− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

15 августа 2014 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя, кассационным жалобам обвиняемого Е., защитника обвиняемого – адвоката юридической консультации К. на приговор районного суда от 1 июля 2014 г., которым Е. осужден по ч. 1 ст. 206 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) к лишению свободы сроком на 2 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УК к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору районного суда от 28 ноября 2013 г., которым Е. осужден по ч. 2 ст. 339 УК с применением ч. 1 ст. 77 УК к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отсрочкой исполнения наказания на 1 год, и окончательно Е. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи областного суда, обоснование протеста прокурором отдела прокуратуры области, поддержавшим протест, полагавшим об изменении приговора по изложенным в протесте основаниям и не подлежащим отмене или изменению по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Е. признан виновным в открытом похищении имущества (грабеж).

В кассационном протесте прокурор, не оспаривая доказанности виновности и правильности квалификации действий обвиняемого, ставит вопрос об изменении приговора в связи с неправильным применением уголовного закона и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на то, что при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, суд не указал о совершении обвиняемым преступления в состоянии алкогольного опьянения, просит исключить признание судом указанного обстоятельства в качестве отягчающего ответственность обвиняемого.

В кассационной жалобе обвиняемый Е., не оспаривая доказанности виновности и правильности квалификации действий, просит о смягчении назначенного наказания и изменении условий отбывания наказания с воспитательной колонии на исправительную колонию в условиях общего режима.

В кассационной жалобе защитник обвиняемого – адвокат К. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре о совершении обвиняемым открытого похищения имущества, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что Е. совершил тайное похищение имущества, в магазине он не слышал окриков продавцов, вышел из магазина спокойным шагом, попытка задержать его имела место только на крыльце магазина. С учетом указанных обстоятельств, стоимости похищенного в его действиях состав преступления отсутствует. Просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

Рассмотрев дело, обсудив кассационные протест и жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Описанные в приговоре обстоятельства суд обосновал показаниями обвиняемого, свидетелей, сопоставив их с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, которые надлежащим образом проверены, обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, а в своей совокупности – достаточными для разрешения уголовного дела, им дана оценка в соответствии с требованиями ст. 105 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК).

Так, из показаний свидетеля К., продавца магазина, следует, что она видела, как Е. спрятал под куртку и брюки бутылку водки, после чего направился через турникет к выходу из магазина. Вслед за ним побежала работник магазина Х., которая стала кричать обвиняемому, чтобы он остановился и вернул водку, но тот ускорил шаг, пройдя турникет, стал убегать, она побежала за ним с требованием остановиться и вернуть водку, схватила за куртку, но тот вырвался и убежал.

Свидетель Х. дала аналогичные показания, пояснив, что видела, как Е. взял бутылку водки со стеллажа и что-то прятал под одежду. Когда обвиняемый направился к турникету, она крикнула, чтобы он остановился и вернул водку, но тот ускорил шаг.

Суд правильно установил фактические обстоятельства и дал верную юридическую оценку действиям виновного, обоснованно квалифицировав их по ч. 1 ст. 206 УК.

Доводы кассационных жалоб были предметом судебной проверки и нашли свое отражение в приговоре.

Показания обвиняемого в судебном заседании о тайном похищении имущества, поскольку он не слышал требований о возврате похищенного, никто его не останавливал и за одежду не удерживал, надлежаще исследованы судом и признаны недостоверными с приведением тому убедительных мотивов в приговоре.

Показания свидетелей К. и Х. последовательные, категоричные, они утверждали, что видели, как Е. похитил бутылку водки, спрятал ее под одежду, слышал их требования о возврате, так как находился на близком расстоянии, на них не реагировал, убегал, а при попытке остановить удержанием за одежду вырвался и убежал. Показания свидетелей также подтверждаются протоколом просмотра видеозаписи и содержанием видеозаписи, зафиксированными на ней событиями.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу, что обвиняемый совершил открытое похищение имущества, и оснований для квалификации содеянного как тайное похищение имущества не имеется.

Наказание назначено в соответствии с законом, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Назначая наказание, суд согласно ч. 1 ст. 62 УК исходил из принципа индивидуализации наказания, в полной мере учел характер и степень совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, смягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства, данные о личности виновного, в том числе указанные в жалобах.

При этом решение и вывод суда о виде и сроке наказания мотивированы в приговоре. Назначенное наказание в данном случае не может быть признано явно несправедливым вследствие строгости, поскольку оно соответствует тяжести содеянного и личности виновного, является достаточным для достижения целей уголовной ответственности.

Поскольку Е. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, ко дню постановления приговора он не достиг восемнадцатилетнего возраста, поэтому суд на основании ч. 3 ст. 115 УК обоснованно назначил отбывание наказания в воспитательной колонии.

Вопрос о переводе Е. для отбывания наказания в исправительную колонию в условиях общего режима подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном Уголовно-исполнительным кодексом Республики Беларусь.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Согласно пп. 2, 4 ч. 1 ст. 388 УПК основаниями к изменению приговора при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона.

Суд пришел к выводу, что в судебном заседании не добыто доказательств совершения преступления Е. в состоянии алкогольного опьянения. Излагая описание преступного деяния, признанного доказанным, суд не привел указания о совершении обвиняемым преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Вместе с тем, приводя смягчающие и отягчающее ответственность обвиняемого обстоятельства, суд указал о признании судом в качестве отягчающего ответственность обвиняемого обстоятельства совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела, изложенным в приговоре, противоречит выводам суда.

Поэтому указание о признании отягчающим ответственность обвиняемого обстоятельством совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, подлежит исключению из приговора.

Существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену приговора, не установлено.

Других оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 385 УПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор районного суда от 1 июля 2014 г. в отношении Е. изменить, исключить из приговора указание о признании отягчающим ответственность обвиняемого Е. обстоятельством совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы обвиняемого Е. и защитника К. – без удовлетворения.