− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

21 июня 2012 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на решение районного суда от 29 июля 2011 г., определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 24 ноября 2011 г. и постановление президиума областного суда от 26 марта 2012 г. по иску прокурора района г. Витебска в интересах открытого акционерного общества «Банк» (далее – ОАО «Банк») к И., Ц., В., Б. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшего доводы протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

Прокурор в исковом заявлении указал, что на основании кредитного договора от 17 декабря 2008 г. ОАО «Банк» предоставило А. кредит на потребительские нужды в виде кредитной линии с максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 60 000 000 руб. и предельным размером единовременной задолженности 12 000 000 руб. со сроком возврата кредита не позднее 30 ноября 2013 г. и уплатой за пользование кредитом процентной ставки в размере 19 % годовых. Исполнение кредитополучателем обязательств по кредитному договору обеспечено поручительством И. и Ц. 10 августа 2009 г. кредитополучатель А. умер. По состоянию на 16 марта 2011 г. просроченный основной долг по кредиту составил 3 773 724 руб., долг по уплате процентов – 4 050 640 руб. Просил взыскать в пользу банка с И. и Ц. солидарно 7 824 364 руб.

Судом в качестве соответчиков привлечены наследники кредитополучателя – В. и Б.

В судебном заседании представитель ОАО «Банк» исковые требования изменил, просил обязать поручителей и наследников досрочно погасить кредит в сумме 7 289 660 руб., взыскать с них просроченный долг по кредиту – 4 507 900 руб., проценты за пользование кредитом – 5 531 110 руб., а всего взыскать солидарно с И., Ц., В., Б. задолженность по кредитному договору в размере 17 328 670 руб. и судебные расходы.

Решением районного суда от 29 июля 2011 г. постановлено:

взыскать с Ц., И., В. и Б. в солидарном порядке в пользу ОАО «Банк» 12 190 470 руб. задолженности по кредитному договору, а также расходы по оплате государственной пошлины в сумме 609 520 руб.;

взыскать с Ц., И. солидарно в пользу ОАО «Банк» задолженность по кредитному договору в размере 5 138 200 руб. и госпошлину в доход государства в сумме 256 910 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 24 ноября 2011 г. решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда от 26 марта 2012 г. из резолютивной части решения районного суда от 29 июля 2011 г. исключено указание о взыскании с Ц. и И. в солидарном порядке в пользу ОАО «Банк» задолженности по кредитному договору в размере 5 138 200 руб., пошлины в доход государства в сумме 256 910 руб. В остальной части решение суда, а также определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 24 ноября 2011 г. оставлены без изменения.

В протесте прокурор указывает, что выводы судов об отсутствии оснований для взыскания с ответчиков в пользу банка задолженности по процентам, начисленным после смерти кредитополучателя, не соответствуют нормам законодательства. Решение суда первой инстанции о снижении суммы долга по процентам с 5 531 110 руб. до 5 138 200 руб. не мотивировано. В постановлении президиума областного суда отсутствует ссылка на правовые нормы, в силу которых из решения исключено указание о взыскании с поручителей Ц. и И. задолженности по процентам. Ссылаясь на данные обстоятельства, прокурор просит вынесенные по делу судебные постановления в части взыскания задолженности по процентам за пользование кредитом отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Исследовав материалы дела, проверив доводы протеста, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 137 Банковского кодекса Республики Беларусь по кредитному договору банк или небанковская кредитно-финансовая организация (кредитодатель) обязуются предоставить денежные средства (кредит) другому лицу (кредитополучателю) в размере и на условиях, определенных договором, а кредитополучатель обязуется возвратить (погасить) кредит и уплатить проценты за пользование им.

Согласно п. 1 ст. 343 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законодательством или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Пунктом 1 ст. 1086 ГК предусмотрено, что каждый из наследников, принявших наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Из материалов дела следует, что на основании кредитного договора от 17 декабря 2008 г. ОАО «Банк» предоставило А. кредит на потребительские нужды в виде кредитной линии с максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 60 000 000 руб. и предельным размером единовременной задолженности 12 000 000 руб. со сроком возврата кредита не позднее 30 ноября 2013 г. и уплатой за пользование кредитом процентной ставки в размере 19 % годовых.

В обеспечение исполнения А. кредитных обязательств 17 декабря 2008 г. ОАО «Банк» были заключены договоры поручительства с Ц. и И.

10 августа 2009 года А. умер. На момент смерти кредитополучателя задолженность по кредитному договору составляла 12 190 470 руб.

Оставшееся после смерти А. наследство в виде трехкомнатной квартиры и автомобиля было принято в равных долях наследниками кредитополучателя – Б. и В.

Поскольку стоимость наследственного имущества превышает размер долга А. по кредитному договору, суд обоснованно возложил на его наследников обязанность по погашению имевшегося у наследодателя долга перед ОАО «Банк» в сумме 12 190 470 руб.

Учитывая, что поручители Ц. и И. в соответствии с п.п. 2.7 подписанных ими договоров поручительства обязались нести с наследниками кредитополучателя солидарную ответственность за исполнение обязательств по кредитному договору, решением суда указанная выше сумма долга правомерно взыскана в солидарном порядке с Б., В. и поручителей.

Доводы протеста о том, что наследники кредитополучателя должны также уплатить банку проценты за пользование кредитом, начисленные в соответствии с условиями кредитного договора после смерти кредитополучателя, не основаны на законе.

В силу п. 1 ст. 1031 ГК при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в неизмененном виде как единое целое и в один и тот же момент (универсальное правопреемство), если из данного Кодекса и иных законов не вытекает иное.

Согласно п. 1 ст. 1033 ГК в состав наследства входят все права и обязанности, принадлежавшие наследодателю на момент открытия наследства, существование которых не прекращается его смертью.

При этом на основании п. 1 ст. 1086 ГК наследники, принявшие наследство, несут ответственность лишь по долгам наследодателя.

Поскольку смерть должника не является основанием для перемены лиц в обязательстве на стороне должника, иные права и обязанности, принадлежавшие наследодателю по кредитному договору, к наследникам кредитополучателя не переходят. Соответственно не переходит к наследникам должника по кредитному обязательству и установленная кредитным договором обязанность кредитополучателя по ежемесячной уплате процентов за пользование кредитом, предоставленным должнику.

При наличии признаков незаконного удержания наследниками денежных сумм, причитающихся кредитору, на них может быть возложена гражданско-правовая ответственность в соответствии с действующим законодательством.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленного прокурором в интересах ОАО «Банк» иска в части взыскания с наследников кредитополучателя – А. и Н. процентов за пользование кредитом, начисленных за период после смерти кредитополучателя.

В соответствии с п. 2 ст. 343 ГК поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Согласно п.п. 1 и 2 ст. 347 ГК поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае перевода на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Из содержания приведенных правовых норм следует, что объем ответственности поручителя перед кредитором определяется объемом ответственности должника, а в случае перевода долга на другое лицо – размером ответственности нового должника, за которого согласился отвечать поручитель.

Исходя из положений действующего законодательства об ответственности поручителей, президиум областного суда пришел к правильному выводу о том, что ответственность поручителей Ц. и И. по кредитному договору не может превышать размер ответственности наследников кредитополучателя. Соответственно с поручителей, равно как и с наследников должника, проценты за пользование кредитом, начисленные после смерти кредитополучателя, взысканию не подлежат.

Постановлением президиума областного суда из резолютивной части решения суда обоснованно исключено указание о взыскании с Ц. и И. в пользу ОАО «Банк» процентов за пользование кредитом в сумме 5 138 200 руб. В связи с этим доводы протеста о том, что решение суда первой инстанции в части снижения заявленной истцом суммы задолженности по процентам с 5 531 110 руб. до 5 138 200 руб., не могут служить основанием к отмене вынесенных по делу судебных постановлений.

Таким образом, обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, судами выяснены полно. Спор разрешен в соответствии с установленными фактами и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка. Нормы материального права применены правильно.

Решая вопрос о судебных расходах по делу, суд в мотивировочной части решения правильно указал о необходимости взыскания с ответчиков государственной пошлины в доход государства, так как при подаче искового заявления государственная пошлина истцом не оплачивалась. Вместе с тем резолютивная часть решения содержит указание о взыскании государственной пошлины с ответчиков в пользу ОАО «Банк». Поскольку фактические обстоятельства дела установлены правильно, по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, судебная коллегия считает возможным изменить вынесенные по делу судебные постановления с учетом необходимости возмещения государству судебных расходов в соответствии с требованиями ст. 142 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК).

На основании изложенного и руководствуясь ст. 447 ГПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 29 июля 2011 г., определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 24 ноября 2011 г., постановление президиума областного суда от 26 марта 2012 г. изменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции:

взыскать с Б., В., Ц. и И. в солидарном порядке в пользу открытого акционерного общества «Банк» задолженность по кредитному договору в сумме 12 190 470 руб.;

в удовлетворении иска прокурора в интересах ОАО «Банк» к Б., В., Ц. и И. в остальной части отказать;

взыскать с Б., В., Ц. и И. в солидарном порядке государственную пошлину в доход государства в размере 609 520 руб.

В остальной части вынесенные по делу судебные постановления оставить без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь – без удовлетворения.