открытие и обслуживание текущего (расчетного) счета; зачисление денежных средств на указанный счет; подключение, обслуживание и отправка СМС-уведомлений о сумме и дате ежемесячного платежа; подключение, обслуживание и отправка СМС-уведомлений о полном погашении задолженности и прекращении обязательств по кредитному договору (п. 1.6.1 перечня).

Банк принятые на себя обязательства выполнил, открыв на имя М. банковский счет, на который перечислил 43 600 000 неденоминированных руб. с единовременным удержанием платы за пользование пакетом услуг в размере 3 600 000 неденоминированных руб., т.е. 9 % от суммы кредита.

Ответчица же свои договорные обязательства по погашению кредита и по внесению платы за пользование пакетом услуг (в размере 69 руб. 32 коп. ежемесячно, что составляет 1,59 % от суммы первого перечисления на банковский счет) исполняла ненадлежащим образом, периодически допуская просрочку исполнения договора.

В связи с этим по исполнительной надписи нотариуса нотариального округа от 10 августа 2017 г. с ответчицы в пользу ЗАО «Д» взыскана задолженность по кредитному обязательству в размере 1586 руб. 15 коп.

В настоящем иске управляющим в деле о банкротстве ЗАО «Д» – ГУ «Агентство по гарантированному возмещению банковских вкладов» – был поставлен вопрос о взыскании с ответчика задолженности по оплате за пользование пакетом услуг в размере 1009 руб. 54 коп. (за период с 30 мая 2016 г. по 30 июля 2017 г.).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд обоснованно исходил из того, что в нарушение требований ст. 290 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) ответчица не выполнила должным образом взятые на себя обязательства по внесению платы за пользование пакетом услуг, в связи с чем с нее подлежит взысканию задолженность в пользу банка.

Изложенные в протесте доводы об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска судебная коллегия находит несостоятельными.

Как следует из материалов дела, постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 17 марта 2015 г. у ЗАО «Д» отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности от 26 апреля 2013 г.

Определением Верховного Суда Республики Беларусь от 17 марта 2015 г. в отношении названного банка было открыто конкурсное производство. Решением Верховного Суда Республики Беларусь от 21 августа 2015 г. указанный банк признан банкротом, открыто ликвидационное производство.

С учетом норм ст.ст. 378–389 ГК, гл. 18 БК, ч. 6 ст. 108 Закона об экономической несостоятельности, Положения о ликвидации и других законодательных актов судебная коллегия приходит к выводу, что отзыв лицензии и открытие в отношении банка конкурсного, а затем и ликвидационного производства не освобождает должника от исполнения возникших обязательств перед банком, находящимся в соответствующей процедуре банкротства.

Указанные обязательства подлежат исполнению в соответствии с условиями договора и требованиями законодательства. Антикризисный управляющий в силу ст.ст. 66, 77 Закона об экономической несостоятельности обязан принять исчерпывающие меры по исполнению перед банком обязательств и по расчету банка со своими кредиторами.

Доводы протеста о том, что банк в нарушение действующего законодательства требует получения платы за те банковские операции, которые не вправе был совершать и фактически не осуществлял, судебная коллегия признает безосновательными.

В соответствии с чч. 1, 4 ст. 14 БК предусмотренная условиями заключенного между ЗАО «Д» и М. договора услуга по СМС-оповещению клиента является не банковской операцией, на осуществление которой требуется лицензия Национального банка Республики Беларусь, а представляет собой информационную услугу, которую банк оказывает клиенту в соответствии с положениями гражданского законодательства.

При этом факт организации и осуществления СМС-оповещения кредитополучателя (владельца счета) М. вплоть до августа 2017 г. с достоверностью подтвержден материалами дела и в протесте не оспаривается.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что оказание банком на возмездной основе информационной услуги, направленной на принятие надлежащего исполнения со стороны клиента и на завершение процедуры ликвидации, не противоречит законодательству и является правомерным.

При таких обстоятельствах суд обоснованно удовлетворил исковые требования банка.

Доводы протеста о необходимости лишь частичного удовлетворения требований истца не основаны на нормах права и фактических обстоятельствах дела.

Как следует из п. 1.6.1 перечня, стоимость услуги (9 % от суммы первого зачисления на текущий (расчетный) счет единовременно, а в последующем 1,59 % ежемесячно) сформирована по пакетному принципу и включает в себя услуги всех видов (открытие и обслуживание счета; зачисление средств; СМС-оповещение), каждая из которых по условиям договора и стандарту кредитования самостоятельной дифференциации не подлежит.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что банком на протяжении всего спорного периода оказывались все услуги, входящие в пакет, за исключением СМС-уведомления о полном погашению задолженности и прекращении кредитного обязательства, что обусловлено неисполнением кредитного обязательства самой же ответчицей.

При указанных обстоятельствах у суда отсутствовали правовые основания и для уменьшения взыскиваемой с ответчицы суммы.

Доводы протеста о неправильном применении норм материального и процессуального права не основаны на законе и материалах дела. Оснований для удовлетворения протеста прокурора и отмены состоявшихся по делу судебных постановлений не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 447 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 28 апреля 2018 г., определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 19 июля 2018 г. и постановление президиума областного суда от 20 февраля 2019 г. оставить без изменения, протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь – без удовлетворения.