ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

17 сентября 2012 г. № 20

Об утверждении обзора судебной практики отказа в принятии искового заявления и прекращения производства по делу

В соответствии со статьей 60 Конституции Республики Беларусь каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным судом в определенные законом сроки. Доступ к правосудию обеспечивается соблюдением правил подведомственности, установленных процессуальным законодательством, при подаче исковых заявлений.

Хозяйственные суды Республики Беларусь осуществляют правосудие в соответствии с подведомственностью, установленной Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь (далее – ХПК), иными законодательными актами, постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь и Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22.06.2000 № 4/3 «О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами».

Согласно абзацу второму статьи 149, абзацу второму части первой статьи 164 ХПК хозяйственный суд, соответственно, прекращает производство по делу либо отказывает в принятии искового заявления (заявления), если спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Обсудив практику применения хозяйственными судами абзаца второго статьи 149 и абзаца второго части первой статьи 164 ХПК, Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь отмечает следующее.

В большинстве случаев причинами отказа в принятии искового заявления (заявления) к рассмотрению или прекращения производства по делу являлись отсутствие связи спорного правоотношения с предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельностью, отсутствие у участника хозяйственного процесса правосубъектности.

В основном хозяйственными судами правильно применяются нормы абзаца второго статьи 149 и абзаца второго части первой статьи 164 ХПК. Вместе с тем имели место случаи отказа в принятии искового заявления при выявлении факта открытия конкурсного производства в отношении ответчика до подачи к нему иска, что не соответствует абзацу восьмому части первой статьи 163 ХПК и постановлению Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 02.12.2005 № 30 «О некоторых вопросах практики применения законодательства, регулирующего вопросы экономической несостоятельности (банкротства)». Производство по некоторым делам хозяйственные суды прекращали при выявлении факта открытия конкурсного производства в отношении ответчика после принятия к производству иска к такому лицу, что противоречит части второй статьи 106 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)». В некоторых случаях хозяйственные суды отказывали гражданину, не обладающему статусом индивидуального предпринимателя в принятии иска к хозяйственному обществу для восстановления в правах его участника, тогда как согласно части второй статьи 47 ХПК характер требований такого рода позволял отнести их к специальной компетенции хозяйственного суда.

В целях сохранения правильно сформированной практики определения подведомственности споров и дел хозяйственным судам, а также разъяснения некоторых возникающих у хозяйственных судов вопросов Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, руководствуясь статьями 77, 78 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Утвердить Обзор судебной практики отказа в принятии искового заявления и прекращения производства по делу, направив его в хозяйственные суды областей (города Минска) для использования в работе (прилагается).

2. Дать хозяйственным судам следующие рекомендации.

2.1. Исходя из правил специальной подведомственности (статья 47 ХПК) хозяйственные суды рассматривают дела по спорам (кроме трудовых) между участниками хозяйственных обществ (товариществ) и этими хозяйственными обществами (товариществами), а также дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности независимо от того, являются ли участники спорных правоотношений юридическими лицами, организациями, не обладающими таким правовым статусом, индивидуальными предпринимателями или гражданами, не являющимися индивидуальными предпринимателями.

При решении вопроса о принятии к рассмотрению и возбуждении производства по делу по иску гражданина, не обладающего статусом индивидуального предпринимателя, который подан в хозяйственный суд к хозяйственному обществу для восстановления истца в правах участника хозяйственного общества, необходимо установить наличие связи исковых требований с условиями учредительства (участия) гражданина в этой коммерческой организации.

Заявления об установлении факта выхода лица из состава участников хозяйственного общества (товарищества) в качестве юридически значимого факта не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде в порядке главы 26 ХПК, и в принятии таких заявлений следует отказывать на основании абзаца второго части первой статьи 164 ХПК.

2.2. Если после принятия искового заявления к рассмотрению и возбуждения производства по делу хозяйственный суд установит, что до подачи истцом искового заявления ответчик исключен из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, производство по такому делу прекращается на основании абзаца второго статьи 149 ХПК.

При рассмотрении дела по иску к гражданину, который в исковом заявлении был указан в качестве индивидуального предпринимателя, но к моменту рассмотрения дела исключен из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, необходимо выяснять наличие связи исковых требований с ранее осуществляемой этим лицом предпринимательской деятельностью. При подтверждении этого обстоятельства дело рассматривается хозяйственным судом, и вынесение определения о замене стороны по правилам, предусмотренным статьей 62 ХПК, в таких случаях не требуется.

Ошибочно принятое хозяйственным судом к своему производству исковое заявление к лицу, в отношении которого открыто конкурсное производство, учитывая особенности законодательства Республики Беларусь об экономической несостоятельности (банкротстве), оставляется без рассмотрения в соответствии с абзацем пятым статьи 151 ХПК.

Исковое заявление к ответчику, в отношении которого конкурсное производство открыто до обращения в суд истца с этим исковым заявлением, хозяйственный суд возвращает на основании абзаца восьмого части первой статьи 163 ХПК.

Если исковое заявление о признании недействительной по основаниям, предусмотренным статьями 112, 113 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», сделки, которая заключена гражданином-кредитором с должником, в отношении которого возбуждено дело об экономической несостоятельности (банкротстве), подано в хозяйственный суд после открытия конкурсного производства, то исковое заявление рассматривается хозяйственным судом независимо от субъектного состава спорного правоотношения.

2.3. Законодательством Республики Беларусь о защите прав на объекты интеллектуальной собственности споры в сфере этих правоотношений отнесены к подведомственности Судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. В связи с этим дела указанной категории (например, по искам о проверке законности решения государственного органа о признании регистрации и использования товарного знака, о проверке законности лицензионного договора) не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде независимо от субъектного состава спора, его предмета, оснований и наличия связи с предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельностью сторон.

2.4. В соответствии с законодательством Республики Беларусь об оперативно-розыскной деятельности, уголовно-процессуальным и процессуально-исполнительным законодательством об административных правонарушениях решения, действия (бездействие) уполномоченных должностных лиц органов уголовного преследования или органов, ведущих административный процесс, могут быть обжалованы в порядке, установленном актами специального законодательства. Обжалование таких решений или действий (бездействия) по правилам главы 25 ХПК законом не предусмотрено. Исходя из этого заявления о проверке законности таких решений или действий (бездействия) уполномоченных должностных лиц не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде независимо от того, указано ли в заявлении (жалобе) о нарушении прав заявителя в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Не подлежат рассмотрению в хозяйственным суде по правилам главы 25 ХПК также заявления о проверке законности решений государственных органов, не обладающих признаками ненормативного правового акта.

3. Председателям хозяйственных судов областей (города Минска) в целях сохранения предусмотренного процессуальным законом принципа свободного доступа к экономическому правосудию проводить не реже одного раза в полугодие мониторинг практики применения судьями абзаца второго статьи 149 и абзаца второго части первой статьи 164 ХПК, обсуждать с судьями выявленные недостатки и информировать о результатах мониторинга Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь не позднее 15-го числа календарного месяца, следующего за проверяемым периодом.

 

Председатель,
председательствующий

В.С.Каменков

 

 

Судья,
секретарь Президиума

Д.П.Александров

 

 

УТВЕРЖДЕНО

Постановление
Президиума Высшего
Хозяйственного Суда
Республики Беларусь

17.09.2012 № 20

ОБЗОР
судебной практики отказа в принятии искового заявления и прекращения производства по делу

Основной задачей хозяйственного судопроизводства является защита нарушенных прав и законных интересов организаций и физических лиц в сфере экономической деятельности.

Право на судебную защиту определяется правилами подведомственности споров, которые позволяют разграничить компетенцию общих и хозяйственных судов, чему должна способствовать четкая регламентация критериев такого разграничения, закрепленных в актах законодательства.

В соответствии со ст. 41 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основная роль в определении подведомственности дела (спора) хозяйственному суду отведена предметному критерию, включающему характер спорного правоотношения и наличие его связи с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Участниками спорных правоотношений наряду с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями могут быть также граждане, не обладающие статусом индивидуального предпринимателя, или организации, не являющиеся юридическими лицами. Поэтому подведомственность спора хозяйственному суду не всегда определяется исключительно по его субъектному составу (ст. 41 ХПК).

Хозяйственные суды, решая вопрос о подведомственности им того или иного спора (дела), руководствуются нормами процессуального закона, постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь и Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22.06.2000 № 4/3 «О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами» (далее – постановление № 4/3), определяющими критерии разграничения подведомственности дел между общими и хозяйственными судами (субъектный состав спора и характер спорного правоотношения).

Настоящий Обзор подготовлен по результатам изучения и обобщения материалов и дел, рассмотренных хозяйственными судами в 2007–2011 гг., касающихся вопросов применения главы 5 ХПК (компетенция хозяйственного суда), абзаца второго ст. 149 ХПК (прекращение производства по делу, если спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде) и абзаца второго ст. 164 ХПК (отказ в принятии искового заявления, если спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде).

 

1. Подведомственность хозяйственному суду спора по субъектному составу

 

1.1. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование, предъявленное к субъекту, не обладающему статусом юридического лица.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения определение суда первой инстанции об отказе представительству иностранной организации в принятии ее иска к белорусскому предприятию о взыскании денежных средств. При вынесении определения суд исходил из того, что подведомственность споров хозяйственному суду определена ХПК, а поскольку с иском обратилось представительство иностранной организации, не являющееся юридическим лицом, спор не признан подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде.

