− 
 − 

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

29 июня 2012 г.Р-728/2012

О соответствии Конституции Республики Беларусь Жилищного кодекса Республики Беларусь

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Сергеевой О.Г., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Козыревой Л.Г., Марыскина А.В., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, подпункта 1.1 пункта 1 и пункта 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Жилищного кодекса Республики Беларусь.

Заслушав судью-докладчика Сергееву О.Г., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Жилищного кодекса Республики Беларусь и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Жилищный кодекс Республики Беларусь (далее – Кодекс) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 31 мая 2012 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 22 июня 2012 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Принятие Кодекса обусловлено необходимостью обеспечения системного и комплексного правового регулирования отношений в жилищной сфере. В Кодексе учитываются положения Декрета Президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях», указов Президента Республики Беларусь от 29 ноября 2005 г. № 565 «О некоторых мерах по регулированию жилищных отношений», от 15 июня 2006 г. № 396 «О долевом строительстве многоквартирных жилых домов», от 28 января 2008 г. № 43 «О деятельности организаций застройщиков, гаражных кооперативов и кооперативов, осуществляющих эксплуатацию автомобильных стоянок» и других нормативных правовых актов Президента Республики Беларусь, а также регулируются отношения, являющиеся предметом законов Республики Беларусь «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» и «О совместном домовладении».

При проверке конституционности Кодекса Конституционный Суд исходит из следующего.

1. В соответствии с Конституцией Республика Беларусь провозглашена социальным правовым государством, которое гарантирует права и свободы граждан Республики Беларусь, закрепленные в Конституции и законах (часть первая статьи 1, часть третья статьи 21); каждый имеет право на достойный уровень жизни, включая жилье (часть вторая статьи 21).

Одним из социальных прав, предусмотренных в Конституции, является право граждан Республики Беларусь на жилище, которое обеспечивается развитием государственного и частного жилищного фонда, содействием гражданам в приобретении жилья (часть первая статьи 48). Данные положения согласуются с положениями части первой статьи 13 Конституции о том, что собственность может быть государственной и частной, а также частей первой и второй статьи 44 Конституции, согласно которым государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами; неприкосновенность собственности охраняется законом.

Признание права каждого на жилище имеет большое значение для обеспечения достойного уровня жизни граждан. Человеческое достоинство и качество жизни каждого во многом зависят от пригодного и безопасного места проживания. В связи с этим конституционная норма о праве на жилище находит отражение в Кодексе путем использования термина «жилое помещение» и определения его в статье 1 как помещения, предназначенного для проживания граждан, отапливаемого, имеющего естественное освещение и соответствующего санитарным нормам, правилам и гигиеническим нормативам и иным техническим требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.

Реализация приведенных конституционных положений обеспечивается нормами Кодекса как направленными в целом на регулирование жилищных отношений, в том числе нормами, касающимися состава жилищного фонда и управления им (статьи 10–13); учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий (статьи 34–48); оснований возникновения, осуществления и прекращения права собственности и (или) владения и пользования жилыми помещениями (статьи 22–25, 27, главы 8–10, 16–20, 22, 27, 28); платы за жилищно-коммунальные услуги и платы за пользование жилыми помещениями (статьи 29–33); приобретения, отчуждения и иного распоряжения жилыми помещениями (главы 11, 12, 23); организации товарищества собственников, совместного домовладения и деятельности организаций застройщиков (главы 29–32) и др.

Международным сообществом право на жилище рассматривается в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень (пункт 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека, пункт 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах).

Положение части третьей статьи 48 Конституции, согласно которому никто не может быть произвольно лишен жилья, является важнейшей гарантией соблюдения права граждан Республики Беларусь на жилище. Конституционный Суд считает, что на создание механизма реализации данной нормы Конституции направлены положения Кодекса, в силу которых выселение граждан из жилых помещений допускается в судебном порядке только по основаниям, предусмотренным Кодексом и иными законодательными актами, а также гарантируется одновременное предоставление выселяемым гражданам других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом и иными законодательными актами (пункты 1, 2 статьи 84).

2. Социальный характер государства, проявляющийся как в закреплении на конституционном уровне права на жилище, так и в ответственности государства за создание условий для обеспечения и гарантированности прав и свобод граждан Республики Беларусь, находит отражение во многих статьях Кодекса.

