− 
 − 

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

8 июля 2016 г. № Р-1060/2016

О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Сергеевой О.Г., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Карпович Н.А., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей».

Заслушав судью-докладчика Данилюка С.Е., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 16 июня 2016 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 30 июня 2016 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования правового регулирования отношений, возникающих в связи с исполнением меры пресечения в виде заключения под стражу, а также при задержании различных категорий лиц, осуществляемом на основании норм Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) и Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК).

При оценке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из следующего.

1. Конституцией установлено, что Республика Беларусь обеспечивает законность и правопорядок (часть третья статьи 1); в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права; государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства (часть первая статьи 21); ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23); государство защищает жизнь человека от любых противоправных посягательств (часть вторая статьи 24); государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности; ограничение или лишение личной свободы возможно в случаях и порядке, установленных законом (часть первая статьи 25).

Государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией; государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности; эти органы и лица несут ответственность за действия, нарушающие права и свободы личности (статья 59 Конституции).

Право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, для всех лиц, лишенных свободы, закреплено в Международном пакте о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 10).

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятый Резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 9 декабря 1988 года, устанавливает, в частности, что арест, задержание или заключение осуществляются только в строгом соответствии с положениями закона и компетентными должностными лицами или лицами, уполномоченными для этой цели (принцип 2); задержание или заключение в какой бы то ни было форме и все меры, затрагивающие права человека, применительно к задержанным или находящимся в заключении лицам, должны осуществляться в силу постановления или подлежать эффективному контролю судебного или другого органа (принцип 4); ни одно задержанное или находящееся в заключении лицо не должно подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания (принцип 6); государствам следует запрещать в законодательном порядке любые действия, противоречащие правам и обязанностям, содержащимся в данных Принципах, налагать за такие действия соответствующие санкции и проводить беспристрастное расследование по жалобам (принцип 7).

Основными принципами обращения с заключенными, принятыми Резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 14 декабря 1990 года, предусмотрено, что все заключенные пользуются уважительным отношением ввиду присущего им достоинства и их значимости как людей (пункт 1); за исключением тех ограничений, необходимость которых явно обусловлена фактом заключения в тюрьму, все заключенные пользуются правами человека и фундаментальными свободами, изложенными во Всеобщей декларации прав человека, и в том случае, если соответствующее государство является участником, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и Факультативном протоколе к нему, а также такими иными правами, которые изложены в других пактах Организации Объединенных Наций (пункт 5).

Конституционный Суд отмечает направленность положений Закона на реализацию указанных норм Конституции и международно-правовых стандартов в отношении лиц, содержащихся под стражей.

2. Положениями Закона вносятся изменения и дополнения в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» (далее – Закон о содержании лиц под стражей), касающиеся, в частности, режима в местах содержания под стражей, основных обязанностей лиц, содержащихся под стражей, их материально-бытового обеспечения, конвоирования, изоляции, охраны, в том числе надзора за ними вне мест содержания под стражей, и др.

Этим обусловлена корректировка понятийного аппарата Закона о содержании лиц под стражей, который дополняется такими терминами и их определениями, как «содержание лиц под стражей», «конвоирование лиц, содержащихся под стражей», «граница охраны», «пропускной режим в местах содержания под стражей». Одновременно уточняются определения терминов «сотрудники мест содержания под стражей», «руководители администрации мест содержания под стражей» (пункты 1 и 26 статьи 1 Закона).

Так, содержание лиц под стражей означает нахождение под охраной в местах содержания под стражей либо иных местах, определенных данным Законом, лиц, содержащихся под стражей, или конвоирование таких лиц; в свою очередь, под конвоированием лиц, содержащихся под стражей, понимается доставление под охраной лиц, содержащихся под стражей, к месту назначения.

Конституционный Суд полагает, что указанные законодательные изменения обусловлены необходимостью более полной и точной правовой регламентации соответствующих общественных отношений, возникающих в процессе обеспечения режима содержания лиц под стражей. Кроме того, расширение и уточнение используемой терминологии направлены на обеспечение внутренней согласованности норм Закона о содержании лиц под стражей, конкретизацию правовых предписаний, касающихся регулирования порядка и определения условий содержания лиц под стражей, в целях их однозначного понимания и единообразного применения, что отвечает принципу верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции) и основанному на нем принципу правовой определенности.

3. Законом устанавливается, что к лицам, содержащимся под стражей, относятся лица, задержанные и заключенные под стражу в соответствии с УПК, УИК, а также международными договорами Республики Беларусь (пункт 1 статьи 1).

В УПК предусмотрено, что меры пресечения в виде заключения под стражу – это принудительные меры, применяемые к подозреваемому или обвиняемому для предотвращения совершения ими общественно опасных деяний, предусмотренных уголовным законом, или действий, препятствующих производству по уголовному делу, а также для обеспечения исполнения приговора (часть 1 статьи 116).

Этим обусловлено закрепление в статье 9 Закона о содержании лиц под стражей, излагаемой в новой редакции пунктом 4 статьи 1 Закона, положения об установлении в местах содержания под стражей особого режима, который предполагает изоляцию, охрану и надзор за такими лицами, обязанность соблюдения ими определенных требований, за невыполнение которых могут применяться меры взыскания.

Реализация указанных принудительных мер предполагает ограничение конституционного права человека на свободу, в том числе свободу передвижения, и личную неприкосновенность.

Вместе с тем Конституционный Суд отмечает, что Конституция допускает ограничение или лишение личной свободы в случаях и порядке, установленных законом (часть первая статьи 25). Кроме того, Конституция закрепляет дополнительные юридические гарантии защиты прав гражданина и основных свобод, которые состоят в том, что лицо, заключенное под стражу, имеет право на судебную проверку законности его задержания или ареста (часть вторая статьи 25); а также устанавливает запрет пыток, жестокого, бесчеловечного либо унижающего достоинство обращения или наказания (часть третья статьи 25).

Конституционный Суд обращает внимание правоприменителя на необходимость неукоснительного соблюдения положений УПК, регламентирующих порядок и условия содержания лиц под стражей, с целью недопущения нарушений конституционных прав и свобод граждан.

4. Излагаемой в новой редакции статьей 9 «Режим в местах содержания под стражей» Закона о содержании лиц под стражей предусматривается наделение государственных органов, в структуре которых функционируют места содержания под стражей (Министерство внутренних дел Республики Беларусь, Комитет государственной безопасности Республики Беларусь, Министерство обороны Республики Беларусь, Государственный пограничный комитет Республики Беларусь), полномочиями на утверждение по согласованию с Генеральной прокуратурой Республики Беларусь правил внутреннего распорядка мест содержания под стражей (далее – Правила), а также закрепляются конкретные требования к содержанию указанных Правил (пункт 4 статьи 1 Закона).

Конституционный Суд считает, что такое законодательное регулирование имеет целью установление единообразного правового режима мест содержания лиц под стражей вне зависимости от ведомственной подчиненности данных мест, обеспечивающее равенство при реализации прав и обязанностей, в том числе соблюдение единых подходов к материально-бытовому, культурному и медицинскому обеспечению лиц, содержащихся под стражей, исключающее их дискриминацию по каким-либо признакам.

По мнению Конституционного Суда, предписание Закона о согласовании Правил с Генеральной прокуратурой вытекает из конституционных полномочий данного государственного органа (статья 125 Конституции) и выступает в качестве дополнительной гарантии соблюдения прав и законных интересов лиц, содержащихся под стражей.

Кроме того, учитывая, что Правила, являющиеся подзаконным нормативным правовым актом, не могут допускать ограничения прав и свобод, не предусмотренные в законодательных актах, закрепление на уровне закона конкретных требований к содержанию Правил, касающихся режима в местах содержания под стражей, призвано обеспечить соблюдение нормативного предписания части первой статьи 23 Конституции, допускающего ограничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом.

5. Пунктом 15 статьи 1 Закона в новой редакции излагается статья 27 Закона о содержании лиц под стражей, устанавливающая основные обязанности лиц, содержащихся под стражей. В частности, на указанных лиц дополнительно возлагается обязанность соблюдать границы охраны, под которыми понимается преграда либо условная линия и проходящая по этой линии условная вертикальная плоскость, преодоление либо пересечение которых позволяют либо могут позволить лицу, содержащемуся под стражей, совершить побег из-под стражи (пункт 1 статьи 1 Закона).

В соответствии с излагаемой в новой редакции статьей 393 указанного Закона конвоируемым лицам, содержащимся под стражей, перед началом движения устно разъясняются границы охраны, необходимость выполнения законных требований сотрудников мест содержания под стражей, осуществляющих их конвоирование, а также основания для применения физической силы, специальных средств и оружия, предусмотренные законодательными актами Республики Беларусь.

Данное правовое регулирование направлено на согласование статьи 393 Закона о содержании лиц под стражей с положениями статьи 29 Закона Республики Беларусь «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», устанавливающими основания применения оружия, то есть производства выстрела (выстрелов) из него, в отношении лица, совершающего преступные действия, в том числе побег из-под стражи, конвоя, и конкретизацию указанной правовой нормы с целью устранения имеющейся в ней правовой неопределенности относительно возникновения момента, являющегося основанием для применения оружия, что порождает возможность ее неоднозначного понимания и произвольного применения на практике и не способствует обеспечению должного уровня конституционной законности.

По мнению Конституционного Суда, закрепляемый Законом порядок информирования лиц, содержащихся под стражей, направлен также на обеспечение их личной безопасности, предупреждение противоправных действий со стороны этих лиц и исключение фактов вынужденного применения оружия в отношении конвоируемых лиц.

Такой подход законодателя согласуется с положениями международно-правовых актов, регулирующих содержание лиц под стражей, а также соответствует положениям Конституции о необходимости обеспечения государством законности и правопорядка (часть третья статьи 1 Конституции).

6. Пунктами 15, 18, 29 статьи 1 Закона, которыми излагаются в новой редакции статьи 27, 30, 392 Закона о содержании лиц под стражей, устанавливается ряд ограничений прав и свобод физических лиц, обусловленных предметом его регулирования.

Так, определяется, что лица, содержащиеся под стражей, находятся под охраной и надзором и передвигаются по территории мест содержания под стражей в сопровождении сотрудников мест содержания под стражей, а за их пределами – под конвоем; находятся под постоянным надзором, подлежат фотографированию и обязательной государственной дактилоскопической регистрации; в целях осуществления надзора могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства; подвергаются личному обыску, помещения, в которых они размещаются, – обыску, а их предметы, вещи, посылки, передачи, бандероли, мелкие пакеты – досмотру, в том числе с использованием технических и специальных средств (части первая–третья статьи 30 Закона о содержании лиц под стражей).

Для лиц, содержащихся под стражей, устанавливается также запрет на ведение переговоров, переписки с лицами, находящимися не только в других камерах мест содержания под стражей, но и в иных помещениях, в которых осуществляется их охрана (часть вторая статьи 27 Закона о содержании лиц под стражей).

Закрепляется положение, согласно которому в случае отказа лица, содержащегося под стражей, от конвоирования конвой обеспечивает принудительное доставление такого лица к месту назначения с применением при необходимости физической силы и (или) специальных средств в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь (часть пятая статьи 392 Закона о содержании лиц под стражей).

Конституционный Суд отмечает, что ограничение прав и свобод граждан, осуществляемое в строгом соответствии с законодательством, отвечает принципу верховенства права. При этом условия особого правового режима, которые распространяются на субъекта правоотношений, влияют на специфику указанных ограничений.

Конституция допускает возможность ограничения прав и свобод личности лишь в той мере, в какой это необходимо для достижения публичных интересов, названных в части первой статьи 23, и только в случаях, предусмотренных законом, с соблюдением иных конституционных принципов и норм. Такие правоограничения, как указывал Конституционный Суд в ряде своих решений, могут быть оправданны, если они не ставят под сомнение и не отменяют само существо гарантированных Конституцией прав и свобод, отвечают требованиям социальной справедливости, являются адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей и идеалов.

По мнению Конституционного Суда, устанавливаемое законодателем ограничение определенных прав и свобод лиц, содержащихся под стражей, то есть фактически находящихся в условиях особого правового режима, вызвано необходимостью обеспечения нормального функционирования системы уголовной юстиции, предупреждения со стороны указанных лиц противоправной деятельности (в том числе невыполнения законных требований либо оказания сопротивления представителям администрации и сотрудникам мест содержания под стражей, попыток совершения побега, членовредительства, самоубийства и т.п.) и отвечает приведенным выше конституционным требованиям.

7. В соответствии с изменениями, вносимыми в статьи 9, 13, 20 Закона о содержании лиц под стражей пунктами 4, 6, 9 статьи 1 Закона, предусматривается возможность передачи лицам, содержащимся под стражей, холодильников и телевизоров для их установки и использования в камерах; получения, наряду с посылками и передачами, бандеролей и мелких пакетов; приобретения предметов, вещей и продуктов питания не только по безналичному расчету, но и путем расчетов наличными денежными средствами.

По мнению Конституционного Суда, такой подход законодателя имеет целью дальнейшее улучшение условий содержания лиц под стражей, что отвечает принципам гуманизма и уважения человеческого достоинства, способствует соблюдению прав и законных интересов этих лиц в соответствии с требованиями Конституции и международно-правовых актов.

Таким образом, исходя из выявленного конституционно-правового смысла норм Закона, Конституционный Суд считает, что устанавливаемое им правовое регулирование порядка и условий содержания лиц под стражей направлено на совершенствование деятельности мест содержания под стражей, повышение безопасности содержащихся там лиц, дальнейшую гуманизацию условий их содержания и создание дополнительных гарантий соблюдения их прав и законных интересов, соответствующих нормам Конституции и международно-правовым стандартам в данной сфере.

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

Таким образом, Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич