ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

11 декабря 1998 г. № З-74/98

О соответствии Конституции Республики Беларусь части третьей статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Василевича Г.А., заместителя Председателя Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой Э.А., Тиковенко А.Г., Филипчик Р.И., Шабайлова В.И., Шишко Г.Б., Шуклина В.З.

с участием представителей сторон:

Президента Республики Беларусь, внесшего предложение о проверке конституционности части третьей статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь: Лукашова А.И. – начальника отделения законодательства по вопросам обороны и общественной безопасности, правоохранительных и судебных органов Национального центра законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь;

Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь: Орлова Л.К. – заведующего отделом уголовного и административного законодательства управления экспертизы законопроектов Главного экспертно-правового управления Секретариата Палаты представителей;

Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь: Свиридовой С.А. – заместителя начальника экспертно-правового управления Секретариата Совета Республики

рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О соответствии Конституции части третьей статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь».

В судебном заседании приняли участие: Царенко Е.М. – заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь; Иваненко П.И. – заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь; Сергеева О.Г. – заместитель Министра юстиции Республики Беларусь.

Производство по делу возбуждено Конституционным Судом 7 июля 1998 года по предложению Президента Республики Беларусь на основании статьи 116 Конституции, статей 5 и 6 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» и статьи 43 Регламента Конституционного Суда.

Проверке подлежала часть третья статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (СЗ БССР, 1966 г., № 28, ст. 375; 1978 г., № 2, ст. 30; 1985 г., № 5, ст. 65).

Согласно статье 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (в дальнейшем – УПК) суд, признав поступившие от органа дознания материалы о преступлениях, перечисленных в статье 400 УПК, достаточными для рассмотрения, выносит определение о возбуждении уголовного дела, предании правонарушителя суду, избирает ему в необходимых случаях меру пресечения и рассматривает дело в судебном заседании либо возвращает материалы для производства дознания или предварительного следствия, а при отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела отказывает в возбуждении уголовного дела. Судья единолично может вынести постановление о возбуждении уголовного дела, предании правонарушителя суду и назначении дела к рассмотрению в судебном заседании. В определении суда или постановлении судьи излагается формулировка обвинения с указанием статьи уголовного закона, по которому лицо предано суду. Определение суда или постановление судьи вручаются подсудимому.

В своем предложении Президент Республики Беларусь поставил вопрос о проверке конституционности части третьей статьи 404 УПК, возлагающей на суд (судью) обязанность формулировать в определении (постановлении) о возбуждении уголовного дела обвинение, что, по мнению Президента, противоречит Конституции и нормам Международного пакта о гражданских и политических правах.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Подгруши В.В., представителей сторон, проанализировав соответствующие положения Конституции Республики Беларусь, Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, Международного пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых актов, изучив материалы дела, Конституционный Суд установил следующее.

Институт протокольной формы досудебной подготовки материалов первоначально был введен в уголовно-процессуальное законодательство в целях упрощения процедуры производства по делам о хулиганстве. В дальнейшем этот порядок был распространен на дела о преступлениях, предусмотренных статьями 94, 96 частью первой, 120, 153 частью первой, 155 частью первой, 156, 160 частью первой, 161 частью первой, 163 частью первой, 165 частью первой, 1943, 201 частью первой, 2072 частью первой Уголовного кодекса Республики Беларусь.

В соответствии с действующей редакцией раздела восьмого УПК, регулирующего вопросы протокольной формы досудебной подготовки материалов, органы дознания не позднее чем в десятидневный срок устанавливают обстоятельства совершенного преступления и личность правонарушителя, получают объяснения от правонарушителя, очевидцев и других лиц, истребуют справку о наличии или отсутствии судимости у правонарушителя, характеристику с места его работы или учебы и другие материалы, имеющие значение для рассмотрения дела в суде. У правонарушителя отбирается обязательство являться по вызовам органов дознания и суда и сообщать им о перемене места жительства.

Об обстоятельствах совершенного преступления составляется протокол, в котором указываются фактические данные, подтверждающие наличие преступления и виновность правонарушителя, квалификация преступления по статье Уголовного кодекса Республики Беларусь и другие существенные обстоятельства по делу. К протоколу приобщаются все материалы, а также список лиц, подлежащих вызову в суд. Признав невозможным применение к правонарушителю мер общественного воздействия, начальник органа дознания утверждает протокол, затем все материалы предъявляются правонарушителю для ознакомления, после чего протокол вместе с материалами с санкции прокурора направляется в суд.

В соответствии со статьей 404 УПК на суд (судью) возложена обязанность рассмотреть поступившие материалы и, если они будут признаны достаточными для рассмотрения в судебном заседании, вынести определение (постановление) о возбуждении уголовного дела, изложить в нем формулировку обвинения, предать правонарушителя суду, избрать ему в необходимых случаях меру пресечения и рассмотреть дело в судебном заседании.

Оценив норму части третьей статьи 404 УПК, возлагающую на суд обязанность формулировать обвинение по уголовному делу, возбужденному на основании материалов, полученных в порядке протокольной формы досудебной подготовки, Конституционный Суд пришел к выводу о ее неконституционности по следующим основаниям.

Согласно статье 6 Конституции государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга. Данная конституционная норма предполагает, таким образом, самостоятельное выполнение каждой ветвью власти принадлежащих только ей функций и полномочий. К исключительной компетенции судебной власти в соответствии с главой 6 Конституции относится осуществление правосудия.

Согласно уголовно-процессуальному закону дознание и предварительное следствие осуществляются специально уполномоченными на то органами. Поддержание государственного обвинения в судах возложено статьей 125 Конституции на прокуратуру.

Конституционный Суд считает, что никакой другой орган, кроме суда, не наделен полномочиями по осуществлению правосудия, а суд не должен выполнять не свойственную ему функцию обвинителя. Формулирование судом обвинения по возбуждаемому уголовному делу не согласуется с принципами его независимости, объективности и беспристрастности при осуществлении правосудия.

Статьей 10 Всеобщей декларации прав человека провозглашается, что каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

В статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах провозглашается равенство всех лиц перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно Процедурам эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов, утвержденным резолюцией Экономического и Социального Совета Организации Объединенных Наций, ни от одного судьи не требуется выполнение функций, не совместимых с принципами независимости судебных органов (процедура 2).

Такое понимание статуса суда нашло свое закрепление в статье 60 Конституции, согласно которой каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Независимость и беспристрастность правосудия основывается на праве суда принимать решение в качестве органа правосудия по поводу уже предъявленного уголовного обвинения. Между тем действующее уголовно-процессуальное законодательство не исключает возможности формулирования обвинения по конкретному делу, производство по которому осуществлялось в порядке протокольной формы досудебной подготовки материалов, и вынесения по нему приговора тем же составом суда (судьей), которым было сформулировано обвинение.

Формулируя обвинение против конкретного лица и рассматривая это же уголовное дело, суд выполняет одновременно две не совместимые по своему предназначению функции: обвинения и разрешения дела по существу, что противоречит также общим началам уголовного судопроизводства, определяющим требования к правосудию и являющимся обязательными для всех форм процесса, в том числе и для протокольной формы досудебной подготовки материалов. Так, недопустимость соединения различных процессуальных функций – обвинения и правосудия – закреплена в статье 27 УПК, в которой среди обстоятельств, устраняющих судью от участия в рассмотрении уголовного дела, названо, в частности, участие судьи в данном деле в качестве лица, производившего дознание, следователя, прокурора, общественного обвинителя. По мнению Конституционного Суда, возложение на суд вопреки положениям Конституции и принципам уголовного судопроизводства обязанности формулировать обвинение по уголовным делам может быть расценено как предрешение им вопроса о виновности лица и вынесении обвинительного приговора, поскольку, сформулировав обвинение, судья может оказаться связанным своим решением.

Положение статьи 404 УПК, возлагающее на суд обязанность формулировать обвинение, противоречит закрепленному в статье 115 Конституции принципу осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе. Этот конституционный принцип предполагает такое осуществление судопроизводства, когда функции суда по отправлению правосудия строго отграничены от функций сторон в процессе: суд обязан обеспечить справедливое и беспристрастное рассмотрение дела, предоставляя сторонам равные возможности для осуществления ими своих функций обвинения и защиты.

В соответствии со статьей 62 Конституции каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами.

Согласно пункту третьему статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на определенные гарантии на основе полного равенства, в том числе на то, чтобы иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником (подпункт «b»). Статьей 5 указанного Пакта предусмотрено, что ничто в данном Пакте не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в данном Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в Пакте.

Поскольку при протокольной форме досудебной подготовки материалов по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 400 УПК, из производства по уголовному делу исключена процедура привлечения лица в качестве обвиняемого до направления материалов в суд, то лицо, привлекаемое к ответственности, ограничивается в возможности защищать свои права и законные интересы как лично, так и с помощью защитника, что противоречит положениям статьи 62 Конституции и международным нормам. Между тем и при использовании протокольной формы досудебной подготовки материалов лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, должно быть в полной мере обеспечено право на защиту.

Конституционный Суд обращает внимание на то обстоятельство, что признание не соответствующей Конституции и международно-правовым актам части третьей статьи 404 УПК, возлагающей на суд обязанность формулировать обвинение, не исключает возможности использования института протокольной формы досудебной подготовки материалов в уголовном судопроизводстве при соблюдении всех требований по надлежащему обеспечению прав и законных интересов всех участников процесса. При этом Конституционный Суд имеет в виду, что признание не соответствующей Конституции и международно-правовым актам части третьей статьи 404 УПК, обязывающей суд (судью) формулировать обвинение, фактически исключает право суда (судьи) на возбуждение уголовного дела на основании представленного в суд протокола в связи с тем, что указанные процессуальные действия взаимообусловлены. Поскольку формулирование обвинения в этом случае может иметь место при условии возбуждения уголовного дела, то и решение о возбуждении уголовного дела должно быть принято специально уполномоченными на то органами до направления дела в суд.

С учетом возможности подготовки и принятия соответствующего законопроекта и в целях исключения пробелов в правовом регулировании, Конституционный Суд, руководствуясь статьей 9 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь», считает необходимым определить срок, в течение которого часть третья статьи 404 УПК, признанная неконституционной, продолжала бы действовать до принятия законодателем в установленный срок мер, обеспечивающих приведение норм уголовно-процессуального законодательства в соответствие с настоящим Заключением.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 116 Конституции, статьями 5, 6, 9, 34, 38, 40 и 43 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь», Конституционный Суд РЕШИЛ:

1. Признать часть третью статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь не соответствующей Конституции и международно-правовым актам и не имеющей юридической силы с 1 июля 1999 года.

2. Национальному собранию Республики Беларусь не позднее 30 июня 1999 года внести изменения и дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь в соответствии с настоящим Заключением.

3. Опубликовать настоящее Заключение в десятидневный срок со дня принятия в «Народнай газеце» и «Звяздзе», а также в «Ведамасцях Нацыянальнага сходу Рэспублікі Беларусь».

4. Настоящее Заключение вступает в силу со дня провозглашения, является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

Г.А.Василевич