ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

9 июня 1998 г. № З-65/98

О соответствии Конституции и законам Республики Беларусь пункта 38 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 12 и от 28 июня 1996 г. № 8

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Василевича Г.А., заместителя Председателя Суда Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Воробья Г.А., Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой Э.А., Тиковенко А.Г., Филипчик Р.И., Шабайлова В.И., Шишко Г.Б.

с участием:

представителя Президента Республики Беларусь, внесшего предложение о проверке конституционности нормативного акта: Павлова В.И. – первого заместителя Министра труда Республики Беларусь,

представителя Верховного Суда Республики Беларусь, принявшего нормативный акт: Минца И.Н. – судьи, секретаря Пленума Верховного Суда Республики Беларусь

рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О соответствии Конституции и законам Республики Беларусь пункта 38 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 12 и от 28 июня 1996 г. № 8.»

В судебном заседании приняли участие:

Жданович И.Н. – заместитель Председателя Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь;

Ивановский А.В. – заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь;

Сергеева О.Г. – заместитель Министра юстиции Республики Беларусь.

Производство по делу возбуждено 19 мая 1998 г. по предложению Президента Республики Беларусь на основании статьи 116 Конституции Республики Беларусь, статей 5 и 6 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» и статьи 43 Регламента Конституционного Суда.

Проверке подлежал пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 12 и от 28 июня 1996 г. № 8 (Судовы веснік, 1994, № 3; 1995, № 1; 1996, № 3).

Согласно указанному пункту постановления «при рассмотрении споров, возникающих в связи с применением мер дисциплинарного взыскания к работникам, отказавшимся от заключения договора о полной материальной ответственности за сохранность материальных ценностей, суды должны исходить из условий трудового договора. Если выполнение обязанностей по обслуживанию материальных ценностей составляет для работника его основную трудовую функцию, что оговорено при приеме на работу, и в соответствии с действующим законодательством с ним должен быть заключен договор о полной материальной ответственности, отказ от заключения такого договора без уважительных причин необходимо рассматривать как неисполнение трудовых обязанностей со всеми вытекающими из этого последствиями. В случае отказа работника от заключения договора по уважительным причинам, в том числе, если ранее выполняемая работа не требовала заключения договора о полной материальной ответственности и отсутствовала возможность перевести работника с его согласия на другую работу, трудовой договор расторгается применительно к пункту 1 статьи 33 КЗоТ».

В своем предложении о проверке конституционности пункта 38 постановления Пленума Президент Республики Беларусь указал, что заключение договора о полной материальной ответственности – существенное условие труда. Если заключение договора о полной материальной ответственности не было обусловлено при приеме на работу, то работник в соответствии с частью третьей статьи 25 КЗоТ о заключении такого договора должен быть предупрежден не позднее чем за один месяц. Если прежние существенные условия труда не могут быть сохранены, а работник не согласен на продолжение работы в новых условиях, то трудовой договор прекращается по пункту 6 статьи 29 КЗоТ, а не по пункту 1 статьи 33 КЗоТ, как разъяснено в пункте 38 постановления Пленума.

Заслушав судью-докладчика Шишко Г.Б., представителей сторон, изучив материалы дела, проанализировав положения Конституции, Кодекса законов о труде и других нормативных актов, Конституционный Суд установил следующее.

На основании части четвертой статьи 116 Конституции Конституционный Суд по предложению Президента дает заключения о соответствии актов Верховного Суда Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам.

В соответствии со статьей 7 Конституции государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства. Правовые акты или их отдельные положения, признанные в установленном законом порядке противоречащими положениям Конституции, не имеют юридической силы.

Согласно статье 137 Конституции Республики Беларусь высшей юридической силой обладает Конституция. Законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией.

В соответствии со статьей 1211 КЗоТ письменные договоры о полной материальной ответственности могут быть заключены нанимателем с работниками (достигшими 18-летнего возраста), занимающими должности или выполняющими работы, непосредственно связанные с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой или применением в процессе производства переданных им ценностей.

Пленум Верховного Суда в пункте 38 постановления разъяснил, что при рассмотрении споров, возникающих в связи с применением мер дисциплинарного взыскания к работникам, отказавшимся от заключения договора о полной материальной ответственности за сохранность материальных ценностей, суды должны исходить из условий трудового договора. Если выполнение обязанностей по обслуживанию материальных ценностей составляет для работника его основную трудовую функцию, что оговорено при приеме на работу, и в соответствии с действующим законодательством с ним должен быть заключен договор о полной материальной ответственности, отказ от заключения такого договора без уважительных причин необходимо рассматривать как неисполнение трудовых обязанностей со всеми вытекающими из этого последствиями.

В случае отказа работника от заключения договора по уважительным причинам, в том числе, если ранее выполняемая работа не требовала заключения договора о полной материальной ответственности и отсутствовала возможность перевести работника с его согласия на другую работу, трудовой договор расторгается применительно к пункту 1 статьи 33 КЗоТ.

Конституционный Суд считает, что разъяснение Пленума Верховного Суда, данное в абзаце первом пункта 38 постановления, соответствует нормам Кодекса законов о труде, а разъяснение, данное в абзаце втором указанного пункта, противоречит нормам Кодекса законов о труде.

Согласно частям третьей и четвертой статьи 25 КЗоТ в связи с обоснованными производственными, организационными или экономическими причинами допускается изменение существенных условий труда при продолжении работы по той же специальности, квалификации или должности. Об изменении существенных условий труда – систем и размеров оплаты труда, льгот, режима работы, установления или отмены неполного рабочего времени, совмещения профессий, изменения разрядов и наименования должностей и других – работник должен быть поставлен в известность не позднее чем за один месяц. Если прежние существенные условия труда не могут быть сохранены, а работник не согласен на продолжение работы в новых условиях, то трудовой договор прекращается по пункту 6 статьи 29 КЗоТ.

Проанализировав нормы трудового законодательства, Конституционный Суд отмечает, что изменение размеров материальной ответственности работника в связи с заключением с ним письменного договора о полной материальной ответственности является изменением существенных условий труда, которые могут быть произведены без согласия работника по обоснованным производственным, организационным или экономическим причинам. Если при приеме на работу заключение такого договора не было обусловлено, а при продолжении работы такая необходимость у нанимателя возникла, то работник должен быть поставлен в известность об этом не позднее чем за один месяц. Прекращение трудового договора в этом случае допускается по пункту 6 статьи 29 КЗоТ, если нельзя сохранить прежние условия труда, а работник не согласен на продолжение работы в новых условиях.

Обосновывая свою позицию по поставленному вопросу, Верховный Суд в письменном ответе от 1 июня 1998 г. указал, что «судебная практика и ученые исходили из того, что для работников, с которыми помимо заключения трудового договора необходимо заключение и договора о полной материальной ответственности, обязанность по обслуживанию материальных ценностей является не просто существенным условием труда, а выполнением основной трудовой функции». А поэтому, по мнению Верховного Суда, при отказе работника от заключения договора о полной материальной ответственности по уважительным причинам трудовой договор с ним расторгается применительно к пункту 1 статьи 33 КЗоТ.

Конституционный Суд считает, что этот довод не основан на нормах Кодекса законов о труде.

Трудовое законодательство в целях охраны права граждан на труд устанавливает перечень оснований, которые дают право нанимателю расторгать трудовой договор по его инициативе, а также условия их применения.

Верховный Суд в пункте 38 постановления Пленума неточно разъяснил нормы трудового законодательства и фактически определил правоприменительную практику, которая не основана на законе.

Пленум Верховного Суда постановлением от 8 июня 1998 г. № 5 «О выполнении судами постановления № 5 Пленума Верховного Суда от 17 июня 1994 г. (с изменениями от 28 июня 1996 г.) «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» пункт 38 из постановления Пленума Верховного Суда от 17 июня 1994 г. исключил.

Согласно части четвертой статьи 11 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» Конституционный Суд может вынести решение и в отношении актов, основанных на проверенном акте или воспроизводящих его отдельные положения, если они и не упоминались в предложении о проверке конституционности нормативного акта.

Конституционный Суд отмечает, что исключение пункта 38 в целом из постановления Пленума может привести к неоднозначному применению на практике норм трудового законодательства при решении вопроса об увольнении работника в случае его отказа от заключения письменного договора о полной материальной ответственности без уважительных причин. Конституционный Суд полагает, что ранее существовавшая практика в этой части соответствует закону и может быть сохранена.

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь вступило в законную силу после его принятия. Исключение пункта 38 из постановления Пленума Верховного Суда от 17 июня 1994 г. затрагивает права и законные интересы граждан и поэтому в данном случае указанная норма до ее применения на практике должна быть в соответствии со статьей 7 Конституции опубликована или доведена до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 116 Конституции, статьями 5, 6, 9, 34, 38, 40 и 43 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь», Конституционный Суд РЕШИЛ:

1. Признать не соответствующим Конституции Республики Беларусь и Кодексу законов о труде пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» в части разъяснения о праве нанимателя на расторжение трудового договора с работником по пункту 1 статьи 33 КЗоТ в случае отказа работника от заключения договора о полной материальной ответственности по уважительным причинам, в том числе, если ранее выполняемая работа не требовала заключения такого договора и отсутствовала возможность перевести работника с его согласия на другую работу.

В связи с исключением пункта 38 из постановления Пленума Верховного Суда от 17 июня 1994 г. № 5 признать пункт 4 «ж» постановления Пленума Верховного Суда от 8 июня 1998 г. «О выполнении судами постановления № 5 Пленума Верховного Суда от 17 июня 1994 г. (с изменениями от 28 июня 1996 г.) «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» не имеющим юридической силы до его опубликования или доведения до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом.

2. Опубликовать настоящее Заключение в десятидневный срок со дня принятия в «Народнай газеце», «Звяздзе» и в тех изданиях, где был опубликован проверяемый нормативный акт, а также в «Ведамасцях Нацыянальнага сходу Рэспублікі Беларусь».

3. Настоящее Заключение вступает в силу со дня провозглашения, является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит.

 

Председательствующий –
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь

Г.А.Василевич