− 
 − 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

12 июня 2014 г. № З-928/2014

О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Сергеевой О.Г., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Карпович Н.А., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

с участием представителей сторон:

Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь – Черевача В.О., заместителя председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству; Лапеко И.Д., заведующего отделом по обеспечению деятельности Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству;

Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь – Тимощенко В.В., заместителя начальника управления – заведующего отделом правового анализа и юридической экспертизы законопроектов экспертно-правового управления Секретариата Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь

рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь».

В судебном заседании приняли участие:

полномочный представитель Президента Республики Беларусь в Конституционном Суде – Мицкевич В.В., заместитель Главы Администрации Президента Республики Беларусь;

полномочный представитель Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде – Михалькова Л.С., председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству;

полномочный представитель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде – Мороз Л.Ф., председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по законодательству и государственному строительству;

представители государственных органов:

Верховного Суда Республики Беларусь – Калинкович В.Л., заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь;

Генеральной прокуратуры Республики Беларусь – Лашин А.М., заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь;

Следственного комитета Республики Беларусь – Гайдученок В.А., заместитель Председателя Следственного комитета Республики Беларусь;

Министерства юстиции Республики Беларусь – Тушинский И.Г., заместитель Министра юстиции Республики Беларусь.

Производство по делу возбуждено Конституционным Судом Республики Беларусь 12 мая 2014 г. на основании частей первой и четвертой статьи 116 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), части первой статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей и статьи 32 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве» по предложению уполномоченного органа – Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь.

Поводом для внесения предложения в Конституционный Суд явилось обращение в Палату представителей Национального собрания гражданки Белясовой Т.И., которая выразила несогласие с прекращением предварительного расследования по уголовному делу в отношении ее умершего сына Белясова И.В. с констатацией виновности последнего в совершении дорожно-транспортного происшествия, в котором погибли пассажир и он сам, поскольку как самим фактом прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, так и его возможными юридическими последствиями существенно затронуты честь и доброе имя покойного, а также законные интересы его близких родственников. В связи с этим постановление о прекращении предварительного расследования по уголовному делу было обжаловано Белясовой Т.И. в прокуратуру, орган предварительного следствия и суды. Данными органами прекращение производства по уголовному делу признано законным. Белясова Т.И. считает, что прекращением уголовного дела по нереабилитирующему основанию без согласия близких родственников умершего нарушаются положения статей 26 и 60 Конституции, закрепляющие презумпцию невиновности и право каждого на судебную защиту.

Палата представителей Национального собрания полагает, что сомнения Белясовой Т.И. в конституционности пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь являются обоснованными, так как при прекращении уголовного дела в отношении умершего прекращается и дальнейшее доказывание его виновности, но подозрение или обвинение в совершении преступления с него не снимается. При этом лицо, в отношении которого уголовное дело прекращается по указанному основанию, по причине смерти объективно лишено возможности защитить свои достоинство и честь. Что касается близких родственников умершего, то в уголовно-процессуальном законе не предусмотрено положений о необходимости получения их согласия на прекращение уголовного преследования. На основании изложенного Палатой представителей Национального собрания внесено предложение о даче Конституционным Судом заключения о соответствии указанных норм Уголовно-процессуального кодекса статьям 26 и 60 Конституции.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 29 и пункту 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь от 16 июля 1999 года (Ведамасці Нацыянальнага сходу Рэспублікі Беларусь, 1999 г., № 28-29, ст. 433), введенного в действие с 1 января 2001 года, с изменениями и дополнениями (далее – УПК), в отношении умершего уголовное дело не может быть возбуждено, а по возбужденному делу производство подлежит прекращению, в том числе производство подлежит прекращению в судебном заседании, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Заслушав судью-докладчика Вороновича Т.В., объяснения представителей сторон по делу – Палаты представителей Национального собрания, Совета Республики Национального собрания, суждения полномочных представителей Президента Республики Беларусь, Палаты представителей Национального собрания, Совета Республики Национального собрания в Конституционном Суде, выступления представителей Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Министерства юстиции, проанализировав положения Конституции, УПК и иных законодательных актов, изучив материалы дела, Конституционный Суд установил.

1. В соответствии с абзацами первым, вторым части четвертой статьи 116 Конституции, абзацами первым, вторым части первой статьи 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей, частью первой статьи 114, частью первой статьи 118 Закона «О конституционном судопроизводстве» Конституционный Суд по предложениям Президента Республики Беларусь, Палаты представителей Национального собрания, Совета Республики Национального собрания, Верховного Суда, Совета Министров Республики Беларусь дает заключения о соответствии законов, декретов, указов Президента Республики Беларусь, международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь.

Согласно частям первой и второй статьи 54 и статье 117 Закона «О конституционном судопроизводстве» Конституционный Суд может дать заключение и в отношении актов, основанных на проверенном акте или воспроизводящих его отдельные положения, если они не упоминались в предложении о проверке конституционности этого акта.

В судебном заседании представители инициатора – Палаты представителей Национального собрания на основании части третьей статьи 19 Закона «О конституционном судопроизводстве» расширили содержание внесенного в Конституционный Суд предложения, пояснив, что на норме пункта 7 части 1 статьи 29 УПК основываются не только норма пункта 1 части 1 статьи 303 УПК, но и нормы части 1 статьи 250 и части 1 статьи 279 УПК, согласно которым, если будет установлено указанное в пункте 7 части 1 статьи 29 этого Кодекса обстоятельство, предварительное расследование по уголовному делу прекращается, судьей при назначении судебного заседания выносится постановление о прекращении производства по уголовному делу. Представители инициатора полагают, что проверке на предмет соответствия Конституции подлежат взаимосвязанные положения пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279, пункта 1 части 1 статьи 303 УПК применительно к ситуации, когда с прекращением уголовного дела не согласны близкие родственники умершего.

Представитель стороны – Совета Республики Национального собрания поддержал данное предложение инициатора.

2. В соответствии со статьей 39 Закона «О конституционном судопроизводстве» в Верховный Суд, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет и Министерство юстиции Конституционным Судом были направлены запросы, в письменных ответах на которые государственные органы изложили свое мнение по делу.

Верховный Суд считает, что в целях предоставления гражданам дополнительных гарантий реализации прав согласно положениям статей 26 и 60 Конституции возможно внесение изменений и дополнений в УПК, позволяющих близким родственникам требовать продолжения уголовного процесса в отношении умершего для его реабилитации, включая рассмотрение дела в суде по существу обвинения.

По мнению Генеральной прокуратуры, государство, отказываясь от дальнейшего производства по уголовному делу в отношении умершего, не ставит под сомнение его невиновность, руководствуясь конституционным принципом наличия для признания лица виновным вступившего в законную силу приговора суда. Уголовное преследование в отношении умершего прекращается без признания его виновным ввиду отсутствия субъекта преступления.

Следственный комитет полагает целесообразным внесение в уголовно-процессуальный закон изменений, направленных на обеспечение судебной защиты умершего подозреваемого (обвиняемого) посредством рассмотрения таких уголовных дел судами, если на этом настаивают его близкие родственники. Возможна конкретизация перечня других лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено указанное право, процессуальных форм их допуска к участию в деле и соответствующего правового статуса.

Министерство юстиции указывает, что реабилитация умершего исключает обращение взыскания на его имущество по гражданским искам заинтересованных лиц, что свидетельствует о непосредственном интересе в возбуждении уголовного дела, производстве по нему предварительного расследования и судебном разбирательстве близких родственников умершего. В связи с этим в уголовно-процессуальном законе возможно установить норму о необходимости обязательного получения органом уголовного преследования или судом согласия близких родственников умершего на прекращение производства по уголовному делу в отношении умершего по нереабилитирующим основаниям.

3. Согласно Конституции человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства, а обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь – высшей целью государства; государство гарантирует права и свободы граждан Республики Беларусь, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (часть первая статьи 2, части первая и третья статьи 21).

В соответствии с Конституцией государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (часть первая статьи 25); никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 26); каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на его честь и достоинство (статья 28).

Частью первой статьи 60 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.

В международно-правовых актах закреплены положения о том, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах; каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (статьи 1 и 10 Всеобщей декларации прав человека); каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом (пункт 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Вместе с тем согласно нормам пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279, пункта 1 части 1 статьи 303 УПК смерть подозреваемого или обвиняемого является обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу по нереабилитирующему основанию.

Следовательно, при прекращении уголовного преследования в отношении умершего прекращается и дальнейшее доказывание его виновности, но при этом подозрение или обвинение в совершении преступления с него не снимается. Более того, как это указано в постановлении о прекращении производства по уголовному делу в отношении Белясова И.В., констатируется совершение умершим преступления, от дальнейшего уголовного преследования которого уполномоченный государственный орган отказывается только по причине смерти данного лица. В УПК не содержится положений о необходимости получения согласия близких родственников умершего на прекращение уголовного преследования.

Незаконное или необоснованное уголовное преследование – это прежде всего посягательство на такие закрепленные в Конституции личные неимущественные права гражданина, как достоинство и честь, которые принадлежат человеку от рождения и являются неотчуждаемыми. Для реализации конституционных положений об обеспечении государством достоинства личности и гарантировании каждому права на защиту от посягательства на его честь и достоинство (статьи 25 и 28 Конституции) в УПК предусмотрена возможность реабилитации лица, которому незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, был причинен вред.

Конституционный Суд отмечает, что с учетом установления в Республике Беларусь принципа верховенства права, признания Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права (часть первая статьи 7, часть первая статьи 8 Конституции) вышеуказанные конституционные положения и нормы международно-правовых актов не могут применяться избирательно, а действуют на всех стадиях уголовного процесса. В связи с этим Конституционный Суд считает, что нормы уголовно-процессуального закона в той части, в которой они допускают указание на виновность в совершении преступления гражданина без вынесения обвинительного приговора суда, не закрепляя при этом положений о проверке законности и обоснованности уголовного преследования умершего лица с участием его близких родственников в судебном порядке, исключают возможность реабилитации умершего гражданина для защиты его достоинства и чести.

4. Республика Беларусь обеспечивает законность и правопорядок; государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть третья статьи 1, часть первая статьи 59 Конституции).

Указанным положениям Конституции отвечает норма части 2 статьи 7 УПК, согласно которой установленный данным Кодексом порядок производства по материалам и уголовному делу призван обеспечить законность и правопорядок, предупреждение преступлений, защиту от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, а в случае обвинения или осуждения невиновного – незамедлительную и полную его реабилитацию, возмещение ему физического, имущественного и морального вреда, восстановление нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав. В соответствии с частью 1 статьи 27 УПК орган уголовного преследования в пределах своей компетенции обязан возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры по реабилитации невиновного.

Таким образом, в силу норм УПК реабилитации подлежат невиновные лица в случае их незаконного обвинения либо осуждения. Однако при отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении производства по возбужденному делу в отношении умершего с констатацией его виновности в совершении общественно опасного деяния, влекущего уголовную ответственность, могут нарушаться такие принадлежащие умершему конституционные права, как достоинство и честь личности.

В главе 48 «Производство по возмещению вреда, причиненного физическому или юридическому лицу незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс» УПК предусмотрено, что орган, ведущий уголовный процесс, в случае признания его действий и решений незаконными обязан принять меры по возмещению физического, имущественного и морального вреда, причиненного физическому лицу, и по восстановлению нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных, иных личных неимущественных прав физического лица (часть 2 статьи 460).

Из анализа содержания пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279 и пункта 1 части 1 статьи 303 УПК следует, что отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение предварительного расследования, прекращение производства по уголовному делу судьей при назначении судебного заседания или судом в судебном заседании в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого не должны являться препятствием для реабилитации такого лица в случае причинения вреда незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, в частности для восстановления таких личных неимущественных прав, как достоинство и честь личности.

5. Согласно статье 22 Конституции все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов.

Закрепление в части 3 статьи 29 УПК нормы, в соответствии с которой прекращение производства по уголовному делу по основаниям, установленным в пунктах 3 и 4 части 1 данной статьи (за истечением сроков давности или вследствие акта амнистии), допускается лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого, свидетельствует о реализации таких конституционных принципов, как презумпция невиновности, право каждого на защиту достоинства и чести, гарантирование защиты прав и свобод в судебном порядке.

По мнению Конституционного Суда, нормы пунктов 3 и 4 части 1 статьи 29 УПК имеют сходный характер с нормой пункта 7 части 1 данной статьи, поскольку предусматривают обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу по нереабилитирующим основаниям. Однако если прекращение производства по уголовному делу по основаниям, указанным в пунктах 3 и 4 части 1 статьи 29, допускается лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого, то в случае прекращения производства по уголовному делу в отношении умершего (пункт 7 части 1 указанной статьи) такое лицо по причине смерти лишено возможности заявить возражения с целью защиты своих достоинства и чести, а получение согласия его близких родственников в УПК не предусмотрено.

Изложенное свидетельствует о разных подходах законодателя к регулированию уголовно-процессуальным законом сходных правоотношений, связанных с прекращением производства по уголовному делу по нереабилитирующим основаниям, что обусловливает необходимость реализации в уголовно-процессуальном законе в полной мере конституционного положения о равенстве всех перед законом и праве на равную защиту прав и законных интересов.

6. Конституционный Суд отмечает, что право на судебную защиту, закрепленное в статье 60 Конституции, предполагает наличие конкретных правовых механизмов эффективного восстановления в правах. Из анализа содержания данной статьи во взаимосвязи ее со статьей 6, частью первой статьи 109 и частью первой статьи 115 Конституции о самостоятельности судебной власти, принадлежащей в Республике Беларусь судам, об осуществлении правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе следует, что конституционное право на судебную защиту – это право не только на обращение в суд, но и на получение реальной защиты в результате осуществления судебной власти посредством определенных видов судопроизводства.

В соответствии с принципом, закрепленным в части первой статьи 115 Конституции, в уголовном процессе правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон обвинения и защиты (часть 1 статьи 24 УПК); для обеспечения равенства прав сторон в судебном разбирательстве государственный, частный обвинитель, обвиняемый, его защитник и законный представитель, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, а также на участие в рассмотрении иных вопросов, возникающих при судебном разбирательстве уголовного дела (статья 292 УПК).

По ходатайству обвиняемого определением (постановлением) суда в качестве защитника в суде может быть допущен один из близких родственников либо законных представителей обвиняемого (часть 3 статьи 44 УПК). Однако в случае смерти подозреваемого или обвиняемого его близкие родственники лишены возможности осуществить его защиту в уголовном процессе и, следовательно, заявить ходатайство о реабилитации умершего, а также реализовать иные полномочия защитника, что свидетельствует о наличии фактического неравенства сторон обвинения и защиты в уголовном процессе.

Кроме того, о фактическом неравенстве сторон обвинения и защиты свидетельствует то обстоятельство, что согласно части 4 статьи 49 УПК по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, права и обязанности, предусмотренные статьей 50 данного Кодекса, осуществляют члены его семьи, близкие родственники или законные представители, тогда как в случае смерти подозреваемого или обвиняемого его близкие родственники лишены возможности отстаивать в рамках уголовного процесса закрепленные в Конституции неимущественные права личности.

В соответствии со статьей 138 УПК действия и решения органа, ведущего уголовный процесс, могут быть обжалованы в установленном данным Кодексом порядке участниками уголовного процесса, а также иными физическими и юридическими лицами, если проводимые процессуальные действия и решения затрагивают их интересы.

Прекращением уголовного преследования по такому нереабилитирующему основанию, как смерть подозреваемого или обвиняемого, могут быть затронуты как неимущественные (достоинство, честь, доброе имя), так и имущественные (в частности, в случае предъявления требований к наследуемому имуществу или к наследникам, получившим наследственное имущество) права близких родственников умершего.

Таким образом, близкие родственники умершего вправе обжаловать действия и решения органа, ведущего уголовный процесс, лишь в той части, в которой затрагиваются их законные интересы.

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что в случае отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения предварительного расследования или прекращения производства по уголовному делу судьей при назначении судебного заседания или судом в судебном заседании по причине смерти подозреваемого или обвиняемого для обеспечения реабилитации умершего гражданина с целью защиты конституционных прав личности необходимо получение согласия близких родственников умершего. При отсутствии такого согласия уголовный процесс должен продолжаться на основе состязательности и равенства сторон обвинения и защиты с участием на стороне защиты близких родственников умершего подозреваемого или обвиняемого с принятием в соответствующих случаях судом окончательного решения по уголовному делу.

7. В качестве главных факторов утверждения конституционной законности в законотворчестве и правоприменении Конституционный Суд усматривает неукоснительное следование принципу верховенства права, гарантированное обеспечение прав и свобод граждан, создание и реализацию таких правовых механизмов, которые эффективно способствовали бы упрочению конституционной законности.

При рассмотрении настоящего дела Конституционный Суд исходит из взаимосвязанных норм части первой статьи 25, статей 26, 28 и 60 Конституции об обеспечении государством достоинства личности, о презумпции невиновности, о праве каждого на защиту от посягательства на его достоинство и честь, о гарантировании каждому защиты его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом, а также положений международно-правовых актов, гарантирующих каждому право на установление обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения компетентным, независимым и беспристрастным судом. Исходя из этого, Конституционный Суд приходит к выводу, что в случае отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения предварительного расследования либо производства по уголовному делу судьей при назначении судебного заседания, а судом – в судебном заседании в отношении умершего действующее законодательство, не предусматривая необходимости получения согласия близких родственников подозреваемого или обвиняемого на совершение указанных уголовно-процессуальных действий, тем самым не позволяет обеспечить реабилитацию умершего с целью защиты его достоинства и чести. Конституционное право каждого на защиту от посягательства на его достоинство и честь распространяется не только на период жизни человека; это право обязывает государство установить правовые гарантии обеспечения судебной защиты достоинства и чести человека и после его смерти, к числу которых следует отнести право близких родственников требовать реабилитации умершего в рамках уголовного процесса с соблюдением конституционного принципа осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон обвинения и защиты.

Конституционный Суд считает, что в соответствии с требованиями Конституции и с учетом изложенного законодателю следует предусмотреть в УПК положения, устанавливающие право близких родственников заявлять требования о необходимости продолжения уголовного процесса с целью возможной реабилитации умершего, закрепляющие правовой статус данных участников уголовного процесса, в том числе их права и обязанности, а также особенности производства предварительного расследования и судебного разбирательства в случае смерти подозреваемого или обвиняемого.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и четвертой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью первой статьи 22, частью первой статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частью первой статьи 74, статьями 75, 77, частью первой статьи 78, статьями 80, 84 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать положения пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, определяющие, что уголовное дело в отношении умершего не может быть возбуждено, а по возбужденному делу подлежат прекращению предварительное расследование и производство по уголовному делу при назначении судьей судебного заседания, а также в судебном заседании, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не соответствующими части первой статьи 25, статьям 26, 28 и 60 Конституции Республики Беларусь в той мере, в какой эти положения в системе действующего законодательства позволяют органу, ведущему уголовный процесс, в случае смерти подозреваемого или обвиняемого отказать в возбуждении уголовного дела, а по возбужденному делу прекратить производство без согласия его близких родственников.

2. Настоящее Заключение вступает в силу со дня его оглашения, является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит, действует непосредственно и не требует подтверждения другими государственными органами, иными организациями, должностными лицами.

3. Опубликовать настоящее Заключение в соответствии с законодательными актами.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич