РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

13 октября 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к УО «К» об оспаривании отказа нанимателя в заключении трудового договора и взыскании денежной компенсации морального вреда,

 

установил:

 

В заявлении суду истец указал, что в настоящее время он почти год не имеет работы. В центре занятости зарегистрирован в качестве безработного с 12 ноября 2015 г. В 1981 году окончил инженерно-строительный институт по специальности «Сельскохозяйственное строительство», присвоена квалификация инженера-строителя, повышал квалификацию в 2007 году в БНТУ по техническому надзору в строительстве, в июне 2007 года ИРУП «Б» был выдан квалификационный аттестат по техническому надзору общестроительных работ.

После окончания института и службы в армии и до потери работы работал на разных должностях: инженером, мастером, прорабом, начальником ПТО, заместителем директора в строительных и промышленных организациях. Занимался как строительством, ремонтом, реконструкцией, эксплуатацией, так и административно-хозяйственными делами.

В июле 2016 года ему предложили работу в УО «К» заместителем директора по хозяйственной части, заниматься в УО «К» ремонтом, строительством и всеми хозяйственными вопросами. Предложение исходило как от директора колледжа, так и от центра занятости.

27 июня 2016 г. центром занятости ему было выдано направление на работу в УО «К», и в тот же день он написал заявление о приеме на работу с 4 июля 2016 г. Ему дали направление на медкомиссию, которую он прошел в течение трех дней. Также его попросили заполнить листок по учету кадров, что он и сделал. Директор УО «К» говорил, что позвонит в министерство сельского хозяйства и продовольствия, которому подчинен УО «К», но безрезультатно. 12 июля 2016 г. директор УО «К» по данному вопросу был в министерстве в отделе кадров, где ему сообщили, что у них возрастная планка до 50 лет, а ему 57 лет и поэтому он не подходит на данную должность. Данная информация устно была сообщена ему директором УО «К» 13 июня 2016 г. В тот же день он направил обращения в Администрацию Президента и Конституционный суд с просьбой сообщить ему о законности действий директора УО «К».

Стажа у него достаточно, но до пенсии почти 6 лет и ему нужно на что-то жить. Это полное нарушение его конституционного права на труд. Государственные чиновники обязаны позаботиться о предоставлении работы ему, как законопослушному гражданину страны, который имеет огромное желание трудиться.

28 июля 2016 г. он получил письмо директора УО «К» о несоответствии его предъявляемым квалификационным требованиям на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе. В тот же день он получил ответ из Министерства сельского хозяйства и продовольствия, в котором было указано, что вопрос о приеме его на работу директором УО «К» был рассмотрен с нарушением ст. 21 Закона Республики Беларусь от 15 июня 2006 года «О занятости населения в Республике Беларусь».

Отказ в приеме на работу считает незаконным и дискриминационным.

На основании вышеизложенного и ст.ст. 14, 241 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК) истец просил предоставить ему работу заместителем директора по хозяйственной части в УО «К», взыскать с ответчика в его пользу 50 000 деноминированных руб. моральной компенсации.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил заявленные требования и окончательно просил признать отказ УО «К» в приеме его на работу на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе необоснованным и обязать заключить с ним трудовой договор на работу в данной должности, взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного необоснованным отказом в приеме на работу, в размере 50 000 руб.

Истец в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежаще; поступило заявление о рассмотрении дела без его участия.

Представитель ответчика в суде иск полностью не признал.

Выслушав пояснения истца, представителя ответчика, свидетеля, исследовав письменные доказательства, суд находит иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению исходя из следующего.

Согласно абз. 2 ст. 12 ТК наниматель имеет право заключать и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и по основаниям, установленным настоящим Кодексом и законодательными актами.

Согласно ст. 14 ТК дискриминация, то есть ограничение в трудовых правах или получение каких-либо преимуществ в зависимости от пола, расы, национального и социального происхождения, языка, религиозных или политических убеждений, участия или неучастия в профсоюзах или иных общественных объединениях, имущественного или служебного положения, возраста, места жительства, недостатков физического или психического характера, не препятствующих исполнению соответствующих трудовых обязанностей, иных обстоятельств, не связанных с деловыми качествами и не обусловленных спецификой трудовой функции работника, запрещается.

Дискриминационные условия коллективных договоров, соглашений являются недействительными.

Не считаются дискриминацией любые различия, исключения, предпочтения и ограничения:

1) основанные на свойственных данной работе требованиях;

2) обусловленные необходимостью особой заботы государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите (женщины, несовершеннолетние, инвалиды, лица, пострадавшие от катастрофы на Чернобыльской АЭС, и др.).

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере трудовых отношений, вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением об устранении дискриминации.

Согласно ч. 3 ст. 16 ТК отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в суд.

Согласно ст. 246 ТК в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд вправе по требованию работника вынести решение о возмещении морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер морального вреда определяется судом.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29 марта 2001 г. № 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде» судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 60 Конституции Республики Беларусь в суд об оспаривании отказа нанимателя в заключении трудового договора вправе обращаться не только граждане, перечисленные в ст. 16 ТК, но и другие лица, которые считают отказ в приеме на работу необоснованным. Такие дела подлежат рассмотрению судом в порядке искового производства.

Согласно абз. 6 п. 9 Общих положений Единого квалификационного справочника должностей служащих, утвержденных постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 2 января 2012 г. № 1, при приеме служащего на работу (переводе его на другую должность) нанимателем могут устанавливаться дополнительные требования к образованию, наличию степени магистра по соответствующей специальности (квалификации), а также к опыту и стажу работы в зависимости от вида экономической деятельности организации (структурного подразделения), особенностей организации труда, характера трудовой функции и других факторов.

Согласно п. 10 Общих положений Единого квалификационного справочника должностей служащих, утвержденных постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 2 января 2012 г. № 1, должностная инструкция служащего разрабатывается в соответствии с содержанием раздела «Должностные обязанности» квалификационной характеристики должности, которую он занимает.

Должностная инструкция является локальным нормативным правовым актом организации, которая разрабатывается и утверждается нанимателем самостоятельно.

Согласно п. 2 раздела 1 должностной инструкции заместителя директора по административно-хозяйственной работе, утвержденной директором УО «К» 6 сентября 2013 г., на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе назначается лицо, имеющее высшее инженерно-техническое образование, стаж работы в соответствующих должностях руководителей (директор, заместитель директора, начальник, заместитель начальника) профильных организаций (структурных подразделений организаций), их заместителей не менее 5 лет, либо период работы в учреждениях образования на аналогичных должностях сроком не менее 5 лет.

Судом установлено, что истец К., 1959 года рождения, в 1981 году окончил обучение в инженерно-строительном институте по специальности «сельскохозяйственное производство» и ему была присвоена квалификация «инженер-строитель», что подтверждается копией диплома. С 23 мая 2007 г. по 7 июня 2007 г. истец повысил квалификацию в межотраслевом институте повышения квалификации БНТУ по специальному техническому надзору в строительстве (общестроительные работы).

Согласно предоставленной истцом копии трудовой книжки К. в период с 8 декабря 1981 г. по 25 августа 2015 г. работал на различных должностях в различных организациях, в том числе с 13 октября 2008 г. по 2 мая 2013 г. в должности заместителя директора по строительству ООО «Б». С 25 августа 2015 г. истец не работает.

15 октября 2015 г. истец зарегистрирован в управлении по труду, занятости и социальной защите горисполкома в качестве безработного.

27 июня 2016 г. службой занятости истцу было выдано направление на работу в УО «К» в качестве заместителя директора.

28 июня 2016 г. истцом был заполнен и сдан в колледж личный листок по учету кадров.

29 июня 2016 г. истец прошел медицинскую комиссию о годности к работе.

25 июля 2016 г. истец был письменно уведомлен директором УО «К» о том, что ему отказано в приеме на работу на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе в связи с несоответствием предъявляемым квалификационным требованиям к данной должности.

В иске и в судебном заседании истец указал, что отказ в приеме его на работу является необоснованным и носит дискриминационный характер. Директор УО «К» П., пообещав взять его на работу еще в начале 2016 года, в июле 2016 года сообщил ему, что министерство сельского хозяйства и продовольствия не согласовало его кандидатуру на должность заместителя директора в связи с тем, что он уже достиг 50-летнего возраста и превысил существующую в министерстве планку по возрасту. Это может подтвердить свидетель М. Кроме того, он полностью соответствует квалификационным требованиям и по образованию и по стажу работы и по уровню квалификации. Кроме того, отказ в приеме его на работу был произведен с нарушением действующего законодательства о занятости населения в Республике Беларусь.

Суд приходит к выводу, что доводы истца о наличии дискриминации по возрастному признаку при разрешении вопроса о его приеме на работу в УО «К» не нашли своего подтверждения, поскольку суду не представлено никаких достоверных доказательств в их подтверждение. Кроме того, данные доводы опровергаются рядом исследованных доказательств.

Так, будучи допрошенным в суде в качестве представителя ответчика, директор УО «К» П. пояснил, что действительно в начале 2016 года имел место факт его встречи с истцом по поводу трудоустройства в колледж. При этом никакой договоренности о приеме на работу между ними достигнуто не было, он сообщил истцу, что, возможно, в середине года появится вакантное место. После освобождения должности заместителя директора по административно-хозяйственной части истец заполнил личный листок по учету кадров. При изучении данного листка было установлено, что истец не соответствует предъявляемым квалификационным требованиям к данной должности, в связи с чем ему был дан письменный отказ в приеме на работу. Согласований с министерством сельского хозяйства по вопросу трудоустройства истца он не производил, поскольку данное согласование не требуется и не говорил истцу о том, что он не подходит по возрасту. В УО «К» работает ряд работников, достигших указанного истцом возраста.

Данные показания представителя ответчика подтверждаются ответом первого заместителя Министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь в адрес истца от 28 июля 2016 г., согласно которому документы для согласования его на должность заместителя директора по административно-хозяйственной работе в министерство не поступали, консультирование по данному вопросу не проводилось.

Свидетель М. в суде пояснил, что присутствовал при разговоре К. с П. в начале 2016 года и слышал, что П. не давал истцу обещаний взять его на работу, а лишь сказал, что необходимо созвониться примерно в апреле 2016 года, возможно, в будущем освободится место и данный вопрос может быть рассмотрен. В апреле 2016 года директор сказал им, что необходимо еще подождать, а после того, как истец сообщил ему, что ему отказали в приеме на работу по неизвестной причине, то позвонил П. и тот пояснил, что кандидатура истца не прошла в министерстве сельского хозяйства без объяснения причин. О том, что причиной отказа в трудоустройстве явилось достижение истцом 50-летнего либо какого иного возраста, П. ему ничего не говорил.

Как видно из представленных ответчиком суду справок, в УО «К» в период с 2015 по 2016 год в должности заместителя директора по административно-хозяйственной работе работал Ц., 1946 года рождения, а в должности главного бухгалтера с 2007 года по настоящее время работает Н., 1958 года рождения, которые старше истца по возрасту, что опровергает доводы истца о наличии установленной планки в 50 лет. Кроме того, суд принимает во внимание что сам директор УО «К» П., 1957 года рождения, отказавший истцу в принятии на работу, старше истца по возрасту.

Вышеизложенными фактами и доказательствами, по мнению суда, в достаточной степени опровергаются доводы истца о наличии в УО «К» установленной возрастной планки и о наличии дискриминационных мотивов отказа ему в приеме на работу.

Доводы истца об установлении достоверности его показаний о дискриминации ГОВД в ходе проведенной проверки являются необоснованными, поскольку судом установлено, что данная проверка проводится по заявлению директора УО «К» П. лишь для установления наличия либо отсутствия в действиях К. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.2 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (клевета) и на момент рассмотрения дела она не окончена, так как постановление ГОВД о прекращении дела об административном правонарушении от 29 августа 2016 г. отменено постановлением УВД облисполкома в связи с неполнотой проверки и дело направлено на новую подготовку к рассмотрению.

Оценивая указанное ответчиком основание отказа истцу в приеме на работу (его несоответствие установленным квалификационным требованиям) суд принимает во внимание, что в соответствии со ст. 14 ТК не считаются дискриминацией любые различия, исключения, предпочтения и ограничения, основанные на свойственных данной работе требованиях.

В силу ст. 12 ТК заключение трудового договора с конкретным работником является правом, а не обязанностью нанимателя и наниматель вправе отказать конкретному работнику в заключении с ним трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных ст. 16 ТК. При этом истец не относится к числу граждан, указанных в ст. 16 ТК, отказ в заключении трудового договора с которыми не допускается.

Выданное истцу службой занятости направление на работу также не предоставляло ему никаких преимуществ при трудоустройстве, поскольку в силу абз. 2 ст. 20 Закона Республики Беларусь от 15 июня 2006 года «О занятости населения в Республике Беларусь» (с изменениями и дополнениями) наниматели имеют право принимать на работу граждан, непосредственно обратившихся к ним, на равных условиях с гражданами, имеющими направления органов по труду, занятости и социальной защите.

Исходя из указанной нормы прием на работу по направлению органа государственной службы занятости населения не является для нанимателя обязательным, за исключением граждан, которым государство предоставляет дополнительные гарантии в области содействия занятости, указанные в ст. 11 Закона Республики Беларусь от 15 июня 2006 года «О занятости населения в Республике Беларусь» и к которым истец не относится.

Кроме того, судом установлено, что указанное направление управления по труду истцом ответчику представлено не было, в журнале регистрации обращений УО «К» не зарегистрировано и по состоянию на 8 августа 2016 г. ответ о принятом решении по данному направлению истцом в управление по труду представлен не был, в связи с чем доводы истца о допущенных директором УО «К» нарушениях законодательства о занятости при решении вопроса о его трудоустройстве также являются необоснованными. Факт соответствия действий директора УО «К» нормативным документам, регулирующим вопросы приема на работу, также установлен результатами проверки управления образования облисполкома.

Исходя из вышеизложенного суд приходит к выводу, что при рассмотрении кандидатуры на занятие вакантного рабочего места наниматель имеет право выбора работника, поскольку в первую очередь он несет ответственность за функционирование учреждения в целом.

Судом установлено, что данное право реализовано ответчиком путем принятия с 1 августа 2016 г. на работу на должность заместителя директора по административно-хозяйственной части УО «К» Н., имеющей высшее образование по специальности, соответствующей профилю учреждения образования и ранее работавшей более 6 лет в такой же должности в другом учреждении образования – УО «М».

Согласно ст. 20 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах.

Согласно ст. 179 ГПК каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

При этом судом не допущено необоснованного отклонения ходатайств сторон об истребовании доказательств, в результате которых могли остаться невыясненными обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого дела.

Анализируя вышеизложенные факты и доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что исковые требования К. об оспаривании отказа нанимателя в заключении трудового договора являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

Необоснованными являются и требования истца о взыскании с ответчика в его пользу денежной компенсации морального вреда, поскольку заявленное им основание возмещения морального вреда – нарушение нанимателем его права на труд в результате необоснованного отказа в приеме на работу – не нашло своего подтверждения в суде и не предусмотрено ст. 246 ТК. Поэтому в данной части заявленных исковых требований К. также следует отказать.

В связи с отказом в удовлетворении исковых требований, в соответствии с требованиями ст. 142 ГПК, а также в силу ч. 4 ст. 241 ТК судебные издержки по делу следует отнести на счет государства.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 300–306 ГПК, суд

 

решил:

 

В иске К. к УО «К» об оспаривании отказа нанимателя в заключении трудового договора и взыскании денежной компенсации морального вреда отказать.

Издержки, связанные с рассмотрением дела, отнести на счет государства.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в областной суд через районный суд в течение десяти дней либо в тот же срок со дня вручения кассатору по его просьбе этого решения с мотивировочной частью.