1.2. Производство по делу по иску гражданина об установлении факта ничтожности договора, заключенного между ним и юридическим лицом, прекращено, так как гражданин при заключении договора не обладал статусом индивидуального предпринимателя и из условий договора не следовало, что он заключен им с целью осуществления предпринимательской деятельности.

1.2.1. Суд кассационной инстанции признал законным определение суда о прекращении производства по делу по иску гражданина к предприятию об установлении факта ничтожности части сделки, так как стороной спора являлось физическое лицо и спор не вытекал из предпринимательской деятельности.

Гражданин обжаловал определение суда, указав, что договор с ответчиком им заключен в целях осуществления предпринимательской деятельности, что подтверждено одним из пунктов договора, который предусматривал рассмотрение споров не в общем, а в хозяйственном суде. Отсутствие же статуса индивидуального предпринимателя на момент подписания договора гражданин счел формальностью, которая не должна влиять на характер спорного отношения.

Согласно материалам дела предприятие и гражданин заключили договор долевого строительства торговых объектов. В тексте договора и в реквизитах сторон не было указания на то, что гражданин (инвестор строительства) имеет статус индивидуального предпринимателя. В преамбуле договора были указаны лишь паспортные данные гражданина, а сведения о наличии у него свидетельства о государственной регистрации в качестве предпринимателя отсутствовали, так как на момент заключения договора гражданин еще не был предпринимателем.

Основываясь на установленных ХПК правилах подведомственности дел и на постановлении № 4/3, согласно которому дела по спорам, в которых стороной выступает гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем, подведомственны общим судам, суд обоснованно прекратил производство по делу, поскольку из условий договора не явствовало, что гражданин заключил договор с целью осуществления предпринимательской деятельности.

1.2.2. Суд кассационной инстанции признал законным определение суда о прекращении производства по делу по иску об установлении факта ничтожности договора в части возможности его одностороннего расторжения участником в связи с просрочкой контрагентом исполнения денежного обязательства.

Согласно материалам дела унитарным предприятием и гражданкой М. был подписан договор о долевом строительстве торговых объектов в многофункциональном торговом комплексе. По условиям договора предприятие обязалось построить за счет средств инвестора (истца) торговые объекты и передать их в течение 3 месяцев со дня утверждения акта о приемке объекта, позволяющего инвестору приступить к оформлению торговых объектов в собственность. Гражданка М. (инвестор) обязалась вносить денежные средства на строительство.

Осуществляя на основании ст. 401 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) толкование условий договора, суд в определении указал, что содержащиеся в договоре сведения об инвесторе как о физическом лице, а не о субъекте хозяйствования (отсутствовали ссылки на свидетельство о государственной регистрации инвестора в качестве индивидуального предпринимателя, не был указан его учетный номер плательщика) свидетельствуют о том, что по субъектному составу сделка не связана с предпринимательской деятельностью. При этом заключение договора и действия ответчика по его расторжению произошли до приобретения физическим лицом (инвестором) статуса индивидуального предпринимателя. Соответственно, в силу постановления № 4/3, согласно которому подведомственность дела определяется с учетом субъектного состава участников спора и характера спорного правоотношения в их совокупности, спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

1.3. Хозяйственный суд прекратил производство по делу по иску налогового органа к наследнику умершего плательщика (индивидуального предпринимателя) об обращении взыскания долга по платежам в бюджет на наследственное имущество, основываясь на субъектном составе спора и его связи с наследственными правоотношениями.

Хозяйственный суд прекратил производство по делу по иску налоговой инспекции об обращении взыскания на имущество, входящее в наследственную массу, считая спор не подведомственным хозяйственному суду. Налоговый орган в кассационной жалобе на определение указал, что суд неправильно истолковал нормы материального права. Индивидуальный предприниматель принял к себе на работу своего сына, который осуществлял производственную и финансовую деятельность от имени отца, поэтому требование налогового органа о взыскании в бюджет образовавшейся у индивидуального предпринимателя задолженности по налогам адресовано не гражданину, а иному обязанному лицу, на которое Налоговый кодекс возлагает обязанность исполнить налоговое обязательство умершего индивидуального предпринимателя.

Согласно материалам дела спорное правоотношение по поводу выполнения налогового обязательства умершего предпринимателя возникло между налоговым органом и наследником плательщика. Частью первой пункта 1 статьи 40 Налогового кодекса предусмотрено, что налоговое обязательство умершего физического лица исполняется его наследником (наследниками), принявшим наследуемое имущество умершего, в пределах стоимости наследуемого имущества и пропорционально доле в наследстве не позднее двух месяцев со дня принятия наследства. Согласно пункту 1 статьи 1086 ГК каждый из наследников, принявших наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Обязанность исполнения налогового обязательства умершего за счет наследуемого имущества возникает из осуществления наследником его гражданского права на принятие или отказ от принятия наследства и не связана с осуществлением им предпринимательской деятельности. Поскольку наследник предпринимателя в добровольном порядке в установленный срок не исполнил налоговое обязательство умершего наследодателя, налоговый орган обратился в суд с соответствующим иском к наследнику.

Согласно Налоговому кодексу исковое заявление о взыскании налога, сбора (пошлины), пени за счет имущества плательщика (иного обязанного лица) подается в общий или хозяйственный суд в порядке, установленном законодательством. Согласно постановлению № 4/3, если акт законодательства непроцессуального характера не позволяет разграничить компетенцию между общими и хозяйственными судами, а содержит лишь указание на подведомственность дела общему или хозяйственному суду либо на то, что дело подлежит рассмотрению в судебном порядке или в суде (без указания, в каком конкретно – общем или хозяйственном), подведомственность дела определяется с учетом субъектного состава участников спора и характера возникшего спорного правоотношения.

Суд кассационной инстанции признал правильным вывод нижестоящего суда о том, что данный спор исходя из его субъектного состава и характера не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде. Спор налогового органа и наследника по поводу исполнения наследодателем его налогового обязательства возник не в связи с осуществлением наследником предпринимательской деятельности, а из отношений наследования. Согласно постановлению № 4/3 в соответствии с правилами подведомственности, установленными статьей 37 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК), общим судам подведомственны дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных отношений, отношений по использованию природных ресурсов, а также окружающей среды, если хотя бы одной из сторон в споре выступает гражданин. Налоговый орган в общий суд с иском о взыскании с наследника суммы налогового обязательства умершего за счет наследуемого имущества не обращался. Наличие трудовых отношений между умершим и его наследником суд не признал изменяющими характер спорного правоотношения.

1.4. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование гражданина об установлении факта нарушения его прав государственным органом ввиду отсутствия связи требования с предпринимательской деятельностью.

Суд кассационной инстанции признал законным определение об отказе гражданину в принятии заявления об установлении факта нарушения гражданских прав. Довод заявителя о том, что в силу статьи 39 ХПК хозяйственному суду подведомственны споры, в том числе с участием граждан, признан несостоятельным. Постановлением № 4/3 определено, что хозяйственные суды рассматривают дела по заявлениям граждан в случаях: если спор связан с отказом в государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя либо уклонением от регистрации; граждан-учредителей по поводу отказа в государственной регистрации юридического лица – коммерческой организации либо уклонения от государственной регистрации; гражданина – кредитора юридического лица или его наследников об экономической несостоятельности (банкротстве) юридического лица; граждан, ранее обладавших статусом индивидуального предпринимателя, если спорное правоотношение возникло из осуществлявшейся этими гражданами предпринимательской деятельности; граждан-учредителей, когда спор связан с применением условий учредительства юридического лица; граждан к ликвидируемым юридическим лицам, когда их имущественные требования не признаны ликвидационной комиссией, управляющим или ликвидатором, назначенными хозяйственным судом. Основными критериями, по которым проводится разграничение компетенции между общим и хозяйственным судом при определении подведомственности, являются субъектный состав и характер спорного правоотношения.

Споры, предусмотренные статьей 42 ХПК, участниками которых являются государственные органы и юридические лица или индивидуальные предприниматели, хозяйственный суд рассматривает с учетом особенностей, предусмотренных главой 25 ХПК и иными законодательными актами. Хозяйственный суд в порядке административного судопроизводства разрешает возникающие из административных и иных публичных правоотношений хозяйственные (экономические) споры и рассматривает иные дела, связанные с осуществлением юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Согласно постановлению № 4/3 в соответствии с правилами подведомственности, установленными процессуальным законом (статья 37 ГПК), общим судам подведомственны дела: по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных отношений, отношений по использованию природных ресурсов, а также окружающей среды, если хотя бы одной из сторон в споре выступает гражданин, за исключением случаев, когда актами законодательства разрешение таких споров отнесено к компетенции других судов или к ведению иных государственных органов, а также иных организаций; по спорам юридических лиц в случаях, установленных ГПК и иными законодательными актами; возникающие из административно-правовых отношений (ст. 335 ГПК); особого производства (ст. 361 ГПК); приказного производства статья 394 ГПК).

Как усматривалось из заявления гражданина, он не является индивидуальным предпринимателем, а указанное им в заявлении спорное правоотношение не связано с осуществлением предпринимательской деятельности. Довод заявителя о том, что поскольку определением общего суда ему было отказано в возбуждении производства по гражданскому делу, то спор подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, также признан несостоятельным, поскольку согласно определению общего суда основанием для отказа в возбуждении производства по делу стал вывод суда о невозможности рассмотрения заявления в порядке особого производства в силу ст. 246 ГПК, так как имеет место спор о праве.

1.5. Исключение индивидуального предпринимателя из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не освобождает этого гражданина от исполнения обязательств, возникших при осуществлении им предпринимательской деятельности, поэтому его участие в деле в качестве ответчика не признано достаточным основанием для прекращения производства.

Решением хозяйственного суда с гражданки С. в пользу юридического лица взыскан долг по оплате товара и проценты за пользование чужими денежными средствами. Суд апелляционной инстанции решение отменил, производство по делу прекратил по следующим основаниям.

Согласно материалам дела между С. и юридическим лицом был заключен договор поставки товаров. По нескольким ТТН С. товары получила, но оплатила их лишь частично, поэтому продавец обратился в хозяйственный суд с соответствующим иском. В ходе судебного разбирательства было установлено, что С. до подачи к ней иска являлась индивидуальным предпринимателем, но решением регистрирующего органа была исключена из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее – ЕГР) ввиду создания ею частного унитарного предприятия.

Признав иск обоснованным, суд, руководствуясь постановлением № 4/3, взыскал с С. долг и проценты. Отменяя решение, апелляционная инстанция указала, что согласно Положению о порядке создания индивидуальным предпринимателем частного унитарного предприятия и его деятельности, утвержденному Указом Президента Республики Беларусь от 28.11.2007 № 302, С. создала унитарное предприятие. Поскольку названное Положение предусматривает при создании унитарного предприятия прекращение деятельности создавшего его лица, ранее являвшегося индивидуальным предпринимателем, то в данном случае имело место универсальное правопреемство, при котором переход прав и обязанностей предпринимателя к созданному им унитарному предприятию осуществляется в соответствии с передаточным актом. Так как суд первой инстанции не рассмотрел вопрос о замене ненадлежащего ответчика на созданное им унитарное предприятие, а в суде апелляционной инстанции правила о замене ненадлежащего ответчика не применяются, апелляционная инстанция прекратила производство по делу, указав, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде ввиду отсутствия стороны по делу (индивидуального предпринимателя – покупателя).

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, указав следующее. Пунктом 13 Положения, утвержденного Указом № 302, определено, что обязательства индивидуального предпринимателя, в том числе кредитные (за исключением обязательств перед таможенными органами, которые возникли в соответствии с таможенным законодательством), не прекратившиеся на дату выдачи свидетельства о государственной регистрации унитарного предприятия, в течение 30 календарных дней с даты выдачи такого свидетельства должны быть переуступлены в соответствии с гражданским законодательством (перевод долга, уступка требования) созданному унитарному предприятию. Эта норма Указа обязывает индивидуального предпринимателя принять меры по переводу долга, отсылая при этом к другим актам законодательства.

Порядок и условия перевода долга установлены ст.ст. 362, 363 ГК. После выдачи свидетельства о государственной регистрации унитарного предприятия с согласия организации-продавца (поставщика) между индивидуальным предпринимателем и созданным им предприятием заключается договор перевода долга. При переводе долга происходит перемена лиц: первоначальный должник – индивидуальный предприниматель выбывает из обязательства по оплате поставленной продукции, обязанным лицом (новым должником) становится унитарное предприятие. Только при заключении договоров перевода долга первоначальный должник выбывает из обязательства, а при возникновении спора надлежащим ответчиком в суде выступает новый должник.

Согласно материалам дела истцу был направлен договор перевода долга индивидуального предпринимателя на созданное им унитарное предприятие. Однако истец не дал согласия на перевод долга, мотивируя свой отказ тем, что индивидуальный предприниматель исключен из ЕГР и в данном случае не произошло перемены лиц, а унитарное предприятие не стало обязанным лицом по обязательству, вытекающему из договора поставки, заключенного с предпринимателем. Тем не менее исключение индивидуального предпринимателя из ЕГР не освободило обладавшее этим статусом физическое лицо от исполнения обязательств, вытекающих из осуществляемой им предпринимательской деятельности. Поэтому решение суда первой инстанции об удовлетворении иска признано обоснованным.

1.6. Иск гражданина, направленный на восстановление его в составе акционеров акционерного общества, признан подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде.

Определением хозяйственного суда гражданину отказано в принятии иска к одному из акционеров ОАО об установлении факта ничтожности сделок дарения акций этого акционерного общества и применении последствий их недействительности. Суд счел спор не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде.

Суд надзорной инстанции определение отменил, указав, что вывод суда первой инстанции вызван неправильным толкованием статьи 47 ХПК и постановления № 4/3. В частности, суд не признал истца обладающим статусом акционера, в связи с чем не усмотрел оснований для принятия его иска к своему производству. Вместе с тем согласно статье 47 ХПК хозяйственный суд рассматривает дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных обществ и товариществ, возникающим при осуществлении деятельности этими обществами и товариществами, за исключением трудовых споров. При этом дела данной категории рассматриваются хозяйственным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, организации, не являющиеся юридическими лицами, индивидуальные предприниматели или граждане. В соответствии с постановлением № 4/3 хозяйственным судам подведомственны споры по заявлениям граждан-учредителей, когда спор связан с применением условий учредительства юридического лица – коммерческой организации или участия в ней, в том числе о восстановлении в составе учредителей (участников) хозяйственного общества.

Характер предъявленных истцом требований позволял признать наличие спора по вопросу применения условий учредительства акционерного общества, так как спор связан с последствиями изменения состава акционеров, соблюдением их прав, а требование о применении последствий недействительности сделок направлено на восстановление истца в составе акционеров.

 

2. Подведомственность хозяйственному суду спора по его связи с предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельностью

 

2.1. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование садоводческого товарищества о проверке законности акта государственного органа ввиду отсутствия связи требования с предпринимательской деятельностью.

Суд кассационной инстанции признал законным определение о прекращении производства по делу по заявлению садоводческого товарищества о проверке законности решения органа исполнительной власти об исключении гражданина из членов товарищества.

Хозяйственному суду подведомственны дела по хозяйственным (экономическим) спорам, дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, и иные дела, отнесенные к его подведомственности законодательными актами. Хозяйственный суд в порядке административного судопроизводства разрешает возникающие из административных и иных публичных правоотношений хозяйственные (экономические) споры и рассматривает иные дела, связанные с осуществлением юридическими лицами предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности о признании недействительным ненормативного правового акта органа местного управления, которым затрагиваются права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Несмотря на то, что по субъектному составу дела его участники являются юридическими лицами, а требование товарищества возникло из административных и иных публичных правоотношений, тем не менее заявитель является некоммерческой организацией, а оспариваемое им решение не затрагивает его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности.

2.2. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование, не вытекающее из условий учредительства в коммерческой организации.

Определением хозяйственного суда участнику ОДО отказано в принятии иска к другому участнику и к финансовому управлению исполнительного комитета об освобождении имущества от ареста. В кассационной жалобе истец просил отменить определение, считая спор связанным с применением условий учредительства и подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде. Жалоба оставлена без удовлетворения.

Согласно исковому заявлению опись арестованного имущества совершена в соответствии со статьей 193 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) в рамках расследования уголовного дела. В связи с этим суд исходил из того, что иск об освобождении имущества от ареста не связан с вопросами применения условий учредительства, так как спор вытекает не из экономических правоотношений, а из отношений, регулирующих конфискацию имущества в уголовном судопроизводстве.

В соответствии со статьей 47 ХПК хозяйственный суд рассматривает дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, в случаях, предусмотренных законодательными актами. Постановление № 4/3 предусматривает, что хозяйственным судам подведомственны споры по заявлениям граждан-учредителей, когда спор связан с применением условий учредительства юридического лица – коммерческой организации или участия в ней. Так как иск направлен на освобождение имущества от конфискации, предусмотренной в качестве возможной меры наказания по уголовному делу, и не связан с условиями учредительства в коммерческой организации, отказ в принятии такого иска к производству хозяйственного суда признан обоснованным.

2.3. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование, возникшее в связи с созданием, правовой охраной и использованием объектов промышленной собственности.

2.3.1. Департаментом ценовой политики Министерства экономики Республики Беларусь на основании заявления ООО в соответствии с Инструкцией о рассмотрении заявлений (обращений) о нарушении антимонопольного законодательства в части осуществления недобросовестной конкуренции принял решение о признании действий Б. по регистрации и использованию товарного знака «А» актом недобросовестной конкуренции, направив решение в Национальный центр интеллектуальной собственности для принятия мер по признанию регистрации товарного знака недействительной.

Б. подал в хозяйственный суд заявление о признании решения Департамента недействительным. Суд производство по делу прекратил, указав, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде. При этом суд исходил из статей 980, 998 ГК, согласно которым товарный знак отнесен к объектам интеллектуальной и промышленной собственности, а отношения, возникающие в связи с регистрацией, правовой охраной и использованием товарных знаков, регулируются законодательством об охране промышленной собственности. Согласно Закону «О товарных знаках и знаках обслуживания» споры, связанные с нарушением законодательства о товарных знаках, рассматривает Верховный Суд Республики Беларусь, о чем указано и в постановлении № 4/3. Соответственно, общий суд рассматривает дела указанной категории независимо от характера спора и его субъектного состава.

2.3.2. Суд первой инстанции вынес решение о признании недействительным лицензионного договора, заключенного между ООО и гражданином М. В кассационной жалобе на судебное решение ООО указало, что спор подведомственен не хозяйственному суду, а Судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь, так как связан с применением законодательства, регулирующего имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием объектов промышленной собственности. Спорный договор как раз регулировал имущественные отношения между М. и ООО, связанные с созданием объекта интеллектуальной собственности, защищенного патентом. Суд кассационной инстанции жалобу удовлетворил, решение суда отменил и производство по делу прекратил.

Согласно материалам дела истец, являющийся участником ООО, предъявил в хозяйственный суд иск о признании недействительным лицензионного договора, по которому М. (лицензиар), разработавший конструкцию водогрейных котлов, передал ООО (лицензиату) исключительное право на использование объекта промышленной собственности. Основанием для признания договора недействительным истец указал нарушение порядка его заключения, определенного Законом «О хозяйственных обществах», так как М. как аффилированное лицо ООО имел заинтересованность в совершении оспоренной сделки, являясь его участником и директором, владея при этом долей в его уставном капитале в размере более 20 процентов, в связи с чем М. не должен был принимать участие в голосовании по вопросу заключения спорного договора.

Суд первой инстанции признал спор подведомственным хозяйственному суду, указав, что предметом иска является спор о недействительности сделки, а не о создании, правовой охране или использовании объекта интеллектуальной собственности. По мнению суда, спор вытекал из применения условий учредительства.

Этот вывод суд кассационной инстанции счел противоречащим постановлению № 4/3, согласно которому Судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда подведомственны дела по спорам, вытекающим из применения законодательства, регулирующего имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием (выявлением, выведением), правовой охраной и использованием объектов промышленной собственности. Таким образом, спор в отношении лицензионного договора не подведомственен хозяйственному суду независимо от предмета иска, его основания и субъектного состава спора.

2.4. Подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признан иск об освобождении от ареста имущества, предназначенного для предпринимательской деятельности.

Хозяйственный суд прекратил производство по делу по иску индивидуального предпринимателя к органу внутренних дел и к ООО об освобождении имущества от ареста и об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Суд кассационной инстанции определение о прекращении производства по делу отменил и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно материалам дела постановлением начальника органа внутренних дел был наложен арест на имущество ООО в целях обеспечения исполнения постановления по делу об административном правонарушении, предусматривающего наложение штрафа в размере, эквивалентном стоимости арестованного имущества. Истец, считая, что арест касается принадлежащего ему имущества, обратился в хозяйственный суд с иском об освобождении имущества от ареста. Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что спор возник из дела об административном правонарушении и не может быть рассмотрен по правилам ХПК.

Вместе с тем данный спор суд кассационной инстанции счел подлежащим рассмотрению хозяйственным судом по правилам искового производства независимо от оснований ареста, поскольку спорное имущество предназначалось для использования в предпринимательской деятельности истца. Отмечено, что хозяйственным судам не подведомственны иски об освобождении имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу, так как вещественные доказательства приобщаются к делу соответствующим постановлением органа, ведущего уголовный процесс. Положения же Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП) не предусматривают какого-либо специального порядка защиты интересов собственника (иного законного владельца) имущества, арестованного в целях обеспечения исполнения постановления по делу об административном правонарушении.

2.5. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование о взыскании убытков, связанных с фактом недобросовестной конкуренции в сфере оборота объектов интеллектуальной собственности.

Хозяйственный суд отказал ООО в принятии искового заявления о взыскании убытков в виде упущенной выгоды, возникших вследствие действий ответчика по регистрации и использованию товарного знака, признанных решением антимонопольного органа актом недобросовестной конкуренции.

В кассационной жалобе истец просил определение отменить, считая, что исковые требования не относятся к сфере защиты прав на объекты интеллектуальной собственности и суд обязан в пределах его компетенции дать оценку вопросу наличия либо отсутствия убытков, подлежит ли разрешению спор именно хозяйственным, а не общим судом.

Суд кассационной инстанции оставил определение без изменения, указав, что согласно постановлению № 4/3 дела по спорам, вытекающим из применения законодательства, регулирующего имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием объектов интеллектуальной собственности, а также дела по жалобам на решения Апелляционного совета патентной экспертизы при патентном органе подведомственны Верховному Суду Республики Беларусь. Требования же о взыскании убытков вытекают из факта недобросовестной конкуренции и связаны с правоотношениями по использованию объекта интеллектуальной собственности, поэтому такой спор не подлежит рассмотрению хозяйственным судом.

2.6. Спор, участниками которого являются индивидуальные предприниматели или юридические лица, не связанный с осуществлением ими предпринимательской деятельности, не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

2.6.1. Решением хозяйственного суда отказано предпринимателю в удовлетворении иска о взыскании с другого предпринимателя суммы предварительной оплаты за товар (ворота и калитки кованые) по договору поставки.

Рассматривая спор по существу, суд исходил из того, что договор заключен между двумя индивидуальными предпринимателями и спорное правоотношение вытекает из предпринимательской деятельности.

Суд кассационной инстанции не согласился с этим выводом, так как договор не предусматривал осуществления его участниками предпринимательской или иной экономической деятельности, а преследовал удовлетворение истцом личных потребностей, обусловленных строительством жилого дома.

Согласно постановлению № 4/3 дела, в которых сторонами или одной из них являются индивидуальные предприниматели и спор не связан с осуществлением предпринимательской деятельности, подведомственны общим судам.

Поскольку характер спорного правоотношения имеет элементы бытового заказа и не связан с предпринимательской деятельностью, иск не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

2.6.2. Решением хозяйственного суда иск ООО о взыскании с индивидуального предпринимателя денежных средств частично удовлетворен. Суд кассационной инстанции это решение отменил и производство по делу прекратил.

ООО обратилось в хозяйственный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании денежных средств. Рассматривая спор по существу, хозяйственный суд исходил из того, что он подведомствен ему, так как договор заключен между индивидуальным предпринимателем и юридическим лицом, а правоотношения сторон связаны с предпринимательской деятельностью.

Этот вывод признан не основанным на материалах дела и не соответствующим нормам права, так как приобщенные к делу доказательства свидетельствовали об обратном. Договор подряда, заключенный между предпринимателем и ООО, не предполагал осуществление его участниками предпринимательской или иной экономической деятельности, а имел своей целью удовлетворение личных потребностей физического лица, обладающего статусом предпринимателя.

Согласно договору ООО обязалось изготовить для гражданина изделия из профиля ПВХ и произвести их монтаж в квартире ответчика. Одним из условий заказа было указано изготовление оконных групп для собственного потребления заказчика. Довод ООО о том, что при заключении договора подряда заказчик выступал в качестве индивидуального предпринимателя, о чем свидетельствовали его печать на договоре и указание его учетного номера плательщика, признан не имеющим значения для определения подведомственности.

2.6.3. Суд кассационной инстанции оставил без изменения определение о прекращении производства по делу по иску индивидуального предпринимателя к унитарному предприятию о взыскании задолженности по арендной плате, неустойки, поскольку спор не подлежал рассмотрению в хозяйственном суде.

Ответчик в кассационной жалобе просил определение отменить, ссылаясь на то, что суду следовало исходить из абзаца седьмого статьи 149 ХПК, согласно которой производство по делу прекращается, если спорное правоотношение после смерти индивидуального предпринимателя или гражданина, являющегося стороной по делу, не допускает правопреемства (статья 388 ГК). По мнению кассатора, в силу универсального правопреемства при наследовании (статья 1031 ГК) наследственное имущество умершего переходит к другим лицам в неизменном виде, а согласно статье 1033 ГК не входят в состав наследства и прекращаются в связи со смертью права и обязанности, неразрывно связанные с личностью физического лица личные неимущественные права, не связанные с имущественными. Ответчик указал, что личное неимущественное право гражданина, не связанное с имущественным, на занятие предпринимательской деятельностью не входит в состав наследства и не может быть объектом правопреемства. Документальное подтверждение факта смерти физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, является основанием для внесения записи в ЕГР о его исключении, и статус предпринимателя не может переходить от умершего к другому лицу в порядке правопреемства, прекращаясь со смертью. Поскольку статус индивидуального предпринимателя неразрывно связан с личностью умершей Ш., весь объем обязательств по договору аренды прекратился со смертью арендодателя. Единственным наследником является истец (предприниматель Ш.), который принял наследство как физическое лицо, а не как субъект хозяйствования. Выданное ему свидетельство о праве на наследство по закону не должно расцениваться документом, порождающим право истца на предъявление имущественных требований к ответчику, вытекающих из договора аренды, так как договор был юридически связан именно с предпринимательской деятельностью умершей (супруги Ш.), а вытекающие из договора обязательства в состав наследства не входят.

Согласно материалам дела предприниматель Ш. обратился в хозяйственный суд с иском о взыскании с ответчика долга по арендной плате по договору аренды, заключенному между ответчиком и умершей супругой истца, также являвшейся индивидуальным предпринимателем. Прекращая производство по делу на основании абзаца второго статьи 149 ХПК, суд исходил из того, что истец в обоснование иска указал, что право на взыскание с ответчика денежных средств возникло в связи с тем, что в период действия договора аренды арендодатель Ш. умерла и истец в порядке наследования по закону стал собственником сданного в аренду нежилого помещения, находящегося в пользовании ответчика. При этом истец полагал, что право на иск возникло у него, в том числе, и из семейных отношений.

Согласно постановлению № 4/3, если акт законодательства непроцессуального характера не позволяет разграничить компетенцию между общими и хозяйственными судами, а содержит лишь указание на подведомственность дела «общему или хозяйственному суду» либо на то, что дело подлежит рассмотрению «в судебном порядке» или «в суде» (без указания, в каком конкретно – общем или хозяйственном), подведомственность дела определяется с учетом субъективного состава участников спора и характера возникшего спорного правоотношения. При определении подведомственности конкретного дела должны учитываться оба критерия (субъектный состав и характер спора) в совокупности. Если, например, гражданин имеет статус индивидуального предпринимателя, но дело возникло не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности (по требованиям, возникающим из семейных, жилищных отношений), оно подлежит рассмотрению в общем суде (равно как дела по спорам, связанным с предпринимательской деятельностью, осуществляемой гражданином, не имеющим свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя).

Согласно статьям 37, 38 ГПК общим судам подведомственны дела по спорам, в частности, возникающим из гражданских, жилищных, семейных отношений. При предъявлении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны общему суду, а другие – иному суду, все требования подлежат рассмотрению в общем суде, если иное не предусмотрено актами законодательства.

2.6.4. Хозяйственный суд первой инстанции удовлетворил иск гражданина, признав недействительным один из пунктов решения общего собрания Товарищества собственников домовладения, устанавливающего для каждого члена товарищества квоту в 1 голос при решении вопросов на общем собрании. Суд апелляционной инстанции решение отменил, производство по делу прекратил, указав, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции. Согласно материалам дела истец является учредителем и членом товарищества. Общее собрание товарищества приняло решение о том, что каждый член товарищества, участвуя в работе общего собрания, имеет один голос. Истец не согласился с этим решением и обжаловал его в хозяйственный суд.

Согласно Закону «О совместном домовладении» каждый собственник на общем собрании обладает количеством голосов пропорционально размеру его доли в праве собственности на общее имущество. По уставу товарищества каждый его член на общем собрании обладает количеством голосов, пропорциональным его доле в праве общей собственности на имущество совместного домовладения. В случае принятия решений, требующих единогласия всех собственников, каждый из них на общем собрании может иметь один голос.

Принимая решение по делу, хозяйственный суд первой инстанции исходил из того, что единогласное решение о том, что каждый член товарищества на общем собрании имеет один голос, всеми собственниками совместного домовладения не было принято из-за отсутствия на собрании одного из членов товарищества.

Суд апелляционной инстанции в своем постановлении указал, что истец, являясь участником товарищества, не обладает статусом индивидуального предпринимателя, а спор между ним и товариществом касается вопроса распределения голосов в работе общего собрания, т.е. вопроса организации работы высшего органа управления товарищества и не связан с осуществлением им предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности.

 

3. Подведомственность хозяйственному суду заявления о проверке законности акта государственного органа, действий (бездействия) должностного лица

 

3.1. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде по правилам главы 25 ХПК признано требование о проверке законности акта государственного органа, который не обладает признаками ненормативного правового акта.

3.1.1. Суд кассационной инстанции признал законным определение о прекращении производства по делу по заявлению юридического лица о признании недействительным решения коллегии лицензирующего органа в части отказа в выдаче лицензии на медицинскую и фармацевтическую деятельность по причине неподведомственности спора хозяйственному суду.

Согласно материалам дела лицензирующий орган принял решение об отказе заявителю в выдаче лицензии. Во исполнение этого решения был издан соответствующий приказ, который доведен до заявителя. Суд обоснованно указал, что поскольку реализация решений коллегии лицензирующего органа осуществляется посредством последующего издания министром приказа или постановления, решение коллегии лицензирующего органа не является тем ненормативным правовым актом, который можно оспорить в порядке, предусмотренном главой 25 ХПК.

3.1.2. Решением хозяйственного суда первой инстанции заявителю отказано в признании недействительным приказа Главного управления Министерства финансов Республики Беларусь о взыскании в бесспорном порядке пени на основании Указа Президента Республики Беларусь от 29.06.2000 № 359 «Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь». Суд апелляционной инстанции решение отменил, производство по делу прекратил.

Суд первой инстанции вынес решение об отказе в удовлетворении требования заявителя, усмотрев неправильно избранный способ защиты права, так как оспоренный приказ в силу статьи 146 Бюджетного кодекса Республики Беларусь является исполнительным документом и не подлежит оспариванию как ненормативный правовой акт.

Суд апелляционной инстанции не признал спор подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде по правилам главы 25 ХПК. С этим выводом согласился суд кассационной инстанции. Орган государственного казначейства осуществляет взыскание в бесспорном порядке на основании приказа Главного управления Министерства финансов по области и г. Минску. Основанием для издания такого приказа является письменное обращение покупателя (заказчика) с приложением к нему расчета подлежащей взысканию пени, а также копий документов, подтверждающих неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств контрагентом. Бюджетный кодекс относит такого рода приказы к исполнительным документам, поэтому он не является ненормативным правовым актом. Таким образом, исходя из статьи 42 ХПК требование о признании недействительным документа, не являющегося ненормативным правовым актом государственного органа, не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

3.1.3. Суд кассационной инстанции признал законным определение суда об отказе в принятии заявления юридического лица о проверке законности письма Госстандарта в связи с неподведомственностью. Отмечено, что согласно статье 42 ХПК хозяйственный суд в порядке административного судопроизводства разрешает возникающие из административных и иных публичных правоотношений хозяйственные (экономические) споры и рассматривает иные дела, связанные с осуществлением юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, в том числе и о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа, которым затрагиваются права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Таким образом, предметом рассмотрения в хозяйственном суде могут являться акты, содержащие обязательные предписания, влекущие юридические последствия (устанавливающие, изменяющие или отменяющие права и обязанности) для субъекта хозяйствования.

Оспоренное заявителем письмо Госстандарта суд обоснованно не признал актом ненормативного характера, так как оно является лишь уведомлением об отказе коллегии комитета в выдаче заявителю лицензии на деятельность, связанную с производством алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции, непищевого этилового спирта и табачных изделий. Если заявитель полагает, что его права нарушены, он вправе обжаловать в судебном порядке не письмо Госстандарта, а решение его коллегии.

3.1.4. Хозяйственный суд отказал ООО в принятии жалобы на действия государственного органа, выразившиеся в направлении в другой государственный орган информационного письма, что, по мнению заявителя, нарушает требования законодательства о контрольной (надзорной) деятельности.

Суд не признал действие по направлению письма противоречащим законодательству, однако при этом не счел жалобу подлежащей рассмотрению в хозяйственном суде, поскольку письмо не устанавливает, не изменяет и не отменяет прав и обязанностей заявителя, не содержит властных предписаний, присущих ненормативному правовому акту. Суд кассационной инстанции, оставляя определение суда без изменения, указал, что отказ в принятии жалобы не препятствует заявителю восстановить свои нарушенные права в установленном законодательством порядке. Так, при несогласии с постановлением о наложении взыскания (заявитель указывал, что письмо стало поводом для привлечения ООО к административной ответственности) заявитель вправе обжаловать это постановление в порядке, установленном ПИКоАП.

3.2. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде по правилам главы 25 ХПК признано требование о проверке законности акта государственного органа, который обладает признаками нормативного правового акта.

Хозяйственный суд отказал юридическому лицу в принятии заявления о признании недействительным постановления Совета Министров Республики Беларусь от 29.05.2006 № 674 «О некоторых вопросах формирования государственного целевого бюджетного фонда национального развития в 2006 году», расценив его нормативным правовым актом, оспаривание которого в хозяйственном суде не допускается.

В кассационной жалобе на определение заявитель указал, что оспариваемое постановление не носит нормативного характера, так как распространяется на определенный круг лиц и имеет разовый характер действия.

Закон «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» определил нормативный правовой акт как официальный документ установленной формы, принятый (изданный) в пределах компетенции уполномоченного государственного органа (должностного лица) или путем референдума с соблюдением установленной законодательством Республики Беларусь процедуры, содержащий общеобязательные правила поведения, рассчитанный на неопределенный круг лиц и неоднократное применение. Совет Министров принимаем в пределах своих полномочий нормативные правовые акты на основе и во исполнение законов и актов Президента Республики Беларусь.

Постановление № 674 было принято во исполнение Указа Президента Республики Беларусь от 28.12.2005 № 637 «О порядке исчисления в бюджет части прибыли государственных унитарных предприятий, государственных объединений, являющихся коммерческими организациями, а также доходов от находящихся в республиканской коммунальной собственности акций (долей в уставных фондах) хозяйственных обществ и об образовании государственного целевого бюджетного фонда национального развития». Постановлением устанавливалось, что высокорентабельные организации перечисляют в бюджет, в государственный целевой бюджетный фонд национального развития часть прибыли (дохода) по результатам работы за 2005 год сверх части исчисленной прибыли равными долями ежемесячно. Таким образом, постановление регулировало вопросы бюджетных правоотношений и не являлось актом индивидуального характера, так как адресовано неопределенному кругу лиц и предназначено для продолжительного применения, в связи с чем проверка законности такого акта законодательства не отнесена к компетенции хозяйственных судов.

3.3. Определение о прекращении производства по делу по заявлению о проверке законности действий (изъятия имущества), которые подлежали обжалованию в порядке уголовно-процессуального закона, признано не основанным на материалах дела, так как отсутствовали доказательства принятия мер обеспечения уголовного процесса.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда о прекращении производства по делу по заявлению фермерского хозяйства о признании незаконными действий должностных лиц органа внутренних дел по изъятию имущества. Суд прекратил дело, указав, что законодательством не предусмотрено рассмотрение хозяйственным судом спора, связанного с защитой прав, нарушенных в ходе ведения уголовного процесса.

Согласно материалам дела изъятие удобрений со склада хозяйства произведено должностными лицами органа внутренних дел при осмотре склада в связи с возникшими основаниями полагать, что эти удобрения отгружены на склад незаконно. Акт изъятия при этом не составлялся. Уголовное дело возбуждено в отношении работника другого юридического лица по признакам растраты им минеральных удобрений при их передаче заявителю при отсутствии товаросопроводительных документов. Ни из протокола осмотра склада, ни из постановления о возбуждении уголовного дела не усматривалось, что изъятие удобрений со складов заявителя производилось в рамках уголовного дела, так как оно было возбуждено после изъятия удобрений, а постановление следователя о признании их вещественным доказательством по уголовному делу в деле отсутствовало. Соответственно, вывод суда о том, что действия должностных лиц органа внутренних дел по изъятию товара осуществлены в рамках уголовного дела и могут быть обжалованы исключительно в порядке УПК, признан не основанным на материалах дела.

3.4. Жалоба на действия должностных лиц государственного органа подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, если обжалуемые заявителем действия затрагивают его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности.

3.4.1. ООО обратилось в хозяйственный суд с жалобой на действия должностных лиц налогового органа, составивших таблицы помесячных отклонений в суммах налогов. Согласно материалам дела в результате налоговой проверки было принято решение о взыскании с заявителя доначисленных налогов. При этом налоговый орган направил материалы в орган финансовых расследований для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования в отношении руководителя ООО. По требованию следователя в целях разграничения ответственности между бухгалтерами ООО, работавшими в разные периоды, сотрудники налогового органа составили таблицы помесячных отклонений в суммах исчисленных налогов.

По мнению суда, поскольку эти таблицы не являлись приложением к акту налоговой проверки, а приобщены были к письменным объяснениям налоговых инспекторов, проводивших проверку, действия должностных лиц налогового органа суд не признал затрагивающими права заявителя и влекущими для него правовые последствия в сфере осуществления им предпринимательской деятельности. В связи с этим спор не признан подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде, поэтому производство по делу было прекращено.

3.4.2. ОДО обратилось в хозяйственный суд с заявлением о признании незаконным бездействия должностного лица органа Министерства финансов, выразившегося в непроведении встречной проверки, в непринятии мер по установлению и указанию в акте проверки должностей, фамилий и инициалов должностных лиц заявителя, действия которых повлекли нарушение законодательства. Суд пришел к выводу, что названное заявителем бездействие не повлекло для него правовых последствий в сфере предпринимательской деятельности, так как проведение встречных проверок являлось нравом контролирующего органа, предметом же судебной проверки могут быть не всякие действия должностных лиц государственного органа, а те, которые не соответствуют законодательству и нарушают права заявителя. В связи с этим производство по делу прекращено. Суд кассационной инстанции определение хозяйственного суда отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав, что суд, прекращая производство по делу, в качестве правового обоснования сослался на статьи 42, 227, 230 ХПК, однако не учел, что другие нормы ХПК относят к подведомственности хозяйственных судов подобные споры.

3.5. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование о признании незаконным отказа подрядчика от подписания акта сдачи в эксплуатацию объекта строительства.

Суд кассационной инстанции признал законным определение об отказе в принятии искового заявления о признании незаконным отказа от подписания акта сдачи в эксплуатацию очереди строительства.

Спор между сторонами возник при исполнении договора строительного подряда, по условиям которого ответчик принял на себя обязательство по строительству жилого дома со встроенными помещениями. Истец указывал, что ответчик, являясь генеральным подрядчиком, уклоняется от передачи приемочной комиссии законченной строительством третьей очереди объекта, ссылаясь на наличие задолженности у заказчика по оплате выполненных работ.

Согласно статье 11 ГК защита гражданских прав осуществляется путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права; пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, установления факта ничтожности сделки и применения последствий ее недействительности; признания недействительным акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом противоречащего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления; иными способами, предусмотренными законодательством.

Порядок приемки объектов в эксплуатацию установлен Положением, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 29.11.1991 № 452, которое не предусматривает такой способ защиты прав участника договора подряда, как признание незаконным отказа подрядчика от подписания акта ввода в эксплуатацию объекта. В связи с этим суд кассационной инстанции счел несостоятельной ссылку истца на статью 11 ГК и указал, что согласно статье 41 ХПК хозяйственный суд, если иное не установлено законодательными актами, разрешает в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений хозяйственные (экономические) споры, рассматривает иные дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. К хозяйственным (экономическим) спорам отнесены, в частности, разногласия при заключении договора, споры об изменении или расторжении договора, о выполнении обязательств, о признании права, об истребовании имущества, о возмещении убытков.

Истец в качестве предмета своего искового требования определил обжалование действий (бездействия) подрядчика по гражданско-правовому договору в виде признания незаконным его отказа от подписания акта. В силу статьи 42 ХПК хозяйственный суд в порядке административного судопроизводства разрешает дела об обжаловании действий (бездействия) государственного органа, органа местного управления и самоуправления, иного органа или должностного лица, которыми затрагиваются права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. С учетом избранного истцом способа защиты права и названных норм права суд кассационной инстанции признал обоснованным отказ хозяйственного суда в принятии подобного иска.

3.6. Не подлежащей рассмотрению в хозяйственном суде по правилам главы 25 ХПК признана жалоба на действия должностного лица органа, ведущего административный процесс.

Суд кассационной инстанции признал законным постановление суда апелляционной инстанции об отмене решения суда первой инстанции об отказе заявителю в признании незаконным действия должностного лица налогового органа по наложению ареста и изъятию имущества и о прекращении производства по делу ввиду неподведомственности спора хозяйственному суду.

Согласно материалам дела в ходе проведения рейдовой налоговой проверки должностным лицом налоговой инспекции выявлен факт хранения товара на складе заявителя без документов, подтверждающих приобретение товара. В этот же день было вынесено постановление об аресте и изъятии предметов правонарушения. После этого в отношении заявителя был составлен протокол об административном правонарушении, в котором ему вменялось совершение правонарушения (хранение товара в нарушение установленного законодательством порядка – при отсутствии требуемых в предусмотренных законодательством случаях документов, подтверждающих приобретение товара). Хозяйственный суд по результатам рассмотрения протокола об административном правонарушении привлек заявителя к административной ответственности в виде штрафа с конфискацией предметов правонарушения (товара, арестованного и изъятого у заявителя). Заявитель оспорил действия по наложению ареста и изъятию имущества.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что должностное лицо действовало в пределах своей компетенции в целях пресечения административного процесса. Соглашаясь с этим выводом, апелляционная инстанция указала, что совершенное должностным лицом налоговой инспекции процессуальное действие может быть обжаловано в порядке, установленном ПИКоАП, поскольку наложение ареста и изъятие имущества представляют собой меры обеспечения административного процесса и такие действия не могут быть обжалованы в порядке главы 25 ХПК.

Суд кассационной инстанции отметил, что ПИКоАП допускает применение мер обеспечения административного процесса, целью которых является, в том числе, обеспечение исполнения постановлений о наложении административных взысканий (статья 8.1 ПИКоАП). Соответственно, эти действия органа, ведущего административный процесс, могут быть обжалованы в порядке, установленном не ХПК, а ПИКоАП. В связи с этим вывод апелляционной инстанции о том, что жалоба не может быть рассмотрена по правилам ХПК, признан обоснованным.

3.7. Подлежащей рассмотрению в хозяйственном суде признана жалоба на отказ органа внутренних дел об отмене ограничений в отношении задержанного им имущества.

Хозяйственный суд отказал иностранной страховой компании в принятии заявления о признании незаконными действий органа внутренних дел, указав, что спор, связанный с задержанием транспортного средства, находящегося в розыске, не полежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Согласно материалам дела сотрудники региональной таможни задержали легковой автомобиль, который ранее был похищен у гражданина Италии и следовал транзитом через Республику Беларусь в Латвию, где состоял на регистрационном учете на основании свидетельства о регистрации транспортного средства в Италии и договора купли-продажи. Как пояснял владелец транспортного средства, оно было им приобретено в Риге в 2007 году и ему не известно о том, что автомобиль был похищен в Италии в 2006 году. Орган внутренних дел Беларуси отказал в возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Латвии. Однако автомобиль, находившийся с 2006 года в розыске, был задержан до решения вопроса о его возврате в судебном порядке.

Предыдущему владельцу автомобиля (субъекту Италии) итальянская страховая компания выплатила страховое возмещение в связи с ущербом, причиненным хищением, после чего право собственности на автомобиль перешло к этой компании. Ее заявление в орган внутренних дел о выдаче задержанного автомобиля было оставлено без удовлетворения, и компания обжаловала отказ органа внутренних дел в хозяйственный суд.

В кассационной жалобе на определение хозяйственного суда заявитель указывал, что его жалоба подлежит рассмотрению хозяйственным судом, так как отказ в выдаче автомобиля является решением, принятым в административном порядке, которое согласно статье 10 ГК может быть обжаловано в суд. Считая данный спор подведомственным хозяйственному суду, заявитель в жалобе также сослался на постановление № 4/3, отметив, что хозяйственным судам подведомственны споры по заявлениям юридических лиц на неправомерные действия (бездействие) государственных органов.

Суд кассационной инстанции отменил определение нижестоящего суда об отказе в принятии заявления страховой компании, указав, что гражданско-правовая защита нарушенного субъективного права предполагает обращение в суд за разрешением спора, если законодательством не предусмотрен административно-правовой порядок защиты соответствующего права. Выбор средства защиты зависит от усмотрения правообладателя. В рассматриваемом случае возникшие имущественные отношения основаны на административном (властном) подчинении одной стороны другой, в связи с чем отказ в выдаче автомобиля может быть обжалован в судебном порядке. В соответствии со статьей 39 ХПК хозяйственному суду подведомственны дела по хозяйственным (экономическим) спорам, дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, иной хозяйственной (экономической) деятельности и иные дела, отнесенные к его подведомственности законодательными актами. Согласно постановлению № 4/3 спор по заявлению юридического лица о проверке законности действий (бездействия) государственного органа подведомственен хозяйственному суду. Поскольку суд неправильно применил нормы процессуального права, его определение отменено, заявление страховой компании направлено в суд для решения вопроса о его принятии к производству.

 

4. Подведомственность хозяйственному суду заявлений об установлении юридического факта, имеющего юридическое значение, о понуждении к исполнению обязательств и некоторых других заявлений

 

4.1. Лица, участвующие в деле, вправе свободно распоряжаться принадлежащими им материальными и процессуальными правами. Избранный истцом способ защиты права признан соответствующим положениям ХПК о подведомственности дел хозяйственному суду, что повлекло отмену определения о прекращении производства по делу.

Суд кассационной инстанции признал незаконным определение о прекращении производства по делу по иску индивидуального предпринимателя о запрете ответчику осуществлять передачу помещения в здании третьим лицам для производства работ и последующей регистрации права собственности на эти помещения. Основанием для прекращения производства по делу явился вывод о том, что спор не лежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Согласно материалам дела между истцом и ответчиком (застройщиком) был заключен инвестиционный договор. Истец участвовал в финансировании строительных работ по реконструкции зданий, а застройщик производил работы по реконструкции. Договором предусмотрено, что в течение 10 рабочих дней со дня сдачи объекта в эксплуатацию и регистрации объекта недвижимости ответчик передает истцу по акту его помещения, а также всю необходимую документацию. Обращение в суд вызвано тем, что истец усмотрел нарушение его права на помещения, так как ответчик заключил аналогичный договор с другим лицом на эти же помещения.

Суд, считая договор с истцом соответствующим законодательству и продолжающим действовать несмотря на заключение ответчиком договора с другим лицом на те же помещения, учитывая, что строительство помещений еще не закончено, пришел к выводу, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, так как заявленные истцом требования не могут быть предметом судебного рассмотрения в рамках статьи 11 ГК, а могут стать предметом самостоятельных исковых требований, вытекающих из отношений по исполнению взаимных обязательств. По мнению суда, характер требований истца свидетельствует о том, что они фактически являются мерой обеспечения иска, который потенциально может быть им заявлен. Суд кассационной инстанции признал эти выводы противоречащими нормам процессуального права.

Согласно ХПК споры, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и возникающие из гражданских и иных правоотношений, хозяйственный суд разрешает в порядке приказного или искового производства. При этом способы защиты гражданских прав определяются ГК и иными актами законодательства, в связи с чем перечень споров, предусмотренный статьей 41 ХПК, не является исчерпывающим. Статья 11 ГК одним из способов защиты гражданских прав называет пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Избранный истцом способ защиты является гражданско-правовым способом защиты гражданских прав и отвечает требованиям ХПК о подведомственности споров хозяйственным судам. В соответствии со статьей 23 ХПК лица, участвующие в деле, вправе свободно распоряжаться принадлежащими им материальными и процессуальными правами, не нарушая при этом права и законные интересы других лиц и государства. В связи этим указание суда на то, что избранный истцом способ защиты права может быть реализован иным способом (например, предъявлением другого иска, вытекающего из обязательств сторон договора), признано неправомерным.

4.2. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признан иск о признании хищения страховым случаем.

Суд кассационной инстанции признал законным определение об отказе в принятии иска о признании хищения груза страховым случаем, так как иск не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде. В суде кассационной инстанции страховщик, отказавший истцу в выплате страхового возмещения, отметил, что в хозяйственном суде может быть рассмотрен спор о взыскании этой суммы, но не о признании страховым случаем факта хищения груза.

Согласно материалам дела страховщик не составил акт о страховом случае и отказал страхователю (истцу) в выплате страхового возмещения. В обоснование иска о признании хищения страховым случаем истец указывал, что устанавливаемый им факт относится к сфере предпринимательской деятельности, страхователь и страховщик являются субъектами предпринимательской деятельности, а сам по себе факт влечет определенные правовые последствия, так как его признание влияет на возникновение у страхователя права на страховое возмещение.

Суд указал, что дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, не могут быть рассмотрены в порядке искового производства. Заявление об установлении юридического факта принимается хозяйственным судом к производству при наличии всех условий, указанных в законе, одним из которых является отсутствие связи устанавливаемого факта с последующим разрешением спора о праве, подведомственного хозяйственному суду. Так как установление факта наступления страхового случая может являться основанием для выплаты суммы страхового возмещения, требование о признании хищения страховым случаем не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде в порядке искового производства.

4.3. Подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признан иск о понуждении к исполнению обязательства исходя из предмета спора и его субъектного состава (истец и ответчик – юридические лица).

Суд кассационной инстанции отменил определение суда о прекращении производства по делу по иску страхователя к страховщику о понуждении к исполнению обязательства в виде составления акта о страховом случае (повреждении транспортного средства в дорожно-транспортном происшествии).

Прекращая производство по делу на основании абзаца первого статьи 149 ХПК, суд исходил из того, что защита права на получение страхового возмещения возможна лишь посредством предъявления иска имущественного характера. При этом обжалование отказа страховщика в составлении акта о страховом случае законодательством не предусмотрено.

По мнению вышестоящего суда, нормами статьи 11 ГК предусмотрены различные способы защиты гражданских прав, в том числе и путем присуждения к исполнению обязанности в натуре, а право выбора способа защиты принадлежит лицу, чье право нарушено. Согласно правилам страхования, утвержденным страховщиком, он обязан составить акт о страховом случае в трехдневный срок после получения документов из компетентных органов, в том числе документов, необходимых для определения величины ущерба. Поскольку право выбора страхователем способа защиты своего нарушенного права зависит от него самого, а предмет спора (понуждение к исполнению обязанности, вытекающей из договора страхования) и его субъектный состав свидетельствуют о подведомственности спора хозяйственному суду, определение о прекращении производства по делу было отменено и дело направлено на новое рассмотрение по существу.

4.4. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование об установлении факта.

4.4.1. Суд кассационной инстанции признал законным определение об отказе в принятии заявления об установлении факта незаконного наложения ареста на имущество. Согласно статье 43 ХПК хозяйственный суд рассматривает дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Заявитель просил установить факт незаконного наложения судебным исполнителем хозяйственного суда ареста на недвижимое имущество в рамках исполнительного производства.

Суд пришел к выводу, что подлежащими установлению в суде фактами являются обстоятельства, с которыми нормы гражданского права связывают возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 7 ГК). В соответствии со статьей 325 ХПК исполнительное производство являете стадией хозяйственного процесса. Законность действий судебного исполнителя в рамках исполнительного производства может быть проверена посредством их обжалования в порядке статьи 353 ХПК. Соответственно, действия судебного исполнителя не могут оцениваться в качестве фактов, установление которых в судебном порядке регламентировано главой 26 ХПК.

4.4.2. Суд кассационной инстанции признал законным определение суда о прекращении производства по делу по заявлению участника ОДО об установлении факта его выхода из этого хозяйственного общества. Требование заявлено в связи с тем, что хозяйственное общество не зарегистрировало изменения учредительных документов в связи с изменением состава его участников.

Согласно статье 231 ХПК хозяйственный суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей или граждан в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. Статьей 232 ХПК установлены условия, при которых хозяйственный суд принимает к своему производству и рассматривает в судебном заседании заявление об установлении юридического факта, имеющего юридическое значение.

Суд указал, что выход участника не связывается ни с решением общего собрания участников, ни с внесением изменений в учредительные документы. Изменение состава участников хозяйственного общества порождает для него обязанность внести изменения в учредительные документы. При неисполнении им этой обязанности заинтересованное в регистрации таких изменений лицо вправе обратиться в суд с иском о понуждении хозяйственного общества к совершению такой государственной регистрации, т.е. заявитель вправе защитить свое право в исковом порядке. Поэтому факт выхода из состава участников хозяйственного общества не может устанавливаться по правилам главы 26 ХПК.

4.5. Не подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде признано требование о понуждении к заключению договора.

Суд кассационной инстанции признал законным определение о прекращении производства по делу по иску о понуждении ответчика к заключению договора купли-продажи объекта недвижимого имущества в связи с неподведомственностью спора хозяйственному суду. В обоснование кассационной жалобы истец указал, что между ним и ответчиком был заключен договор купли-продажи недвижимости. Поскольку у истца в собственности находились гаражные боксы, расположенные на земельном участке, изъятом на основании решения исполкома, истец полагал, что ответчик в силу статьи 417 ГК как победитель аукциона обязан был заключить с истцом договор купли-продажи недвижимости.

Согласно материалам дела решением исполкома был утвержден акт выбора земельного участка для размещения группы жилых домов с объектами социально-культурного назначения. Кадастровой организацией проведен аукцион по продаже объектов коммунальной собственности (комплекса зданий и помещений, условием продажи определялось возмещение землепользователям убытков, причиненных изъятием земельных участков).

По результатам аукциона победителем признан ответчик, который в целях возмещения убытков перечислил истцу 81 000 000 рублей на основании соглашения о возмещении убытков, причиненных изъятием земельного участка и сносом расположенных на нем гаражных боксов. Полагая, что убытки должны были быть возмещены в большем размере, истец обратился в суд с иском о понуждении ответчика заключить договор купли-продажи этих объектов. В обоснование иска истец сослался на статью 240 ГК, которая предусматривает, что в случаях, когда изъятие земельного участка для государственных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящееся на участке, это имущество может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов в порядке, предусмотренном законодательством.

В силу статьи 39 Кодекса о земле изъятие земельных участков у землепользователей, землевладельцев и арендаторов для государственных и общественных нужд производится в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь. Согласно Положению о порядке изъятия и предоставления земельных участков, утвержденному Указом Президента Республики Беларусь от 28.01.2006 № 58 «О некоторых вопросах изъятия и предоставления земельных участков» (действовало в период проведения аукциона), изъятие и предоставление земельного участка для государственных нужд осуществляются по решению Президента Республики Беларусь либо областных (Минского городского) исполнительных комитетов (в соответствии с их компетенцией по изъятию и предоставлению земельных участков). Государственными нуждами признаются определяемые по решению Президента Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь, областных (Минского городского) исполнительных комитетов потребности, связанные с реализацией социально-экономических, научно-технических, природоохранных и иных целей и обеспечиваемые за счет средств бюджета и внебюджетных источников финансирования.

Из материалов дела не следовало, что земельный участок у ответчика изымался для государственных нужд. Согласно статье 133 Кодекса о земле убытки, причиненные изъятием земельных участков, подлежат возмещению в полном объеме землепользователям, землевладельцам, собственникам земельных участков, в том числе арендаторам, понесшим эти убытки.

Суд первой инстанции, прекращая производство по делу, пришел к выводу, что иск не подлежит рассмотрению, так как исполком не обязывал ответчика заключать договор купли-продажи, а в части возмещения истцу убытков решение исполкома исполнено. Ссылка истца на статью 415 ГК не принята во внимание, поскольку преддоговорные споры, когда условия договора определяются в соответствии с решением хозяйственного суда, возможны лишь при уклонении стороны от заключения договора, для которой в соответствии с законодательством его заключение обязательно. Обязательное заключение договора предусматривается для публичного договора (статья 396 ГК), основного договора (статья 399 ГК), с победителем торгов (статья 417 ГК); поставки товаров для государственных нужд (статья 499 ГК). Суд пришел к выводу, что положения статьи 417 ГК в данном случае не подлежали применению, так как предметом аукциона являлись объекты коммунальной собственности.

4.6. Иск о признании недействительными проведенных судебным исполнителем хозяйственного суда публичных торгов подведомственен хозяйственному суду.

Индивидуальный предприниматель обратился в вышестоящий суд с иском к нижестоящему суду о признании недействительными проведенных судебным исполнителем хозяйственного суда торгов по реализации объекта недвижимости.

В принятии иска было отказано со ссылкой на то, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, поскольку указанный в качестве ответчика хозяйственный суд на стадии исполнительного производства осуществлял публичные функции по организации и проведению торгов, не являясь при этом субъектом отношений в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности.

Суд надзорной инстанции определение об отказе в принятии иска отменил, указав следующее. Статья 164 ХПК не относит к подведомственности хозяйственных судов споры, которые подлежат рассмотрению в общих судах или во внесудебном (например, в административном) порядке. Согласно статье 387 ХПК торги могут быть признаны хозяйственным судом недействительными в порядке, установленном законодательством.

Целью обращения индивидуального предпринимателя с исковым заявлением являлась проверка законности проведения судебным исполнителем публичных торгов. Так как дела о проверке законности торгов закон относит к подведомственности хозяйственных судов, указание в определении суда на то, что иск о признании торгов недействительными не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, противоречит ХПК. Истец при реализации предоставленного ему статьей 6 ХПК права на судебную защиту своих прав и законных интересов может определять состав лиц, которые будут участвовать в деле при рассмотрении его хозяйственным судом исходя из собственных представлений о том, кто из них должен быть ответчиком, а кто – третьим лицом, заявляющим либо не заявляющим самостоятельные требования на предмет спора. Правильное определение субъектного состава по делу о признании торгов недействительными является одной из задач хозяйственного суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Соответственно, неправильное, по мнению суда, определение истцом в исковом заявлении субъектного состава не может являться основанием для отказа в принятии искового заявления, в том числе по признаку, указанному в абзаце втором части первой статьи 164 ХПК.

Согласно части первой статьи 61 ХПК, если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции установлено, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, хозяйственный суд вправе по ходатайству или с согласия истца допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим. Если истец не согласен на замену ответчика, суд вправе с согласия истца привлечь надлежащего ответчика в качестве второго ответчика. Таким образом, хозяйственный суд первой инстанции с учетом требований статей 168 и 61 ХПК должен рассмотреть дело по предъявленному индивидуальным предпринимателем иску.

4.7. Хозяйственный суд, выяснив, что до принятия им искового заявления к рассмотрению в отношении ответчика было открыто конкурсное производство, оставил это исковое заявление без рассмотрения на основании абзаца второго статьи 151 ХПК.

ОАО обратилось в хозяйственный суд с иском к УП о взыскании задолженности по договору поставки. Хозяйственный суд принял исковое заявление к рассмотрению и возбудил производство по делу. Однако суд не учел при этом, что до момента принятия им искового заявления к рассмотрению и до возбуждения производства по делу решением этого же хозяйственного суда ответчик был признан экономически несостоятельным и в отношении него открыта процедура санации. Суд прекратил производство по делу на основании абзаца второго статьи 149 ХПК, указав, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Суд апелляционной инстанции не согласился с этим выводом, отменил определение о прекращении производства по делу и применительно к абзацу пятому статьи 151 ХПК оставил иск без рассмотрения. При этом суд апелляционной инстанции исходил из статей 93–98, 106, 109 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», указав, что поскольку исковое требование ОАО подлежало рассмотрению в соответствии с законодательством о банкротстве, то в данном случае истцом не был соблюден установленный законодательством порядок урегулирования спора с ответчиком. Прекратив производство по делу, хозяйственный суд первой инстанции тем самым лишил истца права на судебную защиту его законных интересов. Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда апелляционной инстанции.

4.8. Не признано подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде требование о понуждении ликвидационной комиссии юридического лица к надлежащему исполнению обязанностей по его ликвидации.

Хозяйственный суд отказал ОДО в принятии иска о понуждении ответчика (хозяйственное общество – должник) в лице его ликвидационной комиссии к надлежащему исполнению обязанностей по ликвидации организации, указав, что согласно статье 25 Закона «О хозяйственных обществах» общее собрание участников хозяйственного общества, принявшее решение о его ликвидации, назначает ликвидационную комиссию и устанавливает порядок и сроки ликвидации. Со дня назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами хозяйственного общества, в том числе полномочия его руководителя. Поскольку деятельность ликвидационной комиссии, как и руководителя хозяйственного общества, не является предпринимательской, предъявленное истцом к ликвидационной комиссии требование суд не счел подведомственным. Этот вывод признан правильным судами апелляционной и кассационной инстанции.

4.9. Иск о признании недействительной сделки должника по специальному основанию, предусмотренному законодательством о банкротстве, признан подлежащим рассмотрению в хозяйственном суде.

Унитарное предприятие в лице антикризисного управляющего обратилось в хозяйственный суд с иском к гражданину о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки. Суд первой инстанции, руководствуясь статьей 39 ХПК, постановлением № 4/3 отказал в принятии иска, указав, что он предъявлен к гражданину и не связан с осуществлением им предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, поэтому не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.

Суд апелляционной инстанции не согласился с этим выводом и направил иск в суд первой инстанции для принятия к производству, указав, что исходя из статьи 39 ХПК, статьи 113 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» специальный законодательный акт относит спор к компетенции хозяйственного суда.