− 
 − 

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

22 декабря 2010 г. № Р-529/2010

О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, подпункта 1.1 пункта 1 и пункта 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь».

Заслушав судью-докладчика Данилюка С.Е., проанализировав нормы Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 2 декабря 2010 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 10 декабря 2010 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Принятие Закона обусловлено необходимостью дальнейшего совершенствования норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в том числе в целях стимулирования обвиняемых и осужденных к возмещению ущерба (вреда), причиненного преступлениями.

В соответствии с Конституцией Республика Беларусь обеспечивает законность и правопорядок (часть третья статьи 1); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства (часть первая статьи 21); ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23); государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности; ограничение или лишение личной свободы возможно в случаях и порядке, установленных законом (часть первая статьи 25); никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 26).

В Конституции установлено также, что государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией; государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (части первая и вторая статьи 59).

С учетом указанных конституционных норм и принципов Конституционный Суд оценивает конституционность изменений и дополнений, вносимых в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь (далее – соответственно УК и УПК).

1. В часть 6 статьи 61 УК («Конфискация имущества») вносится дополнение, предусматривающее применение специальной конфискации наряду с конфискацией имущества, приобретенного преступным путем, также дохода, полученного от использования этого имущества.

Кроме того, в часть 1 статьи 235 УК («Легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем») внесены изменения, расширяющие предмет этого преступления и предусматривающие ответственность не только за использование материальных ценностей, приобретенных заведомо преступным путем, но и за использование полученного от них дохода для осуществления предпринимательской или иной хозяйственной деятельности.

Конституционный Суд отмечает, что указанные изменения уголовно-правовых норм направлены на реализацию рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) – межправительственной организации, устанавливающей стандарты, разрабатывающей и поощряющей меры политики в области борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Они согласуются также с положениями принятых в рамках ООН Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года, Конвенции против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года, Договора государств – участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма от 5 октября 2007 года и других международно-правовых актов.

Вышеуказанные подходы к регулированию уголовно-правовых отношений вытекают из конституционного положения о том, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства (часть первая статьи 8).

2. В соответствии с Законом статья 66 УК («Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии») дополняется частью 3, согласно которой наказание организатору (руководителю) организованной группы может быть назначено без учета ограничений, установленных частью 2 статьи 66 УК (то есть не менее трех четвертей срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК), в случае полного возмещения им ущерба, причиненного государству, юридическим или физическим лицам, либо вреда государственным или общественным интересам, либо уплаты дохода, полученного преступным путем, если совершенное преступление не было связано с посягательством на жизнь или здоровье человека.

Вносимое Законом изменение в статью 66 УК, по мнению Конституционного Суда, создает правовой механизм, побуждающий организаторов (руководителей) организованных групп к полному возмещению ущерба, причиненного их преступной деятельностью, что будет способствовать достижению одной из целей уголовной ответственности – восстановлению социальной справедливости (часть 3 статьи 44 УК).

Кроме того, анализируемое положение части 3 статьи 66 УК, содержащее правила назначения наказания без учета ограничений, установленных частью 2 статьи 66 УК, является по своей правовой природе диспозитивной нормой, которая может применяться судом лишь при условии, если совершенное организованной группой преступление не сопряжено с посягательством на жизнь или здоровье человека.

3. Дополнение, вносимое в часть 1 статьи 69 УК («Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств»), направлено на устранение различного понимания данной нормы при ее применении. В настоящее время действующая редакция указанной части, согласно которой «срок или размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера избранного судом вида наказания», на практике трактуется не всегда единообразно, учитывая, что существуют основные и дополнительные виды наказания. В связи с этим законодатель определил, что правила назначения наказания, предусмотренные рассматриваемой нормой, должны применяться только в отношении основных видов наказания.

Конституционный Суд отмечает, что указанное дополнение согласуется с принципом правовой определенности, на необходимость обязательного учета которого Конституционный Суд неоднократно обращал внимание законодателя в своих решениях. Соблюдение данного принципа упреждает неоднозначное понимание и, следовательно, неправомерное применение норм законодательства, влекущее нарушение прав и законных интересов граждан.

4. В соответствии с Законом вносятся изменения в статью 132 УПК («Наложение ареста на имущество»), позволяющие подозреваемым, обвиняемым или лицам, несущим по закону материальную ответственность за их действия, под контролем органа, в производстве которого находится уголовное дело, реализовывать арестованное имущество в целях возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, уплаты дохода, полученного преступным путем, других имущественных взысканий. Данные изменения призваны уже на досудебной стадии мотивировать названных лиц к совершению указанных позитивных действий.

Исходя из выявленного конституционно-правового смысла данной нормы, Конституционный Суд полагает возможным отметить следующее.

В Конституции установлено, что государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами; неприкосновенность собственности, право ее наследования охраняются законом; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством; принудительное отчуждение имущества допускается лишь по мотивам общественной необходимости при соблюдении условий и порядка, определенных законом, со своевременным и полным компенсированием стоимости отчужденного имущества, а также согласно постановлению суда (части первая–третья, пятая статьи 44).

Одним из условий прекращения права собственности является воля собственника как свободно сформулированное намерение совершить сделку по отчуждению принадлежащего ему имущества. В этом смысле вносимые Законом изменения в статью 132 УПК, предполагающие добровольный характер изъявления лицом желания реализовать свое имущество с целью возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, а также уплаты других имущественных взысканий, не противоречат вышеуказанным положениям Конституции. Вместе с тем для исключения возможных нарушений конституционных прав и свобод гражданина Конституционный Суд обращает внимание должностных лиц органа уголовного преследования на необходимость неукоснительного соблюдения в правоприменительной практике принципа добровольности волеизъявления лица на прекращение права собственности и недопущения какого-либо принуждения привлекаемых к уголовной ответственности граждан к совершению указанных сделок по отчуждению имущества в целях возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, уплаты дохода, полученного преступным путем, других имущественных взысканий.

В анализируемой новой норме статьи 132 УПК содержится положение о том, что порядок реализации имущества, освобожденного от ареста, устанавливается Советом Министров Республики Беларусь.

В связи с этим, исходя из конституционных положений о гарантиях защиты права собственности, закрепленных в статье 44 Конституции, Конституционный Суд полагает целесообразным обратить внимание Правительства как нормотворческого органа на необходимость такого правового регулирования порядка реализации указанного имущества, который учитывал бы права и законные интересы лиц, имеющих долю в общей собственности, в том числе совместной собственности супругов, один из которых заявляет ходатайство об освобождении имущества от ареста для его дальнейшей реализации. Учет данного обстоятельства позволит обеспечить законные права других собственников в случае возможного раздела общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдела доли одного из них.

Вместе с тем, принимая во внимание особую социальную значимость правового регулирования отношений собственности и установленные Конституцией гарантии ее неприкосновенности, Конституционный Суд считает обоснованным при дальнейшем совершенствовании законодательства закрепить порядок реализации имущества, освобожденного от ареста, на законодательном уровне, предусмотрев одновременно возможность осуществления прокурорского надзора за его реализацией.

5. Статья 207 «Следственный эксперимент» и статья 225 «Проверка показаний на месте» УПК дополняются новыми положениями, согласно которым следственный эксперимент и проверка показаний в жилище и ином законном владении проводятся только с согласия собственника или проживающих в нем совершеннолетних лиц либо по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора или его заместителя, которое должно быть предъявлено до начала следственного эксперимента или проверки показаний на месте, а следственный эксперимент, кроме того, проводится только с участием понятых.

Конституционный Суд отмечает, что закрепляемый подход согласуется со статьей 23 Конституции, в соответствии с которой ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности и общественного порядка, а также со статьей 29 Конституции, согласно которой никто не имеет права без законного основания войти в жилище и иное законное владение гражданина против его воли.

Таким образом, исходя из выявленного конституционно-правового смысла норм Закона, Конституционный Суд считает, что по своему содержанию Закон направлен на дальнейшее совершенствование правового регулирования защиты личности, общества и государства от преступных посягательств и обеспечивает формирование законодательной базы в этой сфере, основанной на нормах и принципах Конституции.

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку его принятия Закон соответствует Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частями восьмой, тринадцатой, четырнадцатой статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, подпунктом 1.1 пункта 1 и пунктом 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

2. Настоящее решение вступает в силу со дня принятия.

3. Опубликовать настоящее решение в соответствии с законодательством.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич