− 
 − 

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

23 декабря 2011 г. № Р-657/2011

О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, подпункта 1.1 пункта 1 и пункта 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь».

Заслушав судью-докладчика Сергееву О.Г., проанализировав соответствующие положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 19 декабря 2011 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 20 декабря 2011 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования правового регулирования порядка организации адвокатуры и адвокатской деятельности в целях оказания адвокатами профессиональной юридической помощи физическим и юридическим лицам для осуществления и защиты их прав, свобод и законных интересов.

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из следующего.

1. В Республике Беларусь, провозглашенной правовым государством, обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства (часть первая статьи 1, часть первая статьи 21 Конституции).

В соответствии с Конституцией государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (часть третья статьи 21); государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59).

Одним из конституционных прав является установленное в части первой статьи 62 Конституции право каждого на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. В этой же статье Конституции, закрепляющей право граждан на юридическую помощь, определяются гарантии его осуществления, к которым относятся оказание юридической помощи в случаях, предусмотренных законом, за счет государственных средств и запрет на противодействие ее оказанию.

Из анализа части первой статьи 62 во взаимосвязи с ранее указанными статьями Конституции следует вывод об ответственности государства за реализацию конституционного права на юридическую помощь всем, кто в ней нуждается, без какого-либо ограничения, что, как отмечено в решении Конституционного Суда от 5 октября 2000 г., в свою очередь, требует гарантированности государством оказания квалифицированной юридической помощи, которая может быть обеспечена прежде всего лицами, осуществляющими такую деятельность на профессиональной основе. Из содержания части первой статьи 62 Конституции следует также принцип доступности оказания такой помощи.

Необходимость оказания юридической помощи специалистами обусловливается и закрепленными в статье 115 Конституции принципами состязательности и равенства сторон в процессе осуществления правосудия. Тем самым представительство, получение лицом квалифицированной юридической помощи служат реализации закрепленных в Конституции права на судебную защиту (часть первая статьи 60) и права направлять личные и коллективные обращения в государственные органы (часть первая статьи 40).

В решении от 5 октября 2000 г. Конституционный Суд указал, что из международно-правовых актов также следует, что оказывать юридическую помощь призваны лица, обладающие необходимыми правовыми знаниями и осуществляющие свою деятельность по защите прав и интересов граждан на профессиональной основе. В Основных принципах, касающихся роли юристов, принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (27 августа – 7 сентября 1990 г.), подчеркивается, что для обеспечения защиты прав и основных свобод человека необходимо, чтобы все люди действительно имели доступ к юридическим услугам, предоставляемым независимыми профессиональными юристами; юридическая помощь должна быть эффективной и способствовать соблюдению справедливости; в этих целях государство должно обеспечивать эффективные процедуры и гибкие механизмы эффективного и равного доступа всех лиц к юристам.

Общие подходы к оказанию юридической помощи и деятельности адвокатов установлены и в принятых названным Конгрессом ООН Основных положениях о роли адвокатов, предусматривающих равный доступ всех лиц к адвокатам, обязанности и гарантии адвокатов, право адвокатов формировать самоуправляемые ассоциации для представительства их интересов, учебы и поддержания их профессионального уровня.

В Законе нашли отражение и развитие указанные конституционные нормы и учтены международно-правовые нормы. Согласно статье 4 Закона одними из принципов организации адвокатуры и адвокатской деятельности являются доступность юридической помощи и обеспечение ее качества. В статье 5 Закона в качестве основных задач адвокатуры определено оказание на профессиональной основе юридической помощи клиентам в целях осуществления и защиты их прав, свобод и интересов, а также участие в правовом воспитании граждан. На обеспечение оказания квалифицированной юридической помощи направлены положения Закона, предусматривающие обязательность прохождения стажировки, сдачи квалификационного экзамена и получения специального разрешения (лицензии) на осуществление адвокатской деятельности; права и обязанности адвоката; дисциплинарную ответственность адвокатов за действия, противоречащие Закону, нормам профессиональной этики адвокатов и иным актам законодательства об адвокатуре и др. (статьи 7, 9–14, 17, 18, 20–25 и др.). Доступности юридической помощи способствуют нормы Закона, закрепляющие право любого физического и юридического лица обратиться за юридической помощью к адвокату по своему выбору, возможность оказания юридической помощи за счет средств коллегий адвокатов, республиканского и (или) местного бюджетов или по назначению; гарантии адвокатской деятельности; организационные формы осуществления адвокатской деятельности; необходимость установления минимальной численности адвокатов на территории административно-территориальной или территориальной единиц и др. (статьи 6, 16, 18, 28–33, 38 и др.).