2.1. Исходя из указанных выше конституционных положений, Конституционный Суд оценивает статьи 51, 60, 75, 76 Кодекса, предусматривающие дополнительные требования при реализации отдельными категориями граждан жилищных прав. К ним относятся, в частности, требования к жилым помещениям, предоставляемым по договорам найма жилых помещений отдельным категориям граждан (инвалидам, гражданам, достигшим 60-летнего возраста, а также семьям, в составе которых имеются инвалиды или граждане, достигшие 60-летнего возраста); право недееспособных членов семьи умершего нанимателя на заключение нового договора найма жилого помещения государственного жилого фонда; обязательное письменное согласие органов опеки и попечительства на отчуждение собственником жилого помещения, в котором проживают граждане, признанные недееспособными или ограниченными в дееспособности, а также на отчуждение, аренду, наем, залог, предоставление в безвозмездное пользование жилых помещений, принадлежащих на праве собственности таким гражданам.

2.2. В соответствии с Конституцией детство находится под защитой государства (часть первая статьи 32); при этом воспитание детей, забота об их здоровье, развитии и обучении являются правом и обязанностью родителей или лиц, их заменяющих (часть третья статьи 32). Применительно к закрепленному в части первой статьи 48 Конституции праву на жилище, с учетом социальной направленности государства и гарантирования им прав и свобод граждан Беларуси это означает необходимость создания условий, обеспечивающих детям достойную жизнь, реализацию их прав, в частности права на жилище.

Международно-правовые акты также нацеливают государства на всестороннюю защиту прав ребенка. Согласно Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 года обязывает подписавшие ее государства обеспечивать детям такую защиту и заботу, которые необходимы для их благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных Конвенцией (статья 4), в том числе в пределах своих возможностей принимать меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей и, в случае необходимости, поддерживать программы, особенно в отношении обеспечения жильем (пункт 1 статьи 27).

Конституционной обязанностью государства заботиться о детях, по мнению Конституционного Суда, предопределяются правомочия органов опеки и попечительства в сфере жилищных отношений. Положениями Кодекса предусматривается необходимость согласия этих органов на изменение статуса жилого помещения, совершение сделок с ним в случае, если в этом жилом помещении проживают несовершеннолетние, признанные находящимися в социально опасном положении либо признанные нуждающимися в государственной защите, или это жилое помещение закреплено за детьми-сиротами или детьми, оставшимися без попечения родителей, либо принадлежит несовершеннолетним на праве собственности (пункт 5 статьи 21, пункт 2 статьи 75, пункт 1 статьи 76, пункт 1 статьи 86 и др.).

Кроме того, в Кодексе (пункт 3 статьи 93, пункт 6 статьи 95, пункт 5 статьи 112, пункт 4 статьи 120 и др.) закрепляются иные, отличающиеся от общих, права отдельных социально уязвимых категорий детей. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 93 Кодекса выселение учащихся и студентов, которые являются детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, а также лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из жилого помещения государственного жилищного фонда в общежитии не допускается до предоставления им в установленном порядке другого жилого помещения по месту нахождения их на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Конституционный Суд полагает, что установление таких особенностей в отношении отдельных категорий детей нельзя рассматривать как нарушение принципа равенства всех перед законом (статья 22 Конституции), поскольку оно основывается на социальном характере государства, предопределяющем обязанность государства заботиться о благополучии своих граждан, их социальной защищенности, и если в силу возраста или по другим не зависящим от него причинам человек фактически не может позаботиться о себе, то справедливой является соответствующая помощь, оказываемая ему со стороны государства. Такое преимущество отвечает части второй статьи 23 Конституции, согласно которой никто не может пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону.

2.3. В статье 3 Кодекса в качестве принципа, являющегося одним из основных начал жилищного законодательства, определяется предоставление жилых помещений государственного жилищного фонда гражданам, нуждающимся в социальной защите.

Конституционный Суд оценивает данный принцип и нормы главы 17 Кодекса, в которых он находит реализацию, как согласующиеся с частью второй статьи 48 Конституции, предусматривающей, что гражданам, нуждающимся в социальной защите, жилище предоставляется государством и местным самоуправлением бесплатно или по доступной для них плате в соответствии с законодательством. Исходя из данного конституционного положения, основания, порядок предоставления жилых помещений, круг лиц, имеющих право на получение этих помещений, устанавливаются законодательством. Развивая положение части второй статьи 48 Конституции, законодатель в Кодексе предусматривает право на получение жилого помещения социального пользования. При этом к лицам, имеющим право на получение такого жилого помещения, в силу статьи 111 Кодекса отнесены граждане, состоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, независимо от размера их дохода и трудоспособности (подпункты 1.1–1.4 пункта 1), а также с определенным уровнем материальной обеспеченности (подпункт 1.13 пункта 1).

Европейский суд по правам человека также придерживается позиции об обязанности государства выполнять свою социальную функцию в области жилищных отношений. Так, в решении от 21 февраля 1986 г. по делу «Джеймс и другие против Соединенного Королевства» отмечено, что в современном обществе обеспечение населения жильем является важнейшей социальной потребностью; решение жилищного вопроса не может быть целиком отдано на откуп рынку, неограниченное действие которого, особенно в ситуации трансформации экономики, способно создать опасность нежелательных социальных последствий, а потому отражает не только частный, но и публичный интерес.

3. В пункте 1 статьи 73 Кодекса устанавливается, что граждане, а также юридические лица, зарегистрированные в установленном порядке в Республике Беларусь, вправе приобретать жилые помещения по договорам купли-продажи, мены или на основании иной сделки по отчуждению жилого помещения в любых населенных пунктах Республики Беларусь. Конституционный Суд оценивает данную норму как согласующуюся со статьей 30 Конституции, в соответствии с которой граждане Республики Беларусь имеют право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Республики Беларусь, покидать ее и беспрепятственно возвращаться обратно, а также с частью второй статьи 44 Конституции, закрепляющей право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами.

4. В абзацах четвертом и пятом статьи 36 Кодекса предусматривается, что не принимаются на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий граждане, прибывшие в г. Минск из других населенных пунктов, в том числе по месту работы (службы) в организациях, расположенных в г. Минске, в течение десяти лет со дня регистрации их по месту жительства в г. Минске или в течение десяти лет со дня начала работы (службы) в организациях, расположенных в г. Минске.

Конституционный Суд отмечает, что в соответствии с действующим законодательством учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, производится в целях предоставления жилых помещений государственного жилищного фонда, оказания этим гражданам государственной поддержки при строительстве, реконструкции, приобретении жилья. Согласно действующему Жилищному кодексу Республики Беларусь (далее – ЖК), указам Президента Республики Беларусь от 29 ноября 2005 г. № 565 «О некоторых мерах по регулированию жилищных отношений» и от 6 января 2012 г. № 13 «О некоторых вопросах предоставления гражданам государственной поддержки при строительстве (реконструкции) или приобретении жилых помещений» именно гражданам, состоящим на учете в улучшении жилищных условий, предоставляются по договорам найма жилые помещения государственного жилищного фонда, а также в некоторых случаях льготные кредиты, субсидии для решения ими жилищного вопроса на льготных по сравнению с другими гражданами условиях.

С учетом положения части первой статьи 48 Конституции, в соответствии с которым право граждан Республики Беларусь на жилище обеспечивается в том числе содействием гражданам в приобретении жилья, Конституционный Суд полагает, что законодатель вправе определить условия и порядок оказания такого содействия.

При анализе конституционных положений в их взаимосвязи Конституционный Суд отмечает статью 20, объявляющую город Минск столицей Республики Беларусь и предусматривающую, что статус города Минска определяется законом. Согласно частям второй и третьей статьи 1 Закона Республики Беларусь «О статусе столицы Республики Беларусь – города Минска» столица Республики Беларусь является административно-политическим, экономическим и культурным центром государства; местом нахождения официальной резиденции Президента Республики Беларусь, государственных органов, а также дипломатических представительств, консульских учреждений иностранных государств и представительств международных организаций в Республике Беларусь. Правовое положение города Минска обусловливает в том числе особенности местного управления и самоуправления, необходимость обеспечения функционирования соответствующих органов и организаций, предоставление государством дополнительных гарантий, связанных с осуществлением городом Минском функций столицы (статья 2 указанного Закона).

Конституционный Суд полагает, что, принимая во внимание перечисленные особенности правового положения города Минска, регулирование отношений, касающихся столицы республики, должно сочетать интересы его населения и общегосударственные интересы, обеспечивать благоприятные условия жизни граждан и надлежащие условия деятельности государственных органов и иных организаций. Именно этим обусловлена возможность установления различных условий реализации жилищных прав, нашедшая отражение в абзацах четвертом и пятом статьи 36 Кодекса.

5. В пункте 3 статьи 84 Кодекса устанавливается возможность выселения в жилое помещение за пределами данного населенного пункта, а в сельской местности – за пределы территории сельсовета без согласия гражданина, в том числе в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 86 и статьей 155 этого Кодекса.

Пунктом 1 статьи 86 Кодекса регламентируются выселение в судебном порядке с предоставлением другого жилого помещения нанимателя жилого помещения государственного жилищного фонда и проживающих с ним членов его семьи, имеющих без уважительных причин шестимесячную задолженность по плате за жилищно-коммунальные услуги и плате за пользование жилым помещением, а статьей 155 – принудительная продажа жилого помещения с публичных торгов и передача бывшему собственнику при соблюдении установленных данной статьей требований в собственность другого жилого помещения в случае, если собственник жилого помещения имеет без уважительных причин шестимесячную задолженность по плате за жилищно-коммунальные услуги либо если собственник жилого помещения в течение года три и более раза привлекался к административной ответственности за нарушение правил пользования жилыми помещениями, содержания жилых и вспомогательных помещений, выразившееся в разрушении, порче жилого помещения либо в использовании его не по назначению, или за иные нарушения требований Кодекса, делающие невозможным для других проживание с ним в одной квартире или в одном жилом доме, ограничивая указанными действиями права и законные интересы других граждан.

В Кодексе закрепляется обязанность нанимателей жилых помещений государственного жилищного фонда, собственников жилых помещений вносить плату за жилищно-коммунальные услуги (статья 29), обеспечивать сохранность жилых помещений (статья 97), а нанимателей жилых помещений государственного жилищного фонда, кроме того, обязанность вносить плату за пользование жилым помещением (статья 29).

В соответствии со статьей 52 Конституции каждый, кто находится на территории Республики Беларусь, обязан соблюдать ее Конституцию и законы. Конституционный Суд в связи с этим полагает, что устанавливаемая в Кодексе ответственность за несоблюдение предусмотренных в нем обязанностей является обоснованной мерой воздействия на граждан, пренебрегающих исполнением этих обязанностей, и направлена на обеспечение прав других граждан и организаций на защиту своих прав от неправомерных действий (бездействия) иных лиц, а также на предотвращение нарушений нанимателями и собственниками жилых помещений требований Кодекса.

6. В соответствии с пунктом 5 статьи 221 Кодекса бывшие члены семьи собственника жилого помещения, не имеющие доли в праве общей собственности на это жилое помещение, которым предоставлено право владения и пользования этим жилым помещением до вступления Кодекса в силу, по истечении одного года с даты вступления в силу Кодекса могут быть выселены из этого жилого помещения по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 95 Кодекса.

Согласно ЖК члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования жилым помещением наравне с собственником этого помещения, если при их вселении не было иного письменного соглашения. Если члены семьи собственника жилого помещения перестали быть членами его семьи, но продолжают проживать в этом жилом помещении, они сохраняют свои права и обязанности, если иное не установлено ЖК и заключенным письменным соглашением о порядке пользования жилым помещением (части первая, пятая статьи 116 ЖК). При этом в письменном соглашении может быть предусмотрено, например, что вселяемые в жилое помещение лица утрачивают право пользования после того, когда станут бывшими членами семьи.

В Кодексе изменен подход к решению указанного вопроса. Согласно пункту 2 статьи 95 Кодекса бывшие члены семьи собственника жилого помещения, не имеющие доли в праве общей собственности на это жилое помещение, подлежат выселению из него по требованию собственника жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, если иное не установлено Брачным договором или письменным соглашением о порядке пользования жилым помещением. Тем самым интересы бывших членов семьи, при вселении которых не было заключено письменное соглашение и которые по общему правилу части пятой статьи 116 ЖК сохранили право пользования занимаемым жилым помещением, и их право на жилище значительно ограничиваются, поскольку, учитывая действовавшее на момент возникновения у них права пользования жилым помещением правовое регулирование, они не предпринимали необходимые и достаточные меры по сохранению права на занимаемые жилые помещения, а также по улучшению своих жилищных условий.

При этом необходимо учитывать, что ЖК в качестве гарантии обеспечения прав и интересов собственника жилого помещения предоставляет ему возможность заключения с вселяемым лицом соглашения (Брачного договора) и закрепления в нем положения о прекращении у такого лица права пользования жилым помещением и выселении на том основании, что оно перестает быть членом семьи. Собственник, вселяя другое лицо в качестве члена своей семьи без заключения письменного соглашения, по собственной воле ставит себя в невыгодные условия, поскольку вселять либо давать согласие на вселение лица в качестве члена семьи без письменного соглашения – это его право, а не обязанность. В соответствии же с Кодексом проживание в жилом помещении бывшего члена семьи возможно только в соответствии с письменным соглашением или Брачным договором, в ином случае такое лицо подлежит выселению.

Конституционный Суд считает, что приведенное положение пункта 5 статьи 221 Кодекса, учитывая изменившееся правовое регулирование отношений, связанных с выселением бывших членов семьи, не имеющих доли в праве общей собственности на жилое помещение, означает продолжение действия норм ЖК в течение периода времени, указанного в данном пункте, – один год со дня вступления Кодекса в силу. Такой период времени предоставлен законодателем для приведения отношений, возникших на основании ЖК, признаваемого Кодексом утратившим силу, в соответствие с новым правовым регулированием.

На необходимость регламентации в новом нормативном правовом акте вопросов переживания права, когда в связи с отменой нормативного правового акта необходимо урегулировать вопросы права, получившего свою реализацию и продолжающего действовать на момент принятия новых правовых норм, отменяющих данное право, Конституционный Суд указывал в своем решении от 18 декабря 2008 г. «О реализации субъективного права при прекращении действия правовых норм». В связи с этим установление в пункте 5 статьи 221 Кодекса времени, необходимого для принятия собственником жилого помещения решения о дальнейшем праве владения и пользования жилым помещением бывшими членами семьи, в том числе для заключения соглашения о таком праве в соответствии с Кодексом, обоснованно и позволит привести жилищные отношения в соответствие с требованиями Кодекса.

7. Нормы Кодекса, устанавливающие ограничения прав личности, Конституционный Суд анализировал на соответствие их части первой статьи 23 Конституции, допускающей ограничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

7.1. Неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан гарантируется; никто не имеет права без законного основания войти в жилище и иное законное владение гражданина против его воли (статья 29 Конституции).

С неприкосновенностью жилища связана также возможность для граждан беспрепятственно проживать в предоставленном в пользование на условиях договора найма (поднайма) или принадлежащем на праве собственности жилом помещении.

На обеспечение защиты жилищных прав граждан от противоправных действий других лиц направлены положения Кодекса (статьи 27, 28), закрепляющие право граждан и организаций на защиту своих прав от неправомерных действий иных лиц, в том числе на судебную защиту своих прав и законных интересов, включая взыскание в соответствии с законодательством в судебном порядке причиненного имущественного вреда и денежной компенсации морального вреда, гарантируемое статьей 60 Конституции.

Вместе с тем в Кодексе предусматривается перечень случаев, когда граждане и организации обязаны обеспечить доступ определенных лиц в занимаемые ими или находящиеся в их владении и пользовании жилые и (или) нежилые помещения, ограничивая тем самым права граждан на неприкосновенность жилища, а также на защиту от незаконного вмешательства в их личную жизнь (статья 28 Конституции). Так, доступ в помещения необходимо обеспечивать для проверки соответствия жилого помещения установленным для проживания санитарным и техническим требованиям, проведения осмотров, ремонтных работ в случае их необходимости, снятия показаний приборов индивидуального учета расхода воды, тепловой и электрической энергии, газа, а также работникам, имеющим в соответствии с законодательными актами право доступа в жилое помещение в случае чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, боевых действий и актов терроризма, в целях спасения жизни и предотвращения вреда здоровью граждан и их имуществу, а также в случаях, предусмотренных законодательными актами (абзацы седьмой и восьмой пункта 1 статьи 26 Кодекса). По мнению Конституционного Суда, указанные ограничения объективно оправданны, юридически обоснованны, преследуют конституционно значимые цели защиты здоровья, прав других лиц и соразмерны им, поэтому их введение отвечает части первой статьи 23 Конституции.

7.2. Согласно пункту 3 статьи 110, пункту 6 статьи 116, пункту 2 статьи 119, статье 135 Кодекса жилые помещения социального пользования, служебные жилые помещения государственного жилищного фонда, жилые помещения государственного жилищного фонда в общежитиях и некоторые другие не подлежат приватизации.

В связи с этим Конституционный Суд отмечает, что приватизация в Республике Беларусь обусловлена переходом к различным формам собственности, развитием свободы экономической деятельности, гарантированными, в частности, частями первой, второй и четвертой статьи 13 Конституции.

Право на приватизацию жилых помещений связано также с правом граждан на жилище, свободу передвижения в пределах Республики Беларусь (статья 30 Конституции), поскольку его реализация создает правовые условия выбора гражданами способа удовлетворения потребностей в жилье, включая свободу выбора места жительства, а также на обеспечение им возможности эффективно использовать свои средства для улучшения жилищных условий, свободно владеть, пользоваться и распоряжаться жильем, в том числе на рынке недвижимости.

В Кодексе устанавливается, что приватизация есть приобретение гражданами в собственность занимаемых жилых помещений государственного жилищного фонда, предоставленных им в соответствии с законодательством; субъектами приватизации являются граждане, объектами приватизации – жилые помещения государственного жилищного фонда (статья 134); право на приватизацию в равной степени имеют наниматель жилого помещения, совершеннолетние члены его семьи, а также граждане, за которыми в соответствии с законодательством сохраняется равное с нанимателем право владения и пользования таким жилым помещением (статья 136).

Закрепляя в Кодексе право на приватизацию жилого помещения, государство обязано обеспечить возможность его реализации гражданами, гарантируя при передаче определенного имущества в собственность соблюдение принципов и норм, предусмотренных Конституцией. Вместе с тем в Кодексе устанавливается перечень жилых помещений, не подлежащих приватизации (статья 135).

Конституционный Суд считает, что определение круга объектов жилищной сферы, не подлежащих приватизации, ограничивает права граждан, но это ограничение служит необходимым и соразмерным средством защиты прав других лиц. Жилые помещения, включенные в число помещений, не подлежащих приватизации, относятся к жилью, имеющему специальное целевое назначение (в частности, служебные, специальные жилые помещения, жилые помещения коммерческого использования или в обособленных военных городках); граждане, которым они предоставлены, выполняют служебные обязанности, обладающие определенными особенностями (жилые помещения в зданиях, выделенных для размещения органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям). С учетом изложенного Конституционный Суд считает, что закрепление в статье 135 Кодекса перечня жилых помещений, не подлежащих приватизации, согласуется с вытекающим из части первой статьи 23 Конституции принципом пропорциональности ограничений, не является чрезмерной мерой и направлено на достижение конституционной цели защиты прав других лиц, обоснованно рассчитывающих на их реализацию в сфере жилищных отношений, и обязанностью государства создавать возможности такой реализации.

8. В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции). Данный конституционный принцип обусловливает необходимость обеспечения правовой определенности при регулировании общественных отношений.

Статьей 5 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» предусмотрено, что нормативные правовые акты приводятся в единую систему путем их взаимного согласования, характеризующуюся внутренней согласованностью и обеспечивающую правовое регулирование общественных отношений (статья 5); согласно статье 58 названного Закона в связи с принятием (изданием) нормативного правового акта подлежат признанию утратившими силу все акты той же или меньшей юридической силы или их части (разделы, главы, статьи, пункты и т.д.), если они противоречат включенным в новый акт нормативным предписаниям, либо поглощены им, либо фактически утратили свое значение.

Положения статей 222–224 Кодекса направлены на реализацию указанных выше принципа и норм. Признание утратившими силу некоторых законодательных актов и их отдельных положений, внесение изменений и дополнений в ряд законов в связи с принятием Кодекса, реализация Советом Министров Республики Беларусь поручения о приведении актов законодательства в соответствие с Кодексом позволят обеспечить согласованность в системе правового регулирования.

Порядок принятия Кодекса соответствует положениям Конституции, согласно которым Палата представителей Национального собрания Республики Беларусь рассматривает проекты законов (пункт 2 части первой статьи 97), а Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь одобряет или отклоняет принятые Палатой представителей проекты законов (пункт 1 части первой статьи 98).

С учетом изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Кодекс не противоречит Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частями восьмой, тринадцатой, четырнадцатой статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, подпунктом 1.1 пункта 1 и пунктом 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать Жилищный кодекс Республики Беларусь соответствующим Конституции Республики Беларусь.

2. Настоящее решение вступает в силу со дня принятия.

3. Опубликовать настоящее решение в соответствии с законодательством.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич