− 
 − 

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

12 апреля 2016 г. № Р-1029/2016

О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Сергеевой О.Г., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Карпович Н.А., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь».

Заслушав судью-докладчика Данилюка С.Е., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 4 апреля 2016 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 4 апреля 2016 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Законом вносятся дополнения и изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях, Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях, законы Республики Беларусь «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь», «О республиканских и местных собраниях», «Об оружии», «О противодействии экстремизму», «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь».

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования правовых основ противодействия экстремистской деятельности и обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь.

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из следующего.

1. Конституция провозглашает человека, его права, свободы высшей ценностью общества и государства (часть первая статьи 2), а обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь – высшей целью государства (часть первая статьи 21).

Конституцией каждому гарантируются свобода мнений, убеждений и их свободное выражение (часть первая статьи 33), свобода собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, не нарушающих правопорядок и права других граждан Республики Беларусь (статья 35), закрепляется право каждого на свободу объединений (часть первая статьи 36). В то же время согласно Конституции запрещается создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды (часть третья статьи 5).

В Конституции установлено также, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства (часть первая статьи 8); государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (часть третья статьи 21); все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (статья 22); государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (часть вторая статьи 59).

Указанные конституционные нормы корреспондируют с положениями международно-правовых актов в области прав человека, которые, декларируя право каждого на свободу мысли, совести, вероисповедания, свободу объединений, свободное выражение своего мнения, вместе с тем предусматривают, что всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, любое подстрекательство к дискриминации или насилию, разжигание национальной, религиозной либо социальной вражды или розни должны быть запрещены законом. Данные стандарты закреплены в таких международных актах, как Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года (статьи 2, 7, 18 и 19), Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (статьи 19, 20, 25 и 26), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 года, Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 года (статьи 10, 11 и 20), а также в Декларации Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 года о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (статьи 9, 10 и 14) и др.

В преамбуле Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года, принятой в рамках Шанхайской организации сотрудничества (Республика Беларусь имеет статус государства-наблюдателя с 2015 года), заявлено, что терроризм, сепаратизм и экстремизм, как они определены в данной Конвенции, вне зависимости от их мотивов, не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, а лица, виновные в совершении таких деяний, должны быть привлечены к ответственности в соответствии с законом.

В целях дальнейшего развития вышеприведенных конституционных положений и реализации международно-правовых обязательств и рекомендаций в некоторые законодательные акты Республики Беларусь вносятся изменения и дополнения.

2. В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Закона в новой редакции излагается статья 1 Закона «О противодействии экстремизму», содержащая основные термины, применяемые в названном Законе: экстремизм (экстремистская деятельность), экстремистские материалы, экстремистская организация, экстремистская группа, финансирование экстремистской деятельности, а также их определения.

Так, под экстремизмом (экстремистской деятельностью) понимается деятельность граждан Республики Беларусь, иностранных граждан или лиц без гражданства либо политических партий, других общественных объединений, религиозных и иных организаций по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на: насильственное изменение конституционного строя и (или) территориальной целостности Республики Беларусь; захват или удержание государственной власти неконституционным путем; создание организации для осуществления экстремистской деятельности, экстремистской организации, экстремистской группы; создание незаконного вооруженного формирования; осуществление террористической деятельности; разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни; организацию и осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, политической или идеологической вражды; пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; пропаганду и публичное демонстрирование, изготовление и распространение нацистской символики или атрибутики; распространение экстремистских материалов, а равно на изготовление, издание, хранение или перевозку в целях распространения таких материалов, и других указанных в Законе действий.

По мнению Конституционного Суда, расширение перечня основных законодательных понятий экстремистской деятельности путем закрепления ее новых правовых признаков обусловлено высокой степенью социальной опасности этого явления и согласуется с конституционной обязанностью государства защищать свою независимость и территориальную целостность, конституционный строй, обеспечивать законность и правопорядок (часть третья статьи 1), а также принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59).

Такое законодательное регулирование корреспондирует и содержанию Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1344 (2003) «Об угрозе для демократии со стороны экстремистских партий и движений в Европе», согласно которой независимо от своей природы экстремизм представляет собой форму политической деятельности, явно или исподволь отрицающую принципы парламентской демократии и основанную на идеологии и практике нетерпимости, отчуждения, ксенофобии, антисемитизма и ультра-национализма (пункт 3); экстремисты представляют опасность для всех демократических государств из-за того, что их фанатизм может служить предлогом для применения и оправдания насилия, поскольку, даже если сами они не проповедуют насилия, они создают климат, благоприятствующий росту насилия, что создает непосредственную угрозу конституционному порядку и свободам, представляет косвенную опасность искажения норм политической жизни (пункт 7). В названной Резолюции указывается, что Ассамблея призывает правительства государств – членов Совета Европы: a) предусмотреть в своем законодательстве возможность ограничения свободы выражения мнений, собраний и объединений для целей борьбы с экстремизмом; b) применять, а если их нет – ввести: действенные наказания при наличии доказанных фактов нанесения ущерба экстремистскими политическими партиями или их членами; соразмерные и выполняющие роль сдерживающего фактора наказания за публичные призывы к насилию, расовой дискриминации и нетерпимости; меры по приостановлению или прекращению государственного финансирования организаций, потворствующих экстремизму; в чрезвычайных случаях – меры по роспуску экстремистских партий и движений, которые применяются лишь при наличии угрозы конституционному порядку страны и обязательно в соответствии с конституцией и законодательством страны (пункт 13).

3. Нормами Закона устанавливается, что экстремистские материалы – это информационная продукция (печатные, аудио-, аудиовизуальные и другие информационные сообщения и (или) материалы, плакаты, транспаранты и иная наглядная агитация, рекламная продукция), предназначенная для публичного использования, публичного распространения либо распространенная любым способом, содержащая призывы к экстремистской деятельности, пропагандирующая такую деятельность и признанная экстремистскими материалами по решению суда, а экстремистская организация – организация, осуществляющая экстремистскую деятельность, либо признающая возможность ее осуществления в своей деятельности, либо финансирующая экстремистскую деятельность, в отношении которой принято и вступило в законную силу решение Верховного Суда Республики Беларусь о признании ее экстремистской (части вторая и третья статьи 1 Закона «О противодействии экстремизму» в редакции пункта 1 статьи 8 Закона).

Конституционный Суд отмечает, что устанавливаемый Законом судебный порядок признания материалов и организаций экстремистскими, исключающий аналогичные полномочия других государственных органов и должностных лиц, является дополнительной гарантией защиты прав и свобод человека, предусмотренной статьей 60 Конституции, и соответствует международно-правовым стандартам в области отправления правосудия (статьи 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), при соблюдении которых обеспечиваются демократическая практика и законность.

При этом Конституционный Суд обращает внимание судов общей юрисдикции на необходимость обеспечения верховенства права и конституционных положений, гарантирующих основные права и свободы граждан, при принятии указанных решений, а равно при рассмотрении конкретных уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности, имея в виду, что критика каких-либо действий представителей государственной власти или иных должностных лиц является неотъемлемым атрибутом демократического государства, поскольку это необходимо для обеспечения открытости государственных органов, повышения эффективности их работы и качества обеспечения жизнедеятельности населения. Такая критика сама по себе не должна рассматриваться как проявление экстремизма, если она не переходит грань, отделяющую гарантируемые каждому свободу мнений, убеждений и их свободное выражение (часть первая статьи 33 Конституции) от совершения противоправных действий, предусмотренных Законом.

В связи с этим Конституционный Суд еще раз подтверждает выраженную в ранее принятых решениях правовую позицию, согласно которой именно в интересах защиты конституционных ценностей и соблюдения баланса между конституционными правами и свободами гражданина и публичными интересами государства и общества в случае необходимости допускается соразмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина.

4. В соответствии с изменениями и дополнениями, вносимыми пунктом 1 статьи 2 Закона в Уголовный кодекс (далее – УК), в новой редакции излагаются название и абзац первый части 1 статьи 130 «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни» данного Кодекса. Кроме того, УК дополняется статьями 2953 «Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ», 3611 «Создание экстремистского формирования», 3612 «Финансирование деятельности экстремистского формирования», 3613 «Участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании или вооруженном конфликте, военных действиях, вербовка либо подготовка лиц к такому участию» (пункты 4 и 6 статьи 2 Закона).

Изменения и дополнения вносятся статьей 2 Закона в ряд других статей УК (пункты 2, 3 и 5).

4.1. Объективная сторона преступления, предусматриваемого излагаемым в новой редакции абзацем первым части 1 статьи 130 УК, включает умышленные действия, направленные не только на возбуждение расовой, национальной либо религиозной вражды или розни, но и на возбуждение иной социальной вражды или розни. Состав данного преступления образуют также аналогичные противоправные действия по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности.

По мнению Конституционного Суда, криминализация законодателем более широкого круга ранее ненаказуемых деяний, связанных с проявлениями экстремизма, имеет целью принятие адекватных мер реагирования на возросшие угрозы со стороны этого общественно опасного явления, что непосредственно вытекает из положений Конституции, в соответствии с которыми запрещается создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды (часть третья статьи 5), государство защищает жизнь человека от любых противоправных посягательств (часть вторая статьи 24).

В Законе нашли отражение не только рекомендации, содержащиеся в международно-правовых актах, но и положительный зарубежный и отечественный опыт противодействия экстремистской и иной общественно опасной деятельности.

Такие законодательные нормы служат также дальнейшей реализации положений Концепции национальной безопасности Республики Беларусь, утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 9 ноября 2010 г. № 575, согласно которым в политической сфере внутренними источниками угроз национальной безопасности являются, в частности, формирование, проникновение либо распространение идеологии экстремизма, сепаратизма, национальной, расовой и религиозной нетерпимости, возникновение либо незаконная деятельность организаций, группировок, отдельных лиц, придерживающихся и распространяющих указанные взгляды (абзац шестой пункта 29).

4.2. Законодатель устанавливает уголовную ответственность за незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ (статья 2953 УК в редакции пункта 4 статьи 2 Закона). Внесением указанных дополнений устраняется пробел в законодательстве, выражающийся в отсутствии уголовно-правового запрета на оборот и использование предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ. Одновременно статьей 5 Закона вносятся соответствующие дополнения в нормы Закона «Об оружии», определяющие указанные орудия преступления как предметы, объединяющие стеклянную или иную емкость, горючее вещество и приспособление, обеспечивающие воспламенение горючего вещества (запал).

По мнению Конституционного Суда, данный подход законодателя отвечает закрепленным в статьях 5, 7, 9 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» требованиям системности и комплексности правового регулирования соответствующих общественных отношений и согласованности нормативного правового акта с другими нормативными правовыми актами.

4.3. Пунктом 6 статьи 2 Закона УК дополняется статьями 3611 и 3612, предусматривающими новые составы преступлений – создание экстремистского формирования и финансирование деятельности экстремистского формирования.

Введение уголовно-правового запрета на совершение данных общественно опасных деяний направлено на усиление предупредительно-профилактических мер государственной политики в сфере противодействия деструктивным социальным явлениям, а также на создание правовой основы для эффективной борьбы с преступной деятельностью экстремистских формирований, имеющих целью дестабилизацию внутриполитической обстановки и тем самым представляющих угрозу общественному порядку и национальной безопасности Республики Беларусь.

Конституционный Суд считает, что введение уголовной ответственности за указанные действия согласуется с предписаниями части первой статьи 23 Конституции и положениями международно-правовых актов, предусматривающими, что общепризнанные права и свободы человека не подлежат никаким произвольным ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц (статья 29 Всеобщей декларации прав человека; статьи 18, 19, 21 и 22 Международного пакта о гражданских и политических правах; статьи 4 и 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года; статьи 9, 10 и 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод).

4.4. Вводимая Законом статья 3611 УК содержит примечание, согласно которому лицо освобождается от уголовной ответственности по этой статье и статье 3612 данного Кодекса, если оно своевременным сообщением государственным органам или иным образом способствовало выявлению, предотвращению либо пресечению деяний, отнесенных законодательством к экстремистской деятельности (пункт 6 статьи 2).

В связи с этим Конституционный Суд подтверждает выраженную в ранее принятых решениях правовую позицию, согласно которой законоположения об освобождении от уголовной ответственности лиц, добровольно прекративших участие в преступной деятельности, направлены на дальнейшее развитие уголовно-правового института деятельного раскаяния, предусматривающего меры поощрительного характера, стимулирующие лиц, причастных к актам терроризма и экстремизма, к положительному послепреступному поведению. Конституционный Суд считает, что поиски разумного компромисса между государством и такими лицами, выражающегося в отказе от уголовного преследования этих лиц в обмен на их добровольные действия с целью предотвращения наступления тяжких последствий социально опасных деяний, в том числе чреватых гибелью людей, юридически допустимы и социально оправданны, а также согласуются с конституционным положением о том, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.

4.5. Пунктом 6 статьи 2 Закона УК дополняется статьей 3613, предусматривающей ответственность за участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании или вооруженном конфликте, военных действиях, вербовку либо подготовку лиц к такому участию.

Установление уголовной ответственности за указанные действия обусловлено тем, что лица, добровольно принимающие участие в вооруженных столкновениях на территории зарубежных государств, гражданами которых они не являются, нередко руководствуются при этом сугубо идеологическими мотивами, что исключает их ответственность по статье 133 «Наемничество» УК, поскольку обязательным признаком состава данного преступления является корыстная цель, то есть получение материального вознаграждения.

Конституционный Суд отмечает, что законодатель, реализуя свои полномочия принимать законы об уголовной ответственности (пункт 2 части первой статьи 97, пункт 1 части первой статьи 98 Конституции), а также исходя из обязанности государства принимать все доступные ему меры для защиты конституционных ценностей, вправе по своему усмотрению устанавливать уголовно-правовой запрет в отношении общественно опасных деяний и определять наказание за их нарушение. Такие дискреционные полномочия являются неотъемлемой частью публичной нормотворческой деятельности. При этом Конституционный Суд обращает внимание на то, что свобода усмотрения не означает допустимости произвольных действий и права принимать любые решения, которые государственный орган (должностное лицо) считают обоснованными и оправданными. В Послании «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2015 году» Конституционный Суд отметил, что Конституция предоставляет законодателю достаточно широкие дискреционные полномочия, то есть возможность усмотрения, «пространство выбора» в регулировании конкретных общественных отношений. Однако при реализации своих полномочий законодатель действует в границах, определенных конституционными принципами и нормами, при этом он должен учитывать необходимость поддержания баланса и соразмерности конституционно защищаемых ценностей, целей и интересов, которые находятся в единстве, и не допускать подмены одной ценности другой или их умаления.

Анализируя изменения и дополнения, вносимые Законом в нормы УК, Конституционный Суд констатирует, что принимаемые меры законодательного регулирования уголовной ответственности за различные проявления экстремизма и другие антисоциальные формы поведения являются соразмерными степени их социальной опасности, соответствуют целям защиты основ конституционного строя, обеспечения законности и охраны установленного правопорядка от преступных посягательств, а также отвечают международно-правовым стандартам в области противодействия экстремистской и иной противоправной деятельности.

5. Статьей 6 Закона излагается в новой редакции статья 17.11 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, в которой устанавливается административная ответственность за распространение, изготовление, хранение, перевозку информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность.

В отличие от действующей редакции указанной статьи, состав данного правонарушения дополняется рядом новых юридических признаков, влекущих ответственность за распространение информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность, а равно изготовление, хранение или перевозку с целью распространения такой информационной продукции, если в этих деяниях нет состава преступления, а также за распространение информационной продукции, включенной в республиканский список экстремистских материалов, а равно изготовление, издание, хранение или перевозку с целью распространения такой информационной продукции, если в этих деяниях нет состава преступления (части 1, 2 статьи 17.11 указанного Кодекса в редакции Закона).

По мнению Конституционного Суда, предусматриваемые Законом меры административной ответственности, дополняющие уголовно-правовые средства противодействия экстремизму, отвечают устанавливаемому в Республике Беларусь принципу верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции) и основанному на нем принципу правовой определенности, предполагающему системность и комплексность правового регулирования сходных общественных отношений законами различной отраслевой принадлежности, содержательную согласованность, взаимосвязь и непротиворечивость их нормативно-правовых предписаний.

Исходя из выявленного конституционно-правового смысла норм Закона, Конституционный Суд считает, что Закон имеет целью обеспечение адекватного реагирования на современные угрозы экстремизма и иной общественно опасной деятельности и направлен на дальнейшее совершенствование законодательства в сфере противодействия этим социально-деструктивным явлениям, основанное на принципах и нормах Конституции, в интересах защиты прав, свобод и законных интересов личности, конституционного строя, независимости и территориальной целостности Республики Беларусь, обеспечения безопасности общества и государства.

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

Таким образом, Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

П.П.Миклашевич