Конституционный Суд одновременно оценивает предусматриваемое нормами Закона (статьи 7, 29–33) правовое регулирование отношений, связанных с организацией адвокатской деятельности, как учитывающее положения части первой статьи 41 Конституции, согласно которой каждый имеет право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей.

2. В Законе закрепляются нормы о том, что адвокатом может быть гражданин Республики Беларусь, который наряду с другими требованиями является членом территориальной коллегии адвокатов (статья 7); адвокаты вправе осуществлять адвокатскую деятельность, в частности, только после вступления в члены территориальной коллегии адвокатов, которая обязана принять адвоката (пункт 1 статьи 11). Устанавливается, что территориальная коллегия адвокатов, являясь органом адвокатского самоуправления и некоммерческой организацией, образуется в целях обеспечения оказания юридической помощи, представления интересов адвокатов в государственных органах и иных организациях, контроля за соблюдением адвокатами законодательства, в том числе Правил профессиональной этики адвокатов (пункт 1 статьи 40, пункты 1 и 2 статьи 41 Закона).

Согласно статье 28 Закона в определенных этой статьей случаях юридическая помощь гражданам оказывается за счет средств коллегий адвокатов либо за счет средств республиканского и (или) местного бюджетов.

Проверяя указанные нормы Закона на предмет конституционности, Конституционный Суд отмечает, что на коллегии адвокатов, действующие на территории г. Минска и областей и предоставляющие в том числе определенный объем публично значимых услуг, государством возлагается конституционно-правовая задача оказания квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам. На этом основании коллегию адвокатов, по мнению Конституционного Суда, следует рассматривать как самостоятельную организационно-правовую форму некоммерческой организации, не подпадающую под действие части первой статьи 36 Конституции, закрепляющей право каждого на свободу объединений, а устанавливаемое в Законе членство адвокатов в коллегии адвокатов в качестве необходимого условия осуществления адвокатской деятельности как направленное на реализацию целей Закона не противоречит Конституции.

Конституционный Суд обращает внимание и на подходы Европейского суда по правам человека к данному вопросу, в силу которых принадлежность к профессиональному объединению, даже будучи обязательной, также не расценивается как вмешательство в свободное объединение и не считается ограничением прав, гарантированных статьей 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а рассматривается как способствующая защите профессиональных прав.

3. В пункте 1 статьи 6 Закона закрепляется положение о том, что юридическая помощь оказывается адвокатами на возмездной основе; в случаях и порядке, предусмотренных данным Законом и иными законодательными актами, юридическая помощь оказывается за счет средств коллегий адвокатов, республиканского и (или) местного бюджетов. Согласно статье 27 Закона порядок и размер оплаты юридической помощи определяются в договоре на оказание юридической помощи и являются существенными условиями такого договора (пункт 4); при даче устной консультации договор на оказание юридической помощи в письменной форме не заключается (пункт 2).

В связи с указанными условиями оказания юридической помощи Конституционный Суд обращает внимание правоприменителей на необходимость обеспечения доступности каждому юридической помощи, вытекающую из части первой статьи 62 Конституции, на реализацию которой направлен Закон. Одним из аспектов доступности представляется возможность установления справедливого размера оплаты юридической помощи, который действительно позволял бы обратиться за юридической помощью каждому, кто в ней нуждается, и, следовательно, реально осуществить конституционное право на юридическую помощь. На практике должен быть соблюден баланс между гарантированностью предоставления квалифицированной юридической помощи и свободой договорного определения размера ее оплаты в рамках гражданско-правовых отношений исходя из необходимости дифференцирования оплаты в связи со сложностью дела, объемом оказываемых услуг, срочностью дела и др.

4. В пунктах 2–4 статьи 16 Закона предусматриваются положения о том, что запрещается требовать от адвоката сообщения каких-либо сведений, составляющих адвокатскую тайну, либо требовать подобные сведения от стажеров и помощников адвоката; информация, составляющая адвокатскую тайну, не может быть получена и использована в качестве доказательств в гражданском, хозяйственном, административном и уголовном процессах; адвокат, стажеры и помощники адвоката не могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну, и у них не может быть получена информация, составляющая указанную тайну.

Конституционный Суд полагает, что нормы Закона, предусматривающие освобождение адвоката, стажеров, помощников адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с их профессиональной деятельностью, а также невозможность получения и использования информации, составляющей адвокатскую тайну, служат обеспечению права каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе на его честь и достоинство (статья 28 Конституции). Кроме того, они являются гарантией того, что информация о частной жизни, доверенная лицом в целях собственной защиты адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе против него самого (статья 27 Конституции). Данные нормы Закона согласуются и с частью третьей статьи 34 Конституции, закрепляющей возможность ограничения пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

5. В пункте 2 статьи 26 Закона устанавливается, что профессиональная защита прав и интересов клиентов по уголовным, гражданским делам, делам, возникающим из хозяйственных (экономических) споров, и делам об административных правонарушениях в общих и хозяйственных судах, органах, ведущих уголовный или административный процесс, осуществляется только адвокатами.

Исходя из смысла части первой статьи 62 Конституции, юридическая помощь – это помощь квалифицированная, оказываемая лицами, осуществляющими деятельность по ее оказанию на профессиональной основе. Вместе с тем в Конституции не содержатся указания на критерии должного уровня квалификации лиц, оказывающих гражданам и организациям юридическую помощь. Определение таких критериев относится к компетенции законодателя, который вправе для обеспечения каждому права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска к предоставлению юридической помощи как адвокатов, так и иных лиц, в том числе имеющих специальное разрешение (лицензию) на оказание юридических услуг, а с учетом особых требований, предъявляемых к членам адвокатских образований, установить преимущества для адвокатов, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами. Конституционное право на судебную защиту и принципы состязательности и равноправия сторон не предполагают выбор по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, а право вести дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя.

В системе законодательства Республики Беларусь эти особенности и условия реализованы таким образом, что, в частности, в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Республики Беларусь представителями в суде могут быть только лица, указанные в статье 72, в том числе оказывающие квалифицированную юридическую помощь, – адвокаты; согласно частям 2 и 3 статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь в качестве защитников в уголовном процессе участвуют адвокаты, являющиеся гражданами Республики Беларусь либо гражданами других государств в соответствии с международными договорами Республики Беларусь, и по ходатайству обвиняемого определением (постановлением) суда в качестве защитника в суде может быть допущен один из близких родственников либо законных представителей обвиняемого; на основании частей 1 и 2 статьи 4.5 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях в качестве защитника физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, могут участвовать адвокаты и по ходатайству этого лица в качестве защитника может быть допущен один из его близких родственников либо законных представителей.

С учетом конституционной природы правосудия, осуществление которого возложено на суды как органы государственной (судебной) власти (статья 6, часть первая статьи 109 Конституции), а также обязанности государства гарантировать каждому судебную защиту, в том числе путем обеспечения квалифицированной юридической помощи, допуск адвокатов в качестве лиц, осуществляющих профессиональную защиту прав и интересов клиентов в общих и хозяйственных судах, органах, ведущих уголовный или административный процесс, как имеющих одной из основных задач оказание на профессиональной основе юридической помощи клиентам в целях осуществления и защиты их прав, свобод и интересов, представляется обоснованным.

6. Конституционный Суд оценивает отдельные нормы Закона как устанавливающие определенные ограничения прав и свобод человека, закрепленных в Конституции.

6.1. В статье 8 Закона предусматриваются ограничения права на осуществление адвокатской деятельности, в числе которых указываются совершение ранее умышленного преступления, исключение (увольнение) из коллегии адвокатов, а также увольнение из правоохранительных и других органов по дискредитирующим обстоятельствам в течение трех лет со дня принятия соответствующих решений об увольнении. Согласно пункту 3 статьи 26 Закона адвокатам запрещено заниматься другой оплачиваемой работой (деятельностью), кроме работы в органах управления адвокатских образований и коллегий адвокатов, преподавательской, научной, творческой деятельности.

По мнению Конституционного Суда, установление указанных ограничений служит цели обеспечить доступ к адвокатской деятельности лиц, не только имеющих высокий уровень юридической подготовки и, следовательно, обеспечивающих выполнение основных задач адвокатуры – оказание на профессиональной основе юридической помощи клиентам для осуществления и защиты их прав, свобод и интересов, участие в правовом воспитании граждан, но и вызывающих доверие своим поведением и репутацией как в профессиональной деятельности, так и вне ее. Эта цель является конституционно значимой, в связи с чем ограничения права на осуществление адвокатской деятельности следует признать соразмерными ей, не искажающими сущности названного права и юридически оправданными.

Такой подход законодателя согласуется с пунктом 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, предусматривающим, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

6.2. В пункте 4 статьи 18 Закона содержится запрет адвокату покупать или иным способом приобретать являющееся предметом спора имущество клиентов, в том числе имущественные права, как на свое имя, так и на имя других лиц.

По мнению Конституционного Суда, указанные нормы ограничивают конституционные права, в частности право собственности (статьи 13 и 44), а также реализацию в полной мере ряда принципов, определяющих гражданские отношения, прежде всего принципа свободы договора и принципа недопустимости произвольного вмешательства в частные дела.

Основываясь на конституционной норме, допускающей ограничение прав и свобод законом, во взаимосвязи с частью шестой статьи 44 Конституции, согласно которой осуществление права собственности не должно противоречить общественной пользе и безопасности, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц, право собственности может быть ограничено законодателем в той мере, в какой это отвечает принципу пропорциональности ограничения прав и свобод.

Таким образом, несмотря на то, что запрет покупать или иным образом приобретать являющееся предметом спора имущество клиентов, в том числе имущественные права, затрагивает право собственности адвоката, он имеет правомерный и допустимый характер, поскольку установлен на уровне закона и соответствует требованиям соразмерности. Посредством закрепления таких ограничений создается одна из предпосылок обеспечения независимости адвоката при осуществлении им своей профессиональной деятельности, гарантированного Конституцией права на юридическую помощь, защищенности прав, свобод и интересов других лиц.

7. Конституционный Суд считает, что отдельные нормы Закона не в полной мере отвечают вытекающему из конституционного принципа верховенства права принципу правовой определенности, что при применении Закона может повлечь нарушение прав в сфере оказания юридической помощи.

7.1. Так, устанавливается, что для начала осуществления адвокатской деятельности необходимы два обязательных условия: получение соответствующей лицензии и вступление в члены территориальной коллегии адвокатов (пункт 1 статьи 11 Закона). Однако прекращение адвокатской деятельности возможно только на основании решения Министерства юстиции Республики Беларусь о прекращении или аннулировании действия лицензии (статья 13 Закона). Согласно статье 24 Закона исключение адвоката из территориальной коллегии адвокатов возможно и в других случаях, поэтому прекращение адвокатской деятельности необоснованно связывать только с аннулированием или прекращением действия лицензии.

7.2. Положениями пункта 5 статьи 51 Закона, согласно которым вносятся изменения и дополнения в Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь, определяется, что представлять интересы юридического лица в хозяйственном суде вправе адвокат, руководитель либо работник юридического лица по делам этого лица, иные лица в случаях, предусмотренных законодательными актами, а представителями индивидуального предпринимателя и гражданина кроме адвокатов, законных представителей, близких родственников, супругов могут быть и иные лица, осуществляющие представительство в случаях, предусмотренных законодательными актами.

При внесении изменений и дополнений в статьи 4.4 и 4.5 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (пункт 12 статьи 51 Закона), направленных на конкретизацию перечня лиц, которые вправе осуществлять представительство в суде и органах, ведущих административный процесс, делается ссылка также на иных лиц, осуществляющих представительство в случаях, установленных законодательными актами Республики Беларусь. Такой законодательный подход согласуется с частью первой статьи 62 Конституции и свидетельствует о возможности выбора представителей для осуществления и защиты прав, свобод и интересов.

Вместе с тем, учитывая содержание пункта 2 статьи 26 Закона, следует отметить внутреннюю несогласованность норм Закона, в связи с чем необходимо более четко определить, какие лица могут быть представителями для осуществления профессиональной защиты прав, свобод и интересов граждан и организаций, во избежание возможного возникновения коллизии нормативных правовых актов.

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частями восьмой, тринадцатой, четырнадцатой статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, подпунктом 1.1 пункта 1 и пунктом 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

2. Настоящее решение вступает в силу со дня принятия.

3. Опубликовать настоящее решение в соответствии с законодательством.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич